Английский с Редьярдом Киплингом. Рикки-Тикки-Тави / Rudyard Kipling. Rikki-Tikki-Tavi - Киплинг Редьярд

Английский с Редьярдом Киплингом. Рикки-Тикки-Тави / Rudyard Kipling. Rikki-Tikki-Tavi
Редьярд Джозеф Киплинг

Наталья Кириллова


Метод обучающего чтения Ильи Франка
В книге представлены новеллы из знаменитой «Книги джунглей» Редьярда Киплинга (1865–1936), адаптированные (без упрощения текста оригинала) по методу Ильи Франка. Уникальность метода заключается в том, что запоминание слов и выражений происходит за счет их повторяемости, без заучивания и необходимости использовать словарь.

Пособие способствует эффективному освоению языка, может служить дополнением к учебной программе. Предназначено для широкого круга лиц, изучающих английский язык и интересующихся английской культурой.





Английский с Редьярдом Киплингом. Рикки-Тикки-Тави / Rudyard Kipling. Rikki-Tikki-Tavi



Пособие подготовила Наталья Кириллова

Редактор Илья Франк



© И. Франк, 2012

© ООО «Восточная книга», 2012




Как читать эту книгу


Уважаемые читатели!

Перед вами – НЕ очередное учебное пособие на основе исковерканного (сокращенного, упрощенного и т. п.) авторского текста.

Перед вами прежде всего – интересная книга на иностранном языке, причем настоящем, «живом» языке, в оригинальном, авторском варианте.

От вас вовсе не требуется «сесть за стол и приступить к занятиям». Эту книгу можно читать где угодно, например, в метро или лежа на диване, отдыхая после работы. Потому что уникальность метода как раз и заключается в том, что запоминание иностранных слов и выражений происходит подспудно, за счет их повторяемости, без СПЕЦИАЛЬНОГО заучивания и необходимости использовать словарь.

Существует множество предрассудков на тему изучения иностранных языков. Что их могут учить только люди с определенным складом ума (особенно второй, третий язык и т. д.), что делать это нужно чуть ли не с пеленок и, самое главное, что в целом это сложное и довольно-таки нудное занятие.

Но ведь это не так! И успешное применение Метода чтения Ильи Франка в течение многих лет доказывает: начать читать интересные книги на иностранном языке может каждый!

Причем

на любом языке,

в любом возрасте,

а также с любым уровнем подготовки (начиная с «нулевого»)!



Сегодня наш Метод обучающего чтения – это более двухсот книг на пятидесяти языках мира. И сотни тысяч читателей, поверивших в свои силы!



Итак, «как это работает»?

Откройте, пожалуйста, любую страницу этой книги. Вы видите, что текст разбит на отрывки. Сначала идет адаптированный отрывок – текст с вкрапленным в него дословным русским переводом и небольшим лексико-грамматическим комментарием. Затем следует тот же текст, но уже неадаптированный, без подсказок.

Если вы только начали осваивать английский язык, то вам сначала нужно читать текст с подсказками, затем – тот же текст без подсказок. Если при этом вы забыли значение какого-либо слова, но в целом все понятно, то не обязательно искать это слово в отрывке с подсказками. Оно вам еще встретится. Смысл неадаптированного текста как раз в том, что какое-то время – пусть короткое – вы «плывете без доски». После того как вы прочитаете неадаптированный текст, нужно читать следующий, адаптированный. И так далее. Возвращаться назад – с целью повторения – НЕ НУЖНО! Просто продолжайте читать ДАЛЬШЕ.

Сначала на вас хлынет поток неизвестных слов и форм. Не бойтесь: вас же никто по ним не экзаменует! По мере чтения (пусть это произойдет хоть в середине или даже в конце книги) все «утрясется», и вы будете, пожалуй, удивляться: «Ну зачем опять дается перевод, зачем опять приводится исходная форма слова, все ведь и так понятно!» Когда наступает такой момент, «когда и так понятно», вы можете поступить наоборот: сначала читать неадаптированную часть, а потом заглядывать в адаптированную. Этот же способ чтения можно рекомендовать и тем, кто осваивает язык не «с нуля».



Язык по своей природе – средство, а не цель, поэтому он лучше всего усваивается не тогда, когда его специально учат, а когда им естественно пользуются – либо в живом общении, либо погрузившись в занимательное чтение. Тогда он учится сам собой, подспудно.

Для запоминания нужны не сонная, механическая зубрежка или вырабатывание каких-то навыков, а новизна впечатлений. Чем несколько раз повторять слово, лучше повстречать его в разных сочетаниях и в разных смысловых контекстах. Основная масса общеупотребительной лексики при том чтении, которое вам предлагается, запоминается без зубрежки, естественно – за счет повторяемости слов. Поэтому, прочитав текст, не нужно стараться заучить слова из него. «Пока не усвою, не пойду дальше» – этот принцип здесь не подходит. Чем интенсивнее вы будете читать, чем быстрее бежать вперед, тем лучше для вас. В данном случае, как ни странно, чем поверхностнее, чем расслабленнее, тем лучше. И тогда объем материала сделает свое дело, количество перейдет в качество. Таким образом, все, что требуется от вас, – это просто почитывать, думая не об иностранном языке, который по каким-либо причинам приходится учить, а о содержании книги!

Главная беда всех изучающих долгие годы один какой-либо язык в том, что они занимаются им понемножку, а не погружаются с головой. Язык – не математика, его надо не учить, к нему надо привыкать. Здесь дело не в логике и не в памяти, а в навыке. Он скорее похож в этом смысле на спорт, которым нужно заниматься в определенном режиме, так как в противном случае не будет результата. Если сразу и много читать, то свободное чтение по-английски – вопрос трех-четырех месяцев (начиная «с нуля»). А если учить помаленьку, то это только себя мучить и буксовать на месте. Язык в этом смысле похож на ледяную горку – на нее надо быстро взбежать! Пока не взбежите – будете скатываться. Если вы достигли такого момента, когда свободно читаете, то вы уже не потеряете этот навык и не забудете лексику, даже если возобновите чтение на этом языке лишь через несколько лет. А если не доучили – тогда все выветрится.

А что делать с грамматикой? Собственно, для понимания текста, снабженного такими подсказками, знание грамматики уже не нужно – и так все будет понятно. А затем происходит привыкание к определенным формам – и грамматика усваивается тоже подспудно. Ведь осваивают же язык люди, которые никогда не учили его грамматику, а просто попали в соответствующую языковую среду. Это говорится не к тому, чтобы вы держались подальше от грамматики (грамматика – очень интересная вещь, занимайтесь ею тоже), а к тому, что приступать к чтению данной книги можно и без грамматических познаний.

Эта книга поможет вам преодолеть важный барьер: вы наберете лексику и привыкнете к логике языка, сэкономив много времени и сил. Но, прочитав ее, не нужно останавливаться, продолжайте читать на иностранном языке (теперь уже действительно просто поглядывая в словарь)!



Отзывы и замечания присылайте, пожалуйста,

по электронному адресу frank@franklang.ru (mailto:frank@franklang.ru)




Rikki-Tikki-Tavi

(Рикки-Тикки-Тави)



At the hole where he went in (в норе, в которую вошел он),
Red-Eye called to Wrinkle-Skin (Красный Глаз воззвал к Морщинистой Коже).
Hear what little Red-Eye saith (слушай же, что малыш Красный Глаз говорит; saith /уст./ = says):
“Nag, come up and dance with death (Наг, поднимайся и танцуй со смертью)!”
Eye to eye and head to head (смотри в глаза, не отворачивай голову: «глаз в глаз, голова к голове»),
(Keep the measure, Nag (сохраняй сдержанность = спокойствие, Наг; measure – мера, единица измерения; мера, умеренность, сдержанность)).
This shall end when one is dead (это закончится, когда /кто-то/ один умрет);
(At thy pleasure, Nag (к твоей радости, Наг)).
Turn for turn and twist for twist (поворот против поворота, изгиб против изгиба) —
(Run and hide thee, Nag (беги и прячься ты, Наг)).
Hah (ха)!
The hooded Death has missed (Смерть в капюшоне промахнулась; hood – капюшон; to miss – потерпеть неудачу; промахнуться)!
(Woe betide thee, Nag (горе тебе, Наг; woe – горе, беда; to betide – происходить, приключаться))!











At the hole where he went in,
Red-Eye called to Wrinkle-Skin.
Hear what little Red-Eye saith:
“Nag, come up and dance with death!”
Eye to eye and head to head,
(Keep the measure, Nag).
This shall end when one is dead;
(At thy pleasure, Nag).
Turn for turn and twist for twist —
(Run and hide thee, Nag).
Hah!
The hooded Death has missed!
(Woe betide thee, Nag)!


This is the story of the great war that Rikki-tikki-tavi fought single-handed (это рассказ о великой войне, в которой Рикки-Тикки-Тави сражался в одну руку = в одиночку; to fight; single – один; hand – рука), through the bath-rooms of the big bungalow in Segowlee cantonment (в ванных комнатах большого бунгало в военном городке Сигаули; bungalow – бунгало, одноэтажная дача, дом с верандой; cantonment – размещение по квартирам /войск/; военный городок). Darzee, the Tailorbird, helped him (Дарзи, Птица-портной, помогал ему; tailor – портной), and Chuchundra, the musk-rat, who never comes out into the middle of the floor (а Чучундра, мускусная крыса, которая никогда не выходит на середину пола = комнаты; to come out – выходить), but always creeps round by the wall (а всегда крадется по стенам; to creep – ползать, пресмыкаться; красться, подкрадываться), gave him advice (давала ему советы; to give), but Rikki-tikki did the real fighting (тем не менее по-настоящему сражался один Рикки-Тикки; real – реальный, реально существующий, действительный).











This is the story of the great war that Rikki-tikki-tavi fought single-handed, through the bath-rooms of the big bungalow in Segowlee cantonment. Darzee, the Tailorbird, helped him, and Chuchundra, the musk-rat, who never comes out into the middle of the floor, but always creeps round by the wall, gave him advice, but Rikki-tikki did the real fighting.


He was a mongoose (он был мангуст), rather like a little cat in his fur and his tail (весьма похожий на небольшую кошку мехом и хвостом; like – подобный, похожий), but quite like a weasel in his head and his habits (и на ласку – головой и привычками). His eyes and the end of his restless nose were pink (его глаза и кончик беспокойного носа были розовые; rest – отдых, покой). He could scratch himself anywhere he pleased with any leg (он мог почесать себя где угодно любой ногой; to scratch – царапать/ся/, чесать/ся/), front or back that he chose to use (передней или задней, какой хотел: «какую выбирал»; to choose – выбирать; to use – применять, использовать). He could fluff up his tail till it looked like a bottle brush (он мог распушить свой хвост так, что он /начинал/ походить на щетку для /мытья/ бутылок; to fluff – встряхивать; распушить; bottle – бутылка, бутыль), and his war cry as he scuttled through the long grass was (и его военный клич, когда он мчался сквозь длинную = высокую траву, был; cry – крик, клич; to scuttle – поспешно бежать): “Rikk-tikk-tikki-tikki-tchk (рикк-тикк-тикки-тикки-тчк)!”











He was a mongoose, rather like a little cat in his fur and his tail, but quite like a weasel in his head and his habits. His eyes and the end of his restless nose were pink. He could scratch himself anywhere he pleased with any leg, front or back that he chose to use. He could fluff up his tail till it looked like a bottle brush, and his war cry as he scuttled through the long grass was: “Rikk-tikk-tikki-tikki-tchk!”


One day, a high summer flood washed him out of the burrow where he lived with his father and mother (однажды сильное летнее наводнение вымыло его из норы, в которой он жил со своими отцом и матерью; high – высокий; сильный, интенсивный; flood – наводнение, потоп; половодье; паводок; разлив; to wash – мыть; to wash out – вымывать/ся/, смывать/ся/), and carried him, kicking and clucking, down a roadside ditch (и унес его, брыкавшегося и кудахтавшего = цокавшего, в придорожную канаву; to carry – везти, нести; to kick – ударять ногой, пинать; брыкать/ся/, лягать/ся/; to cluck – клохтать, кудахтать). He found a little wisp of grass floating there (он нашел небольшой пучок травы, плавающий там; to find; wisp – пучок, жгут, клок /соломы, сена и т. п./), and clung to it till he lost his senses (и, зацепившись, крепко держался за него, пока не лишился чувств; to cling – цепляться, крепко держаться; to lose – терять). When he revived (когда он пришел в себя; to revive – оживать, приходить в себя), he was lying in the hot sun on the middle of a garden path (он лежал под жаркими /лучами/ солнца на середине садовой дорожки; to lie – лежать), very draggled indeed (конечно, очень испачканный = совершенно грязный; to draggle – пачкать, марать, загрязнять), and a small boy was saying (а маленький мальчик говорил), “Here’s a dead mongoose (вот мертвый мангуст). Let’s have a funeral (давайте устроим похороны).”











One day, a high summer flood washed him out of the burrow where he lived with his father and mother, and carried him, kicking and clucking, down a roadside ditch. He found a little wisp of grass floating there, and clung to it till he lost his senses. When he revived, he was lying in the hot sun on the middle of a garden path, very draggled indeed, and a small boy was saying, “Here’s a dead mongoose. Let’s have a funeral.”


“No (нет),” said his mother (сказала его мать), “let’s take him in and dry him (давайте внесем его в дом и обсушим; dry – сухой; to dry – сушить/ся/, сохнуть). Perhaps he isn’t really dead (может быть, он на самом деле не мертв = еще жив).”

They took him into the house (они внесли его в дом), and a big man picked him up between his finger and thumb (и большой человек взял его /держа/ между /указательным/ пальцем и большим пальцем руки = двумя пальцами; to pick up – поднимать, подбирать; thumb – большой палец /руки/) and said he was not dead but half choked (и сказал, что он не мертв, а только наполовину задохнулся = захлебнулся; to choke – душить; задыхаться). So they wrapped him in cotton wool (поэтому они завернули его в вату; to wrap – завертывать, закутывать; cotton – хлопок; wool – шерсть; cotton wool – вата), and warmed him over a little fire (и согрели у маленького очага; to warm – греть/ся/, согревать/ся/; fire – огонь, пламя), and he opened his eyes and sneezed (он открыл глаза и чихнул).

“Now (теперь),” said the big man (сказал большой человек) (he was an Englishman who had just moved into the bungalow (он = это был англичанин, который только что переселился в бунгало; to move – двигать/ся/, передвигать/ся/; переезжать, переселяться)), “don’t frighten him (не пугайте его), and we’ll see what he’ll do (и мы посмотрим, что он будет делать).”











“No,” said his mother, “let’s take him in and dry him. Perhaps he isn’t really dead.”

They took him into the house, and a big man picked him up between his finger and thumb and said he was not dead but half choked. So they wrapped him in cotton wool, and warmed him over a little fire, and he opened his eyes and sneezed.

“Now,” said the big man (he was an Englishman who had just moved into the bungalow), “don’t frighten him, and we’ll see what he’ll do.”


It is the hardest thing in the world to frighten a mongoose (труднее всего на свете испугать мангуста), because he is eaten up from nose to tail with curiosity (потому что его поедает = снедает любопытство от носа до хвоста; to eat – есть, поедать; curiosity – любопытство). The motto of all the mongoose family is “Run and find out (девиз каждой семьи мангустов – «Беги и разузнай»; to find out – узнать, разузнать, выяснить), and Rikki-tikki was a true mongoose (а Рикки-Тикки был истинным мангустом). He looked at the cotton wool (он посмотрел на вату), decided that it was not good to eat (решил, что она не годится для еды; good – хороший; годный, подходящий; to eat – есть), ran all round the table (обежал вокруг стола; to run), sat up and put his fur in order (уселся и привел в порядок свой мех; to sit up – сесть; to put – класть, положить; order – порядок; to put in order – приводить в порядок), scratched himself (почесался; to scratch – царапать/ся/; чесать/ся/), and jumped on the small boy’s shoulder (и прыгнул маленькому мальчику на плечо).











It is the hardest thing in the world to frighten a mongoose, because he is eaten up from nose to tail with curiosity. The motto of all the mongoose family is “Run and find out,” and Rikki-tikki was a true mongoose. He looked at the cotton wool, decided that it was not good to eat, ran all round the table, sat up and put his fur in order, scratched himself, and jumped on the small boy’s shoulder.


“Don’t be frightened, Teddy (не бойся, Тэдди),” said his father (сказал его отец). “That’s his way of making friends (так он /хочет/ подружиться; to make – делать, создавать; friend – друг).”

“Ouch (ай)! He’s tickling under my chin (он щекочет меня под подбородком; to tickle – щекотать),” said Teddy.

Rikki-tikki looked down between the boy’s collar and neck (Рикки-Тикки заглянул между воротником мальчика и его шеей; to look down – посмотреть вниз; заглянуть), snuffed at his ear (обнюхал его ухо; to snuff – втягивать носом, вдыхать; нюхать, обнюхивать), and climbed down to the floor (и слез на пол; to climb – карабкаться, забираться; to climb down – слезть /вниз/), where he sat rubbing his nose (где уселся, потирая свой нос; to rub – тереть/ся/, потирать).

“Good gracious (Боже милостивый),” said Teddy’s mother (сказала мать Тэдди), “and that’s a wild creature (и это дикое создание; to create – порождать, создавать, творить)! I suppose he’s so tame because we’ve been kind to him (я полагаю, он такой ручной, потому что мы были добры к нему).”











“Don’t be frightened, Teddy,” said his father.



Читать бесплатно другие книги:

Сто лет назад, утром 30 июня 1908 года, над Центральной Сибирью, в районе реки Подкаменная Тунгуска, взорвалось загадочн...
Космическая эра началась 4 октября 1957 года - в день, когда советские ракетчики вывели на орбиту первый искусственный о...
Сложное, многоплановое произведение сочетающее элементы фантастического триллера и исторического романа с элементами фен...
Свыше тысячи лет назад возник союз между цивилизациями разных пространственно-временных континуумов. Купцы и пираты Хеол...
Какие неожиданности может преподнести обычная поездка в далекую северную губернию? Да никаких! Скука, и только. Примерно...
Новая книга знаменитого сербского писателя Милорада Павича (р. 1929) – это пособие по сочинению странных и страшных любо...