Где-то в России - Столяров Андрей

Где-то в России
Андрей Михайлович Столяров





Андрей Столяров

ГДЕ-ТО В РОССИИ


Котляковские совсем очумели. Они прижали девку прямо к столбу, который подпирал кровлю подземного перехода. Один из них закрутил ей ворот, так что между блузкой и джинсами показался голый живот, а второй в это время спокойно шарил у нее в сумочке. Вытащил кошелек, открыл его и продемонстрировал напарнику две купюры.

Девка, разумеется, была в шоке. Слабыми пальцами она пыталась разжать кулак, прижавший ее к бетону, поднималась на цыпочки, оттого, вероятно, что ей защемило кожу на горле, и одновременно быстро-быстро, беспомощно оглядывалась по сторонам, видимо, надеясь, что кто-нибудь придет ей на помощь. Зря она, конечно, надеялась. Трудящиеся, спешащие этим путем с метро на трамвай, шарахались от них метра на три и прибавляли шаг. Придурков, чтобы из-за ничего лезть в драку, среди них не было. А когда она в конце концов набралась смелости и, отчаянно вытянув голову, пискнула, как полузадушенный воробей: Милиция!.. – то менток Чингачгук, сгоняющий неподалеку какого-то пришлого чувыря, обратился в их сторону, скривился, прищурился, всматриваясь, а затем отвернулся и неторопливо пошел к противоположному выходу. Очень ему было надо связываться с котляковскими.

От такой наглости у Вовчика свело челюсти. Впрочем, сразу же наводить шорох и бомбить все вокруг он, конечно, не стал. Во-первых, несолидно это для уважающего себя человека, он все-таки Вовчик, а не шестерка какая-нибудь, чтобы затыкать, на хрен, любой лишний шум. А во-вторых, зачем зря колготить народ, который тут промышляет? Ему за то и отстегивают, чтобы здесь все было культурно. Если не будет культурно, на хрен он тогда им требуется? Поэтому Вовчик сходу никому по ушам не дал. Он просто надвинулся, взял ближайшего из отморозков за шиворот, сильно его тряхнул, забрал деньги и сумочку, а потом повернул к себе и голосом, не предвещающим ничего хорошего, поинтересовался, чего это котляковские недоделки тут забыли:

– Ваша территория где? Ваша территория – на той стороне площади. Ну ты меня, чумырь, понял, да?..

Котляковец, белобрысый, как кролик, крутанувшись в его руке, сначала было возник, но потом, конечно, узнал Вовчика и сразу же взял тоном ниже. Забухтел, что дело здесь, значит, личное, никакой коммерции. Вроде бы, они с этой девкой договаривались, ну – типа того.

– Чего ты, мастер, чего? Ну я уже перестал!..

А второй сразу же отпустил девку и поднял растопыренные ладони, показывая, что все путем.

– Ну мы, мастер, пошли…

Оба они немедленно испарились.

Тогда Вовчик бросил два стольника назад в сумочку и вернул ее девке.

– На, держи.

– Спасибо вам… – запинаясь, сказала она.

Чувствовалось, что девка еще не пришла в себя. Вообще была ничего: все на месте и даже, пожалуй, что поприличнее, чем у Люськи. Вовчик, уже собравшийся двинуться по своим делам, несколько притормозил.

– Тебе, значит, куда?

– Туда, на трамвай, – сказала девка.

– На четырнадцатый, что ли?

– Ну да, на Семушкина…

Она так оглядывалась, словно котляковские могут вот-вот возникнуть опять. Кто-то ее толкнул, и сумочка чуть не вылетела из рук.

Девка вцепилась в нее просто с каким-то отчаянием.

– Ой!.. Неудобно, мы тут на проходе остановились.

– Боишься, что ли?

– Немного…

– Ну пойдем, провожу тебя, – снисходительно сказал Вовчик.



По дороге она все время возвращалась к этому случаю. По ее словам, выходило, что Вовчик – человек смелый и благородный. Чуть ли не рискуя жизнью, бросился ей на помощь. Не то, что другие, которым лишь бы, чтоб их самих не задели.

Вовчик от такой трактовки событий даже слегка ошалел. Чего это она? Совсем девка, видимо, не въезжает. Чтобы он, Вовчик, из-за какой-то мочалки полез к котляковцам? Что он, чмокнутый? У него что, других дел на толчке нету?

Правда, глянув в ее сияющие глаза, он возражать не решился. Ответил типа того, что ну их на хрен, отморозков этих, в натуре.

– Лучше скажи, тебя как звать?

– Лера.

– А меня – Вовчик. А что? – Он мигнул. – Меня все так называют…

Выяснилось, что Лерка, оказывается, учится в педагогическом институте.

– Чего-чего? – спросил Вовчик, от изумления дернув ушами. – Значит, в школе потом будешь крутиться?

– Наверное.

– Ни хрена себе. И сколько тебе, интересно, платить там будут?

Лерка объяснила ему, что идет работать в школу не ради денег. Мы живем в эпоху, когда разрушены все нравственные координаты. В эпоху, когда пренебрежение человеком стало нормой. Когда невозможно отличить хорошее от плохого, истинное от ложного. Если мы намерены хоть когда-нибудь жить в цивилизованном государстве, надо в первую очередь преодолеть эту нравственную пустоту. Представления о подлинных человеческих ценностях следует закладывать уже сейчас. Начинать с тех мальчиков, которые еще только-только вступают в жизнь.

Сдвинутая она, что ли, была? Вовчик скосил глаза, но на обколотую или больную Лерка не походила. Нормальная здоровая девка, такую драить и драить. Институт, что ли, педагогический на нее так действует? Елы-палы, оказывается, чем им там, в институтах голову забивают. Он хотел было рассказать ей, как сейчас мальчики вступают в жизнь. Про Двойняшек, например, уже выдравших себе торговую точку на площади, про подвал, где Чуматый, драит до обалдения случайных девок, про Козуру, который, нанюхавшись дури, порезал своих же братков, про Плешивого Геню, стригущего с пацанов не хилые бабки. Были у него и свои претензии к подрастающему поколению. Однако он посмотрел на Лерку и снова почему-то не смог. Что-то помешало ему рассказывать истории про Двойняшек. Он лишь буркнул, что это, нельзя же, когда тебя прихватили, мяться, как ципка. В таких случаях лучше ткнуть пальцем в глаз и визжать, будто дурочка. Шухера даже обколотые не любят, сразу же отпускают. Порезать, конечно, могут, но это уже как карта ляжет. Только не указательным, разумеется, а большим – в угол глазницы. Вот сюда, Вовчик показал на натуре, чтобы было понятней. И поддеть, поддеть, как будто выковыриваешь изюм из булки.

Лерка внимательно его выслушала, а потом сказала:

– Я так, наверное, не смогу…

– Чего, визжать?

– Нет, пальцем в глаз. Но и визжать – тоже…

Вовчик сразу воодушевился и предложил ее научить. Лерка однако от этого его предложения решительно отказалась. Тем не менее, завидев трамвай, поспешно написала что-то на листочке бумаги.

– Это мой телефон. Может быть, Володя, мы еще раз увидимся? – А потом добавила, уже примериваясь к потоку людей, хлынувшему с остановки в вагон. – Только обязательно позвони. Позвони-позвони! Я хотела бы познакомить тебя со своими друзьями…

2

Друзья ее Вовчику, правда, не слишком понравились. Через пару дней, созвонившись, он ждал ее в этом самом педагогическом институте. И пока стоял в коридоре, тянущемся от одного торца здания до другого, пока мучился со вчерашнего и взирал на портреты носатых хмырей, развешанных по простенкам, пока рассматривал корешки фолиантов, выставленных на обозрение, у него возникало странное чувство, будто он попал на другую планету. Толпы каких-то непонятных чудил бродили вокруг него – останавливались, открывали учебники, тыкали туда длинными пальцами. Слова при этом доносились такие, что Вовчик в приличном обществе постеснялся бы произнести. Ну как при братках сказать что-нибудь про «психопатию личности»? Да братки сочтут, что у него крыша поехала. А тут, нате пожалуйста, брякнут при всех и даже не покраснеют. Вовчик на всякий случай отодвигался от таких шустрых подальше. И еще его очень смущало, что некоторые чудилы были в костюмах с галстуками. Разве нормальный браток наденет костюм с галстуком? То есть, можно, конечно, иногда повыпендриваться, но не до такой же степени.

В общем, чувствовал он себя, как таракан, в чистой тарелке. Хотел закурить, но прямо перед носом висела табличка, что «здесь не курят». А в чужой зоне, как Вовчик уже усвоил, надо свои понятия держать при себе. То есть, ни стакана тебе, ни подымить – как дерево на автостраде.

Немного приободрился он лишь минут через десять, когда к нему, присмотревшись наверное, подошли двое невзрачных хлопцев, одетые не как другие, а в нормальную униформу: кожаные куртки, футболки под ними, спортивные шаровары, и, сначала заверив Вовчика, что лично они его глубоко уважают, много о нем слышали и ни в коем случае не хотели бы ломать ему кайф, тем не менее осторожно осведомились, что это тут Вовчик прирос и какие у него интересы.

– А вы от кого работаете? – лениво спросил Вовчик.

Хлопцы слегка помялись, но ответили, что они работают от Короеда.

– Дурь хмырям втюхиваете? – снова спросил Вовчик.

Хлопцы опять помялись, но твердо сказали, что их коммерция, значит, никого не колышет. В каждом коллективе есть свои производственные секреты.

– Да ладно, я в курсе, чем Короед промышляет, – сказал Вовчик.

И поскольку хлопцы тщательно соблюли этикет, положенный для такого рода переговоров, в свою очередь вежливо ответил им, что пусть не волнуются. Он здесь по сугубо личному делу. Ничего такого, просто девку одну ему нужно дождаться. Сейчас снимет ее, поведет, и – порядок, больше я не отсвечиваю.

– А Короеду, значит, мое почтение, – уважительно заключил он.

Хлопцы заверили его, что непременно передадут. И вздохнув с облегчением, поскольку связываться с Вовчиком им, разумеется, не хотелось, на радостях предложили ему взять дурь по оптовой цене.

– Нормальная дурь, – сказал тот, что, вероятно, был главный. – Для себя придерживаем, самый торчок, можешь не сомневаться. Ширнется девка, – и все, глаза – врозь.

– Пока имеется, – также вежливо отклонил предложение Вовчик.

Дури он, если говорить откровенно, побаивался. Вон, Зяблик, начал гонять траву, и что с парнем стало. Скрюченный весь теперь, ноги уже приволакивает, глаза – как ошпаренные, вздрагиваешь, если он вдруг на тебя посмотрит. Трендит что-нибудь таким же ханыгам, а изо рта – слюнка. Нет-нет, дурь, это все-таки не для интеллигентного человека. Тем не менее, настроение у него заметно улучшилось. В институтах, оказывается, тоже есть приличные люди. Вовчик отмяк и уже более благодушно поглядывал на окружающее. Бедненько тут, конечно, у них, но чистенько так, и народ, вроде, культурный.

Он даже перекинулся парой слов с девками, которые, будто мухи из хлорофоса, выползли из аудитории. Ничего были девки, понятливые, явно без заморочек. Жаль только, что торопились, как они выразились, на коллоквиум.

– Это как? – спросил Вовчик, озадаченный незнакомым термином.

Девки объяснили ему, что коллоквиум – это когда сразу всех, но по очереди.

Такое слово, конечно, следовало запомнить.

А когда минут через пять из той же аудитории выползла заморенная Лерка, Вовчик уже совершенно освоился здесь и был в норме. Тем более, что, выйдя из института, они свернули по переулку к небольшому кафе, и уж тут, среди привычного антуража, он смог показать себя во всем блеске.

Для начала он подождал, пока халдей с вежливым равнодушием примет у них заказ; ну там – три пепси-колы, четыре сока, какие-то незатейливые салатики, – что еще, елы-палы, могут позволить себе студенты? – подождал, в общем, немного, пока не возникнет пауза, а затем поднял кулак и выставил указательный палец. Даже сгибать его не пришлось, чтобы привлечь мутный взгляд. Халдей тут же проснулся и засиял, почуяв респектабельного клиента. Мгновенно приник сзади и что-то зашептал Вовчику на ухо. А Вовчик, не слушая его, опустил палец книзу и выразительно обвел им весь стол.

– Ну ты меня понял, да?



Читать бесплатно другие книги:

Что может быть хуже, чем стать калекой, лишенным возможности двигаться и даже говорить?Прошедшему испытания боями Максим...
Частный детектив Игорь расследует убийство адвоката Крутькова. Труп адвоката с ножом в сердце был найден в его собственн...
Эта книга, написанная Шакти Гавэйн в 1986 году, стала источником вдохновения для миллионов читателей по всему миру, кото...
Документальный роман «Блаженны чистые сердцем» позволяет читателю совпасть с абсолютной реальностью, пережив изнутри жиз...
Жена старшего помощника Генпрокурора России Александра Турецкого «застукала» своего супруга в кафе с симпатичной женщино...
Подмосковный Зеленодольск взбудоражен произошедшими в городе трагическими событиями: погибли три предпринимателя, совлад...