Правовой самоконтроль оратора - Осадчий Михаил

Правовой самоконтроль оратора
Михаил Осадчий


Как известно, слово – весьма опасное оружие, которое при небрежном использовании может нанести непоправимый вред не только слушателю, но и оратору. Например, может разрушить карьеру и существенно усложнить жизнь. Даже самый искусный оратор, виртуозно управляющий аудиторией, может невольно совершить преступление, если его речь будет воспринята как оскорбительная, порочащая честь и достоинство, призывающая к экстремистским действиям. А за этим может последовать судебное разбирательство и предусмотренное законом наказание, ведь незнание закона не избавляет от ответственности. Как избежать вербальных правонарушений? Лучший способ обезопасить себя – научиться говорить ярко, эмоционально, убедительно, не преступая при этом закон, как предлагает автор книги «Правовой самоконтроль оратора» Михаил Осадчий. Вместе с ним вы посетите суд, узнаете подробности нашумевшего дела журналистки против эстрадной звезды, познакомитесь с технологией проведения судебно-лингвистической экспертизы и научитесь юридически грамотно строить свою речь.





Михаил Осадчий

Правовой самоконтроль оратора



Научный редактор д-р филол. наук Л.А. Араева

Редактор Ю. Быстрова

Технический редактор Н. Лисицына

Корректор А. Данилкина

Компьютерная верстка А. Фоминов, Ю. Юсупова

Дизайн обложки С. Дьяков



© Осадчий М.А., 2007

© ООО «Альпина Бизнес Букс», 2007



Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.



© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru (http://www.litres.ru/))


* * *




Предисловие


Стремление защитить свою честь, достоинство и репутацию от посягательств онтологически присуще человеку. В разные периоды истории оно то обостряется, то ослабевает. И это естественно – ведь сила данного стремления зависит от того, насколько ценит государство личность и ее права. Неудивительно, что в России постсоветского периода – периода гласности и расширения личных свобод – судебные иски о защите чести и достоинства стали обычной практикой.

Вот почему книга Михаила Осадчего так актуальна и злободневна. Автор поднимает сложные вопросы, относящиеся к разграничению понятий «личное мнение» и «сообщение сведений». На страницах книги сопоставляются общекультурная и юридическая семантика таких понятий, как «оскорбление», «клевета», «угроза».

Автор не обошел вниманием и важнейшую для современного поликультурного общества проблему вербального экстремизма. Не успели утихнуть сопоры правозащитников о чрезмерной жесткости Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности», не успело еще общество привыкнуть к назначенной «цене» слова – как вышла новая редакция Закона, где понятие экстремистской деятельности расширено. Именно о вербальных формах экстремизма говорится в новой редакции Закона: уточнены некоторые определения, расширен список типов коммуникативных актов, признаваемых экстремистскими. Впрочем, несмотря на очевидную злободневность, эта тема сегодня практически не обсуждается на страницах серьезных аналитических изданий. Автор попытался восполнить данный пробел. В книге сделан анализ законодательных актов, предусматривающих ответственность за вербальные проявления экстремизма, рассмотрены основные формы этого явления (призыв, пропаганда, возбуждение ненависти и вражды и др.).

Достоинством книги является также подборка судебных архивов по процессам о защите чести и достоинства, оскорблении, клевете, а также криминальным проявлениям экстремизма. В качестве иллюстрации разобрано нашумевшее дело журналистки Ирины Ароян против артиста Филиппа Киркорова. Думаю, каждый читатель что-то слышал о данном процессе, но лишь «что-то». В книге же делается документально-фактологический анализ данного спора.

Текст книги построен как диалог, что позволяет опытному и искушенному читателю продумать собственные варианты решения теоретических и практических проблем, связанных с вербальными правонарушениями.



    Научный редактор




Введение


Каждое сказанное публичным человеком слово многократно цитируется и оценивается. Неудачно «вылетевшее» слово меняет не только ход деловых событий – публичная речь может обернуться уголовным наказанием… Распространение сведений, задевающих честь, унижающих достоинство и порочащих деловую репутацию; оскорбление, клевета, публичные призывы к экстремистской деятельности, возбуждение вражды или ненависти, а равно унижение человеческого достоинства по мотивам принадлежности к нации, расе, религиозной или социальной группе – вот неполный перечень правонарушений, совершаемых словом.

Предметом вербального (словесного) правонарушения является речевое высказывание, фраза, произнесенная или распространенная письменно во времени и пространстве. Отдельные слова и выражения не могут быть предметом вербальных правонарушений. Однако отдельные слова зачастую оспариваются в суде – но только в составе некоего полноценного высказывания (высказывание может состоять и из одного слова). Почему так происходит?

Дело в том, что отдельное слово, взятое из словаря, не отнесено к действительности – это просто слово, единица языка. Только когда слово высказано во времени и пространстве, оно приобретает, как говорим мы, лингвисты, референциальную отнесенность. Это значит, что слово соотнесено с кем-то или чем-то в действительности, т. е. в момент высказывания появляется объект правонарушения – конкретное лицо с опороченной репутацией или государство – его строй и безопасность.

Высказывание – феномен сложный. Мы оперируем им постоянно в своей социокультурной и психической (думаем мы тоже словами!) деятельности. Однако закон регламентировал применение этого феномена. Правовой оценке подлежат три составляющие высказывания – форма, содержание и прагматика.

Форма высказывания может быть приличной или неприличной, иметь эмоционально-стилистическую окраску (оскорбительную, унизительную). Неприличное характеризующее высказывание или высказывание с оскорбительной эмоциональной окраской в адрес кого-либо может стать поводом к возбуждению уголовного дела по ст. 130 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ) «Оскорбление». Кроме того, высказывание может иметь форму утверждения или выражать предположение, представлять собой мнение или сообщать о фактах. Этот аспект формы значим для квалификации деяния по ст. 152 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) «Защита чести, достоинства и деловой репутации», ст. 129 УК РФ – «Клевета». Жанровые характеристики также во многом ориентированы на форму высказывания. Жанр призыва и пропаганды особо представлен в уголовном законодательстве – в той его части, где предусматривается ответственность за публичные призывы к экстремистской деятельности, возбуждение ненависти либо вражды (ст. ст. 280, 282 УК РФ).

Анализ содержания высказывания позволяет установить, идет ли речь о конкретном лице (т. е. может ли быть установлен потерпевший), что об этом лице сказано (является ли данная информация порочащей или унижающей). Жесткие требования к содержательной стороне высказывания предъявляются всеми статьями Гражданского и Уголовного кодексов, в которых предусмотрена ответственность за совершение вербальных правонарушений.

Наконец, прагматика высказывания – это надтекстовый компонент: позиция автора высказывания, его коммуникативные цели и задачи, гипотетическая реакция слушателя (читателя). Прагматика высказывания говорит о субъективной стороне правонарушения: помогает выяснить, содержатся ли в самом высказывании, его форме и содержании признаки того, что автор осознавал суть совершаемого действия, желал ли автор последствий, которые наступили (или могли наступить). Прямым умыслом выражается субъективная сторона таких преступлений, как клевета (ст. 129 УК РФ), в том числе клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава, судебного исполнителя (ст. 298 УК РФ); неуважение к суду (ст. 297 УК РФ); оскорбление представителя власти (ст. 319 УК РФ), публичные призывы к экстремистской деятельности (ст. 280 УК РФ), возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства (ст. 282 УК РФ).

Правонарушения, предусмотренные ст. 152 ГК РФ (Защита чести, достоинства и деловой репутации), а также ст. 130 УК РФ (Оскорбление), могут совершаться и с косвенным умыслом, когда субъект равнодушен к последствиям своего поступка.

Задача настоящей книги – очертить зоны риска в публичном выступлении (устном или письменном), потенциально опасные с точки зрения правовых последствий моменты. Автор привел рекомендации, призванные помочь ораторам (выступающим с трибуны, пишущим в СМИ) сформировать навыки правового самоконтроля – способности высказываться открыто и эмоционально, не преступая закон.

В части I проанализированы зоны риска, в которых возможны преступления против чести и достоинства, а также вербальные проявления экстремизма. Разъясняется содержание статей Гражданского и Уголовного кодексов, предусматривающих ответственность за вербальные правонарушения против личности: ее нематериальных благ (честь, достоинство, доброе имя), и государства – его безопасности, целостности.

Чтение кодексов зачастую вызывает множество вопросов: «Что считать мнением?», «Как быть с риторическими приемами?», «Какая форма является неприличной?», «Каковы признаки жанра пропаганды и призыва?», «Какая информация может возбудить национальную рознь?» и т. д. На все эти вопросы дается лингвистический ответ, основанный на достижениях современной языковедческой науки, а также положениях российского права.

Однако задача книги не только в том, чтобы предостеречь оратора (пользователя языка) от возможных «промахов», но и сориентировать в уже разгоревшемся судебном споре. В судебных процессах по вербальным правонарушениям основным доказательством является мнение специалиста в области лингвистики, как правило, оформленное в виде судебно-лингвистической экспертизы. Проблемам ее назначения и производства посвящена глава 3. Она учит оратора умело пользоваться такой формой доказательства, как заключение судебного эксперта-лингвиста. В главе раскрываются «секреты» его составления, «слабые» и «сильные» места. Это поможет оратору (участнику процесса) оценить необходимость заключения эксперта для успеха процесса, а также прогнозировать возможные выводы специалиста.

В части II представлена судебная практика по видам правонарушений, описанных в части I. Речь идет о тех судебных процессах, где фигурирует заключение лингвиста. В качестве примера автор приводит наиболее сложные дела, в которых лингвистическая экспертиза повлияла на ход судебного разбирательства. Все «повороты» процесса, стратегии и «ходы» сторон подробно комментируются.

Приложением к книге дается библиография современной отечественной научной литературы по юридической лингвистике, лингвистической экологии и конфликтологии – чтобы заинтересованный читатель мог самостоятельно осмыслить проблемы, не получившие глубокого анализа в данной книге.

Автор выражает признательность своему учителю – юристу, доктору филологических наук, профессору Людмиле Алексеевне Араевой, которая не только руководила написанием данной книги, но и дарила материалы по своей судебно-экспертной практике.

Автор рад, что рецензентом книги согласился выступить руководитель «Ассоциации лингвистов-экспертов “Лексис”», редактор знаменитой серии «Юрислингвистика» профессор Николай Данилович Голев. Благодарю его за ценные рекомендации по доработке книги и материалы к библиографии. Обращаю внимание читателя на то, что в конце книги помещена рецензия Н.Д. Голева – произведение оригинальное и глубокое.




Часть первая





1 Вербальные преступления против личности





1. Задетая честь, поруганное достоинство и опороченная деловая репутация



В соответствии со статьей 150 ГК РФ честь, достоинство и деловая репутация являются нематериальными благами любого человека. Гражданин имеет полное право на защиту своих нематериальных благ в судебном порядке. К сожалению, в современном коммуникативном пространстве нематериальные блага человека очень часто страдают, становясь объектом агрессивных нападок. Сегодня наиболее популярным способом призвать к ответу неосторожного оратора является судебный иск о защите чести, достоинства и деловой репутации.

В соответствии с п. 1 ст. 152 ГК РФ (Защита чести, достоинства и деловой репутации) гражданин вправе требовать по суду опровержения сведений, порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Для того чтобы автор публикации или публичного высказывания был привлечен к ответственности по ч. 1. ст. 152 ГК РФ или ст. 129 УК РФ, необходимо наличие следующих условий (в их совокупности!):

1. оспариваемая информация распространена;

2. она является сообщением сведений, а не выражением мнения автора;

3. данные сведения не соответствуют действительности;

4. информация носит порочащий характер.

Особо для ст. 129 УК РФ:

5. преступление совершено с прямым умыслом.

В гражданском процессе факт распространения сведений, а также их порочащий характер доказывается истцом. Обязанность же по доказыванию правдивости сведений возлагается на ответчика.

Отметим, что на практике в центре судебного разбирательства может оказаться и мнение – но уже в соответствии не с п. 1, а п. 3 ст. 152 ГК РФ.

В Постановлении Пленума ВС РФ «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан…» сказано:



«Лицо, которое полагает, что высказанное оценочное суждение или мнение, распространенное в средствах массовой информации, затрагивает его права и законные интересы, может использовать предоставленное ему п. 3 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьей 46 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» право на ответ, комментарий, реплику в том же средстве массовой информации в целях обоснования несостоятельности распространенных суждений, предложив их иную оценку».

    Постановление Пленума Верховного суда РФ от 24 февраля 2005 года № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»

Следовательно, нарушение этого права гражданина является поводом для обращения в суд. Причем мотивацией исковых требований может стать только официальный или фактический отказ СМИ от публикации ответа или комментария. Сам факт публикации «обидных» оценочных суждений судебному оспариванию не подлежит. Из процитированного Постановления следует: суду не нужно доказывать, что распространенные высказывания являются сведениями – участники процесса могут считать их мнением. Важно доказать, что опубликованные оценочные суждения задевают честь и унижают достоинство конкретного лица, т. е. наносят ущерб нематериальным благам, которые гарантирует ст. 150 ГК РФ. Однако и состав исковых требований ограничен законом: истец не может просить суд признать публикацию порочащей (как по ч. 1 ст. 152).



Читать бесплатно другие книги:

«В 1789 году начался так называемый великий сейм; два вопроса занимали его главным образом: один – как добыть денег на с...
«Король и войско были утомлены, и по удалении турков они расположились на отдых в захваченном ими турецком лагере. Корол...
Часто одиннадцатилетний Волька, гоняя поутру барских гусей к пруду, останавливался в уровень с окошком барышниной комнат...
Эзольда вперила глаза в темноту сада, раскинутого около замка. И вдруг королевский сад исчез. Вместо него Эзольда увидел...
Скуп был боярин и не умел людей жалеть. Да и не для того в дальний он путь отправился, чтобы мужикам свои запасы отдать....
Очень занятное царство. Там никто никогда не горевал, не плакал, не жаловался, не печалился, не болел. Там все смеялись,...