Теория социальных систем. Том 3. Теория экономики социальных систем - Соловьев Владимир

Теория социальных систем. Том 3. Теория экономики социальных систем
Владимир Сергеевич Соловьев


Теория социальных систем #3
«Теория экономики социальных систем» представляет собой заключительный третий том теории социальных систем, где впервые изложены теоретико-методологические основы экономики применительно к социальным организованным системам различного уровня и класса.

В отличие от имеющихся работ по экономике, которые построены с абстрактных классовых позиций в форме политической экономии, в настоящей работе вопросы экономики рассматриваются применительно к различным формам системной организации жизнедеятельности общества. При этом экономика организации последней рассматривается во взаимосвязи с основными объективными законами организации социальных систем, изложенными в первом томе монографии.

Особенностью предлагаемой работы является то, что в ней впервые вопросы экономики рассмотрены с позиции социальной экономической эффективности жизнедеятельности.

Настоящая монография может служить основой для научно обоснованного построения учебной литературы по теории экономики социальных систем различного уровня и класса, независимо от политического устройства общества.

Предназначена ученым, студентам, преподавателям, высшему управленческому персоналу систем управления производственных организаций, органов власти различного уровня, а также специалистам, занимающимся вопросами экономики любой сферы деятельности на любом уровне организации жизнедеятельности.





Владимир Соловьев

Теория социальных систем. Том 3. Теория экономики социальных систем








Соловьев Владимир Сергеевич родился 21 августа 1940 года. Закончил в г. Ленинграде школу с золотой медалью, Ленинградский инженерно-экономический институт, получил красный диплом инженера-экономиста по специальности «Экономика и организация энергетики». Имеет ученую степень кандидата экономических наук и ученое звание доцента.

Работал в службе режимов Объединенного диспетчерского управления энергосистемами Северо-Запада СССР, строителем военных кораблей, начальником планово-распределительного бюро механосборочного цеха Кронштадтского морского завода, старшим научным сотрудником, главным специалистом, начальником отдела в проектных институтах, заместителем управляющего по экономике проектного и научно-исследовательского институтов.

Занимался вопросами экономики, совершенствования систем управления, диагностикой, расстановкой и обучением высшего управленческого персонала на строительстве АЭС.

Педагогический стаж более 20 лет. В последние годы занимался преподавательской деятельностью, работал доцентом и профессором в Дальневосточном государственном техническом университете и Сибирской академии государственной службы. Разработал спецкурсы по дисциплинам «Экономика и организация строительного производства», «Менеджмент», «Теория организации», «Теория управления», «Управление производством», «Стратегическое управление», «Проектирование систем управления» и ряда других.

Имеет более 100 научных и учебно-методических печатных работ, в том числе 17 учебных пособий, методических разработок и 3 монографии.

Моей любимой Родине и моему великому многострадальному русскому народу посвящается.




Предисловие


«Теория экономики социальных систем» представляет собой третий том теории социальных систем, где впервые изложены теоретико-методологические основы экономики различных форм организации жизнедеятельности общества на современном этапе. Настоящая работа завершает монографию «Теория социальных систем». В целом труд был задуман как экономическая теория общества, однако экономика человеческого общества в значительной мере предопределяется формами и объективными законами организации жизнедеятельности общества. Кроме того, экономика как организация общественного хозяйства непосредственно зависит от системы управления различными формами организации жизнедеятельности общества. Эти обстоятельства вынудили автора предварить работу по экономике общества проработками вопросов по теории организации и управления социальными системами. В результате работа над рукописью растянулась на многие годы. Естественно, в процессе работы постоянно уточнялся и оттачивался понятийно-категориальный аппарат, поэтому терминология третьего тома несколько отличается от применявшейся ранее в первых двух томах, хотя в целом изложенная позиция автора по всем рассматриваемым вопросам принципиально осталась неизменной.

В процессе работы над третьим томом монографии неоднократно возникала мысль о написании еще одной части работы о политическом устройстве общества, которое реально влияет на все изложенные ранее концепции. Однако ограниченность времени заставила пока отказаться от этой мысли. В определенной степени вопросы политического устройства общества автор постарался учесть при изложении материала, и они нашли свое частичное отражение во всех трех книгах предлагаемой читателю монографии.

В процессе работы над монографией самым неожиданным для автора оказалось практически полное отсутствие работ по рассматриваемым вопросам, которые можно было хоть в какой-то степени отнести к подлинно теоретическим. Основой подавляющего большинства работ, даже обозначенных авторами как теоретические, является вульгарный понятийно-категориальный аппарат, рассчитанный на обывательское восприятие. К сожалению, многие такие работы используются в учебных процессах именно как теории управления, организации и экономики. Вместо логических, научно обоснованных закономерностей используются декларации и мифологические конструкции, ориентированные на популистское восприятие широкого круга потребителей. Однако работы теоретического характера по социальным наукам должны опираться на объективные факты и корректный понятийно-категориальный аппарат так, как это делается в естественных науках.

Предлагаемый читателю материал построен на концепции системной организации жизнедеятельности общества и объективных законах социальных систем, изложенных в первом томе монографии «Теория организации социальных систем». Он включает научные обоснования экономической организации деятельности и функционирования различных типов, классов и видов социальных образований – от производственных организаций различных классов до территориальных образований разного уровня (урбанизированных и сельских поселений, региональных и государственных административно-территориальных образований).

В отличие от имеющихся работ здесь вопросы экономики рассматриваются в контексте конкретных исторически сложившихся форм организации жизнедеятельности общества во взаимосвязи их между собой.

Кроме того, особенности формирования экономики отдельных производственных организаций, урбанизированных и сельских поселений, административных региональных и государственных образований увязаны со спецификой управления производственными организациями разного класса и территориальными образованиями разного уровня, изложенной во втором томе данной монографии «Теория управления социальными системами». Поэтому для лучшего восприятия предлагаемого материала необходимо рассматривать всю монографию в целом.

Особенностью предлагаемой работы является то, что в ней впервые вопросы экономики организации жизнедеятельности общества рассмотрены с позиции не только хозрасчетной локальной эффективности отдельных организаций, но и социальной экономической эффективности различных форм территориальной организации общества в целом.

Завершающим итогом «Теории социальных систем» вполне закономерно явились основы теории экономики общества, построенной на гуманистических принципах в виде теории социальной, или общественной, экономики. Предлагаемый подход принципиально может быть реализован при любом политическом устройстве общества в условиях социальной направленности экономики на интересы большинства трудящегося населения.

Естественно, наиболее эффективно теория общественной экономики может быть реализована при социалистическом строе, основанном на общественной собственности.

Подобный результат получен не как выражение политических пристрастий автора к наиболее гуманной социалистической форме устройства общества, а путем формальных, логически обоснованных построений. Концепция автора базируется на аксиоматическом положении о том, что объективной основой жизни (существования и развития) человечества является совместная искусственно[1 - Здесь и далее по тексту термин «искусственный» применительно к продуктам производства и потребления используется не в смысле замены естественного, натурального продукта аналогичным или искусственным, а в смысле придуманного и изготовленного человеком.] организованная деятельность в различных формах кооперации в рамках исторически сложившихся форм территориальной организации общества. Хотя социальность является объективным атрибутом существования человечества, вследствие искусственного характера организации жизнедеятельности общества она может быть реализована только на разумной основе, которая должна выражаться в форме научно обоснованной теории.

Суть социального характера жизнедеятельности общества проявляется в том, что абсолютно все результаты совместного кооперативного труда людей, т. е. произведенные продукты потребления, включая материально-технические условия жизни и деятельности, независимо от того, в какой конкретно организации они произведены,[2 - Каждая организация объективно может произвести только небольшую часть из всего многообразия продуктов потребления, которые нужны человеку для выживания и осуществления нормальной совместной жизнедеятельности.] по своей природе являются общественными и, соответственно, принадлежат всему обществу априори. Поэтому производство и распределение продуктов совместной человеческой деятельности должно осуществляться исходя из общественных интересов. С этих позиций экономика, отражающая взаимосвязь членов общества в ее экономической интерпретации, по существу может быть только социальной.

Суть социальной экономики сводится к установлению нормативной общественной системы производства и распределения всех производимых благ равномерно всем слоям населения в соответствии с социальными приоритетами, исходя из реально достигнутого уровня развития производительных сил общества с учетом обеспечения жизни следующих поколений людей.

Социальные приоритеты устанавливаются на основе расчетных показателей социальной экономической эффективности по уровням территориальной организации жизнедеятельности общества с учетом объективно сложившегося регионального уровня развития техноценоза,[3 - Техноценоз [техника + koinos общий] – овеществленная совокупность средств производства (машины, механизмы, технологическое оборудование, устройства, приборы и т. п.) и организационных материально-технических условий жизнедеятельности (здания, сооружения, транспортные магистрали, линии связи и электропередач и т. п.), реализованная в форме организаций различных отраслей жизнедеятельности общества урбанизированных и сельских поселений.] природно-климатических, национальных, культурных особенностей территорий. В связи с тем что самоорганизация и самоуправление в искусственно организованных системах жизнедеятельности общества в принципе объективно неприменимы, социальная экономика может быть реализована только в форме государственной экономической политики институциональным путем на основе соответствующих законов и других нормативно-правовых актов.

В настоящее время вместо понятия политическая экономия в экономические науки введены понятия макро– и микроэкономики. Между тем разделение экономики на макро– и микроэкономику является вульгарным, как и сами определения. Подобная безликая терминология при неопределенности объекта и предмета исследования приводит к выхолащиванию смысла (содержания) социальной экономики как экономической теории общества и устранению политической основы социального устройства общества (общественного строя), которая, собственно, и определяет социальную направленность экономики.

Естественно, при этом не раскрываются особенности различных форм территориальной и производственной организации жизнедеятельности общества и не рассматриваются взаимосвязь и противоречия экономических отношений во всем их разнообразии, не говоря уже о классовых противоречиях между трудом и капиталом. В результате экономическая теория настолько абстрагирована от реальной практики, что вообще к ней неприменима. Все вопросы макро– и микроэкономики рассматриваются с позиции абстрактных примитивных рыночных отношений на основе «теоретических» (?) кривых совокупного (?) спроса и предложения. Однако экономика – это сугубо конкретная социальная наука, предназначенная для разумной научно обоснованной конкретной (практической) организации и реализации жизнедеятельности общества. Сводить ее к монетаристским схемам и на этой основе строить экономические теории, ориентируясь только на получение прибыли, доходов и других виртуальных результатов псевдодеятельности, – это просто нонсенс. Экономика – это своеобразное[4 - Своеобразное в том смысле, что описание процессов жизнедеятельности в экономических (стоимостных) характеристиках достаточно условно, так как человек для обеспечения своей жизни реально потребляет какие угодно продукты, только не денежные средства. Стоимостные (экономические) характеристики потребляемых продуктов как результатов человеческого труда – это всего лишь всеобщий универсальный транслятор, с одной стороны, количественный соизмеритель реальных характеристик продуктов потребления и человеческих взаимоотношений в процессах жизнедеятельности – с другой, а деньги – всего-навсего условный материальный носитель стоимостных характеристик.] описание организации жизнедеятельности общества в различных формах ее проявления.

Все концептуальные построения в работе сделаны на основе отечественной специфики организации жизнедеятельности с учетом исторически сложившихся территориальных, географических, природно-климатических, национальных особенностей России, духовности и менталитета русского народа. Исходя из этих особенностей, можно утверждать, что именно на Россию и великий русский народ объективно возложена миссия сделать мир подлинно гуманным и организовать жизнь человечества на Земле на принципах ноосферы.

В настоящее время многие слова потеряли истинный смысл и заменены вульгаризмами, поэтому работа для первоначального восприятия может быть достаточно сложной, так как построена на достаточно строгом понятийно-категориальном аппарате. Но как только читатель освоит этот понятийный аппарат, так сразу же станет все ясно и понятно.




Раздел 1

Антисоциальная природа современных экономических концепций





Глава 1.1. Негативные социальные последствия монетаристского подхода и рыночного регулирования экономики


В настоящее время экономические концепции, применяющиеся в практической деятельности, нельзя отнести к отраслям научных знаний, построенных на теоретических разработках, вследствие целого ряда причин. Прежде всего, за теоретическую основу всех экономических построений безосновательно принято понятие частной собственности на средства производства и результаты кооперативной деятельности, которое противоречит самой сущности объективно совместной организации жизнедеятельности человеческого общества. Более того, в целях укрепления института частной собственности извращена сущность денег. Вместо универсального стоимостного показателя любых результатов человеческой деятельности деньги превращены в самостоятельный продукт и товар. В результате богатство и благосостояние общества стало оцениваться и измеряться абстрактными деньгами, обозначаемыми капиталом. Это принципиально изменило целевую парадигму жизни человека в обществе, исключив из нее объективную основу совместной деятельности и заменив ее на индивидуальные потребительские ценности в виде накопительства денег.

Акцент в экономике в угоду собственникам капитала сместился в сторону отраслей, сущность которых составляют финансовые, торговые операции и рекламная деятельность, позволяющие зарабатывать деньги без всяких полезных социальных результатов в виде реальных социальных продуктов потребления. Вследствие чего появились слои населения, паразитически живущие не на трудовые доходы, а как рантье – на проценты с капитала, доходы от игровых спекуляций на биржах и т. п.

Обоснование такого положения нашло свое подтверждение в широко распространенном монетаристском подходе к экономике. При этом накопление и увеличение виртуального частного капитала происходит независимо от динамики экономики производства реальных продуктов потребления.

Фетишизация денег и ориентация экономики на финансовое благополучие незначительной части населения, очевидно, отражают идеологию богатейшего класса и асоциальную суть экономических подходов.

Удовлетворение индивидуального потребительского спроса, а не социальных потребностей населения в корне меняет сущность построения экономики общества. В основе подобного построения экономики лежат частные (локальные) и частнособственнические интересы отдельных производителей и предприятий торговли в получении виртуальных денежных доходов в форме прибыли от реализации продукции, нетрудовых доходов от различных форм хозяйственных отношений (штрафы, пени, компенсация неполученных доходов, упущенной прибыли и т. п.). Естественно, на первый план выдвигаются отрасли нетрудовых доходов квазидеятельности[5 - Квазидеятельность – это такое времяпрепровождение (занятие) людей, в результате которого отсутствует полезный результат – продукт производства-потребления. Не случайно участники подобных занятий обозначаются игроками, сама деятельность осуществляется по правилам любых азартных игр с применением соответствующих приемов обмана, блефа и прочих манипуляций.] (валютные спекуляции, ростовщичество, операции с «ценными» бумагами, ссудным капиталом и другие финансовые операции, азартные игры, включая игральные автоматы, лотереи[6 - Вот, например, как Т. Веблен объясняет истоки азартных игр: «Главный фактор азартного нрава – вера в удачу, а эта вера, по-видимому, берет свое начало, по крайней мере, в слагающих ее элементах, на той ступени эволюции человека, которая намного предшествует во времени хищнической культуре. Вполне возможно, что именно в условиях хищничества вера в удачу приобрела форму пристрастия к азартным играм, став таким образом главным элементом темперамента спортивного склада. Той особенной формой, в которой она встречается в современном обществе, эта вера обязана, вероятно, сохраняющимся хищническим порядкам. Но по существу, она сложилась задолго до хищнической стадии развития культуры. Вера в удачу – одна из форм анимистического восприятия действительности. Такое восприятие было характерно в основном на ранних этапах культуры, на протяжении какого-то времени оно претерпевало соответствующие изменения и уже на более поздней стадии было унаследовано обществом в особой форме, продиктованной хищническим укладом жизни. Во всяком случае, веру в удачу нужно рассматривать как архаическую черту, унаследованную от прошлого, более или менее отдаленного, и не соответствующую в той или иной мере нуждам современного производства, в какой-то степени препятствующую достижению максимальной эффективности в коллективной экономической жизни» (Веблен Т. Теория праздного класса. М., 1984. С. 267).]), сфера торговли, где наиболее удобно и легко производить манипуляции с ценами, занимаясь спекулятивной деятельностью. Распространение этих отраслей в определенной степени обусловлено и объективными причинами. В результате научно-технического прогресса вследствие механизации, автоматизации и компьютеризации производственных процессов в структуре экономики сокращается количество работников, непосредственно занятых в материальном производстве, при одновременном увеличении числа занятых коммерческой (торговой) деятельностью и предоставлением различного рода посреднических услуг. Все это увеличивает стоимость продуктов потребления без увеличения их физического объема.

Еще больший масштаб замены производственного сектора экономики отраслями, не производящими реальный продукт, прослеживается в рамках мировой экономики в так называемых «развитых» странах Европы, Северной Америки, где вместо реального сектора экономики[7 - Под реальным сектором экономики в настоящей работе понимаются такие сферы деятельности, которые производят как продукты индивидуального потребления, необходимые для человека (продукты питания, одежду, обувь, бытовая техника и т. п.), так и средства производства для этих отраслей (станки, технологическое оборудование, инструмент и т. п.).] (перемещенного в страны Латинской Америки, Азии, Африки) гипертрофированно развивается сфера услуг (торговля, посреднические, консалтинговые, юридические услуги, рекламная деятельность, средства массовой информации и т. п.), деятельность которой не увеличивает массу товаров народного потребления, а только необоснованно увеличивает ее стоимость, формируя огромные массы фантомных виртуальных денежных средств, не подкрепленных реальным национальным валовым продуктом. Кроме этого, баснословные сверхприбыли частнособственнического капитала в форме денежных средств, не подкрепленных реальной произведенной массой товарной продукции, представляют собой также виртуальные денежные средства.

Объем виртуальной денежной массы, дополненный различными заменителями денег – квазиденьгами (ценные бумаги, облигации, векселя, акции и т. п.), настолько велик, что деньги, с одной стороны, превращаются в товар, который поступает на финансовый рынок (не в сферу обращения, т. е. превращения денег в товар – продукт потребления), где с ним совершаются спекулятивные операции, ростовщические (кредитные) операции, а с другой стороны, используются для игровых операций с заменителями денег на фондовых биржах. Несмотря на то что в этой сфере занято огромное количество людей, подобные занятия представить как разумную человеческую социально полезную и необходимую деятельность нельзя.

Между тем социальные и экономические последствия такой квазидеятельности гораздо глубже, чем бесполезная трата человеческой энергии и жизни людей, занятых в этой сфере. Прежде всего, когда появляются «пустые» деньги, принципиально изменяется сущностная основа денег как всеобщего универсального эквивалента при осуществлении взаиморасчетов в сфере обращения: деньги превращаются в средства для спекулятивных и ростовщических операций. Наполнение экономики большим количеством пустых бумажек, называемых деньгами, обусловлено еще и тем, что национальные валюты многих стран в настоящее время не обеспечены ни золотым запасом, ни другими материальными ценностями казны и потому представляют собой простые печатные банкноты денежных знаков.

В действительности деньги в соответствии со своим функциональным предназначением должны выполнять чисто расчетную (абстрактную, виртуальную) функцию экономической (стоимостной) интерпретации результата производственной деятельности – готовой продукции в форме товара – только в сфере обращения для перевода его в продукт потребления. Товар – это реальный продукт человеческой деятельности, предназначенный для реализации (обмена), основной характеристикой которого в сфере обращения является стоимость (экономическая характеристика), это временная форма существования продукта производства в сфере обращения, ограниченная временем процесса превращения товара в продукт потребления. Продукт производства поступает на рынок в форме товара и теряет эту форму после реализации товара и превращения его в продукт потребления. Деньги же не являются ни продуктом (результатом) деятельности (производства), ни продуктом потребления.

Превращение денег в товар – это основа инфляционных процессов, когда объем денежных средств, не обеспеченных товарной массой валового национального продукта, постоянно и бесконтрольно растет и естественным образом приводит к финансовым кризисам в мировом масштабе. Кроме того, наличие большого количества «пустых» денег и легкость их приумножения без всякого производительного труда порождает целую гамму финансовых схем их приложения в различных формах финансовой квазидеятельности (валютные спекуляции, ростовщичество или кредитование, спекуляции ценными бумагами и т. п.), доведенных до полного абсурда в так называемом ипотечном кредитовании сроком до 20–25 лет. Формирование реальной экономики и организации жизнедеятельности в текущем времени за счет оплаты их в будущем возможно только в условиях, когда финансовые средства приобретают виртуальный характер и не связаны с экономической оценкой произведенных материальных ценностей.[8 - Купить в кредит то, чего еще нет, или пользоваться открытиями, которые еще не открыты, «жизнь в кредит» – это нонсенс.]

Таким образом монетаризм современных экономических «теорий» заменяет производительный труд, составляющий реальную основу существования и развития общества, абстрактной финансовой деятельностью,[9 - Финансовая деятельность имеет разумный смысл только как отражение реального производства продуктов потребления.] а результат труда в форме произведенных продуктов потребления пустыми виртуальными финансовыми накоплениями в форме «финансовых пирамид». Фантомность финансовых пирамид обусловлена тем, что в качестве основного источника финансовых накоплений совершенно необоснованно принимается прибыль, не имеющая под собой никакого реально созданного продукта. При этом в качестве обоснования подобного положения используется некорректная классификация организованной деятельности, разделяющая все организации на коммерческие и некоммерческие.

Коммерческая, или торговая, деятельность относится к сфере обращения. Именно в сфере обращения формируется так называемая прибыль как превышение продажной стоимости продукции над затратами на ее производство и реализацию. Вместе с тем в сфере обращения реализуются торговые (меновые) отношения, включающие покупку и реализацию продукции, вообще всех производственных организаций (операции товар – деньги и деньги – товар). Каждая организация представляет собой систему различных типов, классов и видов деятельности, где коммерческая деятельность является неотъемлемой частью организованной деятельности. Все организации (не только чисто торговые) объективно занимаются коммерческой, или торговой, деятельностью (покупают материально-сырьевые, трудовые, информационные ресурсы, различные комплектующие, необходимые для своей деятельности, продают свою продукцию и услуги обществу) и с этих позиций являются, как и все прочие, коммерческими.[10 - Чисто коммерческие, или торговые, организации, так же как и все другие отраслевые организации, являются производственными. Отличительными особенностями таких организаций является своеобразие их сферы производственной деятельности – оказание услуг при покупке-реализации продукции. Производственный процесс торговых организаций включает в себя погрузо-разгрузочные, транспортные операции, складирование, хранение продукции, фасовку, комплектование, предпродажную подготовку, продажу продукции, послепродажное обслуживание и т. п.] Однако торговая деятельность, наряду с другими видами организационной деятельности, предназначена лишь для локального обеспечения нормального функционирования организации на основе самоокупаемости затрат, но не для получения прибыли.

Более того, существует множество производственных организаций, у которых превышения стоимости реализуемой продукции (услуг) и, соответственно, появления прибыли в принципе не может быть. Таковы, например, организации социального обеспечения (дома престарелых, приюты, психиатрические больницы и т. п.), воспитания (ясли, детские сады), образования (школы, гимназии, лицеи, средние специализированные училища, высшие учебные заведения), здравоохранения и медицины, академической науки, организации и предприятия органов правопорядка, разведки, пограничной и противоракетной обороны, армии, флота, авиации, военно-промышленного комплекса и т. п. Тем не менее все эти организации объективно занимаются коммерческой, или торговой, деятельностью и с этих позиций являются, как и все прочие, коммерческими.

Подобная некорректность приводит к совершенно необоснованному утверждению о том, что главной целью коммерческих организаций является получение прибыли. В действительности целью любой социальной (общественной) организации, включая торговые, является производство конкретной продукции (услуг) определенной номенклатуры, количества и качества. Экономический результат при этом определяется на принципах хозрасчета, т. е. самоокупаемости затрат. Однако такой декларативный подход к получению прибыли как к ничем не обоснованной надбавке к реальным затратам наиболее удачно вписывается во все другие виды хозяйственной квазидеятельности, которые в действительности ориентированы не на производство духовных или материальных продуктов социального потребления как результата разумной организованной деятельности человека, а исключительно на получение личной выгоды, удовлетворение корыстных интересов собственников капитала.

При этом, исходя из частнособственнических интересов в получении сверхприбылей, по отношению к потребителям осуществляется прямой ценовой диктат с помощью различных маркетинговых технологий, включая рекламную деятельность, действенность которой искусственно завышается в отношении как сферы обращения, так и производства.

С социально-экономической точки зрения агрессивная рекламная деятельность вообще безнравственна и недопустима. Прежде всего реклама направлена на те продукты потребления, производство которых значительно превышает реальный спрос и реализация которых затруднена. Реклама подчеркивает только положительные качества продуктов, замалчивая о их недостатках.

Потребление продуктов индивидуального потребления осуществляется каждым человеком самостоятельно, исходя из своих потребностей и собственных возможностей. При этом расходы на производство и реализацию этих продуктов человек сам, добровольно оплачивает, приобретая их в сфере обращения. Потребление рекламной продукции, в отличие от всех прочих продуктов индивидуального потребления, агрессивно навязывается населению, независимо от его желаний,[11 - Агрессивность воздействия рекламы осуществляется за счет различных психотехнических приемов: 25-й кадр, использование моделей, известных артистов, спортсменов и других известных людей, пользующихся авторитетом в обществе, красивой формой подачи заведомо ложной либо искаженной информации и т. п.] путем включения ее в структуру потребляемой не только материальной, но и духовной продукции, снижая эстетические и нравственные качества последней. Хотя потребляется такая рекламная продукция вынужденно всем населением, однако стоимость ее оплачивается только потребителями рекламируемых товаров, так как расходы на рекламу заранее включены в стоимость товаров, существенно и необоснованно повышая их цену.[12 - В связи с тем что реклама как широкое оповещение о свойствах товара рассчитана не только на конкретных потребителей, а вообще на максимально возможный круг людей в зависимости от ее вида, это определяет стоимость рекламной продукции. Сведения о свойствах товара для его непосредственных покупателей, как правило, присутствует в составе сопроводительной документации. Затраты на такую «рекламу», естественно, включаются в стоимость товара и добровольно оплачиваются покупателем. Более того, такое описание приветствуется каждым покупателем, так как оно в соответствии с действующими государственными стандартами отражает реальную картину о достоинствах и недостатках изделия. Однако эти затраты составляют минимально возможную величину от стоимости товара.] Кроме того, искусственное включение рекламы непосредственно в тексты политической, научно-технической, духовной аудио– и видеоинформации, не только снижает ее качество и ценность, но и самое главное – приводит к определенной деградации нравственных качеств и уровня личностного развития человека, искусственно занимая свободное время граждан потреблением ненужной продукции, т. е.



Читать бесплатно другие книги:

С помощью техники Трансерфинга большому количеству людей удалось изменить свою жизнь в лучшую сторону. Но как именно? Ес...
Эта книга, как сама жизнь – простая и сложная, смешная и грустная, добрая и не очень, наполненная светлой радостью и омр...
В стране с суровым зимним климатом, таким как Россия, о незамерзающих жидкостях должны знать все. Причем, эта информация...
Работая над этой книгой, я хотел воссоздать дух и образ знаменитого памятника эротической культуры великой индийской цив...
В издании собрана информация о представленных на российском рынке котлах мощностью до 100 кВт российского и зарубежного ...