КвазаРазмерность. Книга 1 - Вавикин Виталий

КвазаРазмерность. Книга 1
Виталий Вавикин


КвазаРазмерность #1
Очень далекое будущее. Двухуровневое восприятие реальности, где жизнь разделена на мир Материи и мир Энергии. Молодой создатель революционной игровой площадки оказывается в центре заговора конкурентов, желающих прибрать к рукам его проект. Подставив отца главного героя, конкуренты требуют вернуть огромный фиктивный долг, погасить который можно лишь продав перспективную игровую площадку, но вместо этого главный герой, его брат и девушка, втянутая волею судьбы в неприятности, решают принять участие в игровых порталах конкурирующих фирм, чтобы, «сорвав банк», рассчитаться с кредиторами.





Виталий Вавикин

КвазаРазмерность. Книга 1



Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.



© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru (http://www.litres.ru/))


* * *




Глава первая


6971 год

Законы, катехизисы, догмы… Последний адепт террористической организации «Мункара и Накира» горел в Квазаре, продолжая клясться в верности своему несуществующему лидеру Малику… Иегудиил помнил эти крики. Крики человека, тело которого осталось в Размерности, а сознание пылает в трехмерном времени Подпространства… И еще Иегудиил помнил, как смеется его дочь, Ариша – звонко, беззаботно… Клирики Института всемирной иерархии учат быть сильным, стойким, решительным, но иногда схемы жизнеустройства дают сбой…

Женщина, с которой Иегудиил вступил в союз, обратившись в Репродукционный центр, чтобы получить ребенка, прожила с хранителем три года и решила оставить его.

– Ты слишком жесток, – сказала она. Сказала женщина, занимавшая должность ведущего инженера в одном из самых жестоких игровых проектов современности.

«Голод». Хранители редко интересовались этой детской забавой, если, конечно, центры клонов Энрофы не начинали брать на себя слишком много. Последний незаконный Репродукционный центр Иегудиил закрыл меньше месяца назад. Спрос на клонов рос с каждым годом, особенно в криминальных кругах «Мункара и Накира», когда их собственные тела разыскиваются по всей Размерности. С Квазаром, конечно, все намного сложнее. Подпространство, где правит трехмерное время, не терпит вмешательства и контроля. Мир энергии.

– Почему бы тебе не перевестись в другой проект? – предложил как-то раз Иегудиил жене. – «Голод» не единственный игровой портал. Хочешь работать над глупыми проектами, переводись в «Новые Фивы». Там, по крайней мере, не используют клонов и не перегружают нейронные сети прокачкой персонажей.

– Меня не возьмут программировать в Квазаре, – отрезала Саломея.

Да, имя жены Иегудиилу тоже не нравилось.

Линейность Размерности отражалась в трехмерности времени Подпространства. Тысячи лет назад были созданы агентства хронографов, и теперь в распоряжении каждого родителя, получившего ребенка в Репродукционном центре, находилась достойная база данных имен и историй, связанных с ними. История Саломеи казалась Иегудиилу запутанной и сложной. Что касается собственного имени, то здесь проблем не возникало – традиция давать детям имена религиозных персонажей зародилась тысячелетия назад, когда планета оживала после Третьей мировой войны, и Размерность только зарождалась. Смутное это было время, неспокойное. Люди покидали гигантские, отстроенные в океанах военные комплексы, переселялись на сушу…

Иегудиил не любил вспоминать те времена, потому что сейчас мир был совсем другим. Планету давно сковали вечные льды, и жизнь продолжалась внутри уцелевших военных комплексов. Теперь от прошлого осталась лишь Размерность. Когда-то давно люди пытались интегрировать себя в природу, замещая большинство потребностей нейронными образами. Жидкие чипы, интегрируемые детям при рождении, совершенствовались. Возможность принимать и перерабатывать чистую кинетическую энергию решила вопрос питания. Нейронные программы вышли на новые рубежи. Скованный льдами мир расцвел, украсился. При помощи нейронных сетей человека можно было накормить, согреть. Можно создать образ пола и стен, правда для подобного требовалось большое количество энергии…

Квазар появился уже многим позже, после Великого ледника. Настоящий Квазар, построенный в петле подпространства трехмерного времени. Инженеры Размерности научились переносить в новую реальность не только сознания, но и ментальные образы предметов. Все это стало возможным после того, как удалось победить временные резонансы линейности материального мира. Именно после того, как ученые Энрофы создали компенсатор резонансов, Квазар расцвел и получил вторую жизнь. Ученым Энрофы не было дела до Квазара. Их интересовали возможности переноса сознания – извлечение из одного тела и последующая интеграция в другое – купленное, созданное искусственно…

Спустя четверть века Институты всемирной иерархии упразднили учение Энрофы, но ученые просто ушли в подполье. К тому же их защищала организация «Мункара и Накира», способная противостоять клирикам и хранителям Всемирной иерархии. Да и Квазар развивался такими темпами, что вскоре вместил в себя большую часть уцелевших после ледника жителей, уставших от серости и монолитности гигантских жилых комплексов класса «Animalia». Когда-то комплексов были десятки, но после марсианской лихорадки, после голода, бегства на уничтоженные войнами материки, а затем Великого ледника, осталось всего три: Galeus longirostris, Hexactinellida, Isistius labialis. В последнем комплексе адепты Малика из «Мункара и Накира» устроили теракт, в результате которого погибло восемьдесят процентов подключенного к Квазару населения – тела их остались, но сознания затерялись где-то в трехмерности времени Подпространства. Именно в Isistius labialis и будет в будущем построена игровая площадка «Голода». И так уж сложилось, что именно здесь тысячелетия назад, во время перенаселения и нехватки искусственных продуктов питания после возвращения с Марса переселенцев, были отмечены вспышки каннибализма. После случилась вспышка марсианской лихорадки, а когда все закончилось, численность жителей уменьшилась с девяноста миллиардов до шести. Социологи назвали это Великой Чисткой Бога, потому что большинство погибших людей приходилось на нижние и средние ярусы гигантских жилых комплексов.

Ад и Чистилище – так называли в народе эти секторы. Все важные исследовательские и научные учреждения находились в «Раю», у «небожителей». В те годы на верхних ярусах было видно небо и дышалось легко… Тогда вообще все было иначе. Женщины и те выглядели по-другому. Полные груди, крепкие тела, способные выносить и выкормить ребенка. За тысячи лет существования Репродукционных центров люди изменились. Да и ледник с вечной мерзлотой вокруг не способствовал физическому развитию. Фазы сна увеличились, мышечная масса снизилась.

Для игровой площадки «Голод» центры Энрофы разработали специальные модели клонов – крепкие, сильные, словно прошлое ожило и явило себя настоящему, слепя глаза пышностью форм. Популярность «Голода» создала спрос на тела людей прошлого. Появились десятки незаконных центров Энрофы, где создавались клоны. Раньше использовать клонов для вынашивания детей вместо Репродукционных центров предпочитали в основном адепты «Мункара и Накира». Теперь же эти ряды пополнили рьяные фанаты «Голода». Конечно, процедура была не дешевой и списывыла с личного счета много единиц Влияния, но бедные обычно и не играли в «Голод». Вход стоил дорого, а рисковать, закладывая в центре Энрофы свое тело, осмеливались единицы. По крайней мере, так было вначале, когда проект только развивался и не было возможности перевести набранные в игре очки в единицы Влияния. Этот ход вдохнул в проект новую жизнь, превратил в финансовую пирамиду. Игроки разделились на два лагеря – те, кто просто играет, и те, кто пытается заработать. Мир прошлого очаровывал и рождал споры. Клоны гибли сотнями, перерабатывались, и новые участники вступали в игру.

Комплекс Isistius labialis после атаки террористов «Мункара и Накира» был покинут, заброшен, так что многие игровые действия проходили в ледниках, где выживание клонов становилось невозможным без энергетических костюмов. Нейронные игровые сети грелись и время от времени сбоили. Современные технологии вообще противоестественно пересекались с атмосферой прошлого, но никто не жаловался. Наоборот, современные технологии, интегрированные жидкие чипы и нейронные сети позволяли прокачивать клонов, улучшать вооружение, защиту, живучесть. В замерзшем мире кровавый шутер стал панацеей движения и жизни. Порочный, достойный порицания за пропаганду жестокости. К тому же, «Голод» позволил запрещенным центрам Энрофы выйти на легальный уровень. Вырос процент торговли человеческими телами. Институт всемирной иерархии пытался запретить игровой тотализатор и возможность игры под залог своего тела, но по результатам голосования законопроект отвергли. Оставалось пенять на чрезмерную жестокость и канувшие в небытие с появлением Квазара сексуальные отношения, случавшиеся в игровом процессе. И еще эти действительные вспышки каннибализма, когда участнику нужно было питаться другими клонами, чтобы повысить уровень энергии для использования в нейронной сети.

За долгие поколения существования проекта клирики Иерархии не раз пытались вмешаться, закрыть проект, но в конце концов решили дать затянутому ледником миру альтернативу «Голода». Проект назывался «Фивы» и, конечно, главной особенностью игры стал созданный исключительно в Квазаре мир, почерпнутый из сохранившихся записей хронографов. Для разработок были приглашены инженеры Размерности и ученые акеми – науки, развивавшейся исключительно в Квазаре, используя законы трехмерного времени Подпространства. Правда Энрофа наложила свою руку и на этот проект, благодаря разработкам гасителя резонансов, но здесь хотя бы не было клонов и грязи. Клонов исключал игровой мир Квазара, а грязь… Клирики надеялись, что смогут удержать контроль над игровым процессом в своих руках благодаря финансированию, но вскоре проект разросся до таких масштабов, что Институт всемирной иерархии предпочел отступиться. «Фивы» перешли в частный сектор, однако продолжили составлять единственную достойную альтернативу ставшему еще более кровавым к тому времени «Голоду».

После того, как Иегудиил и Саломея расстались, отец пытался получить опеку над дочерью, ссылаясь на высокий социальный статус хранителя, но оказалось, что инженеры «Голода» котируются не ниже. Так что решение о том, кто будет заботиться о ребенке, осталось открытым и было отложено на неопределенный срок, пока не изменится социальный статус родителей. «Что ж, ждать долго не придется», – решил Иегудиил. Центры Энрофы всегда были, есть и будут ахиллесовой пятой «Голода». Недостатки, ошибки и нарушения выявляет каждая комиссия. Так что нужно лишь встретиться с другом из комиссии, получить нужную информацию, а затем предъявить перечень нарушений персоналу, ответственному за набор инженеров «Голода».

Не прошло и нескольких месяцев, как Саломея набрала столько штрафных баллов, что сомнений в увольнении не было ни у кого. Ее выкинули из проекта. «Теперь, – думал Иегудиил, – нужно выждать месяц и снова заявить о своих правах на дочь».

– Почему ты думаешь, что Саломея не устроится в те же самые «Фивы»? – спросил Иегудиила напарник по имени Тантор, когда их направили к внешним границам жилого комплекса Galeus longirostris, чтобы проверить наводку о наличии там незаконного центра клонирования Энрофы.

– «Фивам» нужны ученые акеми, а не инженеры Размерности, – отмахнулся Иегудиил, убеждая себя, что теперь ничто не встанет между ним и дочерью.

– Саломея может переучиться.

– Не может. Размерность у нее в крови. Она ненавидит подпространство. Ее родители были инженерами Размерности. И родители их родителей…

– Я знал хранителей, который стали адептами «Мункара и Накира».

– Это не одно и то же.

Они покидали центр комплекса, смещаясь к промерзшим окраинам. Нейронной рекламы стало больше. Давно устаревшая, но надежная система пневмолифтов выплюнула хранителей на мерцающий нейронными проекциями перрон. Сотни рекламных опросов преградили путь, предлагая новоприбывшим принять участие в акциях, голосовании, оставить пожелания. Уровень социального статуса хранителей позволял им проходить сквозь эти образы, но вот другим людям приходилось задержаться, потерять время.

– А как насчет «Мекки»? – спросил Тантор, увидев рекламу нового игрового портала. – Что если твоя бывшая жена устроится на работу в «Мекку»? Говорят, проект планирует совместить два игровых мира: Квазар и Размерность. И спонсоры у него что надо…

– За один месяц проект не разовьется, а после суда, когда дочь будет со мной, у Саломеи опустятся руки. Поверь, я знаю эту женщину…

Они арендовали транспорт, вынырнули на прорисованную нейронными образами дорогу. Анализ социального статуса хранителей открыл им главные потоки движения. Чем дальше за спиной оставался центр, тем меньше нейронных реклам слепило глаза.

– Говорят, «Мекка» планирует использовать время, когда люди селились на материках после Третьей мировой войны, – сказал Тантор, разглядев очередную нейронную рекламу. – Думаю, выбраться из комплексов в мир до Ледника будет очень неплохо.

– Выбраться из комплексов можно и в «Фивах».

– Но там мир вымышленный, а «Мекка» обещает совместить реальность и вымысел, Квазар и Размерность, взяв за базу период, когда люди только начинали интегрировать себя в природу, изобретая альтернативные источники питания и первые жидкие чипы для нейронных сетей. Я слышал, что в те годы людям для сна хватало шести-восеми часов вместо двенадцати-шестнадцати сейчас.

– Так и температуры тогда другими были. Сейчас ледник повсюду.

– Ну, да…

Словно в подтверждение этих слов, спустя пару часов, когда хранители добрались до окраин средних уровней жилого комплекса Galeus longirostris, они увидели пробравшийся за толстые стены ледник.



Читать бесплатно другие книги:

Когда православных сербов стали убивать в Боснии, автор этой книги собрал немногочисленные вещи и поехал на войну – сраж...
Они встретились возле прилавка ювелирного магазина. Он – пока еще одинокий мужчина, выбирающий кольцо невесте. Она – уже...
«Люба Украина. Долгий путь к себе» – это история великого Воссоединения Малороссии и Великороссии. Украинский гетман вой...
Недопонимания и конфликты неизбежны. Но всегда можно найти выход из любой тупиковой ситуации, если научиться проявлять э...
При переходе границы в горном районе Кавказа убит известный международный террорист Дауд, при котором обнаружен детонато...
Понять Италию, может быть, до конца и нельзя. Но принять ее со всеми ее загадками, причудами и пристрастиями можно и нуж...