Аргентина - Маликов Владимир

Аргентина
Владимир Маликов


Владимир Маликов – писатель-фантаст из Санкт-Петербурга. Книга перенесет Вас в ХХII век, где пилот-пограничник Иванов, защищая космические рубежи планеты, столкнется с еще невиданной землянами цивилизацией …





Владимир Маликов

Аргентина


Выражаю благодарность за помощь в оформлении книги художнику (Leo Schteinberg) – Лео Штайнберг и фотографу Александру Рябикину.





Все права защищены. Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме без письменного разрешения правообладателя.

© В. Маликов 2014

© ООО «Написано пером», 2014

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru), 2014





Начало ХХII века…


Пилот пограничной стражи Федерации Земли Чжан Иванов в составе боевой группы перехватчиков вступает в сражение с инопланетными кораблями. В неравной битве соратники Чжана погибают, жертвуя собой, но вместе с тем крейсер инопланетян отступает, потеряв свои корветы. Почти безжизненное тело пилота успевают перевезти в госпиталь, где в состоянии комы Чжан проводит тридцать лет. Благодаря усиленным стараниям врачей, Чжан возвращается к полноценной жизни, его ожидает встреча с семьей, но идиллия продолжается недолго. Бой тридцатилетней давности заставляет снова вернуться к давним событиям. Неудачные обстоятельства поворачивают судьбу героя на сто восемьдесят градусов, и из героя он превращается в предателя. Суд Федерации признает Чжана Иванова виновным в измене и приговаривает его к каторге на плантация Бордо, откуда еще никто не возвращался живым… Несмотря на тяжелые испытания, Чжану удается бежать, и теперь, преодолевая различные преграды, пилот спешит все исправить, в надежде раскрутить запутанный клубок неурядиц. В это время к Земле прибыл межгалактический крейсер инопланетян, которые выдвигают ультимативные требования человечеству. Понимая, что это единственный шанс добиться справедливости, Чжан отправляется на встречу с ними…




Глава 1


– Дай руку, Чжан, – услышал свое имя малыш и тут же неловко схватился за протянутую мускулистую руку. Руку маленькому Чжану протягивал его отец – Александр Иванов, пилот пограничной стражи Всемирной федерации…

Малышу Чжану сегодня, в этот удивительно теплый и сухой зимний день, четырнадцатого декабря, исполнилось шесть лет.

На радостях отец решил преподнести ему давно обещанный подарок, в честь дня рождения украдкой он пронес сына в большой объемной сумке пилота на территорию военного космопорта. И хотя на военных объектах присутствие посторонних лиц без разрешения Конгресса Федерации было строжайше запрещено, все-таки Александр не смог отказать своему сыну в недавнем обещании показать свой новый корабль, которым месяц назад пополнили эскадрилью Александра. Александр приказал маленькому Чжану сидеть тихо в сумке и помалкивать.

– Ни звука, сынок! Сиди в сумке тихо и молчи! – прошептал Александр.

Маленький Чжан моргнул отцу глазами, слегка кивнул и уселся на корточки в сумке пилота. На КПП охранники поздоровались, вполглаза бегло окинув знакомого им пилота Александра Иванова с сумкой, и продолжили увлеченно смотреть какой-то фантастический боевик о первопроходцах дальних уголков космоса. Александр невозмутимо прокатил сумку до своего корабля, расстегнул электромолнию и, приложив палец к губам, прошептал:

– Тихо, Чжан!

Александр открыл люк в капитанском модуле корабля. В кораблях пограничной службы все пилоты имели индивидуальные модули для защиты от гибели, попросту это были капсулы – катапульты в корабле.

Открыв люк, Александр подал руку сыну, втянул его в командирский отсек.

– Ну вот, сынок, смотри – это мой новый корабль. Нравится? – спросил он у застывшего от увиденного сына.

Глаза у Чжана восторженно засияли. Он не отрываясь разглядывал приборы и какое-то время совсем не слышал Александра, лишь по-детски, как новой игрушке, радуясь великолепию капитанского отсека.

– Папа, а корабль самый новый?

– Самый-самый! На нем мне долететь до Луны, как глазом моргнуть!

– Это настоящее чудо техники.

Александр запустил двигатели, сегодня нужно было провести профилактическую работу с бортовыми системами. Все приборы замерцали, заиграли индикаторы и дисплеи, высвечивая готовность корабля к взлету.

Чжан завороженно разглядывал действия отца, но это было еще не все. Тут Александр включил солнечно-системный позиционер, и на большом экране загорелись все планеты и спутники Солнечной системы. Между планетами появились десятки мерцающих звездолетов. Александр, наводя на них идентификатор «свой-чужой», принялся показывать сыну их вблизи, среди них были гигантские грузовые звездолеты-контейнеровозы и боевые катера пограничной стражи Федерации Земли.

– Папа, я тоже хочу быть пилотом! Можно я тоже буду пилотом? – моля, залепетал малыш.

– Не только можно, но и нужно, сынок! И ты им станешь обязательно! Как мой отец, как я и как многие наши родные, продолжишь нашу династию пилотов!

Он обнял сына, поцеловал его в макушку и добавил:

– Нам пора.

Закончив проверку систем корабля, Александр посадил Чжана обратно в сумку.

– Сиди тихо, сынок, мы едем домой.

– Хорошо, папа, – улыбнулся довольный поездкой Чжан.

Проделав обратный путь мимо КПП, Александр попрощался с охранниками, прошел на парковку, аккуратно выпустил из сумки Чжана. Они сели в электромобиль и выехали за территорию военного космического порта.




Глава 2


Дорога до дома занимала двадцать минут. Александр, глядя на сына, мирно заснувшего на детском сиденье, вспомнил, как девять лет назад он познакомился со своей женой Мэй Ли.

Летом он с командой курсантов летно-космического университета был отправлен в Китай на дополнительный семинар по пограничным контактам и противостоянию с инопланетными представителями.

Генерал Ли, прославленный боевой генерал, лично внимательно знакомился с курсантами, просматривая дела каждого из них. Услышав в списке курсантов фамилию Иванов, он внимательно, пронзительным взглядом осмотрел Александра.

– Курсант Иванов! – назвал он фамилию Александра.

– Я, сэр!

– Вы, случайно, не сын пилота Виктора Иванова или его однофамилец? – задав вопрос, генерал Ли продолжал внимательно смотреть на бравого курсанта. Александр напомнил ему жену его друга Виктора, Елену Иванову.

– Так точно, сэр! – ответил Александр. – Виктор Иванов мой отец!

– Я служил вместе с вашим отцом в эскадрилье пять лет. И, с большим уважением относясь к вашему отцу, я скажу вам, что лучшего пилота на Земле нет!

После занятий, на которые прибыли курсанты из разных летно-космических школ, генерал Ли, достаточно еще молодой, но уже прославленный тридцатипятилетний боевой пилот, попросил Александра остаться. Они вышли вместе из Военно-космического центра. Генерал Ли принялся увлеченно рассказывать, как он, молодой лейтенант, только что окончивший летно-комическую школу, приехал на новое место службы. Его прислали в часть под командование полковника Виктора Иванова. Картина встречи молодого лейтенанта Ли была следующей.

– Честь имею? – спросил вошедшего лейтенанта Ли полковник Иванов.

Лейтенант Ли чуть замешкался и вместо положенного по уставу выпалил:

– Пилот-космонавт Ли! Лейтенант Ли! Прибыл для прохождения службы!

Полковник Иванов подошел к нему поближе и, нахмурившись, хитро посмотрел на молодого лейтенанта, а затем раскатисто рассмеялся и протянул ему свою крепкую руку.

– Вы второй человек на моей памяти и после меня, который живет космосом! Первым был я!

Лейтенант Ли заулыбался в ответ, и они пожали друг другу руки.

Генерал Ли и курсант Александр прошли по липовой аллее, усаженной вдоль дорожек астрами, георгинами и другими красивыми цветами, названия которых Александр не знал. Далее они вышли на площадь к дороге, ведущей от Космического центра. Вокруг было удивительно тихо. Едва слышно щебетали в листве деревьев птицы, периодически заливая парк трелями. Генерал и курсант вышли к площади Космонавтов, вокруг мирно прогуливались семейные пары с детьми и молодые пары, играла приятная восточная музыка, клоуны и уличные артисты развлекали собравшуюся на площади публику, все располагало к праздничному времяпровождению, как вдруг раздался визг тормозов. Блестящий болид красного цвета остановился как вкопанный, чуть не сбив генерала Ли и Александра. Волна возмущения охватила курсанта, он собрался уже выругаться или даже задать трепку лихому водителю, как на его плечо опустилась рука генерала.

– Стой, Александр! Это моя сестра – Мэй Ли.

Из машины вышла молодая, красивая девушка и обезоруживающим голосом сирены сказала Александру:

– Здравствуйте! Извините меня, я так к вам торопилась! – и тут она осеклась и зарделась, как роза.

– Ко мне? – не отрывая от нее взгляда, спросил Александр. Он просто был сражен ее красотой, его сердце как будто замерло, остановилось. Мэй Ли была прекрасна. Тонкие черты лица, ниспадающие кудри черных волос, темно-голубые глаза.

«И как только у восточной красавицы могут быть такие глаза?!» – подумал Александр.

Генерал Ли нарушил романтическую обстановку, показавшуюся вечной.

– Мэй собиралась отвезти меня к моему другу, и еще я вам, Александр, скажу, ко мне моя младшая сестра всегда обращается на вы! Да, постойте! – продолжил генерал. – Познакомься, Мэй, это Александр, сын моего командира и боевого товарища Виктора Иванова.

Александр кивнул Мэй Ли, и в ответ на приветствие она захлопала глазами, оглядывая молодого красавца пилота. Между ними пробежала искорка… Было это дежавю или нет, Александр не знал. Это было с ним впервые – будто они с Мэй Ли уже виделись и знали друг друга всю жизнь.

– Садитесь на заднее сиденье, Александр, – сказал генерал. – Мы едем к моему другу.

Так Александр и Мэй Ли познакомились и, поженившись, больше никогда не расставались.




Глава 3


Прошло много лет…



Тревога разбудила дежурный состав пилотов.

Чжан вскочил с места отдыха и бросился с товарищами к кораблям семнадцатого поколения, недавно поступившим на вооружение Военно-космического пограничного отряда. На взлетно-посадочном комплексе стояли в ряд, поблескивая серебристым цветом, корабли овальной формы, длиной метров пятнадцать, как будто немного приплюснутые. На борту каждого из перехватчиков красовалась эмблема – щит с мечом, символ федеральной пограничной службы. Чжан Иванов, боевой пилот в пятом поколении, помнил, что в мемуарах, написанных о войнах середины двадцатого века, в которых участвовали прадеды, рассказывалось о множестве военных конфликтов.

Но мысли о предстоящем Новом годе не покидали его. Нужно было купить подарки родным: матери, отцу, жене с дочерью, братьям и сестрам.

«Учебная, скорее всего», – подумал Чжан.

Боевую тревогу объявляли часто, и все-таки всем было известно, что войн нет уже семьдесят лет. Мир объединился в Федерацию с общими законами, единой валютой, армией. Защитой Земли занимались федеральная полиция и федеральная пограничная служба.

Все пилоты по команде встали в шеренгу.

Капитан Смит, жесткий волевой командир, человек, имеющий многолетний опыт борьбы с террористами, прошедший через многочисленные межпланетные экспедиции, был не просто образцом для подражания у пилотов. Он был для пилотов всем: образцом мужественности, стойкости, необыкновенной порядочности и глубокой верности Совету Федерации. Все слушали его внимательно, ловя каждое его слово, зная, что ничего лишнего он им не скажет.

– Пилоты, у нас всего только тридцать секунд на подготовку к заданию, – начал капитан Смит. – Всем быть через минуту в своих кораблях, – продолжил он, и все девять пилотов стали слушать последние указания командира перед тем, как занять свои места в кораблях.

Чжан держал в руке свой видеошлемофон и, замерев, очень внимательно слушал командира.

– Пилоты, – продолжал командир, – именно так я к вам сегодня обращаюсь! – Его голос призывно звучал над строем. – Мы получили донесение, что через пятнадцать минут над космодромом Плесецк появится неопознанный инопланетный объект. Информация о том, что он двигается именно туда, получена от пограничных спутников слежения. Скорость сближения с Землей очень высока. Для перехвата корабля у нас есть все: лазерно-термоядерные пушки, ракеты с разделяющимися боеголовками, космические телекоммуникационные мины «свой-чужой». Вопросы есть? – спросил Смит. – Нет? – добавил он, так как все происходило очень быстро.

– Так точно, сэр, – ответили вместе пилоты.

– Тогда вперед! Лейтенант Иванов, ваше звено первое, принимайте командование, – распорядился Смит.

– Так точно, сэр, – отчеканил Чжан и побежал со своим звеном пилотов к кораблям. Они запустили двигатели космолетов, и три звена перехватчиков друг за другом взмыли в ночное небо, отправившись на перехват цели.

– Предупреждаю, – зычный голос капитана Смита, летевшего в третьем звене, был строг. – Мы встречаемся с неизвестным нам неприятелем, скорость их корабля выше нашей. Возможно, у них будет десант из спускаемых крейсером катеров.

Подлетное время до космодрома Плесецк составляло около десяти минут. Отряд перехватчиков федеральной пограничной службы Земли, в котором служил Чжан, базировался на берегах Эгейского моря. Чжану очень нравилась служба в этом овеянном легендами регионе. Он вырос в Ташкенте, потом окончил военную летную школу в Москве и теперь уже третий год служил в Греческом федеральном районе.

Чжану нравилась греческая кухня. Поэтому он частенько посещал греческие таверны, здесь он вспоминал свою юность, то время, когда он еще готовился поступать в школу пилотов. Античная греческая архитектура, когда-то увиденная им в старой энциклопедии, потрясла своей красотой и величественностью. Она передавала всю гамму красок эпохи расцвета древней Эллады. Восторженность от архитектуры Эллады и ее мифы глубоко проникли в подсознание Чжана.

Ведь все человеческие страсти – любовь, ненависть, смелость, отвага, достоинство, благородство, трусость, подлость – все уже было в древних мифах. Чжан любил выбираться на отдых с женой и дочерью и, насколько позволяла служба, старался чаще бывать в музеях, посещать развалины древнегреческих городов.

Однажды, находясь с семьей в музее Парфенона, он захотел потрогать скульптуру Зевса.

Мигом возник представитель музея – робот-гид и замахал указательным пальцем.

– Сэр, не разрешается трогать музейные ценности, – вместо мягкого и интересного голоса сирен, принятого в музеях мира, Чжан услышал противный скрипучий голос робота-гида, увещевающий нарушителей порядка.

– Извините, – ответил Чжан.

Но робот-гид почему-то повторил ему еще раз своим ужасным голосом, что нельзя трогать статую Зевса.

– У вас статуя Зевса в оригинале или это копия? – возмущенно спросил у робота Чжан.

У робота-гида вопрос вызвал сначала жуткий электронный смех, а затем последовала реплика, неосмотрительно запрограммированная в его блок-программе:

– Вы задали глупый вопрос! – выпалил робот. – Это, конечно же, оригинал, – добавил он, и на его искусственном лице Чжан заметил недовольную гримасу.

«Кто же вас, таких уродов, делает?» – подумал Чжан и в следующую секунду понял причину недовольства робота.

Трехлетняя дочь Алиса забежала за ограждение, ловко, как обезьянка, взобралась на колени Зевса и оттуда замахала всем детской ручкой.

Робот, не готовый к таким неординарным событиям – ребенок на коленях у Зевса – истошно закричал своим электронно-металлическим голосом:

– Стоп! Куда вы! Нельзя! Немедленно вернитесь обратно!

И за девчушкой потянулась телескопическая рука. Она, как лиана, обвила тело ребенка и стала сдергивать Алису с Зевса. Комок подкатил к горлу Чжана, и в следующий момент он бросился на помощь дочери. Крепкие жилистые руки Чжана схватили руку-лиану робота и стали вырывать из ее цепких объятий дочь. Робот-гид продолжил работать по своей, ведомой только программистам программе и свободной рукой-гибридом ударил Чжана по плечу.

Чжан сгруппировался и увернулся от удара, резко присел на левую ногу, крутанулся вокруг своей оси и подсекающим ударом вытянутой правой ноги сбил робота-гида с ног. Дочь оказалась в надежных руках Чжана, а робот стал кричать, включил сирену, вызывая на помощь полицию.

Жена Соня вмиг подхватила на руки Алису, прижала ее к своей груди и стала успокаивать дочку. В это время упавший робот-гид поднялся и пошел на Чжана, говоря ему в лицо:

– Вы будете арестованы за нарушение порядка в государственном музее!

Чжан решил, что схватка продолжится, но этого не случилось. Перед ними возникло кольцо из сотрудников охраны и полицейских, одетых в бронированные каски и жилеты. На поясах у полицейских висели электрические наручники, похожие на проволочные кольца с шариками-шипами, деморализаторы и снайперские электрошокеры.

– Сэр, – заговорил главный полицейский. – Вы нарушили правила пребывания в музее, – продолжил он, моргая глазами, как маятник, раз-два. – Вы задержаны! – и полицейский зачитал права. – Вы имеете право на адвоката и на один телефонный звонок, – закончил главный полицейский.

– Я не совершил ничего противозаконного, – ответил Чжан. – Трогать копии и говорить с роботом-гидом здесь не запрещено. А вот какое право имели программисты робота вносить в его память программу агрессии и хамства? Я задам еще эти вопросы на суде.

Охрана подхватила робота-гида, отключила прошивку программ и поволокла его за собой. Робот-гид корчился в бессилии, он душил себя своими руками, а в дополнение выпучил глаза.

– Перед вами Чжан Иванов, – вступилась за мужа Соня. – Он пилот федеральной пограничной стражи. Я сейчас же свяжусь с командованием моего мужа, и вы выполните требование федерального правительства.

– Ваше законное право, мадам, – безразлично ответил главный полицейский и бесцеремонно надел на Чжана электрические наручники. Чжан переглянулся с Соней.

– Все будет хорошо, дорогой, – подбодрила мужа Соня.

– Забирайте этого посетителя, – скомандовал подчиненным полицейский-моргала. – И везите его в полицейский участок, – с ухмылочкой добавил он, унизительно-властно смотря в глаза Чжану. Чжана вывели на дорогу, открыли дверь отделения электромобиля для перевозки арестантов и стали туда заталкивать. Закончив дело, полицейские уселись по своим местам, включили сирену, и машина тронулась с места. Все остальные экипажи стали тоже разъезжаться.

Не успела машина Чжана отъехать, как в лобовое стекло все увидели зависшие над улицей перехватчики федеральной пограничной стражи. Они возникли из ниоткуда, бесшумно опустились на дорогу и заблокировали путь полицейским.

– Отпустите лейтенанта Иванова, – потребовал по громкой связи офицер. – Я капитан Смит, и мне с вами некогда вести переговоры о пострадавших несчастных копиях в музее. Пусть ваши недоделанные акционеры бьются лбом о мрамор, доказывая, что у них подлинники. Требую немедленно отпустить моего пилота или буду вынужден взять вашу машину в «когти орла». – «Когтями орла» называлась новейшая система электромагнитного захвата для переброски или пленения объекта.

Перспектива оказаться посмешищем и оказаться на федеральном космодроме под Салониками не очень обрадовала главного полицейского, и он от бессилия злобно шмякнул кулаками по приборной доске электромобиля, повернулся, рявкнув подчиненным:

– Отпустите этого придурка!



Читать бесплатно другие книги:

«Егор проснулся и, не вставая с постели, попытался определить, что сегодня на завтрак.– Блинчики. – Он улыбнулся. Егор л...
В. А. Бахревский, лауреат Пушкинской премии, номинант Патриаршей литературной премии – 2012, автор более 50 произведений...
Джон Стюарт Милль – основатель английского позитивизма, экономист и политический деятель, один из самых значимых философ...
Автор попытался обосновать наше место в видимом мире с позиций существующей у физиков концепции «Единого физического пол...
Елизавета – то ли авантюристка, то ли настоящая княжна, возжелавшая заполучить русскую корону… Паоло – приверженец «наук...
«Все лучшее – детям», – лозунг из Советского Союза. Он был главным украшением актовых залов, пионерских лагерей, детских...