Травелог - Сурков Павел

Травелог
Павел Сурков


Павел Сурков – московский писатель, автор книг стихов «Линия жизни» и «Весна проходит стороной». «Травелог» – третья поэтическая книга Павла, которую он определил как «роман в стихах». На первый взгляд, в этом романе нет ни сюжета, ни героев, но присмотритесь внимательней, вчитайтесь – и вы все поймете сами.





Травелог

Роман в стихах

Павел Сурков



© Павел Сурков, 2015



Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru




«Это был вторник. В девятом часу…»


Это был вторник. В девятом часу
Я позвонил. «Не возражай.
Сборы в дорогу у нас на носу.
Надо собраться. И уезжать».
«Будешь писать с регулярностью в год,» —
Я попытался нелепо шутить.
«Ты же и сам знаешь все наперед…»
«Будешь любить?»
«Буду звонить.
Я обустроюсь – и вызов пришлю.
Дешевый туда и обратно билет…»
«Будешь любить?»
«Пока что люблю».
«Пока – что?»
«Постой, я выключу свет…»
День не спеша расцветал за окном.
Кто-то гонял «Пинк Флойд» за стеной
«Я здесь, извини. Знаешь, дело не в том,
Что я уезжаю… Прости, дорогой —
Так будет проще. Пройдет пара лет,
Жизнь не всегда бывает легка.
Я успокоюсь…»
«Я – уже нет…»
«Я позвоню. До свиданья…»
«Пока…»
…Кровавым пятном – комар на стене,
Солнечный луч рухнул на стол,
И Роджер Уотерс соседу и мне
Пел про another brick in the wall…




«Весело звякают центы в брючном кармане…»


Весело звякают центы в брючном кармане,
Верится, что ты снова попал в Европу.
Пожилой итальянец, похожий на Мастроянни,
Предлагает gelato с клубничным вязким сиропом.

Здесь все сплелось вопреки человечьим законам:
«Просто жить,» – короткая, ясная формула.
И черная кошка на древнеримской колонне
Напоминает осколок надгробия Ромула.

Ты устал от сует, ты уже разомлел как будто,
Ты не ищешь в глазах прохожих своих подобий
Но табличка на заросшей патиной Via Margutta
Ценнее любых помпезно-барочных надгробий…

И все исчезает: ностальгия, нужда, забота,
Душа отдыхает, а с ней заодно и нервы,
И маленький Колизей с высоты твоего полета
С легкостью можно накрыть монеткой в два евро…




«Нас не касается полуземная отрава…»


Нас не касается полуземная отрава,
В горечи жизни я тоже не виноват.
И над затянутой зимним туманом Влтавой
Старинным комодом высится Пражский Град.

Чтоб описать все это – не хватит слова,
Время как тонкую птицу сжимаешь в руке —
Круглые камушки на надгробии рабби Лева
И черепки Голема на чердаке.

Здесь история кровью струится без человека,
Здесь красиво настолько, что даже не радует глаз.
Даже мостик в метро – четырнадцатого века.
Этот город вполне возможен – и лучше без нас.




Чрево Праги





1. Брюнсвик


Я попробую начать издалека.

На Карловом мосту, что разрезает, словно нож.
Старое тело старого города под названием Прага,
Стоят статуи.
Разные статуи.
Легендарные статуи.
К изможденной фигуре Иоанна Непомуцкого
Толпами тянутся туристы,
Трогают рукой нос бронзовой собаки,
Что изображена на постаменте
(Утверждают, что это приносит счастье,
Можно даже загадать желание,
И оно сбудется,
Как я полагаю, с вероятностью 50 процентов,
То есть – или сбудется, или нет),
Туристы верят
И создают массовость,
Ведь у каждого из них есть сокровенное желание,
И хочется, чтобы это желание сбылось.
У меня такое желание тоже есть,
Но я не задерживаюсь рядом со статуей Иоанна Непомуцкого,
У меня есть свидание поважней,
Желания подождут —
Меня ждет Брюнсвик.

Мы с ним очень похожи,
Он, вроде бы, вместе со всеми,
В общей массе,
Всего лишь одна из трех с небольшим десятков скульптур Карлова моста,
Но его почему-то совсем не замечают,
Он стоит в отдалении,
На собственной колонне,
А не со всеми в одном ряду.
Мы с ним очень похожи,




Читать бесплатно другие книги:

Вам кажется, что управление своим временем – это что-то очень сложное? Вам кажется, что эффективно управлять временем сл...
Цель книги – познакомить читателей с существующими подходами и решениями в области моделирования бизнес-архитектуры пред...
Появление настоящего издания обусловлено изменением уровня зрелости российских предприятий в части использования информа...
Действие романа «Пламя и лед» происходит в одном из королевств мира Лаударум. Главный герой – Никсалорд Летаврус – являе...
Когда кажется, что жизнь остановилась, любовь прошла и надежда угасла, вдруг появляется удивительный шанс начать все сна...
Ценители творчества Марии Васильевны Семеновой давно ожидали сборник стихов, органично вошедших и украсивших циклы ее ро...