Одержимый. Драконоборец Империи - Буревой Андрей

Одержимый. Драконоборец Империи
Андрей Буревой


Одержимый #4
Опасно ремесло драконоборца, очень опасно. Оттого лишь очень немногие соглашаются этим делом заняться, даже зная, что оно сулит немалую выгоду. Но сэру Кэрридану Стайни некуда деваться. Пожелание императора – это не та вещь, которую можно проигнорировать. Так что хочешь не хочешь, а драконов, оккупировавших предгорья Палорского хребта, придется изводить. Благо еще на пару с самой могущественной магессой мира это вполне реально провернуть… Хотя и непросто. Весьма непросто. Учитывая тот факт, что кое-кому во время охоты придется играть роль приманки для крылатых чудовищ… А они ведь вполне могут и сожрать новоиспеченного рыцаря-драконоборца!





Андрей Буревой

Одержимый. Драконоборец Империи





Часть первая


– Над чем это вы тут так глубоко задумались, а, сэр Кэрридан? – раздался из-за моей спины несколько насмешливый и в то же время приятно мягкий женский голос. И я, вздрогнув от неожиданности, резко обернулся. Чтоб встретиться взглядом с той, что сумела незаметно подобраться ко мне сзади, – с открыто улыбающейся леди Каталиной. Которая тут же продолжила, в шутливом испуге округлив глаза: – Надеюсь, вы размышляли сейчас не над тем, как вновь поставить на уши нашу скучную столицу? А то бедные жители центральных кварталов еще от устроенных вами третьего дня ночных гонок на собачьих упряжках не отошли!

И рассмеялась.

Сердито покосившись на восседающего на моем левом плече беса, немедля отворотившего рыло и живо заинтересовавшегося стоящей рядом ярко разрисованной напольной вазой с огромными живыми цветами, я все же удержался от проявления более глубоких чувств, испытываемых мной. Хотя руки опять зачесались… Прибить этого мелкого вредителя! Благодаря которому меня теперь, похоже, вся Империя будет знать не как героя – победителя драконов, а как человека, положившего начало новой, совершенно дурацкой забаве – ночным гонкам на собачьих упряжках по центральным кварталам столицы.

«И как этому паршивцу такая дичь вообще в голову пришла?» – в который уже раз обозленно подумал я. Поиграл желваками и, чуть успокоившись, проворчал:

– Нет, леди, не волнуйтесь, новые бесчинства в моем исполнении столицу не ждут.

– Это радует! – вновь рассмеявшись, лучезарно улыбнулась мне леди Каталина. А затем, посерьезнев, поделилась: – А то Кейт вашу шутку не оценила и пришла в такое негодование… Насилу успокоили ее.

– Охотно верю, – вздохнул я, покосившись на пресловутую Кейт, которая, не обращая на нас никакого внимания, с явным удовольствием возилась с детьми своей старшей сестры. За этим процессом я, собственно, до недавних пор и наблюдал с нескрываемым интересом… Пока меня, незаметно погрузившегося в глубокие раздумья, не отвлекли от созерцания завораживающей картины семейной идиллии.

– Но ее можно понять, – назидательно заметила леди Каталина, не позволив мне опять провалиться в омут сладких чаяний-дум. – Возникла такая серьезная проблема, а вы какими-то глупостями занялись…

– Это да, – не мог не согласиться с этим выводом я. И бросил еще один неласковый взгляд на рогатого паршивца. Но тому хоть бы хны – все как с гуся вода!

– А она ведь так переживала за вас, – продолжала старшая сестра Кейтлин. – Так кори… – И запнулась, когда я, не сдержавшись, скептически хмыкнул и крайне недоверчиво покосился на ту особу, о которой шла речь. Видел я, видел, как она переживала! Ага, аж извелась, бедненькая, вся! На пару со своей подружкой нежной – Мэджери ди Орлар! А ну как Стайни выживет в этой дуэли?..

– Да-да, сэр Кэрридан, она в самом деле беспокоилась о вас! – правильно истолковав мою пантомиму, пылко продолжала леди Каталина. – Возможно, со стороны это было не слишком заметно, но поверьте, это так. Уж я-то ее лучше знаю! Кейт очень переживала и, несомненно, корила себя за опрометчивое и необдуманное решение потянуть вас на бал…

– Да ничего оно не опрометчивое было, это ее решение, – пожав плечами, заступился я за свою невесту. – Все равно рано или поздно мне бы пришлось выйти в свет. И без дуэлей это событие ни за что бы не обошлось. Ибо слишком, слишком многие благородные персоны страшно мне завидуют.

– Ну разумеется, сэр Кэрридан, вызовы на дуэль неизбежно последовали бы, едва вы появились бы в каком-нибудь людном месте под ручку с Кейт, – согласилась со мной леди. – Но выждать какое-то время с целью дать страстям поутихнуть все же стоило. Поразмыслили бы наши молодые аристократы на трезвую голову, оценили бы свои перспективы в поединке с настоящим воином, а не придворным шаркуном, да образумились бы многие…

– Что ж, будем надеяться, что произошедшая дуэль даст им не меньший повод призадуматься, – криво-криво усмехнулся я, возвращаясь мыслями к недавним событиям – произошедшему не далее как позавчера утром кровавому поединку и предшествовавшему ему веселому балу. Тому злосчастному балу… С которого все и началось.

Верней, начало всему было положено чуть ранее – задолго до наступления вечера… Когда я, в несколько смятенных чувствах вернувшись в дом ди Мэнс после встречи с заточенной в темницу третьей управы златовлаской Энжель, обнаружил, что меня там только и ждут. Дабы преподнести радостную весть о том, что моя невеста вознамерилась отправиться на бал! И конечно же не одна, а в теплой компании своей возмутительно близкой подружки – баронессы Кантор.

Глядя на двух этих безмерно наглых особ, которые, снисходительно посвящая меня в свои планы на вечер, бережно держались за ручки и не прекращали с ласковыми улыбочками переглядываться, я буквально зубами заскрипел. Такое зло взяло в момент лицезрения всего этого откровенно возмутительного действа! Не иначе как должного, так сказать, наглядно и крайне доходчиво донести до моей скромной персоны тот очевидный факт, что меня как жениха Кейтлин тут не ставят ни в медяк. И я немедля твердо решил, что просто обязан что-то по этому поводу предпринять. И этих двоих одних не отпускать! Иначе это будет чистой воды потаканием одной оборзевшей вконец демонице, явно вознамерившейся воплотить в жизнь свои самые сладкие и несбыточные мечты. Хрустальные мечты о муже, не имеющем на нее совершенно никаких прав. То есть являющимся, по сути, чисто номинальной фигурой, а следовательно, никак не мешающим ей предаваться порочным удовольствиям тесного общения с подружкой. Да еще, скорей всего, не с одной; там дальше наверняка и до других девушек дело дойдет, учитывая всем известную любвеобильность суккуб.

Сделав пару глубоких вдохов-выдохов, я сумел немного успокоиться. А как чувства и мысли в порядок немного привел, так немедля взялся ситуацию исправлять. Перво-наперво изобразил на лице дружелюбную улыбку. Что, надо заметить, оказалось весьма непросто сделать, видя, как слишком уж тесно прижимается к моей невесте Мэджери. А затем, кротко взглянув на Кейтлин, кивнул на небольшую, украшенную виньетками карточку, валяющуюся на чайном столике поблизости от девушек. Чтоб, привлекши таким образом внимание леди, благодушно осведомиться с волчьей ухмылкой: это что же, в полученном Кейтлин от устроителя бала приглашении вкупе с ее именем значится имя баронессы Кантор, а не мое? И если это так, то не соблаговолят ли меня просветить об имени этого наглеца?..

Сей немудреный, в общем-то, и вполне уместный вопрос, похоже, застал ди Мэнс врасплох. Ибо она, бросив на свою нежную подругу немного растерянный взгляд, тотчас же недовольно насупилась. Тонкие черненые бровки сдвинула и свои, по обыкновению чуть приоткрытые, коралловые губки плотно сжала. Явно не желая мне отвечать. Но когда вынужденная пауза чересчур затянулась и до леди дошло, что так просто я не отстану, она все же с явственной неохотой подтвердила мою догадку. Граф Терфо, один из многочисленных родственников моей будущей супруги, действительно зазывал к себе нас двоих – Кейтлин и меня. А баронесса Кантор получила свое, отдельное приглашение. Все как я, собственно, и полагал, – согласно приличиям.

– Впрочем, это ничего не значит, – быстро добавила Кейтлин, отводя глаза и возвращаясь к своему возмутительному занятию, прерванному было моим вмешательством. В смысле принялась вновь подружку откровенно взглядом ласкать и дарить ей подозрительно многозначительные улыбки. – Летние танцевальные балы устраиваются у нас, в Лайдеке, для развлечения молодежи чуть не каждый день и посещаются исключительно по желанию получившего приглашение. Так что ты вполне можешь не ходить. Никто не обидится и не сочтет это за пренебрежение.

– Вот как?.. – задумчиво протянул я, старательно смотря в сторону от этих якобы леди, пялящихся друг на дружку с порочным блеском глаз, чтоб не выдать себя преждевременно испепеляюще-гневным взглядом. Хмыкнул. Шляпу на лоб сдвинул и в затылке почесал – вроде как усиленно размышляю над всем, сказанным Кейтлин. Но долго ломать комедию не стал и в конце концов бесшабашно махнул рукой: – А, все равно вечером особо заняться нечем! Так отчего бы мне не отправиться с вами на бал?..

Девушки, моментально прекратив переглядываться и обмениваться улыбочками, замерли. И, нахмурившись, уставились на меня так, словно только увидели.

– Это еще зачем? – после непродолжительной заминки недовольно произнесла Кейтлин.

– Да, действительно! – горячо поддержала ее совсем уж откровенно прильнувшая к ней подружка. – Оставайся лучше дома, Стайни! Или пойди посиди со своими приятелями в каком-нибудь кабаке. А мы с Кейт сходим на бал, развеемся…

– Нет уж, это я иду на бал со своей невестой, а кому что-то не нравится – может отправляться хоть в кабак, хоть еще куда! – вскинувшись, гневно отрезал я, разом утрачивая всякие признаки спокойствия и благодушия, столь старательно поддерживаемого мной. Так меня взбесил этот пассаж, выданный одной потерявшей всякий страх баронессой.

«Ой, лопух, ой, лопух…» – неожиданно выдал хлопнувший себя раскрытой лапкой по мордочке бес, закатывая глаза. Чем сбил накал страстей и обратил мое внимание на него.

«Ты еще чего?!» – озлобленно прорычал я, переводя взгляд на этого поганца, сидящего на краю чайного столика и сокрушенно мотающего головой.

«Лопух ты, говорю, каких поискать, – проникновенно поведал мне отнявший лапку от мордочки бес. И, подскочив, возопил дурным голосом: – Тебя же две эти стервочки разводят, как последнего осла! А ты и не замечаешь, как идешь у них на поводу!»

«Что?!» – до того растерялся я, что даже не отреагировал на оскорбления в мой адрес, озвученные нечистью мгновением ранее.

«Да то! – с нескрываемой досадой бросил рогатый. И, постучав себя кулачком по башке меж коротких рогов, сердито вопросил: – Совсем, что ли, того – соображения никакого не имеешь? Не видишь, как тебя на бал зачем-то затащить желают? Все к этому хитрыми подначками ведут! А ведь если бы не хотели, чтобы ты пошел с ними, то сами отправились бы вечером потанцевать, не говоря тебе ровным счетом ничего!»

«Полагаешь?» – озадачился я.

«Нет, уверен! – съязвил бес. – Потому как никаких иных причин отчитываться перед тобой о своих планах на вечерний досуг у ди Мэнс нет!»

«Ну кроме как позлить и поквитаться со мной за сделанный одной подлой скотиной подарок с откровенно вызывающей подначкой», – хмыкнул я, соглашаясь, впрочем, с приведенным доводом. За Кейтлин действительно прежде такой предупредительности не водилось…

«Чтоб просто позлить тебя, ей такие заходы с походом на бал не нужны! Достаточно было бы откровенных обнимашек-поцелуйчиков с подружкой на твоих глазах. Без всяких слов, – отмахнулся рогатый. И, энергично потерев пятак, непреклонно заявил: – Нет, тут явно какая-то хитрая каверза затевается. На этом самом балу. Раз ди Мэнс так желает заманить туда одного осла простодушного!»

«Ты это, блохастый, не забывайся! А то я тебе покажу, кто из нас осел!» – рассерженно выдал я, озлившись немного на обзывающегося беса.

«Ага, сходи на этот бал и покажи! – злорадно оскалившись, съехидничал этот поганец. И, фыркнув, подначил еще: – Вот тогда и поглядим, кто есть кто!»

«И схожу!» – уязвленно буркнул я.

«Ну-ну, давай! – поощрил меня не прекращающий скалиться бес. – Одна неподражаемая стерва несомненно будет очень-очень рада обзавестись исключительно покладистым фамилиаром вместо неуступчивого жениха!»

«Это разве что в ее самых-самых розовых мечтах!» – зло выдал я, непроизвольно стискивая зубы.

«Которые меж тем, несмотря на твои громкие заявления об их несбыточности, вот-вот воплотятся, – подлил масла в огонь рогатый. И, перескочив со стола мне на левое плечо, зашептал на ухо, делясь своими соображениями касательно возможного развития событий: – Что, думаешь, тебя там, на балу этом, праздник и веселье ждут? Как бы не так! Хитрая подстава, обвинение в неподобающем поведении и как следствие – незамедлительный разрыв помолвки! И куда тебе потом податься, кроме как не в фамилиары к ди Мэнс, а?»

«Не дождется!» – совершенно непроизвольно вырвалось у меня.

«Вот и я говорю, нечего идти на поводу у этих хитрюг и посещать этот скучный-прескучный бал! – горячо поддержал меня бес. И тут же предложил, радостно заблестев глазками: – Лучше и впрямь – айда по кабакам и борделям! Как тебе подружка ди Мэнс советовала!»

«Нет, бес, врешь… так просто меня не возьмешь…» – прошипел я при напоминании нечисти о вызывающе наглом совете баронессы Кантор, вновь до глубины души проникшись негодованием по этому поводу. – На этот бал я теперь обязательно пойду. И порушу чьи-то коварные замыслы!»

Бес, разинув пасть, уставился на меня, как на идиота. Долго смотрел, пока наконец не выдал задумчиво:

«Может, ты и в самом деле осел? Ну невозможно просто так искусно им прикидываться!»

«Сам ты осел! – огрызнулся я. – Если забыл кое о чем важном, что позволит мне сыграть на равных с затеявшей какую-то игру демоницей!»

«И о чем же?» – недоверчиво осведомился бес.

«О том, что тот, кто предупрежден – тот вооружен! – срезал я этого умника, заставив его слегка приуныть. – Ведь зная о готовящейся подставе, ее вполне можно избежать. – А затем добавил уже поспокойней: – Что я, собственно, и намерен сделать…»

Нечисть еще что-то там невразумительно вякнула, пытаясь заставить меня отказаться от своей опасной затеи, но добилась этим лишь того, что я окончательно утвердился в правильности своего выбора. И решительно кивнул в такт своим мыслям: «Да, это единственно правильное решение! Надо бороться, побеждать! И планомерно отрезать все пути ди Мэнс к отступлению. Пока до нее не дойдет, что нашей свадьбе быть! Что как ни крути, а она будет моей. Целиком и полностью! А не на паях с ее подружкой! И что ей ничего, совершенно ничего невозможно с этим фактом поделать. Только смириться. Смириться и пойти наконец со мной под венец!»

– Стайни, а может, ты все-таки передумаешь? И не пойдешь на бал? – продолжила тем временем свои подстрекательства и провокации моя ненаглядная стерва, видимо сочтя, что наше молчание недопустимо затянулось. – Мэджери ведь совершенно справедливо заметила, что тебе там будет совершенно неинтересно.



Читать бесплатно другие книги:

«Да-да, если сам не родился королем, но мечтаешь о престоле, нужно любить королеву!...
«Пан Юрий Мнишек, воевода сендомирский, хоть убейте, не понимал, за что в его дочку напропалую влюбляются глупые шляхтич...
«Странные дела творились в прекрасной Франции на исходе XVIII века! Галантные, жизнелюбивые, задорные, дерзкие, симпатич...
Мартин Хайдеггер (1889–1976) – крупнейший немецкий мыслитель, представитель философии экзистенциализма. Он был одним из ...
Известно, что Налоговый кодекс не охватывает всего многообразия нюансов, которые могут возникнуть по каждой конкретной с...
«Жизнь героини шла своим чередом…Неожиданно появляется привлекательный и талантливый… Любовь вихрем врывается и наступае...