Змеиный король - Степанов Николай

Змеиный король
Николай Степанов


Змееносец #2
Назвался груздем – полезай в кузов. Получил клеймо змеиной принцессы – будь любезен отработать вождем у змеепоклонников. И кого волнует, что ты нездешний, хочешь домой и на самом деле не Вирлен, племянник мага и его ученик, а потомственный фокусник Андрей Фетров. Тут в Жарзании события разворачиваются так, что твои личные проблемы – не стоящая внимания мелочь по сравнению с угрозой, нависшей сразу над двумя мирами. Дорогу домой все равно перекрыли, так что придется пока браться за решение местных проблем и наводить порядок в завратной реальности.

И да поможет тебе Нгунст!





Николай Степанов

Змеиный король





Глава 1

Церемония провозглашения


– Дихрон, что за фокус? Эта змеиная чешуя вообще не отмывается. Что же мне теперь, так и ходить с аппликацией хвостатой королевы на груди? Брр!

– И ты еще переживаешь?! Выжить после укуса королевской гюрзы, избежать гибели в схватке с бойцами гермага Мугрида, наконец-то избавиться от смертельно опасной ноши… Да на твоем месте любой другой прыгал бы от радости!

Яд поющей змеи королевских кровей считался в Жарзании самым опасным, от него не спасали даже лучшие средства. Однако Фетров действительно выжил, и платой за это, как он считал, стал необычный рисунок. Андрей все не мог свыкнуться с тем, что часть его кожи покрылась чешуей. Даже легкое случайное прикосновение к чужеродному наросту приводило парня в дрожь. Хотелось взять скребок и содрать эту гадость, но чешуйки держались очень прочно.

– Почему ты думаешь, что те люди работали на повелителя Ливаргии? Сами сказали?

– В Жарзании только один человек носил маску, украшенную зубами шкаронды.

– И кто это?

– Ратор Мугрида. Очень загадочная личность, между прочим. О нем ходило столько невероятных слухов, что я не удержался и снял маску с трупа. Говорили, что никто не видел лица этого человека. Я думал, под маской окажется нечто. К моему великому разочарованию, под ней не скрывалось ничего необычного. – Магир достал из мешка трофей и даже примерил на себя.

– А ты надеялся увидеть там монстра?

– Многие, кстати, именно так и считали.

– И зачем тебе маска?

– Приберегу пока, а потом, когда весть о смерти таинственного ратора распространится по стране, продам какой-нибудь пожилой леди. Монет за сто, а то и больше.

– Дядя, дядя… Страсть к золоту тебя когда-нибудь погубит.

– Деньги как таковые меня интересуют мало. Они мне нужны только для приобретения саженца агрового дерева. Иначе пропадает смысл всей трудной и опасной работы, которую мы с тобой проделали ради получения титула. Посуди сам: какой резон было становиться магиром, открывать себе каналы подпитки, если источника магической подзарядки у меня нет?

– А когда он появится, что это даст?

– Я смогу удвоить свои силы, освоить новые заклинания, шагнуть на более высокую ступень мастерства. – На пару секунд волшебник закатил глаза к небу, потом вспомнил про собеседника и продолжил: – Помнишь, к примеру, нашу стычку со слизуном?

– Который под мостом людей подкарауливает?

– Да. Так вот, имей я тогда удвоенные возможности, он бы ни за что не рискнул на нас напасть.

– Сначала деньги были тебе нужны, чтобы отдать долг, затем – чтобы стать магиром, теперь – вынь да положь дерево агровое, следом захочется дом купольный построить… А чем все это закончится – знаешь?

– Буду знатным и богатым человеком, – не задумываясь, ответил волшебник.

– Как бы не так! «На пороге сидит его старуха, а перед ней разбитое корыто», – процитировал знакомую с детства сказку нелегальный турист.

– О чем это ты?

– Да так… Видно, в вашем эпосе нет такого предания, которое доходчиво объясняет, к чему людская жадность приводит.

– Я вовсе не жадный. – Волшебник сделал вид, что обиделся, и отвернулся.

Первый привал Андрей и его фиктивный дядюшка устроили, когда пересекли границу Ливаргии. Практически всю дорогу после своего чудесного воскрешения в скалах Желтой гряды фокусник прокручивал в голове события, произошедшие с ним в Жарзании.

Попав в завратную реальность, он, вместо того чтобы, как любой турист, наслаждаться местными красотами и чудесами, позволил втянуть себя в весьма сомнительную авантюру, заключив сделку с гидом, более всего озабоченным добыванием денег. По условиям этой сделки землянину пришлось назваться племянником Дихрона и соблюдать все условности здешнего мира. Если бы они были безопасны для жизни и здоровья, то просто добавили бы яркости впечатлений от увиденного, однако из-за повышенного финансового аппетита названого родственника Фетров умудрялся попадать во все новые и новые переделки.

Сначала он перешел дорогу местному купцу с шулерскими наклонностями. «Дядюшка» хитростью втянул Андрея в покер, где ему, как неплохому специалисту по манипуляциям с картами, удалось вывести нечестного игрока на чистую воду, а вдобавок нажить себе мстительных врагов в лице самого купца, владельца карточного клуба и главы города, где проживал Дихрон. Они почему-то сразу посчитали шустрого паренька недостойным жизни. Потом появились и другие «доброжелатели»…

– Дядя, а в этом озере точно никаких монстров не водится? – решил уточнить землянин перед тем, как отправиться вплавь на другой берег.

Фокусник сам выбрал место для стоянки на берегу небольшого водоема. Здесь, в низине, их непросто было заметить, да и вид на озеро открывался великолепный. Несмотря на все неприятности путешествия по Жарзании, парень не забывал, что он – турист, и в первую очередь уделял внимание красотам волшебного мира. Он бы с удовольствием запечатлел это озеро, даже фотоаппарат с собой имелся, но последняя отснятая пленка лежала в нагрудном кармане. В завратном мире электроника работать отказывалась, а древний механический аппарат без начинки из пленки не представлял никакой ценности.

– Из тех, что опасны для человека, нет, – успокоил гид.

– Тогда я немного поплаваю.

– Давай. Только не очень долго. Через четверть часа рыба будет готова. – Чародей сидел возле костра и занимался приготовлением ужина.

Андрей поплыл к противоположному берегу. После возрождения в коконе парень ощущал в себе некоторые изменения, но не мог их четко сформулировать. Он заметил улучшение собственного стиля плавания. Сейчас Фетров тратил гораздо меньше энергии, прекрасно синхронизировав движения рук и ног, абсолютно не беспокоился о дыхании и, как результат, двигался в воде гораздо быстрее.

«Неужели это подарок от змеиной принцессы?»

О том, как он работал змееносцем, фокусник теперь вспоминал с некоторой грустью. А ведь и это неприятное назначение на должность произошло исключительно из-за жадности Дихрона, который заставил «младшего родственника» поработать в Ущелье Поющих Гюрз. Пока Фетров собирал по скалам змеиную яичную скорлупу, к добытчику в капюшон заползла гюрза королевских кровей, обладавшая, по словам «дяди», опасными магическими способностями. Избавиться от незваной пассажирки можно было только по обоюдному согласию, которого Фетрову пришлось дожидаться, таская змею на себе, пока та не выбрала пригодное для проживания место.

К постоянному присутствию хвостатой в собственном капюшоне фокусник даже успел привыкнуть и теперь ощущал некоторый дискомфорт, хотя раньше певунья доставляла немало хлопот и частенько раздражала туриста, пожалуй, не меньше, чем его алчный «дядюшка».

«Однако именно благодаря этим двоим я до сих пор жив, – рассуждал пловец, возвращаясь к костру. – Это ж надо умудриться попасть в Жарзанию накануне гибели здешнего владыки! Да еще в тот период, когда по древнему пророчеству тут ожидают появления то ли мессии, то ли спасителя, который местным вельможам как кость в горле. Хорош бы я был, явившись в Гетонию обычным туристом. В смысле хорошим трупом. Кстати, только благодаря Дихрону и королевской гюрзе мне удалось выведать о планах недоброжелателей раньше, чем они сами добрались до меня. Вот уже больше недели я обитаю в самом красивом и с некоторых пор самом опасном для любого чужака мире. А ведь по условиям тура мне вообще пора домой собираться. Но увы! Сейчас к Вратам только сунься – могут сразу на голову укоротить. И подобный фокус меня нисколько не устраивает».

Андрей выбрался на берег.

– Дихрон, как думаешь, если произойдет тот самый прорыв, о котором говорил гермаг Ливаргии, я смогу попасть на Инварс?

– Возможность, безусловно, появится. Только ты учти: Врата, особенно в первое время, будут под постоянным контролем. Вельможи планируют совершить ряд грабительских набегов, так что попасть на другую сторону станет немногим легче, чем сейчас.

– Плохо.

– А ты о трудностях пока не думай. Поешь лучше. – Волшебник разложил запеченную рыбу на траве.

Дихрон пребывал в благодушном настроении. Совесть за собственные некрасивые поступки его не мучила. Главное, Андрей не знал, что пару дней назад волшебник собирался продать «племянника» гермагу, стоявшему во главе заговора. Правда, сделка не состоялась, а сам «продавец» вместо денег получил кандалы и перспективу мучительных пыток с последующим путешествием к Кардыблу. И лишь вмешательство того самого человека, которого чародей предал и фактически обрек на гибель, позволило предателю избежать казни.

Неожиданное спасение настолько повлияло на образ мышления колдуна, что он твердо уверился: Нгунст связал его судьбу с судьбой «племянника» прочной веревкой, и любая попытка разорвать ее против воли высших сил будет строго наказана. Так уже случалось, когда гид собрался бросить туриста. Тогда Дихрон едва не лишился огромного состояния, необходимого для получения титула. Вторая попытка избавиться от фокусника чуть не стоила чародею жизни. И наоборот, когда они действовали сообща, колдун получал неплохие дивиденды для себя: ему удалось избавиться от неподъемного долга перед купцом-шулером, уйти от гончих пуролградского градоначальника, получить титул магира, освободиться из плена…

– К твоему знакомому еще долго шагать? – прервал мысли старшего «родственника» Андрей.

– Если завтра выйдем пораньше, к вечеру доберемся.

– А вдруг Анварду все-таки удастся договориться с новым правителем Жарзании, как он нас тогда найдет?

Фетров не забывал про купца, отправившегося в столицу с ценными сведениями. С ним парень связывал свою единственную надежду на возвращение домой.

– Правителем Зулг станет самое раннее послезавтра. Потом начнутся нескончаемые церемонии, встречи со знатными вельможами… Купцу, даже такому богатому, как Анвард, в ближайшие дни к новому кронмагу не пробиться. Опять же, если ты помнишь, в отличие от деда внук терпеть не может торговцев. Я вообще опасаюсь, что моего друга там, в Девятиграде, и повяжут.

– За что?

– Чужое богатство многим не дает покоя. А поскольку у него теперь нет покровителей, этим могут воспользоваться.

– Так что же мы тогда не идем к нему на выручку? – Единственная возможность пробиться к Вратам не должна была пропасть вместе с Анвардом.

– А чем тут поможешь?

– Не знаю, – откровенно сознался молодой человек. – Могу разве что представиться змеиным королем и, как правитель правителю, в категоричной форме изложить волю своих подданных.

– Вот ты смеешься, племяш, а между прочим на гербе Фиренгов изображена королевская гюрза. И Зулгу наверняка будет любопытно переговорить с тобой. Вот только шансов попасть к нему у нас мало. Свита обычно не приветствует появление новых фигур при дворе.

– Погоди, неужели у Анварда среди вельмож нет ни одного нормального знакомого, кто может слово замолвить?

– Точно, – сразу вспомнил волшебник, – такие люди имеются. Некоторых даже я знаю.

– Вот к ним и следует пойти в первую очередь. Как я сразу не сообразил?

– А вдруг они посчитают, что выгоднее продать потерявшего высокое покровительство приятеля? А заодно и нас с тобой.

– Да, высокого же ты мнения об окружающих! Если так рассуждать, то почему сам не продал меня? Прибыли-то теперь от туристического бизнеса ждать не приходится, а деньги ты до беспамятства любишь. Однако не продал же! Почему думаешь, что другие хуже окажутся?

Дихрон несколько стушевался, но быстро нашелся:

– Я просто решил предостеречь. Ты из-за меня чуть жизни не лишился. И снова рисковать?

– Ценю твою заботу, дядя, но утром я пойду к Девятиграду. С тобой или нет – решай сам.

– Вирлен, мы, конечно, идем вместе, – поспешил согласиться магир.

Неожиданно за спиной раздалось до боли знакомое шипение. Андрей резко обернулся.

– Это еще кто? – спросил парень.

К костру подползла пятнистая змея.

– Племяш, это опять гюрза. Только обычная, без короны.

– Разве они не колониями живут?

– Как правило, да. Но бывают и исключения.

– И что ей от меня нужно? – Фетров замер, потому что певунья начала подниматься по его руке.

– Может, хочет засвидетельствовать свое почтение?

Змея добралась до груди человека, дотронулась до знака и, не торопясь, поползла дальше.

– И как это понимать? – удивился циркач. – Столь нагло в вашем живописном мире меня еще никто не использовал. Переправилась через меня, словно через бревно над ручьем. А ты еще утверждал, что у меня нынче статус змеиного короля. Ни за что не поверю. С королями подданные так не поступают.

– Так вот что она сделала! – осенило чародея.

– Кто?

– Твоя принцесса. – За время совместного путешествия они так стали называть коронованную гюрзу.

– И что?

– Видел, откуда приползла змея?

– Допустим.

– А дальше она направилась в ту сторону, откуда мы с тобой пришли.

– Ну и что?

– Новая королева через тебя объявляет о приеме отверженных под свою опеку. Понимаешь, из-за того, что часть ее жизненной энергии ушла на твое оздоровление, у нее возник дефицит подданных. А малочисленная колония не скоро обустроит новую территорию.

– Что еще за отверженные?

– Изгнанники, – пояснил Дихрон. – У них, как и у людей, случаются разборки, схватки за право находиться ближе к королеве. Победители отвоевывают выгодные места, а проигравшие либо покорно остаются в самых низах, либо покидают колонию, чтобы при случае прибиться к новой.

– Елки-метелки! Так я теперь еще и указателем работаю, причем абсолютно бесплатно.

– Я бы не спешил со столь категоричными утверждениями. Кто знает, на что способны подарки королевской гюрзы?

– Главное, чтобы благодаря этим подаркам я весь не покрылся чешуей и у меня не раздвоился язык.

За ночь фокусника посетили еще четыре змеи. Каждая, отметившись у Андрея на груди, отправлялась на зов королевы.



Провозглашение Зулга кронмагом проходило на удивление буднично. В золотом зале дворца делегации провинций по очереди подходили к новому правителю и свидетельствовали свою преданность. Однако даже стороннему наблюдателю было ясно, что это не более чем формальность. Древнее предание гласило о другой клятве, которая грозила неминуемой смертью ее нарушителю. Как впоследствии выяснилось, и ее можно было обойти, а потому о доверии между господами и их приближенными говорить не приходилось. Каждый считал, что подпускать к себе вассала на близкое расстояние можно только с одной целью – если собираешься от него избавиться.

Как и все помещения резиденции кронмага, золотой зал выглядел мрачно. Внук Франуга как-то спросил у тайного советника о причине слабого освещения комнат, и тот объяснил, что в темноте проще спрятать щитников и разящих.



Читать бесплатно другие книги:

Эта книга стала результатом эффективной практической работы автора в российском бизнесе. Используя уникальный опыт орган...
Данная книга посвящена работе с ценными бумагами на российском фондовом рынке и возможностях, предоставляемых сетью Инте...
На профессиональном жаргоне трейдеров, свингом называется количество времени, в продолжение которого позиция на покупку ...
Основная идея этой книги – рассказать читателю об электронной торговле облигациями, акциями, в том числе акциями второго...
Частный трейдинг или proprietory trading пока еще мало освещен в русскоязычной литературе. По сути дела, это первая книг...
Современные технологии позволяют нам общаться и работать таким образом и в таком темпе, который раньше мы не могли даже ...