Перевод Гоблина - Гареев Зуфар

Перевод Гоблина
Зуфар Гареев


"В большой комнате обычно собираются все. Здесь мама Ирины Елена Леонидовна, бабушка Мария Евграфовна, а также младшая сестра Ирины Юлия, худосочная блондинка. Во время ссор с мужем подолгу проживает с ребенком в родительском доме.

Кого не затащишь сюда, так это младшего ребенка – Дэна. Денис называет Юлию Хамсой, по старой привычке, за то, что она тощая, как пугало".





Зуфар Гареев

ПЕРЕВОД ГОБЛИНА



Как обычно вечерами Мухомор (ей 87 лет) выносит небольшой газетный пакетик мусора в мусоропровод. Как всегда оставила дверь в квартиру открытой.

Мухомор – с возрастными причудами: не помнит, на каком она свете, мало кого узнает, откликается только на слово «ваниш».

За ней тупо тащится сытый и ленивый боксер Дюк, а также кошка Лама…

Застыли все в дверях, смотрят.

С ними и Максим (Масяня, по-домашнему). Масяня, свесив одну ногу, пытается ездить на Дюке – иногда ему это удается. Дюку лениво его сбрасывать – лучше тупо тащить на себе и думать, что так и надо.

«Не обижай маленького!» – всю жизнь говорили ему. Дюк это помнит как заклинание.

Мухомор запихнула мусор и возвращается, сильно шаркая. Все тупо тащатся за ней на кухню…

Нередко Мухомор забредает в комнату Ирины и подолгу стоит у внучки за спиной.

Ирина делает последнее обновление в свом ЖЖ. В ЖЖ она – Ona_Samaja. Но в аську (здесь ее ник Туфля) ломится XLO.

XLO:

Чего делаем, Туф?

Туфля:

Да ничего, бабаней вот любуюсь. Свято верит, что я учусь на курсах актерского мастерства. А ночь провожу у своего мужика. (Посылает смайлик: апстенку).

XLO:

И никто не знает, что ты на телефонном сексе? Мои бы сразу разнюхали.

Туфля:

Нет, верят все… Правда, осторожно намекают, не пора ли этого мужика показать? Сколько, интересно, это будет продолжаться… Подожди, бабаня опять спрашивает, как здоровье… (смайлик: ржунимагу). Знаешь кого? Веры Марецкой! Спрашивает: в каком фильме она сейчас снимается.

XLO:

Ну, привет! Эта тетка давно умерла!

Мухомор с умилением произносит:

– Вере-т Петровне звонила? Я тебе телефон давала, не потеряла?

– Нет, не звонила пока, – отмахивается Ирина.

Мухомор протягивает Ирине целлофановый пакет, в котором яблоко, несколько сухарей, пачка семечек, карамельки.

– Передай ей, пусть чайку попьет… Тяжело тебе учиться?

– Не очень. Баба, ну ты иди… Там Ваниш пришел…

– Где?

– На кухне стоит. Красивый такой, в лиловой рубахе… Иди, моя милая.

Мухомор торопится на кухню на свидание к секс-символу.

Никому, в общем, до нее нет дела, особенно вечерами, когда наваливается на всю страну тягучее время сериалов.

В большой комнате обычно собираются все. Здесь мама Ирины Елена Леонидовна, бабушка Мария Евграфовна, а также младшая сестра Ирины Юлия, худосочная блондинка. Во время ссор с мужем подолгу проживает с ребенком в родительском доме.

Кого не затащишь сюда, так это младшего ребенка – Дэна. Денис называет Юлию Хамсой, по старой привычке, за то, что она тощая, как пугало.

Впрочем, о Мухомере между делом пекутся все.

Мария Евграфовна вдруг вспоминает:

– Мама! Где ты, мама? Ты не потерялась?

Громко зовет:

– А ну где наш Ваниш?

Хамса затаила дыхание:

– Мама, смотри!

– Ваниш! Ваниш!

– Бабуля, смотри, а не ори мне под ухо! Сейчас Мамедова скажет Горохову, что тогда не смогла его полюбить, потому что ей показалось, что это будет не любовь, а мука.

Елена Леонидовна плачет:

– Столько лет прошло, Господи! Да лучше бы она с ним мучилась, чем без него!

Хамса тоже не может сдержать слез:

– Да, вот именно!

Громко:

– Дэн, где Масик?

В своей комнате Дэн бурчит:

– В заднице твоей, вот где!

Стучит в аське Зухелю:

В заднице, вот где!

Ответ:

Ты кому это?

Дэн:

Хамсе, запарила! Так чего в два смычка? Бабла-то нет.

Мария Евграфовна заметно потеряла нить сюжета:

– Это Доменция? Платье как у Доменции…

Хамса с ненавистью шепчет:

– Тупая и глухая, опять все забыла…

Кричит:

– Почему не слышно ребенка? Где моя крохотулечка?

Елена Леонидовна тоже включается в поиск:

– Масик, иди к бабе. Найди бабу и скажи ей – Ваниш пришел.

Юлия кричит:

– Скажи, на кухне Ваниш стоит. Ваниш! Ваниш!

Приходит Мухомор.

– Вере Петровне гостинец передала…

Все:

– Умница-разумница…

Дэн в аське бушует: Семенову??????? В два смычка??? Забудь. Тупая и прожорливая, денег никаких не хватит. Подожди, тут опять мелкий ломится.

Пытается выпроводить Масяню, но тот – в крик.

Летят возмущенные голоса:

– Дэн, не трогай Масю! Пусти его в комнату!

Масяня уже просто верещит, призывая на помощь всех.

Все:

– Да он фашист! Сидит у себя и опять порнуху давит, понимаете? Господи, дурдом!

И только Хамса сокрушенно говорит:

– Мамедова все знала!

Но и она впала в истерику:

– Дэн, выключи порно, в доме ребенок!

– Чего она знала? – не поняла Мария Евграфовна, она несколько упустила нить сюжета.

– Да, чего она знала? – тоже не может понять Елена Леонидовна. – Уф, снова в жар бросило… Девочки, климакс это не шутки…

Хамса визжит:

– Мама, ты чего, больная на голову? Ты вся больная сделалась, да? Ты не видишь, что Мамедова все знала?

Вазу об пол!

– Дура, глаза разуй! Да я вами с ума сойду!

Елена Леонидовна – рюмки об пол!

– Не смей бить в моем доме посуду! Нервнопаралитичная!

Снова рюмки – об пол!

– Померяй мне давление, померяй, я сказала! В гроб вгоните, в гроб!

Ирина прощается с Масяней, обнимает его, присев.

– Я две новые сказочки придумала для тебя. Одна про мышонка Сеню, другая про черепаху Пашу. Напишу и прочту, обещаю… Не грусти.

Уходит.



Ирина в семье живет обособленно. К Хамсе она равнодушна, как и к Дэну, от мамы замкнулась давно. Поэтому в последние полтора-два года о ее жизни мало кто чего знает. Несравненно больше в ее внутреннюю жизнь посвящен врач, психолог и сексопатолог Вячеслав Борисович.

Он хлопочет над аквариумом – чистит стекла магнитным скребком.

– Ну и что мы имеем? Неведомый заказчик пытается вовлечь Вас в некое эротическое приключение, чтобы расшевелить вашу сексуальность. Кстати, разве это не терапия? У вас там на телефонном сексе все такие забавные клиенты?

– Нет, это первый.

– А почему он выбрал именно Вас для своих игр?

– Сначала он просто разговаривал как все. Потом он выкупил круглосуточный трафик моей линии, – и я была в его единоличном пользовании недели две. А теперь вот – сценарии…

– Вы ему определенно нравитесь.

– Он меня ни разу не видел.

– Некоторым мужчинам голос женщины может говорить о многом. Интонации, обороты речи, паузы… Это самая настоящая игра для изощренных партнеров.

– Какие могут быть интонации в моем голосе? Аноргазмические?

– Еще раз повторяю. То, что Вы называете аноргазмией, вовсе таковой не является. Достичь оргазма вообще Вы способны, а вот достичь его в партнерстве с конкретным мужчиной… Такого мужчину еще надо поискать.

– А не потеряла ли я, вообще, интерес к сексу? Меня это тревожит.

– Для женщины это некритично. Любопытство к сексу придет с появлением любимого мужчины. Кстати, в Вашем голосе совсем не чувствуется отрицания секса.

– А что чувствуется в моем голосе?

Насмешливо уточняет:

– Радостный оргазм?

Вячеслав Борисович сифонит грунт.

– Между прочим, это еще вопрос – должна ли женщина испытывать оргазм? Глубочайшее удовлетворение женщина обретает, например, в материнстве. Для зачатия ребенка оргазм не принципиален.

Он ворошит рукой дно, принюхивается к пузырькам – не закис ли грунт?

– Не поможете?

Ирина нюхает пузырьки.

– Все нормально, никакого запаха.

– Собственно говоря, вы – классическая женщина. Получить оргазм для Вас не вопрос. Вопрос – с кем… Продолжайте играть с заказчиком. Он убежден, что это называется поиском Вашего оргазма, а для Вас это называется поисками любви.



Нередко три подруги – Ирина, Лариса и Марианна – любят поболтать на эти темы вечерами в кафе. Марианна, как и Ирина, работает на горячих телефонных разговорах. Ей за сорок, у нее правильные, но довольно мелкие черты лица. Ирина с Марианной обычно пьют шампанское, Лариса больше склонна к пиву.

– Какой мне нужен? – пожимает плечами Лариса. – Пожалуй, я бы вообще выбрала мужчину без ног…

– Руки тоже не нужны, – хихикнула Марианна. – Жуть как боюсь липких рук мужичков.

– Голова – тем более, – соглашается Ирина. – Что остается?

– Торс, семенники и член… А что, симпатично. Такой долбящий энеджайзер. Ни о чем не спрашивает, не ревнует, вообще не напрягает…

Марианна поморщилась.

– Довольно мерзкий вкус у шампанского… Или это подступает климакс? Помнишь, говорила… Как ее… Ну, носатая… в «Сексе в большом городе»…

Лариса о своем:

– Четвертинку легко можно взять подмышку и отнести подмываться. Экономичный вариант. Расходуется меньше мыла…

– Не проще ли отнести его на помойку в таком случае? Чтобы больше не носить подмывать? Так вы не расскажете мне, как начинается разговор со специалистом?

– Сто раз тебе рассказывали!

– Ну, еще раз…

– Да нет никаких специалистов. Если оставить от мужика четвертинку – нафиг специалист нужен? Такой мужик не подлежит ремонту, работает до конца жизни.

– Когда-нибудь соберусь и пойду, – вздыхает Марианна. – Признаюсь ему: до омерзения боялась и боюсь секса, не знаю, что такое оргазм… Как бы ты ему рассказала о своих фантазиях?

– Я бы ему сказала: безногий мужчина. Ноги отрублены по самые…

– Он не скажет, что это деградация личности?

– Чьей? Моей?

– Нет, мужской. Атомарное состояние: только торс и член. А личности нет.

– Я отвечу: мне не нужна личность. Даже торс не нужен.

Чувствуется, что Ларису начинает раздражать официант, который увлеченно прислушивается к женским откровениям. Она шлепает официанта по попе, тот испуганно вытянулся и замер от неожиданности.

Одергивает пиджак:

– Так какое мороженое будем заказывать?

– Всем Гластонберри, девочки?

– Надо поменять настроение… Мариш, посочиняем?

– Да… Лара слушай очередную сказочку. Две аноргазмические овечки представляют!

Это давняя игра Ирины и Марианны – импровизировать. Как всегда они прикладываются ладонями.

Сегодня начинает Ирина:

– А вот мой наряд для отдыха в тени, – сказала кукла Барби.

– А вот топик после завтрака, а вот юбочка после второго душа…

– Черепаха Паша, надев допотопные потресканные очки, слушала молча, так как ей особо похвастаться было нечем.

– У нее был всего лишь чепчик и лишь одна юбочка морковного цвета, которая досталась ей от бабушки…

– … и которая умерла 120 лет назад.

– Девочки, здорово! – смеется Лариса. – Я тоже хочу быть детской писательницей. Хочу-у-у-у-у!

– Посвящаем, – говорит Марианна. – С этого дня ты Астрид Линдгрен. Пиши исче, аффтар!

К ним торопятся Софа и Джулия.

Софа – совсем молодая девушка. Из-под огромных очков смотрит на мир худая мордашка рафинированной девочки, которая свою оторванность от реальной жизни сознает как проблему – и пытается что-то сделать, чтобы стать смелее, раскованнее. Джулия (паренек Саша) – миловидный трансвестит, она всегда в образе. Софа и Джулия тоже работают на горячих разговорах. Джулия – хозяйка линии «Парни говорят», также она поп-звезда в столичных транс-клубах.

– Девочки, я вся горю, – суетится Джулия. – Я вся в премьере…

– Она мне своей «Желтой Луной» все уши прожужжала… – Софа бросила сумочку на стул.

– Девчонки, так едем? Или по чашке кофе? Буду очень ждать ваших замечаний по песне… Это баллада о случайном сексе…

– Гоблин-воблин! – удивлена Софа. – Ты же говорила про любовь!

– Ну и про любовь немножко… А, вообще, про войну полов.

Вскоре женский десант дружно погружается в машину, едут в транс-клуб.



Читать бесплатно другие книги:

Это настольная книга для каждого бизнесмена и маркетера, понимающего, как много значит для успеха компании грамотный инт...
Все есть у Кати: красивое лицо и фигура, престижная работа в офисе, уютная квартира.Да вот только проблемы с личной жизн...
«То, о чем я собираюсь рассказать, произошло четыре года назад осенью, когда я путешествовал по Швейцарии со своим стары...
«Деревушка Гейвон, что в графстве Сазерленд, отмечена лишь на самой подробной военной карте, да и то удивительно, что хо...
«Просматривая довольно непоследовательные записки, коими я пытался проиллюстрировать особенности мышления моего друга ми...
Оставались тысячи световых лет до родной звёздной системы, когда в работе маршевых двигателей звездолёта отчетливо послы...