Морозовы. Династия меценатов - Муховицкая Лира

Морозовы. Династия меценатов
Лира Муховицкая


Династии
Искренний интерес к истории своего государства, народа, культуре в целом – показатель социального здоровья общества. Нельзя предвидеть будущего, но можно, изучая историю, учиться избегать трагических ошибок, которые слишком дорого обходятся как обществу в целом, так и отдельным его гражданам. Кто мы? Откуда мы? Какие уроки мы можем извлечь из нашего прошлого? И кто они, герои истории, которые могут служить примером потомкам? И всегда ли они достойны своей памяти?

Морозовы – старинный русский старообрядческий род купцов и промышленников. Представители этого рода были крупными, как бы сейчас сказали, текстильными промышленниками-мануфактурщиками, богатыми – первогильдейными – купцами, основателями предприятий, учебных заведений. Вместе с тем этот род дал нам высокообразованных людей, меценатов, коллекционировавших предметы музейного искусства, историков.

Но самый известный факт из жизни этой славной династии – покровительство не только науке и искусству, но и революционному движению в России 1917 г. Существует большое количество расхожих мифов, кочующих из одного издания в другое. Попробуем разобраться в хитросплетении исторических фактов и домыслов.





Лира Муховицкая

Морозовы. Династия меценатов



© Л. Муховицкая, 2014


* * *




Династия Морозовых


В далекой дореволюционной России было такое сословие – купцы. Что нам известно о нем? Зачастую в классической литературе купеческое сословие получало нелестное описание: люди своенравные и костные, прижимистые и скупые или, наоборот, транжиры и моты. А между тем Россия обязана купечеству очень и очень многим. Из поколения в поколение купцы – люди деятельные, увлекающиеся, азартные, неравнодушные – развивали экономику государства, налаживали торговлю внутри страны и за ее пределами, строили заводы, школы, театры и больницы.

Русское купечество, зачастую состоящее из семейных династий, высоко чтило христианские ценности, строго соблюдало вековые традиции и трепетно заботилось о своей репутации (особенно деловой, поскольку очень многое в торговой среде основывалось на доверии).

С давних времен одной из важнейших купеческих традиций была благотворительная деятельность: хоть рубль, хоть копеечку, но надо было отдать тем, кто нуждался. В этом просматривается и высокое библейское начало, и практичное торговое – все воздастся и зачтется.

В историю нашей страны золотыми буквами вписаны фамилии многих купеческих семей. Но среди них особое место занимает семейство Морозовых. Эта знаменитая династия внесла огромный вклад в экономику, культуру и просвещение России.

Семья Морозовых владела многомиллионным состоянием, значительная часть которого шла на благотворительные цели. Морозовы строили не только мануфактуры, но и университеты, школы, театры, больницы, богадельни и детские приюты, открывали библиотеки и бесплатные читальни для простого народа.

В одной лишь Москве больше 70 зданий было построено на средства Морозовых. Сами Морозовы использовали лишь треть из них. Большая же их часть – свыше 40 домов – была отдана под нужды города. На деньги Морозовых были построены Московский художественный театр, Морозовская детская больница, Городская библиотека-читальня им. И. С. Тургенева и многое, многое другое.

Владельцы крупнейших мануфактур испытывали настоящую страсть к миру искусства. Среди Морозовых было много ярких, выдающихся личностей. Некоторые из них оставили свой след как литераторы и востоковеды, другие были страстными театралами, увлекались коллекционированием живописи, древних рукописей, предметов старины. В наши дни их бесценные собрания выставлены в лучших музеях России.




Как все начиналось


В начале XIX века набирающий силу император Франции Наполеон вынудил Россию отказаться от союза с Англией, в результате чего на российский рынок перестали поступать столь модные в то время английские ткани. Это, казалось бы, неприятное событие привело к тому, что русские текстильные фабрики, избавленные от английской конкуренции, стали бурно развиваться. А после московского пожара в 1812 г., при котором сгорели почти все столичные фабрики, в провинции создались еще более благоприятные условия для быстрого роста промышленности. Особенно много производств было образовано в Гуслицах (ныне Орехово-Зуевский район Московской области). Здесь фабрики росли как грибы после дождя. Об этом свидетельствуют истории успешного развития мануфактур Морозовых, Кузнецовых, Зиминых, Смирновых, Балашовых и других гуслицких капиталистов.

Как же смогла эта небольшая группа энергичных предпринимателей так быстро разбогатеть? Все дело в том, что крестьянин-гусляк находился в крайне тяжелых материальных условиях и за нищенскую плату готов был продавать свой труд местным богатеям. Поступавшие работать на фабрики крепостные крестьяне массами принимались в старообрядчество, потому что за это фабриканты-старообрядцы давали им льготный заем на покупку «вольной» и квитанции для избавления от рекрутчины (набора в царскую армию).

Таким образом, в первой половине XIX века в руках старообрядцев Морозовых, Рябушинских, Кузнецовых, Гучковых, Шелапутиных и других оказались почти все крупные промышленные и торговые предприятия Москвы. Из многочисленных хлопчатобумажных фабрик в центральной части России особенно выделялись четыре мощных морозовских фабричных предприятия комбинированного типа: «Товарищество Никольской мануфактуры „Саввы Морозова сын и К°“» с 17-миллионным капиталом к 1896 году; «Товарищество мануфактур „Викула Морозов с сыновьями“» с 10-миллионным капиталом; «Компания Богородско-Глуховской мануфактуры» с 16-миллионным капиталом и Тверская мануфактура Абрама Морозова с 10-миллионным капиталом. Предприниматели Морозовы принадлежали к одной из наиболее известных и уважаемых в России купеческих династий.

Родоначальником мануфактурной промышленной семьи Морозовых был крепостной крестьянин села Зуева Богородского уезда Московской губернии Савва Васильевич Морозов, родившийся в 1770 году в семье старообрядцев. О его детстве достоверных сведений нет. Известно только, что сначала он помогал отцу ловить рыбу, но ввиду малого заработка и из-за нехватки земли стал заниматься шелкоткацким делом. Он устроился работать ткачом на небольшой шелковой фабрике Кононова, где получал на хозяйских харчах по 5 рублей ассигнациями в год.

Когда Савве пришло время идти в солдаты, он, желая откупиться от рекрутства, взял у Кононова крупный заем. Уплатить требуемый долг из получаемого жалования было практически невозможно, и Кононов, давая деньги, желал лишь закабалить хорошего работника. Но Савва твердо решил выплатить долг. Он перешел на сдельную оплату и выплатил требуемую сумму, работая со всей семьей, за два года. Такой результат навел его на мысль завести свою собственную мастерскую, что он и сделал в селе Зуево в 1797 году, имея первоначальный капитал всего в 5 рублей.

В течение следующих пятнадцати лет благосостояние семьи Морозовых росло достаточно медленно. Их резкому взлету очень помог великий московский пожар 1812 года, уничтоживший всю столичную ткацкую промышленность. В разоренной войной с Наполеоном России ощущался громадный спрос на льняные и хлопчатобумажные изделия, миткаль и ситец. Морозовы, чутко сориентировавшись на требования рынка, стали быстро богатеть. В те годы Савва сам носил в Москву выделанные им ажурные изделия и продавал их в дома именитых помещиков и обывателей.

Вскоре дело расширилось и пошло настолько хорошо, что в 1820 году (по другим данным, в 1823 году) Савва Васильевич выкупился на волю вместе со всей семьей, уплатив помещику Рюмину единовременно 17 тысяч рублей – колоссальную по тем временам сумму. Тогда на его предприятии уже работало 40 человек. Сделавшись хозяином, Морозов в 1830 году основал в городе Богородске небольшую красильню и отбельню, а также контору для раздачи пряжи работающим на него мастерам и принятия от них готовых тканей. Это заведение послужило началом будущей Богородско-Глуховской хлопчатобумажной мануфактуры. В 1838 году Савва Васильевич открыл одну из крупнейших в России Никольскую механическую ткацкую фабрику, которая размещалась в большом многоэтажном каменном корпусе, а через девять лет, в 1847 году, выстроил рядом огромный прядильный корпус. В 1850 году уже в очень преклонном возрасте Савва Васильевич отошел от дел, передав управление сыновьям. Их у него было пятеро: Тимофей, Елисей, Захар, Абрам и Иван. О судьбе последнего известно немного, а первые четыре стали сами или через уже своих сыновей создателями четырех главных Морозовских мануфактур и родоначальниками четырех ветвей славной династии Морозовых. Все эти мануфактуры в дальнейшем жили каждая своей самостоятельной жизнью. (Перед революцией 1917 г. общий капитал всех семей Морозовых составлял более 110 миллионов рублей, а на их предприятиях трудилось около 54 тысяч рабочих.) В 1837 г. от отца отделился старший сын Елисей Саввич, который открыл в селе Никольском свою красильную фабрику. Он, впрочем, более интересовался религиозными вопросами, поэтому процветание этой ветви Морозовых началось только при его сыне Викуле Елисеевиче, который в 1872 году выстроил бумагопрядильную фабрику, а в 1882 году учредил паевое «Товарищество „Викула Морозов с сыновьями“».

Богородское заведение Саввы Васильевича перешло к его сыну Захару. В 1842 году он перенес его в село Глухово. Постепенно расширяя дело, он в 1847 году построил механическую ткацкую фабрику, а в 1855 году утвердил паевое товарищество «Компания Богородско-Глуховской мануфактуры». После его смерти в 1857 году всеми делами заведовали его сыновья Андрей и Иван Захаровичи, при которых предприятие еще больше расширилось и расцвело.

Потомки Абрама стали хозяевами Тверской мануфактуры.

Почти все представители династии Морозовых занимались благотворительностью. На их пожертвования были построены, помимо многого другого, институт для лечения раковых опухолей при Московском университете, несколько психиатрических клиник, Морозовская детская больница, городской родильный дом и богадельня.

Наибольший же коммерческий успех и слава выпали на долю младшей ветви Морозовского дома. Ее основатель, Тимофей Саввич, сначала вел дела под фирмою «Товарный дом „Саввы Морозова сын и К°“», а в 1873 году учредил паевое товарищество под тем же названием. Он расширил свое производство, открыв контору в Твери, но основные усилия сосредоточил на развитии Зуевской фабрики. Эта была мануфактура в полном смысле этого слова, то есть получавшая хлопок и продававшая готовый товар, как правило, со своих складов непосредственно потребителю. Тимофей Саввич в значительной степени модернизировал ее, переоснастив английскими станками.

Используя новейшее оборудование, высококачественный американский хлопок, импортные красители, он сумел организовать производство таким образом, что оно соответствовало самым высоким мировым стандартам. Это была одна из наиболее прибыльных российских компаний, приносившая ежегодно несколько миллионов рублей чистого дохода. Морозов огромное внимание уделял улучшению производства: приглашал опытных и знающих дело мастеров из Англии и русских инженеров, на свои средства отправлял молодых инженеров на обучение за границу. Село Никольское (ныне город Орехово-Зуево) напоминало, по свидетельствам современников, «удельное княжество Морозовых». Большинство домов здесь были построены Морозовыми, а все 15-тысячное население работало на их предприятиях и полностью зависело от них. Даже полиция содержалась на деньги Морозовых.

Подробнее о наиболее ярких представителях этой славной династии мы поговорим чуть позже, а сейчас давайте хотя бы кратко познакомимся со всеми членами семейства Морозовых.




Династия


САВВА ВАСИЛЬЕВИЧ МОРОЗОВ

(24.04.1770 – 15.12.1860)

Основатель династии Савва Васильевич Морозов был крепостным крестьянином из села Зуева Богородского уезда Московской губернии, вотчины помещиков Рюминых.

Долгие годы было принято считать, что род Морозовых велся от Саввы Васильевича. Однако в 1934 году орехово-зуевский краевед Е. Т. Сухоруков на древнем старообрядческом кладбище обнаружил массивное надгробие с надписью: «Под сим камнем погребено тело раба Божьего крестьянина Василия Федоровича Морозова. Преставился 1825 года августа 10 дня в 6 часу утра. Жития ему было от роду 70 лет 8 месяцев и 10 дней. День Ангела его бывает Генваря 30 дня. От благодарного сына со внуками незабвенному родителю». А недавно стало известно, что Василий Федорович Морозов был рыбаком и старообрядцем поморского согласия. Его жена Людмила была крепостной и работала ткачихой на ручном стане. Кроме сына Саввы у Василия Федоровича была дочь Наталья.

С детских лет Савва Морозов занимался разными работами: пастушеством, рыболовством, извозом, ткачеством, но особенно его способности проявились в торговле. Повзрослев, он нанялся работать ткачом на шелкоткацкой фабрике Ивана Федоровича Кононова в Зуеве. Среди других рабочих Савва отличался особой почтительностью к хозяину, религиозностью и послушанием. Когда пришло время, молодой человек женился на дочери мастера-красителя Ульяне Афанасьевой (21.12.1778 – 18.12.1861 гг.). Через нее он и узнал секреты крашения тканей. Перед свадьбой Морозов получил от помещика 5 рублей золотом. На эти деньги и на скромное приданое жены молодой кустарь завел свое дело по домашнему ткачеству. Но тут его стали забирать в солдаты. Долголетняя служба разрушила бы его семью, и Савва принял решение: он пошел к фабриканту Кононову, упал ему в ноги и вымолил крупный заем, который использовал для откупа от рекрутства.

Савва Васильевич стал усердно трудиться, перешел на сдельную работу, простаивал у станка по 20 часов в сутки, заставлял работать жену и сыновей, и через два года он сумел расплатиться с Кононовым, а в 1797 году открыл в Зуеве собственную мастерскую по производству шелковых лент, нанки и плиса. Свой товар Морозов сбывал в Москве. До восхода солнца, нагруженный большими тюками, выходил он из Зуева и к вечеру был у Рогожской заставы. Богатырской стати, длинноногий русский мужик, рукастый, расчетливый, домовитый и уверенный в себе, он был замечательным ходоком, не признававшим других способов передвижения. У заставы Савву уже поджидали перекупщики. Стараясь не упустить товар, они сами повышали цену на ставшую популярной морозовскую продукцию. Увеличившийся в Москве спрос на товары зуевского ткача заставил Савву в 1811 году открыть в родном селе небольшую фабрику с наемными рабочими и раздаточную контору по производству хлопчатобумажных тканей. В 1820 году, нажив денег, он с четырьмя сыновьями за 17 тысяч рублей откупился от крепостной неволи. Тогда же Савва Морозов вступил в Рогожскую старообрядческую общину. В эти годы он развернул кипучую предпринимательскую деятельность. В Богородске организовал красильно-отделочную и раздаточную мануфактуру. В 1825 году у Рогожской заставы в Москве открыл централизованную бумаготкацкую мануфактуру с 250 рабочими и 200 станами.



Читать бесплатно другие книги:

…Монстр смотрел мне прямо в глаза, немигающим гипнотизирующим взглядом, как удав на кролика. От охватившей паники, крик ...
Вспомните лучшие моменты своей жизни, и вы увидите, что каждый из них запомнился вам благодаря тем чувствам, которые пер...
Каждый человек в глубине души преклоняется и восхищается Природой. Удивляется ее нескончаемым тайнам и красоте. Благодар...
Шерри Диллард – медиум с двадцатилетним стажем. Обладая уникальным даром интуиции, она убеждена, что каждый человек от п...
Мысли и чувства – естественная часть нашей жизни, определяющая полноту и вкус ее содержания. И если вы думаете, что конт...
Возможно, многие взрослые, увидев эту книгу, радостно воскликнут: «О! я же читал это в детстве!» Когда-то историями о пр...