Английский с Уилки Коллинзом. Женщина из сна / Wilkie Collins. The Dream Woman - Коллинз Уильям

Английский с Уилки Коллинзом. Женщина из сна / Wilkie Collins. The Dream Woman
Уильям Уилки Коллинз

Андрей Еремин


Метод обучающего чтения Ильи Франка
Первый раз он увидел Ее во сне. Затем встретил и полюбил наяву. И с тех пор уже ничто не могло предотвратить неизбежной развязки… Мистическая повесть Уилки Коллинза (1824–1889), прославленного автора «Лунного камня» и «Женщины в белом», относится к лучшим образцам жанра в английской литературе XIX века.

Текст повести адаптирован (без упрощения текста оригинала) по методу Ильи Франка. Уникальность метода заключается в том, что запоминание слов и выражений происходит за счет их повторяемости, без заучивания и необходимости использовать словарь.

Пособие способствует эффективному освоению языка, может служить дополнением к учебной программе. Предназначено для широкого круга лиц, изучающих английский язык и интересующихся английской культурой.





Английский с Уилки Коллинзом. Женщина из сна / Wilkie Collins. The Dream Woman



Пособие подготовил Андрей Еремин

Редактор Илья Франк



© И. Франк, 2012

© ООО «Восточная книга», 2012




Как читать эту книгу


Уважаемые читатели!

Перед вами – НЕ очередное учебное пособие на основе исковерканного (сокращенного, упрощенного и т. п.) авторского текста.

Перед вами прежде всего – интересная книга на иностранном языке, причем настоящем, «живом» языке, в оригинальном, авторском варианте.

От вас вовсе не требуется «сесть за стол и приступить к занятиям». Эту книгу можно читать где угодно, например, в метро или лежа на диване, отдыхая после работы. Потому что уникальность метода как раз и заключается в том, что запоминание иностранных слов и выражений происходит подспудно, за счет их повторяемости, без СПЕЦИАЛЬНОГО заучивания и необходимости использовать словарь.

Существует множество предрассудков на тему изучения иностранных языков. Что их могут учить только люди с определенным складом ума (особенно второй, третий язык и т. д.), что делать это нужно чуть ли не с пеленок и, самое главное, что в целом это сложное и довольно-таки нудное занятие.

Но ведь это не так! И успешное применение Метода чтения Ильи Франка в течение многих лет доказывает: начать читать интересные книги на иностранном языке может каждый!

Причем

на любом языке,

в любом возрасте,

а также с любым уровнем подготовки (начиная с «нулевого»)!



Сегодня наш Метод обучающего чтения – это более двухсот книг на пятидесяти языках мира. И сотни тысяч читателей, поверивших в свои силы!



Итак, «как это работает»?

Откройте, пожалуйста, любую страницу этой книги. Вы видите, что текст разбит на отрывки. Сначала идет адаптированный отрывок – текст с вкрапленным в него дословным русским переводом и небольшим лексико-грамматическим комментарием. Затем следует тот же текст, но уже неадаптированный, без подсказок.

Если вы только начали осваивать английский язык, то вам сначала нужно читать текст с подсказками, затем – тот же текст без подсказок. Если при этом вы забыли значение какого-либо слова, но в целом все понятно, то не обязательно искать это слово в отрывке с подсказками. Оно вам еще встретится. Смысл неадаптированного текста как раз в том, что какое-то время – пусть короткое – вы «плывете без доски». После того как вы прочитаете неадаптированный текст, нужно читать следующий, адаптированный. И так далее. Возвращаться назад – с целью повторения – НЕ НУЖНО! Просто продолжайте читать ДАЛЬШЕ.

Сначала на вас хлынет поток неизвестных слов и форм. Не бойтесь: вас же никто по ним не экзаменует! По мере чтения (пусть это произойдет хоть в середине или даже в конце книги) все «утрясется», и вы будете, пожалуй, удивляться: «Ну зачем опять дается перевод, зачем опять приводится исходная форма слова, все ведь и так понятно!» Когда наступает такой момент, «когда и так понятно», вы можете поступить наоборот: сначала читать неадаптированную часть, а потом заглядывать в адаптированную. Этот же способ чтения можно рекомендовать и тем, кто осваивает язык не «с нуля».



Язык по своей природе – средство, а не цель, поэтому он лучше всего усваивается не тогда, когда его специально учат, а когда им естественно пользуются – либо в живом общении, либо погрузившись в занимательное чтение. Тогда он учится сам собой, подспудно.

Для запоминания нужны не сонная, механическая зубрежка или вырабатывание каких-то навыков, а новизна впечатлений. Чем несколько раз повторять слово, лучше повстречать его в разных сочетаниях и в разных смысловых контекстах. Основная масса общеупотребительной лексики при том чтении, которое вам предлагается, запоминается без зубрежки, естественно – за счет повторяемости слов. Поэтому, прочитав текст, не нужно стараться заучить слова из него. «Пока не усвою, не пойду дальше» – этот принцип здесь не подходит. Чем интенсивнее вы будете читать, чем быстрее бежать вперед, тем лучше для вас. В данном случае, как ни странно, чем поверхностнее, чем расслабленнее, тем лучше. И тогда объем материала сделает свое дело, количество перейдет в качество. Таким образом, все, что требуется от вас, – это просто почитывать, думая не об иностранном языке, который по каким-либо причинам приходится учить, а о содержании книги!

Главная беда всех изучающих долгие годы один какой-либо язык в том, что они занимаются им понемножку, а не погружаются с головой. Язык – не математика, его надо не учить, к нему надо привыкать. Здесь дело не в логике и не в памяти, а в навыке. Он скорее похож в этом смысле на спорт, которым нужно заниматься в определенном режиме, так как в противном случае не будет результата. Если сразу и много читать, то свободное чтение по-английски – вопрос трех-четырех месяцев (начиная «с нуля»). А если учить помаленьку, то это только себя мучить и буксовать на месте. Язык в этом смысле похож на ледяную горку – на нее надо быстро взбежать! Пока не взбежите – будете скатываться. Если вы достигли такого момента, когда свободно читаете, то вы уже не потеряете этот навык и не забудете лексику, даже если возобновите чтение на этом языке лишь через несколько лет. А если не доучили – тогда все выветрится.

А что делать с грамматикой? Собственно, для понимания текста, снабженного такими подсказками, знание грамматики уже не нужно – и так все будет понятно. А затем происходит привыкание к определенным формам – и грамматика усваивается тоже подспудно. Ведь осваивают же язык люди, которые никогда не учили его грамматику, а просто попали в соответствующую языковую среду. Это говорится не к тому, чтобы вы держались подальше от грамматики (грамматика – очень интересная вещь, занимайтесь ею тоже), а к тому, что приступать к чтению данной книги можно и без грамматических познаний.

Эта книга поможет вам преодолеть важный барьер: вы наберете лексику и привыкнете к логике языка, сэкономив много времени и сил. Но, прочитав ее, не нужно останавливаться, продолжайте читать на иностранном языке (теперь уже действительно просто поглядывая в словарь)!



Отзывы и замечания присылайте, пожалуйста,

по электронному адресу frank@franklang.ru




The First Narrative

(Первый рассказ[1 - Narrative – рассказ, повесть.])

Introductory Statement of the Facts by Percy Fairbank

(Предварительное изложение обстоятельств /дела/ Перси Фэрбанком[2 - Introductory – вступительный, вводный; предварительный; statement – заявление; изложение; fact – факт, обстоятельство.])





I


“Hullo, there! Hostler! Hullo-o-o (эй, /там/! конюх! добрый день; hullo – привет!; эй!; приветственный возглас, оклик; hostler – конюх /особ. на постоялом дворе/)!”

“My dear! why don’t you look for the bell (мой дорогой, почему бы тебе не поискать звонок; dear – дорогой, милый; дорогая, милая; don’t = do not; to look – смотреть; to look for – искать; bell – колокол; колокольчик; звонок)?”

“I have looked – there is no bell (я уже искал – звонка нет).”

“And nobody in the yard (и никого во дворе). How very extraordinary (как очень необычайно = как странно; ordinary – обычный, обыкновенный; заурядный)! Call again, dear (позови снова, дорогой; to call – кричать; звать; окликать).”

“Hostler! Hullo, there! Hostler-r-r (конюх! эй! коню-у-у-х)!”

My second call echoes through empty space, and rouses nobody (мой второй оклик отдается эхом в пустоте: «через/сквозь пустое пространство», и никого не тревожит; call – крик; зов; оклик; to rouse – будить, поднимать; побуждать /к действию/) – produces, in short, no visible result (не производит, коротко говоря, никакого видимого результата; to produce – производить, выпускать; порождать; служить причиной; in short – вкратце, короче говоря, одним словом; short – краткое содержание; суть; short – короткий; краткий). I am at the end of my resources (я исчерпал все свои возможности: «в конце моих возможностей»; resources – ресурсы, запасы; возможности, средства) – I don’t know what to say or what to do next (я не знаю, что говорить и что делать дальше; next – следующий; потом, затем).











“Hullo, there! Hostler! Hullo-o-o!”

“My dear! why don’t you look for the bell?”

“I have looked – there is no bell.”

“And nobody in the yard. How very extraordinary! Call again, dear.”

“Hostler! Hullo, there! Hostler-r-r!”

My second call echoes through empty space, and rouses nobody – produces, in short, no visible result. I am at the end of my resources – I don’t know what to say or what to do next.


Here I stand in the solitary inn yard of a strange town (вот я стою на безлюдном дворе гостиницы в чужом городе; here – здесь, тут; вот; solitary – одинокий; одиночный; уединенный; редко посещаемый; inn – гостиница; постоялый двор; strange – чужой; незнакомый, неизвестный), with two horses to hold (с двумя лошадьми; horse – конь, лошадь; to hold – держать; удерживать), and a lady to take care of (и дамой на попечении; lady – леди, дама; to take care of – заботиться /о ком-л., чем-л./, присматривать /за кем-л., чем-л./; to take – брать; принимать; care – забота, попечение). By way of adding to my responsibilities (вдобавок к моим обязанностям; by way of – в виде, в качестве; ради, с целью; way – путь; дорога; способ, метод; to add – прибавлять, добавлять; responsibility – ответственность; обязанность), it so happens that one of the horses is dead lame (так случилось, что одна из лошадей ужасно хрома; to happen – происходить, случаться; dead – мертвый; неисправный; /усил./ крайне, совершенно, до смерти), and that the lady is my wife (а дама – моя жена).

Who am I? – you will ask (кто я /такой/? – вы спросите).

There is plenty of time to answer the question (/у нас/ много времени, чтобы ответить на этот вопрос; plenty – изобилие; множество, избыток). Nothing happens; and nobody appears to receive us (ничего не происходит; и никто не выходит нас встретить; to appear – появляться, показываться; to receive – получать; принимать /гостей, посетителей/). Let me introduce myself and my wife (позвольте мне представить себя и свою жену = представиться и представить свою жену; to let – позволять, разрешать).

I am Percy Fairbank – English gentleman (я Перси Фэрбанк, английский джентльмен) – age (let us say) forty (возраст (скажем) сорок /лет/) – no profession (профессии нет = не служу) – moderate politics (умеренных политических взглядов; politics – политика; политические взгляды, убеждения) – middle height (среднего роста; height – высота, вышина; рост) – fair complexion (светлолицый; fair complexion – светлый/белый цвет лица /в противоположность смуглому/) – easy character (с легким характером; easy – легкий; покладистый, уживчивый) – plenty of money (/у меня/ много денег).











Here I stand in the solitary inn yard of a strange town, with two horses to hold, and a lady to take care of. By way of adding to my responsibilities, it so happens that one of the horses is dead lame, and that the lady is my wife.

Who am I? – you will ask.

There is plenty of time to answer the question. Nothing happens; and nobody appears to receive us. Let me introduce myself and my wife.

I am Percy Fairbank – English gentleman – age (let us say) forty – no profession – moderate politics – middle height – fair complexion – easy character – plenty of money.


My wife is a French lady (моя жена – француженка: «французская дама»). She was Mademoiselle Clotilde Delorge (она была мадемуазелью Клотильдой Делорж) – when I was first presented to her at her father’s house in France (когда я был впервые представлен ей в доме ее отца во Франции; first – первый; впервые). I fell in love with her – I really don’t know why (я влюбился в нее – я в самом деле не знаю, почему; to fall – падать; приходить, впадать в какое-л. состояние; really – действительно, на самом деле). It might have been because I was perfectly idle (может быть, это потому, что я был совершенно праздным; idle – неработающий; праздный), and had nothing else to do at the time (и мне больше нечего было делать в то время; else – еще, кроме). Or it might have been because all my friends said (или потому, /что/ все мои друзья говорили) she was the very last woman whom I ought to think of marrying (/что/ она – самая неподходящая женщина, на которой мне даже думать нельзя жениться; last – последний; самый неподходящий, нежелательный; to marry – жениться, выходить замуж; женить, выдавать замуж; ought – выражает долженствование, целесообразность). On the surface, I must own (внешне, должен признаться; surface – поверхность; внешность, наружность; to own – иметь, владеть; признавать/ся/), there is nothing in common between Mrs. Fairbank and me (нет ничего общего между миссис Фэрбанк и мной; common – общий; Mrs. = Mistress). She is tall (она высокая); she is dark (смуглая; dark – темный; смуглый); she is nervous, excitable, romantic (нервная, возбудимая, романтичная; to excite – возбуждать, волновать); in all her opinions she proceeds to extremes (во всех своих мнениях она впадает в крайности; to proceed – продолжать, возобновлять /что-л./; приступать, переходить /к чему-л./).
















My wife is a French lady. She was Mademoiselle Clotilde Delorge – when I was first presented to her at her father’s house in France. I fell in love with her – I really don’t know why. It might have been because I was perfectly idle, and had nothing else to do at the time. Or it might have been because all my friends said she was the very last woman whom I ought to think of marrying. On the surface, I must own, there is nothing in common between Mrs. Fairbank and me. She is tall; she is dark; she is nervous, excitable, romantic; in all her opinions she proceeds to extremes.


What could such a woman see in me (что могла такая женщина увидеть во мне; to see – видеть; находить, обнаруживать)? what could I see in her (что мог я найти в ней)? I know no more than you do (я знаю /об этом/ не больше, чем вы). In some mysterious manner we exactly suit each other (каким-то таинственным образом мы прекрасно подходим друг другу; manner – метод, способ; манера; exactly – точно, в точности; вполне, совершенно; exact – точный; точно соответствующий; each – каждый; other – другой, иной; второй, другой /из двух, трех/). We have been man and wife for ten years (мы являемся мужем и женой /уже/ десять лет; man – мужчина, человек; муж), and our only regret is, that we have no children (и наше единственное огорчение в том, что у нас нет детей; regret – сожаление, огорчение; child – ребенок, дитя).



Читать бесплатно другие книги:

Пикник на лоне природы – один из излюбленных видов проведения досуга во всем мире. Что может быть приятнее – отрешиться ...
Большинство людей по тем или иным причинам хотят иметь дачу. Те, кто стали счастливыми ее обладателями, добросовестно тр...
Вы колеблетесь, приобретать дачу или нет? Раздумываете над вопросом: «Можно ли разбогатеть, выращивая ягоды, фрукты и ов...
Баня близка сердцу каждого русского человека. Это не просто место, где можно помыться, но и настоящий клуб по интересам,...
Данная книга является настоящей энциклопедией рукоделий. Она станет прекрасным подарком для любой женщины, будь то бизне...
Мы предлагаем вашему вниманию удивительную книгу, в которой вы найдете ответы на вопросы: «Что такое ароматерапия? Как д...