Четверо мужчин для одной учительницы - Ланска Ева

Четверо мужчин для одной учительницы
Ева Ланска


Энергия желания – великая вещь. Против нее не устоит ни один мужчина. И она обладает этой энергией. Она активная и целеустремленная. Она колесит по миру, участвует в интригах, соблазняет мужчин, собирает информацию в чужих интересах...

Но все это не ради денег или выплеска адреналина. У нее есть заветная мечта, которая сжигает ее изнутри. Есть цель. И она гонится за своей мечтой по всему миру, попадая в невероятные ситуации. Москва и Лондон, Париж и Нью-Йорк открывают ей свои тайны.

Но то, что она ищет, придет неожиданно, и совсем не так, как она предполагала...





Ева Ланска

Четверо мужчин для одной учительницы


«О! Лишь бы только она снова любила меня, Чтобы я мог не любить ее, как и прежде».

    Bernard Frank «L’Illusion comique»

«Видимость обманчива…»

    Из дневника В. Ш. 

«Darling, I’m a bizarre cocktail of sugar and spice plus all things nice with a healthy sprinkling of cyanide.

As you correctly spotted I’m as sweet as I am mean, I can never do one without the other or life would be so dull.

All pleasure must come with a little pain – I like to feel the sting – helps me separate the men from the boys.

Which are you?

Given how you kissed me last night, I think I have my answer….»

    Xxx
    Из дневника В. Ш.




1


Послушная скамейка прогнулась под двумя мальчишками, потрошившими дамскую сумочку Louis Vuitton. Первый, лохматый и задумчивый, вытаскивал из сумочки предметы, а второй, коротко стриженный и шустрый, решал их судьбу, оглядываясь по сторонам.

– Косметичка, что ли? Помада, тушь... а это че? Хрень какая-то...

– Матери возьми.

– А че я ей скажу-то? Запалит же!

– Не запалит, скажешь, нашел.

– О, кошелечек! Суперский! И че там? Фигасе! Доллары! Двадцать, пятьдесят... А это че за фантики?

– Это евро, тундра! Дай-ка!

– Э-э, грабли убери! Посчитаю!

– А чего это ты-то посчитаешь? Я сумку первый на лавке увидел!

– А я первый взял!

– А я сказал: через сквер срезать! Да ладно, давай резче, пока тихо! Потом разберемся! – рассудил шустрый.

– Ух ты! Тетрадка! – нашел первый. – Студентка, наверно! Отличница! Ну-ка, ну-ка! Почерк кругленький, сто пудов ботаниха! Че написано? Дне-вни-квш... Вшивый, что ли? – засмеялся он, по слогам разобрав название тетради.

– Не, ну ты дебил ваще, еще читать сядь! Выкинь ты ее! На хрен тебе чужие каракули, ты в своих-то не шаришь! – приказал второй.

– Кто еще не шарит, – огрызнулся тот и нехотя отшвырнул находку.

Тетрадь прошуршала по крашеным доскам скамейки и, ткнувшись в чугунный край, раскрылась на середине.

– Телефона нету? Посмотри еще!

Лохматый перевернул сумку вверх дном и потряс.

– Не-а... Все уже, пусто...

– Жалко! Не, ну денежки тоже круто!

– А сумку куда?

– Да никуда! Ты че, с бабской сумкой ходить будешь? – Шустрый сунул сумку под мышку и, изобразив юношу нетрадиционной ориентации, жеманно пропел: – Прикинь, ты такой идешь с сумочкой – «ла-ла-ла, мущиины, я с вамии!»

– Ага... Зашибись! Придурок! Дай сюда! – разозлился лохматый. Он вырвал у приятеля сумку и швырнул ее в кусты за скамейкой.

– Лана, лана, шуток не понимаешь! Дернули!



Через несколько секунд их голоса растаяли в аллее осеннего московского сквера.

Солнечный луч прострелил начавшую багроветь крону старого клена, что рос возле опустевшей скамейки. Раненая кленовая пятерня сорвалась с высоты и, исполнив несколько предсмертных па, упала на раскрытую тетрадь. Край пятерни, как указательный палец, подсказывал место, с которого следовало читать.



Я люблю парижское небо. Оно совсем не такое, как в Москве. Нет излишней грусти и глубокомысленности. Оно распахнутое, открытое, легкое, праздничное... Да, да, «праздник, который всегда с тобой». И начинается он там, над самой верхней заклепкой Эйфелевой башни. Радостная голубизна утра степенно сменяется дневным дымчатым умиротворением, расплывающимся в романтичные сиреневые сумерки. Сейчас уже поздний вечер. Темно-фиолетовый, подсвеченный таинственным светом огней.

Я пишу в номере гостиницы. Французское окно «в пол», словно вечернее платье, открывает ночной перекресток с громадной круглой клумбой посередине. Цветы спят, притворившись силуэтами людей или героев сказки. Невозможно понять, какой...

Завтра сложный день. Первый ответственный день для меня. У моего задания номер один, Ашана Бежара, выставка в Европейском Доме фотографии, на rue Franзois Miron, 82. Он модный фотограф. Настолько модный, что билеты пришлось заказывать заранее. На его выставках аншлаги. Но это и хорошо. Русская девушка, интересующаяся современным искусством, в толпе прочих поклонников прекрасного не вызовет подозрений. Кому придет в голову, что ее интересует сам художник с ядерным генетическим набором. Ашан – француз иранского происхождения. Ему 48 лет. Последние двадцать живет в Париже. Женат на польке с бесконфликтным именем Анна. Это его третья жена. Говорит на французском, на иранском, на английском и наверняка освоил несколько шипящих польских словечек. Выставка посвящена Израилю. Вот уж пример космополитизма в современном искусстве! Характер взрывной, неуравновешенный, тип поведения – доминирующий. Обожает себя в искусстве и красивых женщин. Впрочем, в этом нет ничего оригинального. Вся информация о нем уместилась бы в двух строчках, если бы не его хобби. Кстати, не забыть бы надеть красный бюстгальтер с бардовым платьем. Открытое декольте в купе с красной бретелькой должны сделать свое черное дело...

И самое главное – 14-е мая...

Этот день пока для меня задачка с четырьмя неизвестными... Как в школьном задачнике по арифметике: четверо велосипедистов вроде бы выехали из пункта А в пункт В, вернее, на остров L, но доехал только один... Вопрос: кто? Как сказала бы Вика, кто из ху...

Как мне не хватает ее рядом... Ее понимающих глаз, послушных пшеничных волос, ироничных комментариев и запаха свободы и моря...

Ладно, для начала надо как следует выспаться. Завтра у меня велосипедист номер один, французский... Впереди еще трое...

И впереди еще Москва, Венеция, Нью-Йорк и кто его знает, что еще...

Пожелай мне удачи, фиолетовый бог парижской ночи!




2


– Ваш земляк и коллега Анри Картье-Брессон как-то заметил, что хороший фотоснимок тот, который хочется рассматривать больше двух минут. Возле ваших работ, Ашан, время само останавливается!

Стройная темноволосая девушка в бардовом платье с глубоким декольте была так взбудоражена увиденным на выставке, что явно привлекала к себе внимание.

Ашан, утомленный всеобщим вниманием, вгляделся своими черными жгучими глазами в говорившую с чуть большим интересом. Ее нельзя было бы назвать безупречной красавицей. Но эти горящие глаза, эта вздымающаяся от волнения маленькая упругая грудь! Приятно, черт возьми! Поклонники и восторженные девушки часто бывают слишком назойливы, но вот такие моменты – бальзам на израненную душу творца.

– Спасибо, мне лестно ваше замечание, мадемуазель! Я считаю Анри безусловно талантливым мастером. А какие из моих работ вам показались ближе прочих? – спросил он.

– Ближе всего для меня состояние вашей души! Вечный поиск восхитительного, удивительного, возмутительного и вечное совершенствование себя! Я преклоняюсь перед вашим талантом! – девушка даже чуть покраснела, с восторженным пылом выражая свое восхищение. Волнуясь, она рукой поправила невидимую выбившуюся прядь, хотя ее идеально уложенные темные волосы совершенно не нуждались в помощи ее изящных пальцев. На какое-то мгновение на плече показалась красная бретелька бюстгальтера и тут же вновь скрылась. Но Ашан успел это заметить.

В ту же секунду он почувствовал, как внутри него включился «будильник».



Читать бесплатно другие книги:

В данной книге рассматривается авторская методика для укрепления мышечного корсета грудного и поясничного отделов позвон...
К 100-летию Ю.В. Андропова. Фундаментальная биография самого «засекреченного» и «парадоксального» вождя СССР, который ру...
Эта книга с рецептами наливок и настоек особенно актуальна для тех, кто хочет легко и быстро получить крепкие алкогольны...
Эта книга с рецептами наливок и настоек особенно актуальна для тех, кто хочет легко и быстро получить крепкие алкогольны...
Повесть о героине Великой Отечественной войны юной партизанке Ларе Михеенко.Для среднего школьного возраста....
«Почему-то именно весной возникают особые надежды. Солнышко чаще светит, вот что. Силы у людей появляются мечтать. И все...