Сказки кота Кузьмы - Маскаев Александр

Сказки кота Кузьмы
Александр В. Маскаев


Художник Александр Маскаев героем всех своих картин, книжных иллюстраций и сказок выбрал домашнего любимца рыжего кота Кузьму – доброго шалуна, который вечно попадает в забавные истории.

Для дошкольного и младшего школьного возраста.

В формате pdf A4 сохранен издательский дизайн.





Александр Маскаев

Сказки кота Кузьмы



© Маскаев А. В., 2013

© Оформление, издательство "БХВ-Петербург", 2013



Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.



© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru (http://www.litres.ru/))


* * *




Жил да был кот


В каком царстве и в каком государстве – неведомо, жил-был и просто гулял сам по себе рыжий кот Кузьма. Был он доброго и весёлого характера, а лукавство и хитрость достались ему от деда его Василия, который теперь всё чаще лежит на тёплой печи и слушает истории Кузьмы, добродушно улыбаясь в поредевшие усы. Друзей-приятелей у Кузьмы много по всему белому свету, от заснеженного и морозного Севера до жаркого и солнечного Юга. И где бы он ни был, случаются с ним чудеса. Так, по крайней мере, он сам и говорит. Не сидится ему на месте. Приключения и сказки, которые он так любит, зовут его и в дальние края, и в родные стороны, ведь там с бабушкой Ягой можно попить малинового чаю, с водяным сварить ухи из окуньков, а с лешим побродить по невиданным тропинкам в лесной чаще и посплетничать с кикиморой про жизнь её болотную… Да мало ли чего ещё приключится! Кузьма и сам не прочь побаловать нас сказками, и мы, глядя в отражение огоньков от печи в его глазах, слушаем и верим каждому его слову.




Сказ о том, как Кузьма Тимофеевич завёл настоящую дружбу с мышами


В избе было натоплено. Разомлевший Кузьма лежал на печи и со скукой в глазах смотрел на одинокую муху, бьющуюся об оконное стекло.

– Эх… тоска! – промурлыкал он и спрыгнул с лежанки. Увидев приоткрытую дверь в чулан, он направился туда в надежде чем-нибудь разжиться да как-то скоротать время. В темноте Кузьма разглядел на стенах полки, берёзовые веники, две кадки в углу, старые валенки и много прочего, чему он, Кузьма, названия не знал. На противоположной стене от кадок он увидел слабую полоску света, пробивающуюся из-под пола. «Ага! Это уже интересно», – подумал Кузя, пристраивая глаз к отверстию. Он увидел маленькую лестницу, спускающуюся в подпол, услышал похожий на писк, негромкий, но весёлый разговор.

Рассматривать одним глазом было тяжело, но он старался, – уж больно интересная сцена перед ним возникла. На крохотной тумбочке стояла свечка, освещая прибранную и уютную комнатку-нору. За столом сидели трое чудно одетых и оживлённо разговаривающих мышей.

Кузьма напряг слух и услышал, как один из них рассказывал остальным про свою удачную рыбалку. «Наверное, привирает, как любой рыбак», – подумал кот, внимательно разглядывая маленькое жилище. «Да, хорошо живёт мышиный народец, всё-то у них по уму и на своём месте…», – восхитился он.








Кузьма не стал прерывать оживлённый разговор, сел в тёмном углу чулана и, глядя на маленькую лужицу, вытекшую из кадки, подумал: «Надо бы мне задружиться с мышами, найти их старшину[1 - Старшина – старший в группе (зверей или людей), начальник, предводитель. На Руси старшина – должность выборная, а значит, заслуживающая доверия.] и заключить мировую. Всё-таки жизнь станет повеселее. Объясню им, что не охочусь за ними и не буду. Мне только и надо, чтоб порядок в доме был – иначе выгонят метлой из избы. Да и кто их будет кроме меня охранять от деда моего Василия? Дед хоть и старый кот, но до охоты у него и глаз востёр, да и коготки…» С этими мыслями Кузьма вышел из чулана и побежал во двор, – в его кошачьей жизни, унылой и невзрачной до этого, появился новый смысл и интерес. Не обращая внимания на заносчивого петуха, он направился к погребу в надежде на то, что именно там и живёт мышиный старшина…




Сказ о том, как Кузьма Тимофеевич встретился с Шуклей


Кузьма спускался по ступенькам в тёмный погреб: чем ниже, тем темнее становилось впереди, но его глаза стали постепенно привыкать. Как же ему найти мышиного старшину? Не кричать же в погребе?! Да и имени старшины он не знает… Эти грустные его мысли прервал едва слышный шорох и еле заметное движение.

На железной печке-буржуйке[2 - «Буржуйка» – так называют металлическую печь, которую и сейчас иногда можно встретить в дачных домиках. Почему её окрестили именно буржуйкой до конца неясно, но многие считают – за «прожорливость», так как она требовала больше топлива, чем обычная крестьянская печь.] спокойно сидел и поглядывал на Кузьму анчутка со странным именем Шу?кля[3 - Имя Шу?кля, скорее всего, означает «искатель». В украинском языке «шукати» значит «искать». Что ж! Хорошее имя для домового, который обязан помогать хозяевам отыскивать потерянные вещи.]. Шукля был совсем малого роста, лыс головой, но зато с большими чёрными усами. С печки свисали его кривенькие ножки, обутые в маленькие лапоточки. Кузя давно знал Шуклю, но они не были особо дружны, особенно после того случая, когда анчутка умыкнул у Кузи пескарей.

– Ищешь чего? – спросил Шукля. – По глазам вижу.

– Да не чего, а кого! – ответил Кузьма. – Мышиного старшину мне бы повидать.

– Тогда тебе Жу?ла нужна, – буркнул Шукля, слезая с печки. – Пойдём, покажу что ли…

Они двинулись в дальний угол погреба и, показывая пальцем в темноту, анчутка сказал:

– Вторая полка снизу, третья банка с огурцами справа. Отодвинь банку в сторону, увидишь шнурок – дёргай, а там уж я не знаю как – захотят тебя видеть или нет…

Кузьма хотел было отблагодарить Шуклю, но того и след простыл, только под потолком блеснули два уголька его глаз.

Запрыгнув на полку и кое-как отодвинув банку с огурцами, Кузьма и в самом деле увидел тоненький шнурок, свисавший из отверстия в стене. Кузя дёрнул, но не сильно.

За стеной послышался несильный звук колокольчика. Под потолком, прямо над Кузьмой, раздался тонкий скрип – Кузьма увидел, как отворилась маленькая дверка, и оттуда в полумрак погреба заструился мягкий жёлтый свет.

– Ты почто Жулу беспокоишь? – спросила вылезшая голова старого мыша с седыми усами.

– Мне бы… это… поговорить, – промурчал Кузьма.

– Жди, – деловито сказала мышиная голова и исчезла. Вместо неё появилась и распустилась до самого низа верёвочная лестница, по которой тут же очень проворно сбежала мышь в красном сарафанчике и зелёных тапочках. Это была обычная мышь средних размеров, только в сарафане. Она смотрела на Кузьму строгими глазками, усики вокруг её носа подрагивали.

– Слышала я от братьев своих рыбачков, за которыми ты подглядывал тут намедни, что не зловредный ты, не как твой дед. Неужто мировую пришёл заключать? – почти басом пискнула Жула, достав при этом из кармашка семечку и тут же расшелушив её маленькими лапками. Тут Кузьма и рассказал ей как на духу всё, что на душе наболело: что тоска ему жить без друзей, что за мышами он не охотится и что рад будет помогать им во всём и играть вместе с ними, когда дел не будет вовсе. Жула выслушала его, догрызла семечку и сказала:

– Добро, пусть так и будет, коли ты не врёшь. Хорошо будет нам вместе.

Для заключения обряда мировой она предложила Кузьме искупаться и кликнула кого-то.

Словно из ниоткуда появились мыши в клеёнчатых передниках, притащили щётку, мыло и ковш воды. Кузьма, глядя на это, обречённо вздохнул. Он понял, что Жула придумала это как испытание – ведь он терпеть не мог воды. «И… эх, – подумал Кузьма, – обряд так обряд!» И собрав всё своё мужество, улёгся на полу около буржуйки, зажмурившись и готовясь совершить подвиг во имя дружбы.









Сказ о том, как Кузьма Тимофеевич повстречал водяного, лешего и банника


После братания с мышами Кузя просыхал на крыше избы, стряхивая с себя последние капли ненавистной ему воды. Тут из-под куска кровельной дранки[4 - Дранка – деревянная пластина, материал. Им выкладывают крыши домов.] вылез мышь-рыбачок и, недоверчиво поглядывая на Кузьму, сказал:

– Мир так мир, дружба так дружба! Мы тут с братьями завтра поутру на рыбалку собрались. Может, и ты с нами? Сам наловишь, – это тебе не у хозяина клянчить.

– Да я и не ловил никогда, но если поможете – так пойду, – с радостной надеждой в голосе муркнул Кузя.

– Хорошо, – сказал мышь, – мы за тобой зайдём ранёшенько, ещё и солнце не встанет. Так что ложись пораньше спать.

Мышь прошуршал дранкой и исчез. «Неужели моя жизнь изменится, – зажмурился от удовольствия Кузя. – Что ж я раньше-то не додумался?» И вспомнил, как дед его наставлял, что хищник, который под стать уссурийскому тигру, должен быть страшен и суров. Но Кузьма до этого если и был страшен, то только тоской своей.

На следующее утро проснулся он от того, что кто-то дёргает его осторожно за усы. Открыл глаза Кузьма и увидел мыша-рыбачка?, который стоял на его груди и держал в своих лапках его ус.

– Пора! – сказал мышь, улыбаясь. – Собирайся. Мы будем ждать тебя около старого колодца.

Кузьма наспех попил молочка, стараясь не скрипеть дверями, выбежал из избы и направился к колодцу. Солнце ещё не встало, но его лучики уже выбивались из-за кроны деревьев. Около колодца его ждали трое. Два мыша по-деловому держали жестяную банку с червями, а третий – удочки, намотанные на ореховые прутики. Тот, что с удочками, махнул Кузьме рукой и сказал:

– Давай поторопимся, а то зорьку прозеваем – в это же время самый клёв!

Мыши так проворно и шустро припустили по тропинке, что Кузя еле успевал за ними. Забежав в лес, Кузьма ощутил шерстью прохладу: от росы было ещё сыро. Мыши иногда пропадали из виду в высокой траве и под лопухами. Впереди между деревьями засветилась речная гладь, и он прибавил шагу…

На берегу Кузьма перевёл дух и огляделся. «Какая же красота!» – подумал он. На противоположном берегу стояла маленькая водяная мельница, её огромное колесо со слабым скрипом медленно крутилось. За мельницей простирался лес, огромные дубы на границе которого подпирали своими кронами небо с уже гаснущими звёздами. Мыши уже сидели на мостках, доходивших до середины речки, и разматывали свои снасти. Один из них, смущаясь, сказал Кузьме:

– Мы удилище для тебя не вырезали – тебе же большое надобно. Ступай в лес и поищи себе орешину… Только не мешкай, солнышко вот-вот выйдет.

Кузя со всей прыти побежал в лес. Забравшись в чащу и повертевшись на месте, он прищурил глаза и стал выбирать себе ореховый пруток. Перебрав несколько веточек, Кузьма услышал потрескивание сучков и шорох листьев. Он оглянулся, но не увидел ровным счётом никого, хотя звуки, похожие на тяжёлые шаги, приближались. Бедный Кузя оторопел, глядя во все глаза. И тут прямо перед ним стала появляться из листвы, веток и травы непонятная большая фигура, напоминавшая дерево. Кузя услышал звук, похожий одновременно на скрип и смех. Фигура стряхнула с себя листья, мох, шумно вздохнула и превратилась в огромного деда с седой бородой и очень живыми глазами изумрудного цвета. Одет он был в необычный кафтан, который сверху состоял из разноцветных лоскутов, а заканчивался снизу древесной корою, ветками и корнями. На шапке у деда росли грибы и куст земляники. В одной руке он держал посох с затухшей на нём свечой, а на другой руке сидел нахохленный филин с оранжевыми глазами.

– Иэээх. Шёл, нашёл и потерял[5 - «Шёл, нашёл и потерял» – присказка, которую в народе повторяли в лесу, чтобы не попасть под влияние лешего и не заблудиться.], – проскрипел, улыбаясь, дед. Кузя хотел было что-нибудь сказать, но от страха у него перехватило дыхание, и он, не зная, что ещё сделать, поклонился деду.

– Ты Кузьма, стало быть. Знаю про тебя – анчутка Шукля рассказывал! На деда ты своего похож, Василия. Мудрёный он у тебя, – дед был благодушен.

– Здравствуй, дедушка, – еле слышно промурчал Кузя.

– Да какой я тебе дедушка! – возмутился неожиданный собеседник. – Леший я! Лесовик, лешак, лесной дядя, лисун – вот, знай, кто я таков. Это кому как нравится, а прозвище у меня – Лопастый.

Кузя извинился и рассказал, что пришёл с мышами рыбки половить, да удилища, мол, нет. Лесной дед одобрительно закивал головой, и при этом с самой макушки его шапки упала шишка. Лопастый взялся помочь и приказал Кузе забраться к нему на спину. В считанные мгновения они оказались вместе на очень красивой опушке леса, по краям которой рос орешник. Лопастый выбрал одну ветку для Кузи и протянул ему, приговаривая:

– Ловись рыбка, большая и малая.








Он улыбнулся, глядя на Кузю, и проскрипел:

– Иэээх, шёл, нашёл и потерял, – и Кузя почувствовал, что сидит уже не на спине у лешего, а на берегу речки около мостков…

«Вот это да! – приходил в себя кот-рыбачок. – И что же я раньше-то в лес не ходил?» Привязав леску к орешине и насадив червячка на крючок, Кузьма с горем пополам закинул удочку. И тут он понял, что не ходил он только потому, что его никто не звал ни в лес, ни на рыбалку. «Какая тоска быть тигром», – подумалось Кузьме.

Солнце уже позолотило макушки деревьев, все трое мышей лукаво поглядывали на Кузю – видно знали, что с ним приключилось. Поднимающееся над деревьями солнце пустило блики по воде, заиграло на осоке и листьях кувшинок. Кузьма зажмурился от такой красоты и почувствовал распирающее его блаженство.



Читать бесплатно другие книги:

У вас вечеринка? Замечательно! Но вам надоело однообразие: тосты, водка, салаты, мужские разговоры о футболе, женские о ...
Праздник – это всегда необычное настроение: подарки, цветы, гости, добрые пожелания. Каждый спешит чем-то порадовать вин...
Как много тайн таит в себе наша жизнь! Сколько в ней удивительного и загадочного. Но ответы на многие вопросы можно найт...
Кому не хочется заглянуть в будущее и узнать свою судьбу, или проверить искренность чувств любимого человека, или узнать...
Авторы этой книги собрали тосты для различных праздников – дня рождения, именин, Нового года, свадьбы… Ведь для того что...
Книга «Застольные песни для русской души» – это сборник песен на все случаи жизни. В ней содержатся русские и украинские...