Календарь - Сергеев Сергей

Календарь
Сергей Сергеев


Фантастический роман «Календарь» написан в стиле киберпанк и использует темы Древнего Рима (император Август) и Второй Мировой войны (генерала Власов).

Главная идея романа – рассмотрение конфликта сознания и подсознания, их взаимного влияния через совесть, и такого понятия, как совесть «карманная».

События разворачиваются в 2032 году во время противоборства геймерских команд колледжа. Квесты (задания) игры формируются по историческим и мифологическим сюжетам. Использование спецприбора открывает переход в иное измерение, куда попадают уже геймеры.

И вот тут-то начинается самое интересное…





Сергей Сергеев

Календарь



© ЭИ «@элита» 2013



Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.



©Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru (http://www.litres.ru/))


У Вселенной информационно-энергетическая мерность,

И человек в ней не песчинка, а гибрид,

но не лошак и тем более не лигр,

Инфоэрг, или даже психоинф.

    Пятое измерение, календы психолоша






Пролог. Не машина времени, но почти…


Сертификационный центр «Архимед групп», разговор двух сотрудников.

– Из-за жажды наживы люди напрочь потеряли совесть.

– Это ты о чём?

– Да вот заключение по экспертизе пишу, а душа не лежит.

– Так не пиши.

– Шеф давит, проплатили много. К тому же, если подойти формально, всё в рамках правил. Непонятно, как они патент на изобретение получили.

– А что такое?

– Есть такой прибор торсионно-резонансный магнитометр, который производит замер характеристик магнитных полей путём создания резонансных частот. Так вот испытуемый образец – копия, но делает всё наоборот, не измеряет колебания, подстраиваясь, а возбуждая внешние поля, закручивает их под себя.

– Для каких целей?

– Чтобы скачивать из информационного поля Земли психическую энергию.

– Воздействие оказывает?

– Да нет, слабомощный. Разве что где-нибудь в районе бермудского треугольника прочувствуется. Ну, я на всякий случай введу ограничения: применять только с улавливателями излучений.

– Таких примеров тьма, изобретают для одного, а реально задействуется совершенно в ином качестве. В прошлом веке был такой прибор ЛИПА – лазерный измеритель прозрачности атмосферы, а использовали его как оптико-электронную станцию, создающую помехи ракетам при наведении на цель.

– А у этого не только применение странное, но и название труднопроизносимое – «Эгрегоростратум».

– А мне оно видится составленным из двух слов: эгрегор – душа вещи, так сказать «ментальный конденсат» и стратум – от латинского «ярус», «пласт». Говоришь, собираются с его помощью что-то скачивать? Тогда всё зависит от человека и его целей по использованию прибора, какие пласты намерен вскрывать: духовные, что-то близкое к любви или совсем порочные…

– А молодость не задумывается о возвышенном, сейчас у них всё виртуальное. Вот только нет с приставкой «кибер» любви и совести. К сожаленью, кибердуша и киберсекс есть. Но, у них же всё игра. Они влюбятся и не поймут, что это за болезнь, будут в киберпространстве прессовать друг друга до изнеможения.

– Я думаю, природа всё выправит.

– Как? Ведь они ничего не видят в реале. Они в киберпространстве.

– Ну, не знаю… Возьмёт Вселенная и проникнет в киберпространство.

– Если только так…




Фобии Мамонова Антона


«Гейм овер». Он снова ошибся. И не сейчас, в игре, а когда выбирал место учёбы. Всё, что работало на спокойствие, теперь становится амбивалентным.

– И всё из-за этой сучки! – Срывая с головы интерфейс мыслей, Антон яростно швыряет его в стену. В который раз он проигрывает однокурснице. – Я не пойму, что в ней такого? Или во мне?

Образ всплыл мгновенно. Яркая, неординарная, пепельные дреды, а взгляд… как два лазера, не просвечивают, жгут.

– Ник Никоч, скажи, кто она?

– Уточните вопрос, мой повелитель, – заработало интерфейсное приложение компьювизора.

Развернулась голограмма обнажённого по пояс молодого мужчины, стилизованная проекция под демоническую сущность.

– Что уточнять? Каждый раз одно и то же! – взводился ещё больше Антон.

– Уточните ник объекта, – продолжал методично шлифовать параметры задания голографический собеседник.

– Баст! Баст, если ты забыл! – Мамонов, не сдерживаясь, закричал на голограмму.

– Вы имеете в виду Яну Рубину?

– Да, я хочу иметь её, и не в виду! – в запале он высказал крамольную мысль, таившуюся на задворках подсознанья.

– Яна Рубина, учащаяся первого курса КИКСа, интеллект девяносто восемь процентов, семнадцать с половиной лет, место рождения город Хабаровск, повышает свой уровень с программиста на психолога, достижения: победитель конкурса интеллектуалов, чемпион колледжа онлайн игры «Цивилизация Ников», хобби – виртуальные игры…

– Заткнись! Ничего нового, – прервал собеседника Антон.

– Кто она такая, чтобы издеваться над Мамоновым? Как она может… – от злости он потерял нить рассуждения, – ребро мужское… стать выше Адама!

Неожиданно ему стало страшно, ярость вызвала давно позабытое чувство, а это нехороший признак, предвестник более сложных проблем.

– Ты можешь выдать что-нибудь новенькое из её окружения?

– Дружеский круг общения: подруга Василиса, проживает в одном номере с ней, друзья Самойлов Ян и Тёмкин Святослав…

– Очнись! Где твой интеллект?! Я просил новенькое, а не известное всем давно, – перебил его Антон, но тут же сник и смирился, – ладно, сколько там уже натикало?

– Два часа сорок три минуты семнадцать секунд…

– Заглохни, надоел своей нудной тупостью, сейчас скажешь спать пора.

Голограмма свернулась. Антон перешёл в спальню своего люксового общежитского номера. Заснуть проблематично из-за перевозбуждения. Мысли крутятся вокруг одного: как поставить на колени эту красивую и умную стерву. «А ведь мог и не встретить никогда…», – он так не понял подтекста этой шальной мысли, что в ней удивительнее для него – сожаление или открывшаяся истина.

Вспомнилось, как после окончания школы выбирал место учёбы, разъезжая с отцом по Европе. Как не хотелось очутиться в круге неравных ему, и уловки для убеждения предка «купить» колледж в России. Сорбонна, Цюрих, Инсбрук, а отложилась только Вена, последний пункт поездки.

Венский университет. Они ходят с отцом по залам, знакомясь с учебными кафедрами. Католический факультет, выставка история христианства.

– Прошу внимания! – студентка-экскурсовод посторонилась, чтобы всем стоящим в полукруге был виден стенд. – Под стеклом вы наблюдаете уникальную по своей значимости христианскую святыню, знаменитый хитон Господа нашего Иисуса Христа! В евангелие от Иоанна сказано: «Воины же, когда распяли Иисуса, взяли одежды Его и разделили на четыре части, каждому воину по части, и хитон; хитон же был не сшитый, а весь тканый сверху. Итак, сказали друг другу: не станем раздирать его, а бросим о нём жребий, чей будет». (Ин. 19, 23–24) У этого библейского текста есть мифологическое продолжение: «Бросили они жребий, и загоревал тот, не звавшийся по имени, а лишь по кличке Каин, от завистливого нрава своего. Сослуживцами осмеянный поутру из-за старой туники, наизнанку одетой, и узревший хитон тот тканый. Отметил тоску взора его сотник: «Что опечалился так, иль Царя Иудейского пожалел?» – «Хитон не достался…» – «Царь обещал воскреснуть, попросишь у него новый, пойди, потолкуй, где встретиться вам, пока всего лишь на переходе он…» – снова смеялись над ним. Но не успел ничего спросить стражник у распятого, тот вкусил уксуса и молвил напоследок: «Свершилось!» Преклонилась голова, и дух испустился, Каина расстроив сильнее. А в прошествии субботы понеслась молва о воскресшем из мёртвых Иисусе, и помутился рассудок Каина, ибо твердил он постоянно о переходе, и никто не мог понять его смысла. И вещают с тех пор: дух того стража, не видящим в жизни главного и сущего, а второстепенным прельщающимся завистникам и отступникам, стал покровителем».

– Скажите, а это настоящий? – задала вопрос курносая абитуриентка сделавшему намеренную паузу экскурсоводу.

– Нет, это копия. Святыня находится в германском городе Трир, – отвечая, девушка поправила в ухе переводчик, так как вопрос был на польском.

– Так в чём же смысл этого мифа? – вклинился в диалог курносый папа.

– Ну, как же, – слегка удивилась студентка, – миф провозглашает истину христианам: «Делите наряды спасителя, не видя главного, не одежды оставил он нам, а новую веру и свою любовь…», учит умению отличать главное от второстепенного.

Все остальные претенденты на обучение рассматривали хитон молча.

– Пап, что мы здесь делаем? – взмолился Антон вполголоса.

– Интересно. Вот миф, например, – шептал в ответ отец.

– Пап, ты веришь во всякую чушь. Миф – выдумка. Пошли в зал информатики, здесь мне всё равно не учиться.

Они вдвоём свернули налево по стрелке указателя. Но зал вычислительной техники и информатики был сразу за залом психологического факультета, а здесь царил лёгкий полумрак. Отец и сын, отмерив несколько робких шагов, остановились, чтобы осмотреться. В этот момент раздался приветливый голос ведущего:

– Дорогие гости, вам улыбается судьба, делая вас участниками знаменательного события, сегодня мы открываем памятник основателю психоаналитической школы, основоположнику теории о бессознательных психических процессах Зигмунду Фрейду!

Раздались несмелые аплодисменты.

– Пусть современная наука и опровергает таких корифеев как Альберт Эйнштейн, Зигмунд Фрейд, находя противоречия, как в теории относительности, так и в учении взаимодействия сознательного и подсознательного, но никто не возьмётся отрицать, что первенство в названных областях принадлежит этим двум выдающимся личностям.

То, что ведущий назвал памятником, с трудом можно было причислить к таковым. Голубая сфера вращалась в центре зала, периодически выворачиваясь наизнанку одним полюсом, другим – она пожирала саму себя. Иногда из своих недр она выбрасывала что-то подобное себе. Это извержение обычно походило на шар, продвигаясь от нижнего полюса к верхнему, пропадало в тёмной воронке, засасываясь внутрь большой сферы.

– Только представьте на миг, – призывал ведущий, – большая сфера есть не сознаваемое нами и связанное с космосом, а что рождает оно, меньшее – сознание. Мысли, чувства и желания, выдавленные из большого, преобразуясь, визуализируются в сознании, расширяя его и продвигая к вершине, чтобы затем обновлённое качество поглотилось информационной составляющей неосознаваемого, то есть Вселенной.

Ведущий возвышался на постаменте, а за его спиной – модель взаимодействия сознания и бессознательного. Посетители окружили голубую сферу, внимательно рассматривая завораживающее действо. Одна молодая особа смело подошла к сфере, кончиками пальцев коснулась её поверхности. В том месте, где произошло касание, сфера взбугрилась и потемнела. Явно обладая интерактивностью, она шла на контакт.

– Девушка, осторожно! Подсознание по Фрейду агрессивно в сексуальном отношении, оно может ваше любопытство неверно позиционировать.

– О-о, как интересно, – обрадовалась соискательница приключений, трогая выпуклость снова, гладя её как бильярдный шар.

Шишка, моментально вырастая, охватила руку девушки, та взвизгнула, отдёргивая кисть. Голубой огонь с руки перекинулся на одежду, делая её голубой и прозрачной. Девушка поневоле превратилась в нудистку. Её реакция озадачила окружающих: вместо того, чтобы прикрыться, девушка стала наоборот привлекать внимание, истерично крича, топая и махая руками. Неистовство не помогало сбивать голубой налёт. Более того: синие брызги разлетались в стороны, попадая на рядом стоявших зевак. С их одеждой происходило то же самое – они становились голыми. Одни отчаянно отбивались от чего-то невидимого, другие истошно кричали, приплясывая на месте.

Все в зале повернулись на источник шума. Нагие мужчины и женщины, искрящиеся голубизной, смеялись над кричащими людьми в одежде, явно не в себе, и топающими, как умалишённые.

– Вот наглядный пример, совсем по Фрейду, – комментировал ведущий, – легко подменяя действительность голографиями, ирреальное оказывает влияние на индивидуума, обманывая его сознание.

Он хлопнул в ладоши, и часть круга, состоящая из оголённых мужчин и женщин, исчезла – это были голограммы. Оставшиеся молодые люди и их родители успокоились и стали осматривать себя, улыбаясь и восхищённо ахая.

– Однако, шутки у них, – удивился отец Антона.

– Видишь, папа, какие у них нравы, а ты всё агитируешь меня учиться здесь, – ухватился за высказывание отца Антон.

– Что ж, возможно, твои доводы разумны. В России спокойней и привычней будет. Никто из Мамоновых за границей не учился, но в люди всё равно выходили. Придётся подыскать для тебя колледж на родине.

Он повернулся лицом к сыну, продолжающему зачарованно смотреть на голубую сферу.

– Пошли лучше полюбуемся реальной архитектурой, всё-таки это Вена, – и потянул Антона за рукав к выходу.



Воспоминания не отвлекли от тревожных мыслей, наоборот, взволновали, доедая остатки спокойствия и будоража сознание: «Всё напрасно! Чего не хотелось, то и произошло. Как говорят в одной известной среде: меня опустили, и с каждым разом всё ниже мой статус, теперь я неравный в этом круге!» Ища оригинальные способы забыться, ум предложил мантру для сна. «Ом агасти…ом агасти…?» – так и не вспомнив последнее слово, Антон всё же заснул.

Снилось, что здание общежития, скукоживаясь, уменьшается. Происходят странные метаморфозы, как в игре. Клик, и всё поменялось. Шестнадцатиэтажный дом превратился в смирительную рубашку. Антон мужественно рвёт её длинные рукава. Они отрываются, свобода! Но тяжело дышать, рубашка сжимает грудь, и руки виснут, как плети.

И вдруг голос:

– Выиграл ты у отца. Хитон твой… Свершилось!

Вздрагивая от яростного желания сорвать рубашку, Антон проснулся. Мокрый от пота. Липкий. Дрожащий. Дрожь создаёт ощущение холода.

– Чёрт, это просто сон! – успокаивал он себя.

Но подспудно приходило иное: «Неужто опять?».

Злой и надменный голос внутри твердил: «Это всё из-за неё! Тварь! Нужно придумать, как раздавить гадину!» Ему возражал тихий и мягкий: «Можно просто подружиться, а вдруг это любовь?». «Давай! А она скажет тебе: не продаюсь! Ты забыл, как она это делает? – «Ну и что? Ты боишься быть отвергнутым?» – «Нет, но лучше втоптать её в грязь, а затем подать руку!» – «И что будет потом?» – «Не знаю, но спокойствие вернется!».

Антон встал, чтобы сменить футболку. В ванной посмотрелся в зеркало. Курчавые тёмные волосы слиплись колечками на лбу. Рука, смахивая мокрые пряди, задержалась, пальцы затеребили серёжку в левом ухе, потирая в ней янтарь. Вдруг пришло озарение: «Хобби у неё…а вот мы…».



Читать бесплатно другие книги:

Перед вами краткое руководство по преображению жизни с помощью позитивного мышления и фэншуй, основанное на материалах к...
Сбежала от навязанного брака? Получила шанс на свободу? Стала магом? Молодец! А теперь пришла пора расплачиваться. И вед...
Книга «Корабль дураков, или Краткая история самостийности» – вторая книга в серии «Русский проект». Автор рассказывает о...
Взвалив на свои плечи заботу о необъятном государстве, будь готов к тому, что ноша эта окажется тяжкой. Возжелав сделать...
Богатство не нуждается в оправданиях, хотя часто оно оказывается на противоположной чаше весов, когда речь идет о духовн...
Страхи, тревоги, беспокойные мысли, проблемы со сном – все это свидетельствует о расстройстве нервной системы. От этих п...