Седьмая раса - Нечаева Наталья

Седьмая раса
Наталья Нечаева


Эзо-Fiction #7
Одним из материальных свидетельств древнейшей Арктической цивилизации являются сейды – мегалиты с необъяснимыми магическими свойствами. Магия сейда помогает предвидеть будущее, исцелять людей и даже является «вратами между мирами».

За разгадкой тайны сеидов в мурманские сопки вместе со своими друзьями-учеными отправляется Ольга Славина – известная журналистка и телеведущая. Путешествие в итоге превращается в опасную игру с невидимым врагом. Бесследное исчезновение практикантов Ольги, авария на дороге и череда других событий начинают преследовать участников экспедиции. На карту поставлено все – даже человеческие жизни. Общество Туле – оккультисты и эзотерики – люди, яростно охраняющие тайну древней Арктиды, пока не собираются открывать ее никому. Ведь тот, кто владеет этими опасными знаниями, способен перевернуть мир.

Исход событий предсказать невозможно. Остается только догадываться…





Наталья Нечаева

Седьмая раса



Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.



©Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru (http://www.litres.ru/))




Часть I


Телефон снова завибрировал. В десятый, наверное, раз за полчаса планерки. Ольга вытянула его из кармана, ожидая увидеть на дисплее все тот же знакомый номер близнецов. Честно говоря, ее уже просто душила злость.

Ну, погодите, закончится совещание… Я вам сама позвоню…

Однако на этот раз практиканты внесли некоторое разнообразие. Вместо звонка высветилась смска. «Сейды не вино», – прочла Ольга.

И разозлилась еще больше. Хотя теперь все стало понятно. И бесконечные звонки, и это фамильярное сообщение.

Сейды не вино. И не водка. И, видимо, даже не пиво. Сейды – камни. Судя по всему, это близнецов и огорчало. Причем, до такой степени, что они не смогли сдержаться, чтобы не поставить об этом в известность ее, своего шефа. Поросята!

– Ольга, что вы планируете на ноябрь? – обратился к ней главный.

И Славина тут же забыла про напившихся где-то в мурманской тундре близнецов-практикантов, про их навязчивые звонки и глупую смску.


* * *

Самолет легко скользнул сквозь легкую розовато-желтую пуховку облаков, и в иллюминаторах открылась земля. Далекая, пятнистая, как форма спецназовцев, с черными кляксами озер, темно-зелеными разводами лесов, светло-серыми изломами дорог. Общую уныло-мрачную гармонию раскинувшегося внизу простора нарушали лишь непонятные белые проплешины, казавшиеся лишними, демаскирующими и оттого – чужеродными.

– Смотри, снег еще лежит! – выдохнул кто-то удивленный сзади.

И Ольга поняла, что белые пятна – не что иное, как снежные шапки на сопках, которые здесь не тают и летом. Отчего-то тревожно защемило сердце, противно засосало под ложечкой, будто это белое, вовсе не летнее и даже отсюда, с десятикилометровой высоты, холодное и неприветное, таило в себе какую-то неприятную тайну, предчувствие невнятной, но неминуемой опасности.

– Через несколько минут наш самолет произведет посадку в аэропорту Мурмаши города-героя Мурманска, – приветливо сообщила стюардесса. – Температура воздуха плюс семь градусов.

Народ в салоне засуетился, загомонил. Еще бы! Когда они вылетали из Москвы, всего-то чуть больше полутора часов назад, в Шереметьево от тридцатиградусной жары плавился асфальт…

Мурманск… Она бывала здесь лишь однажды, на практике. Так же, в июле. Тогдашние полтора месяца перевернули всю ее жизнь, и потом, сколько ни зазывала подруга, Ольга не могла заставить себя приехать сюда еще раз. И только этой весной вдруг почувствовала, что само слово «Мурманск» больше не имеет над ней такой страшной магической власти, она может его произносить, не боясь, что мгновенной болезненной судорогой сведет все внутри, она способна даже думать о поездке сюда. Правда, для того, чтобы эта перемена случилась, понадобилось пятнадцать лет.

И вот совсем скоро она ступит на эту землю. Увидит любимую подругу, отыщет неведомо где загулявших близнецов. Влепит им по первое число. Конечно, отыщет. Что с ними, молодыми, здоровыми ребятами могло случиться за минувшие сутки? Да они и сами отыщутся! Знают же, что Ольга прилетает именно сегодня!

Близнецы – два Тимки – Тимур и Тимофей – были ее практикантами. Неделю назад она отправила их в Мурманск для подготовки программы. То есть Тимкам предстояло определить места съемок, договориться с людьми об интервью, иными словами, сделать объем подготовительных работ, чтобы Ольга с оператором, не влезая в организационные мелочи, сумели за два командировочных дня отснять все, что нужно.

Собственно, идея программы и принадлежала близнецам. Поиски древней Арктиды, следы протоцивилизации, уникальные мегалитические комплексы… Близнецы бредили этой темой! И в конце концов совершили невероятное: уговорили Ольгу!

Неделю назад они улетели. Как и было заведено, докладывали о каждом своем шаге. Скорее, не докладывали, а взахлеб делились впечатлениями, вырывая друг у друга телефон. Вчера утром они пошли в сопки определить окончательный маршрут съемок. Из сопок-то они и доставали ее во время планерки. И эта смска, что сейды – не вино… Может, жалели, что они не умеют превращать в требуемый напиток камни? Христосики рыжие…

Что именно юные дарования хотели своим посланием сказать, Ольга так до сих пор и не узнала. Мобильник Тимок, один на двоих, объяснял, что он находится вне зоны. И днем, и вечером, и сегодня утром. Видно, сначала близнецы весело путешествовали, а потом просто забыли зарядить. Обычное дело. И все же, понимая, что потеря связи с практикантами – это чисто технический вопрос, Славина не могла избавиться от внезапно возникшего острого, сосущего чувства тревоги. Сама себя утешала, что беспокоиться не о чем, что организм просто таким образом реагирует на предстоящую встречу с Мурманском, но чем меньше времени оставалось до посадки, тем сильнее ныло сердце и отчетливее звенело в голове. Ольга пыталась утихомирить эту внутреннюю дрожь, но ничего не выходило. Наоборот. Тревога превратилась в стойкое ощущение: беда.

Прекрати! – сама себе приказала девушка. – Вот сейчас выйдешь из самолета и увидишь две рыжие головы. И выяснится, что мобильник они просто где-нибудь потеряли.

Бессменный Ольгин оператор Серега, одетый тоже явно не по погоде, напомнил:

– Оль, ну, я сразу к брату, он меня встречает. И мы к нему в гарнизон. Так что, встретимся уже завтра, да?

Самолет утробно взвыл, напрягся и тяжело прыгнул на посадочную полосу. Как туша огромного тяжелого зверя, туловище лайнера крупно задрожало, пытаясь из последних сил зацепиться лапами шасси за скользкую, прыгучую бетонку, чтобы остановить инерцию бессмысленного уже, но еще вполне стремительного, движения. Наконец, посадочная лихорадка перестала колотить уставшее от полетных судорог мощное тело, лайнер обмяк, расслабленно и легко заскользил по признавшему его приветливому аэродромному полю.

В узком проходе тут же возникла обычная радостная суета: на детишек натягивались все имеющиеся в наличии теплые вещи, взрослые пассажиры извлекали из верхних багажных отсеков предусмотрительно заготовленные свитера и ветровки. Только особенно бесшабашные, к коим, увы, с полным основанием могла отнести себя Ольга, готовились к выходу, продолжая пребывать в легкомысленных шортах и майках. Таких естественных для московской жары и таких неуместно-глупых в открывавшемся за стеклами иллюминаторов сером дождливом пространстве Крайнего Севера.

Боязливо вглядываясь в хмурь за окном, Славина поймала на себе улыбчивый синий взгляд. Высокий, очень загорелый мужчина приветливо кивнул, глазами показав на перекинутую через руку ярко-желтую ветровку.

Девушка благодарно улыбнулась в ответ и качнула головой, отвергая помощь.

Наверное, смотрит ее программу, вот и узнал, – решила она.

Ситуация была обычной и привычной: журналистку Ольгу Славину знало в лицо полстраны. Предложением неизвестного красавчика можно было и воспользоваться, но тогда придется знакомиться, разговаривать, а этого Ольга не хотела.

Ладно, по пути до аэровокзала не замерзну, – утешила она себя, – а там Машка встретит.

Увы, замерзнуть, причем до откровенного клацанья зубов, она умудрилась сразу, как только оказалась на трапе. Ледяной ветер, мокрый и шершавый, буквально столкнул ее вниз по ступенькам и втиснул в веселый голубой аэропортовский автобус, вместе с тоскливой кучкой таких же, как она, легкомысленных путешественников. Из открытых дверей немилосердно дуло, и Ольга, пытаясь унять дрожь, крепко обняв себя же за плечи, завистливо наблюдала в окошко, как одетые по погоде мурманчане весело шли пешком прямо через летное поле к дверям вокзала.

– Я так и знала! – всплеснула руками Машка, увидев жалкую, скукоженную фигурку подруги. – Сказала же тебе, что очень холодно, чтобы ты куртку с собой в самолет взяла!

– Я з-з-з-абыла! – выстучала Ольга.

– Ладно, давай талончик на багаж, водитель получит, а мы – в машину! На, согрейся! – Подруга стянула с себя стильный замшевый пиджак.

Ольга хотела было отказаться и уже замахала руками, но, углядев, что на Машке надет еще и толстый свитер, демонстрировать вежливость передумала и с наслаждением влезла в согретую человеческим теплом замшевую мягкость.

– Знакомьтесь! – Маша повернулась к стоящему рядом мужчине. – Это и есть Ольга Славина, моя подруга. А это Влад Рощин, тот самый, кто раскроет тебе все тайны.

Высокий, крепкий, с красивой яркой проседью в черных вьющихся волосах и улыбчивыми серыми глазами, Влад протянул Ольге руку.

– С приездом! Замерзли?

– Очень! – согласилась Ольга, сунув незнакомцу неловким ковшиком синюю цыплячью ладошку. – Я вас примерно таким и представляла! Хранитель сейдов…

– Ну и отлично! – снова улыбнулся мужчина. – Поверьте, вы ни минуты не пожалеете, что решились!

– Надеюсь, – смогла, наконец, раздвинуть губы в улыбке начавшая согреваться Ольга. – А куда мы с вами поедем?

С Рощиным они были знакомы заочно, вернее, телефонно.

Когда Ольга все же поддалась на уговоры близнецов и приняла решение о съемках программы, первым, кого ей порекомендовала Маша, и был Влад Рощин. Увы, сразу контакта не получилось. Рощин, едва заслышав о предполагаемых съемках, набычился: «Тут нельзя снимать! Я не позволю!» – «Как это – не позволите? – опешила Ольга. – Кто вы такой?»

Вот тогда он и отрекомендовался так странно – «Хранитель сейдов». Ольга, как водится, чуток его поуговаривала, но, поняв, что Рощина не пробить, просто сказала привычную и всегда безотказно действующую фразу: «Или вы работаете с нами, и тогда сможете сказать в эфире обо всем, что вас тревожит, или мы снимаем без вас. Выбирайте». – «Вы что, не понимаете, – заорал тогда Рощин, – после вашей программы сюда повалит всякая шушера, все затопчут, испоганят, этого нельзя допустить!» – «Хорошо, – задумалась Славина, – а если мы поставим вопрос об организации культурно-исторического заповедника и обратимся с этим к властям? А еще отправим программу в ЮНЕСКО?»

Рощин размышлял над ее предложением ровно два дня. Почти минута в минуту. Согласился, в чем Славина и не сомневалась. Близнецы, Ольга знала, приехав, с ним уже обо все переговорили, более того, маршрут, по которому они должны были снимать следы древней Арктиды, разработал именно Рощин.

– А вечером все и обсудим! Мы с Машей уже договорились.

– Влад, а где мои ребята? Я, честно говоря, надеялась, что вы вместе…

– Не знаю, – недовольно пожал мощными плечами Рощин. – Они вчера утром ушли в сопки, хотя я просил без меня этого не делать.

– Понимаете, – чувство безотчетной острой тревоги, немного спрятавшееся во время радостной встречи с подругой, снова заявило о себе сосущей дрожью внутри. – Со вчерашнего дня не могу с ними связаться. Телефон вне зоны. И последняя смска, вот, смотрите…

– Сейды не вино, – прочел Рощин. – Причем тут вино? Они что, напились?

– Не знаю.

Славина ни разу не отмечала у близнецов тяги к спиртному. Хотя студенты есть студенты! Она-то их видела только во время работы. А чем они занимались потом – кто ж знает? А тут – вырвались на волю, одни, без строгой шефини. На руках – удостоверения Первого канала. Может, познакомились с кем да загуляли. А теперь боятся на глаза показаться…

– Объявятся, – махнул рукой Влад. – Они же знают, что вы приехать должны?

– Конечно.

– В сопках, знаете, чувство времени исчезает, тем более – в полярный день. Сами убедитесь! Так что надо ждать, пока проголодаются! Тогда не просто придут – примчатся! Ох, извините, – Рощин вдруг засуетился. – Вижу, коллега идет, которого я встречаю. Тоже, кстати, теми же проблемами занимается, вместе с вами прилетел, мой вечный оппонент! – И Влад заторопился к дверям. – До вечера!


* * *

Ольга машинально проследила за ним взглядом, увидела, что он обнялся с тем самым высоким блондином из самолета, предлагавшим ей ветровку. И тут же профессионально отметила, что такие типажи для любого телевизионного фильма – просто находка.

– Маш, а это – кто?

– Максим Барт, известный этнограф, философ, исследователь. И еще Бог знает кто! Хорош, да?



Читать бесплатно другие книги:

Волнистое покрывало южно-русской степи. Щебет птиц и жужжание пчел. Знойный ветер, разносящий густой и пряный аромат цве...
Истории всепоглощающей любовной страсти, которая может стать разрушительной, посвящена впервые издаваемая повесть «Портр...