10 лекций по теле– и радиожурналистике - Губин Дмитрий

10 лекций по теле– и радиожурналистике
Дмитрий Губин


Дмитрий Губин – популярный (и скандальный) теле– и радио журналист, лицо канала «Совершенно секретно», обозреватель «Коммерсантъ-FM», проведший сотни радио– и телешоу на BBC World Service, «Радио России», «Маяке», «Сити FM», «Вести FM», «5 канале», «России», «100ТВ», «ТВЦ» (самое известное – «Временно доступен» в паре с Дмитрием Дибровым). И одновременно – преподаватель факультета журналистики МГУ и Высшей школы экономики. Специально обработанные для этой книги лекции касаются интерактивных программ, утренних и авторских шоу, программирования и организации редакционной жизни, а также поддержания себя в профессиональной форме. В них минимум теории, зато масса примеров и советов.

Для журналистов, блогеров, студентов и абитуриентов журфаков, а также для всех, интересующихся теле– и радиожурналистикой.





Дмитрий Губин

10 лекций по теле– и радиожурналистике


Моему учителю Валерию Аграновскому посвящается





Благодарности:


Андрею Аллахвердову, первому редактору этих лекций, за въедливость и проверку всего, что казалось ему противоречивым и сомнительным, а также за многие комментарии;

Наталье Власовой и Фонду Независимого Радиовещания в целом, без сотрудничества с которым большинство из этих лекций попросту не были бы прочитаны.

Алеку Петуку и Виолетте Постновой за замечательную обложку.




От автора


Надеюсь, со временем я напишу учебник по журналистике, и этот сборник станет его частью.

У журналистов вообще мало шансов продлить жизнь своим текстам, если это не учебник.

Кому сегодня, кроме диссертантов, интересны очерки даже лучших советских публицистов, скажем, Анатолия и Валерия Аграновских? Однако, Валерий Аграновский, по счастью, написал еще и книгу по журналистике «Вторая древнейшая» (при переиздании – «Ради единого слова…»), которая вполне актуальна. На главку «Искусство беседы» я постоянно ссылаюсь, когда рассказываю об искусстве интервью студентам. А принцип, сформулированный Валерием Аграновским – «идти с мыслью и за мыслью» – мне вообще кажется базовым в работе интервьюера.

Лекции, отобранные для этой книги, читались для профессиональной аудитории – как правило, моих коллег по радио. В них нет того чудовищного и, на мой взгляд, бессмысленного теоретизирования, изложенного научным воляпюком, каким меня потчевали когда-то на журфаке МГУ (о, «релевантность», «номинативность» и «валюативность» журналистики!).

Но теория есть.

Довольно много теории сродни принципам успешной беседы Валерия Аграновского. К теории относятся, например, систематика факторов успеха интерактивной программы и ток-шоу (а они отличаются, и сильно!). А вот «громоотвод» для неприятных вопросов гостю – это уже практика. («Громоотвод» – это минимизация рисков получить за вопрос по шее. Роль громоотвода может выполнять, например, твиттер, если во время программы с невинным видом поинтересоваться, зачитывать ли вопросы от слушателей, а получив согласие, еще более невинно спросить, зачитывать только комплиментарные – или еще и гадкие? Ну и какой же гость признает себя слабаком, принимающим лишь комплименты?..)

Думаю, в русскоязычной среде есть несколько тысяч человек, которым мои лекции могут быть полезны: прежде всего, теле– и радиожурналистам (часто радиошоу от телешоу отличается лишь тем, что на радио требуется вскричать: «Да как же так, сударь мой! Я вам решительно не верю!»; а на телеэкране Познеру для того же самого достаточно сдвинуть очки на кончик носа), студентам журфаков.

Во всяком случае, я, начиная работать в эфире, дорого бы дал, чтобы такой сборник заполучить.



    ДГ




Лекция 1. Ток-шоу «один на один»: чуть повыше бегемота, чуть пониже акробата[1 - Лекция впервые была прочитана в 2002 году, когда автор вел программу Persona Grata на «Радио России».]

TV *****

Радио *****


Мне очень приятно рассказать вам о жанре, которого не существует, например, в такой обожающей слушать радио стране, как Великобритания. Ток-шоу (talk show) – это американский термин. И в Англии, если вы спросите о популярных ток-шоу на радио, вас попросту не поймут. Там есть «фоун-ин программ» (phone-in programme) – разговор со слушателями в прямом эфире. А если в студию и приглашаются гости, то все равно главный акцент – на телефонных звонках. И главная забота продюсеров таких программ – не столько поиск интересных героев, сколько выбор актуальной темы. Послушайте на Би-Би-Си такого презентера, как Робин Ластиг[2 - Робин Ластиг (Robin Lustig) – по свидетельству коллег, один из самых уважаемых британских журналистов. Работал в агентстве «Рейтер», затем в газете «Обсервер», с 1989 года сотрудничает с Би-Би-Си.] – а любой ведущий, что в Америке, что в Великобритании, называется «презентер» (presenter) – и вы увидите, как он такую тему, как распад «Спайc Герлз», совершенно блестяще, виртуозно превращает в феерию, где люди ругаются, кричат, излагают свой взгляд на проблему. Это, собственно, то, что касается терминов.

Теперь об идеологии и технологии. Успех ток-шоу, как, впрочем, и любой другой программы, зависит, по большому счету, от внутренней идеологии, на которую лишь затем нанизывается технология.

Приемы, о которых я вам сегодня расскажу, не универсальны. Вы можете и наверняка изобретете ваши собственные. И вообще, ужас в том, что даже те технологии, которыми обладают такие презентеры, как Игорь Кириллов, на мастер-классе которого я как-то присутствовал, или Сергей Доренко, – это технологии, созданные ими под себя. Вы будете смотреть на них, как художник смотрит на картину в Русском музее: вот висит хорошая живопись, она мне очень нравится, но я другой художник, и я буду писать по-другому.

О чем мы будем говорить сначала? Прежде всего – о месте ведущего в общем строю. Второе – о факторах успеха. Третье – о планировании. А о технологии мы будем говорить между прочим, размазывая ее, как масло, по горькой слезой орошенному хлебу нашей профессиональной идеологии.

О месте ведущего. Когда-то Арт Бухвальд[3 - Арт Бухвальд (Art Buchwald, 1925–2007) – американский журналист и фельетонист, лауреат Пулитцеровской премии.] довольно четко определил место писателя в Соединенных Штатах Америки, и ровно то же можно сказать и о месте писателя (журналиста) сейчас в России: «Чуть повыше бегемота, чуть пониже акробата». Не нужно строить иллюзий по поводу нашей профессии. Она не самая почетная и не самая уважаемая, но, однако, и не самая убогая. Мы занимаемся тем, что развлекаем публику. Мы, действительно, повыше бегемота – мы можем делать те pas, которые бегемоту недоступны. Но мы пониже акробата, потому что акробат развлекает публику куда более успешно и куда более технологично.

Цель, задача, назначение презентера, ведущего программы, шоумена – называйте его как угодно – не мешать прохождению информации, если это информационная программа, и второе – развлекать публику. В идеале вы должны совмещать эти две позиции. Если старички, слушая ваш эфир с Починком[4 - Александр Починок – в 2000–2004 гг. министр труда и социального развития России.], который рассказывает о новом пенсионном законодательстве, хотят узнать, коснется оно их или нет, дайте министру четко все разложить по полочкам. И можно вообще не вмешиваться, это будет удачное ток-шоу.

Как минимум, вы должны развлекать. Вы – платные клоуны. Чем больше вы – Олеги Поповы, тем больше вам платят, тем больше у вас шансов найти работу. О том, что мы выполняем функцию развлечения, делая жизнь нескучной, всегда следует помнить.

Кирилл Набутов когда-то сказал: «Успех ток-шоу порой зависит от одного вовремя сказанного «ага»…». Набутов, если не ошибаюсь, в декабре 1996 года привел в «Адамово яблоко» в качестве Деда Мороза (в бороде, шубе, с посохом) Владимира Анатольевича Яковлева, свежеизбранного губернатора Санкт-Петербурга. Ну, Яковлев, на мой взгляд – человек бесконечно скучный в разговоре. Так вот, Набутов построил шоу на том, что никто не мог до последнего момента понять, кто же, собственно говоря, скрывается под маской Деда Мороза. И все смотрели, не отрываясь.

Успех ток-шоу можно сделать на чем угодно. Однако, с моей точки зрения, существует определенная шкала факторов, которая может повлиять на рейтинг вашей программы.

Первое – это общественный интерес к вашему герою на данный момент. От выбора гостя, я считаю, зависит девяносто процентов удачи. Ведущий может быть косноязычным, заикой, он вообще может быть немым, но если вы ухитрились уговорить и усадить перед микрофоном того человека, о котором все говорят, вас будут слушать, у вас будет рейтинг.

Если взглянуть непредвзято на Светлану Сорокину – обаятельную женщину, отличную журналистку, но такую как бы немного унылую ведущую «Героя дня» на НТВ, с бесконечными «А еще вот о чем хочу вас спросить» (что, вообще-то, в нашей речи должно быть запрещено) – то можно понять, что феноменальный рейтинг «Героя дня» строится на отличной работе продюсерской группы. Сорокиной всегда «подтаскивали» именно тех людей, о которых в тот день действительно все говорили.

Второе – умение героя говорить. В девяноста процентах случаев вы не сможете получить в эфир человека, имя которого сегодня у всех на устах. Тогда нужно выбирать персону по принципу умения складно излагать мысли. Валерия Новодворская сделает эфир привлекательным в любом случае, потому что она блестящий оратор. Даниил Дондурей, социолог СМИ и главный редактор «Искусства кино» – тоже. Если у вас есть выбор между людьми официальными, занимающими высокие должности, но скучно, занудно говорящими, и людьми, виртуозно владеющими словом, но не обремененными высокими титулами, – приглашайте вторых. Не приглашайте Геннадия Селезнева. Позовите лучше Ирину Хакамаду, она говорит (при прочих равных) ярче и сильнее. Любовь Слиску[5 - Любовь Слиска – в 2000–2011 гг. заместитель председателя Госдумы.] пригласите – она любопытный сама по себе человек, может при случае и кулаком по столу вдарить. Я привожу примеры на уровне Москвы, но переведите это на реалии своего региона – и успех вам обеспечен.

Третий фактор, с моей точки зрения – степень подготовленности ведущего. У меня было два диких случая в эфире. Один – с Виктором Илюхиным[6 - Виктор Илюхин – в 1993–2007 гг. депутат Госдумы, заместитель председателя комитета по безопасности. Автор многих громких заявлений. В частности, в 1991 году возбуждал против президента СССР Михаила Горбачева уголовное дело по статье 64 УК РСФСР (измена Родине) в связи с признанием независимости Литвы, Латвии и Эстонии.], другой – с Гейдаром Джемалем (это председатель Исламского комитета). Когда ко мне на программу приходил Илюхин, у меня был на руках опубликованный «Новой газетой» совершенно фантастический документ за его подписью – отрицательное заключение на Закон «О запрете фашистской символики в России». То есть Илюхин фактически подписался под тем, что запрещать фашистскую символику в России не надо. И вот я первые десять минут сыпал ему комплименты, говорил, какой он милый, замечательный, дивный. А потом задал вопрос: «Я вот чего-то не понимаю, передо мной документ – отрицательное заключение на Закон «О запрете фашистской символики», где сказано, что свастика – это древний рунический знак, что он идет от славянских корней. И подпись почему-то стоит ваша… Вас подставили? Ну, скажите, подставили ведь?» Илюхин сразу: «Понимаете, в чем дело, у председателя думского комитета есть определенные обязанности… А вот депутат Щекочихин…» Я: «Что? Я не знаю этого Щекочихина, я вижу только вашу подпись. Ваша?» Илюхин: «Понимаете, я обязан как председатель…» Я: «Так. Подписывали или нет? Да или нет?» Илюхин: «Да, я поставил подпись». Я: «Позвольте, уважаемые слушатели, еще раз напомнить, что сегодня гостем нашей программы является Виктор Илюхин, который только что заявил, что фашистскую символику в России не следует запрещать». Илюхин: «Я этого не говорил!» Я: «Конечно, нет, вы это молча подписали». Илюхин, по-моему, так и не понял, что случилось в эфире. Перед ним рассыпали комплименты десять минут в начале и пять минут в конце. Но между этими минутами прогремел взрыв. Все, что было необходимо для производства взрывчатки – это документы, взятые в открытой печати.

С Гейдаром Джемалем произошла сходная история. Джемаль – виртуозный софист, который при помощи словесных уловок, известных еще со времен Аристотелевых силлогизмов, будет доказывать, что черное – это зеленое, причем абсолютно желтое. Что Всемирный торговый центр взорвали не фанатики-террористы, а ЦРУ и ФСБ по просьбе Моссада. Причем будет сыпать фактами, аргументами по принципу: «Всем прекрасно известно, что…» Готовясь к эфиру, я раздобыл – опять же, из самых обычных открытых источников – тексты некоторых выступлений Джемаля, включая избирательные листовки (а он пытался пройти в Госдуму в трогательном единении как раз с Илюхиным). И каждый раз, когда Гейдар Джемаль проникновенно говорил что-то типа: «Ну вы же знаете, что у спецслужб Израиля есть специальный фонд на проведение провокаций…», я отвечал: «Что вы говорите! Нет, не знаю… Но вот передо мной листовка, подписанная вашим именем, в которой вы призываете к включению России в мусульманское государство под названием Великий Халифат – вы ее сами писали?» Гейдар: «Я не совсем…» Я: «Позвольте тогда процитировать точно по тексту…» И так двадцать пять минут подряд. Он был в ярости, он кричал, что я перевираю его слова, но я опять цитировал из доступных, легко проверяемых источников. Выписки из всех газет были под рукой. Итак, третье – это даже не личный стиль ведения программы, а уровень вашей подготовленности.

На четвертое место я ставлю все-таки личность ведущего и его обаяние.

Есть масса людей, которые сделали карьеру на отрицательном обаянии. Пример – Сергей Доренко. Или Александр Невзоров. Чем больше вы будете сами собой, тем больше у вас шансов на успех. Вы можете быть какими угодно, но не притворяйтесь, не пытайтесь быть другими. Если вы скромны, будьте скромниками, если умны – умниками, если вы зануда, будьте занудой: «Нет, все-таки извините, ну почему вы так и не ответили на мой вопрос? Я уже пятый с половиной раз спрашиваю…» И вас все будут слушать: вот это гаденыш, ну он же всех их достал, он из них вытягивает все, что можно, вот это молодец. И на этом можно сделать карьеру.

Пятое – реактивность ведущего. Это не имеет уже никакого отношения ни к подготовке, ни к личности презентера, это просто скорость мозговой реакции на происходящее. Нельзя какие-то вещи пропускать.



Читать бесплатно другие книги:

Курт Ауст – датчанин, ныне живущий в Норвегии и пишущий по-норвежски, сразу стал знаменитым, когда опубликовал свой перв...
Это четвертая книга Максима Осипова в издательстве Corpus, она включает восемь произведений. Все они написаны в жанре “д...
Почему 22 июня 1941 года обернулось такой страшной катастрофой для нашего народа? Есть две основные версии ответа. Перва...
В детстве Снежанна Родимцева очень любила зиму. Когда все вокруг белым-бело, яркое солнце слепит глаза, и тысячи снежино...
Ленинград конца 70-х. Анна Соболева – очаровательная молодая женщина, казалось бы, целиком погруженная в советский быт, ...
Новая работа Игоря Кона развивает идеи, изложенные в его бестселлере «Мужчина в меняющемся мире». В конце XX в. человече...