Мятежник - Лукаш Иван

Мятежник
Вячеслав Кумин


На другом берегу #3
Вот уже семь лет Джерри Дональдан находится в Империи Миротворцев, служа ей ловчим на мятежников, и все это время его не покидает желание вернуться домой, плохо только что он даже примерно не знает в какой стороне его искать. Появление старого врага знающего его истинное происхождение и вновь начавшего на него охоту связанную с Проектом «Кольцо» заставляет Джерри действовать более активно – строить свое «Кольцо» даже не зная координат родного мира…





Вячеслав Кумин

Мятежник





Часть I

Миротворец





1


– Вставайте, полковник, вставайте… Очнитесь, полковник.

Полковник Маар Амброй с трудом разлепил глаза. Кто-то тряс его за плечо и совал под нос дурно пахнущую жидкость. От этой настойки, несмотря на то, что она словно рассеивала туман, стоящий перед глазами, хотелось отвернуться во что бы то ни стало. Но этот кто-то продолжал совать флакончик чуть ли не в ноздри, несмотря на все его протесты и попытки отвернуться.

– Убери эту гадость… – прохрипел полковник непослушным голосом.

– Вставайте, сэр, – настойчиво продолжал его увещевать посторонний голос.

Но Маар не подчинялся. Флакончик убрали, и на глаза вновь опустилась приятная пелена. Хотелось снова окунуться в прекрасный мир, виденный им до того, как его разбудили. Потом до полковника дошло, что он уже довольно давно находится в переходном состоянии между сном и явью, и явь с каждой секундой все сильнее отвоевывала сознание. Он понял, что уже давно не спит, а лишь находится под впечатлением сновидений.

Осознав это, полковник Амброй недовольно проговорил:

– Оставьте меня… верните меня!

– Я предупреждал, наркотическая ломка, – сказал кто-то сухим безразличным тоном. – Введите ему еще три кубика нейтрализатора и оставьте на часок. Пусть отдыхает… У нас еще есть время. И не спускай с него глаз…

– Слушаюсь.

Полковник Амброй почувствовал, как по вене правой руки потекла холодная жидкость. Спустя несколько мгновений в голове значительно посветлело, сердце забилось чаще, а легкие резануло от глубокого вдоха.

«Да что со мной, черт возьми, произошло?» – в некоторой растерянности и одновременно раздражении подумал полковник.

Тело не слушалось. Создавалось впечатление, что он пролежал неподвижно очень много времени, так много, что мышцы за этот период успели атрофироваться.

– Бред…

В паху резануло, и полковник застонал от острой боли.

«Что со мной сделали эти чертовы изверги-пилигримы?!» – снова подумал полковник с нарастающим раздражением.

Начала понемногу возвращаться память. Полковник вспомнил, что покинул далекий Мир или Страну варваров почти на десять лет раньше положенного срока. Одновременно с этим пришел страх: «Зачем я это сделал?! В Империи меня за эту самоволку казнят!»

Память вновь выдала кусочек нового воспоминания, объясняющего столь опрометчивый на первый взгляд поступок.

– Ну да… – успокоился немного Амброй, почувствовав, как с него градом сошел холодный пот. Правда неясно от чего, то ли из-за пережитого потрясения, вызванного страхом смерти, то ли просто от наркотического отходняка.

«Ну да, – уже мысленно продолжил полковник. – Все дело в «Кольце». Я решил, что должен доставить его в Империю лично… Зачем? Ну да… чтобы лично убедить императора и ученый мир империи в его реальности и проследить за строительством».

Маар Амброй, почувствовав прилив сил, оперся на локти, приподнялся на кушетке и с превеликим трудом принял сидячее положение, свесив ноги. Он все еще размытым взглядом оглядел помещение.

С некоторым удивлением полковник осознал, что находится не в своей каюте, а в лазарете корабля пилигримов. Вот висит капельница с какой-то бесцветной жидкостью, игла все еще в его вене, и эта жидкость по капле вводится в организм, продолжая прояснять его сознание и освежать память.

«Вот только что я делаю в лазарете? – с тревогой подумал полковник. – Я заболел?»

– Можно и так сказать, сэр, – услышал он ответ находившегося за ширмой пилигрима-медика.

Полковник понял, что как минимум часть размышлений он неосознанно произнес вслух. И это ему очень не понравилось. Люди его профессии обязаны контролировать себя даже в самых жестких условиях иначе – в расход.

– Чем именно? – все же поинтересовался Маар Амброй, с большим трудом сфокусировав взгляд на собеседнике.

– Синдром замкнутого пространства, полковник. Не так много людей способны вынести взаперти годы путешествия.

– Кроме пилигримов…

– Именно, сэр. Кроме пилигримов.

– Я что-то натворил? – Маар Амброй заподозрил неладное.

– Пустяки, полковник… – на этот раз медик ответил с подчеркнутым безразличием.

– И все же?

– Ну… вы чуть было не убили члена экипажа и не изнасиловали его жену…

– Вот как?..

Маар напряг память и действительно припомнил, как доведенный до сумасшествия однообразием и отсутствием половых связей (хотя он никогда не считал себя озабоченным, более того – образцом выдержки), напал на молодую чету членов экипажа, пробравшись к ним в каюту.

«Кажется, я кого-то даже пырнул ножом», – вспомнил Маар.

– Да, припоминаю… Надеюсь, все обошлось благополучно? – искренне поинтересовался полковник. Попасть под суд еще и за убийство, помимо неисполнения приказа, не хотелось.

– Да, сэр. Орроган оказался довольно живучим. Несмотря на рану в животе, сумел вас оглушить до того, как вы натворили непоправимых дел.

– Хорошо… Надо будет нанести им визит и извиниться. Кстати, где этот Орроган? – поинтересовался Амброй, оглядевшись вокруг.

Остальные койки пустовали, а лазарет на корабле пилигримов, насколько Маар знал – только один.

– Он уже давно выписался, сэр, – с непонятной улыбкой отозвался медик и, не выдержав, отвернулся и едва слышно хихикнул.

– Ага… – кивнул полковник, почувствовав в этом какой-то подвох, но пока не понимая, в чем именно он состоит.




2


Ощутив прилив сил, полковник Амброй принялся переодеваться. Избавился от лазаретной пижамы и облачился в приготовленную экипажем форму, немного подивившись тому, что подготовили именно его форму, а не обычную одежду, прихваченную еще из Страны варваров.

«Ну да ладно, – подумал он, соглашаясь с выбором. – Так извинения станут более официальными, а значит – значительными».

Прошло еще полчаса, прежде чем полковник смог держаться на ногах. Тут ему пришла в голову мысль, что форму ему дали не просто так, а для суда – суда над ним за проступок. Все-таки покушение на жизнь и попытка изнасилования.

Это его немного встревожило. Пилигримы всегда отличались независимостью нравов – себе на уме, и просчитать, как они поступят, трудно, тем более что нападение совершено на одного из них.

Тут надо сказать, что экипаж корабля пилигримов – это семья. Не просто объединенные бортом судна разные люди, начинающие со временем чувствовать по отношению друг к другу какое-то единство, а в прямом смысле. Каждый член экипажа приходился друг другу родственником различной степени дальности.

Пилигримы вели уединенный образ жизни, путешествуя в бескрайних просторах космоса, исследуя все его закоулки, до которых способны добраться их корабли. А корабли империя строила им в обмен на необходимую информацию.

Тут полковник усмотрел нестыковку. Если его хотят осудить и как-то наказать, то у дверей в лазарет отсутствуют конвойные. Потому он озадаченно поинтересовался:

– Я что, свободен?

– Конечно, полковник.

– И ко мне не применят взыскания?

– Ну, во-первых, вы неподсудны нашим законам…

«Тоже верно, – подумал Маар Амброй. – Впрочем, это не мешало им пристукнуть меня по-тихому, а властям наплести с три короба, что я скончался от естественных причин, не выдержав долгого перелета в одиночестве».

– А во-вторых?

– А во-вторых, мы все прекрасно понимаем… возникшие у вас сложности. Тем более что вы наверняка все осознали.

– Это точно. Однако извиниться надо…

Медик лишь пожал плечами, как бы говоря: дело ваше.

Полковник шагнул к выходу из лазарета. Створки плавно разошлись в стороны, подтверждая, что никто его взаперти держать не собирается. На еще слабых ногах Маар шел по пустынному коридору корабля к знакомой по неприятному инциденту каюте. Все занимались своими делами или стояли на вахте, поэтому праздношатающиеся отсутствовали.

Добрался до каюты он почти без сил, обливаясь потом, но все-таки нажал на звонок. Долго никто не подходил. Амброй уже подумал, что никого нет, и супруги на вахте.

«Этот… как его… Ну что за имена у этих пилигримов?! Даже в Стране варваров и то нормальнее… – с раздражением подумал полковник. – Вспомнил! Орроган! Он ранен, я его сам пырнул… а жена должна за ним присматривать».

Словно в подтверждение его размышлений из-за двери послышался шум, женский голос и шипение открывающихся дверей.

– Да…

– Я э-э… – начал заранее заготовленную речь полковник, но запнулся, увидев на руках женщины ребенка двух лет.

Несколько мгновений спустя Амброй заметил практически неуловимые изменения в лице мамаши, а также в лице появившегося за ее спиной Оррогана.

«Да они как будто стали старше… Ребенок! – осенило Маара Амброя. Только сейчас он вспомнил смешок медика, когда поинтересовался, где пострадавший от нападения. – О боги! Я провалялся во сне не меньше двух лет!!!»

– Вы что-то хотели? – не слишком приветливо спросил Орроган.

– Да… Приношу извинения за причиненные мною неприятности, – ответил полковник, взяв себя в руки и отдав честь. – Вы принимаете их?

– Да, полковник Амброй… Мы принимаем ваши извинения, – кивнула женщина.

– И еще одни вопрос…

– Да?

– Сколько прошло времени с того неприятного инцидента?

Семейная пара непонимающе переглянулась. Но подом до них дошло, и они едва сдержали смешки.

– Опять Лорраен шуткует… не предупредил, – понимающе улыбнулся Орроган. – Это наш медик… Почти три года, сэр.

– О боги…

Ноги полковника подкосились от испытанного шока вкупе со слабостью.

– Вам плохо? – искренне пожелала прийти на помощь женщина.

– Нет, все в порядке… благодарю. Мне нужно к вашему командиру.

– Вас проводить?

– Нет, это лишнее.

Иногда опираясь на стены, чтобы не упасть, Маар Амброй двинулся в сторону капитанского мостика.

Капитан, командир корабля, он же глава семьи Шеррон Омран оказался в своей каюте. Сухощавый пожилой человек с короткой бородкой, одетый в обыкновенную робу, встал при появлении гостя. Единственное, что говорило о его статусе командира и патриарха – серебряный перстень с каким-то камешком из неизвестного мира так и светящегося изнутри, будто там светила лампочка.

«Может, так оно и есть?» – пронеслась мысль.

– Присаживайтесь…

– Благодарю.

Амброй сел напротив Омрана в глубокое кожаное кресло и почувствовал большое облегчение.

– Теперь я понимаю, за счет чего вы так долго можете путешествовать, – сделал попытку усмехнуться полковник, намекая на свой сон, длившийся почти три года.

– Нет, – без всяких эмоций отрезал Шеррон Омран. – Мы не пользуемся «Сонником». Он нам не нужен. Мы с легкостью обходимся без него. Тем более что подобная установка на корабле в единственном экземпляре. «Сонник» даже не на каждом корабле пилигримов имеется.

– Вот как…

Полковник понял, что его не просто накачали наркотиками, он вдруг вспомнил, что у изголовья видел какой-то прибор, перемигивающийся огоньками. «Ясно, – подумал он. – «Сонник» стимулировал мой мозг для создания образов, а препарат лишь дополнял ощущения».

– Должен сказать вам во избежание различных обострений, что мы вынуждены были погрузить вас в подобное состояние…

– Понимаю, – буркнул Маар Амброй. – Я не имею к вам никаких претензий.

– Замечательно. Просто вы начали буянить и могли в дальнейшем принести немало хлопот. Путь достаточно долгий.

– Могли бы сразу предложить мне этот вариант, и я бы не мучился, и у вас бы никаких неприятностей не случилось! Я заснул бы сразу еще в Стране варваров, а проснулся уже в империи!

– «Сонник» предназначен исключительно для медицинских целей, полковник. Просто мы оказались вынуждены перенастроить его не совсем по назначению… Кроме того, препарат мог вызвать привыкание, так что вам еще придется наблюдаться у врачей для снятия этого синдрома.

– Теперь все ясно. Только зачем вы меня разбудили, или…

– Вот именно, – Омран подтвердил пришедшую в голову полковника мысль. – Мы вошли в пределы Империи Миротворцев. Через месяц прибудем в порт приписки, вы к этому времени уже должны быть полностью готовы…

Полковник не слушал командира корабля. Все его сознание поглотило то обстоятельство, что он уже дома. Он вернулся домой, где отсутствовал вот уже больше двадцати лет! Даже миротворца-норби сие обстоятельство не могло не растрогать. В носу защипало, в глазах все поплыло от накативших слез.

«Совсем старый стал, а ну прекратить этот маразм!» – принялся корить себя полковник.

Самовнушение помогло, и ни одна слеза не скатилась по его щеке, хотя шмыгнуть носом пришлось, избавляясь от соплей.




3


В порту приписки его уже встречали. Как сообщили на борт корабля пилигримов, не кто иной, как сам глава Внешней разведки Имперской службы безопасности.

«Интересно, – подумал полковник Амброй, – действительно ли меня решили просто встретить? Или же арестовать?»

Придав лицу безразличное выражение, понимая, что отступать уже некуда, Маар Амброй крепче сжал портфель с личными вещами и практически бесценным носителем по проекту «Кольцо» и зашагал навстречу группе встречающих: генералу, стоявшему к нему спиной и его свите полковников и майоров.

«Вроде пока все нормально», – решил он, нигде не заметив солдат, походящих на конвой. Офицеры такого ранга этим не занимаются.

Когда полковник Амброй оказался уже в десяти шагах от встречающих, генерал развернулся к нему лицом.

«Вот это да! – немало удивился Маар, увидев, кто перед ним в генеральской форме. – Значит, глава Внешней разведки – сам Ваарак Ренз!»

Когда-то Ваарак Ренз считался его близким другом. Их дорожки никогда не пересекались, и сейчас Амброй думал о том, осталось ли хоть что-то от их дружбы после стольких лет изгнания в дикий край за Великой Пустошью.

– Приветствую, генерал Ренз, – поздоровался полковник Амброй и с трудом подавил в себе привычку протянуть руку для рукопожатия, въевшуюся за десять лет общения с аборигенами из Страны варваров. Вместо этого он, как и положено, четко отдал честь, ведь его судьба все еще оставалась неопределенной. Как говорили все в той же Стране варваров – висела на волоске.

– Здравствуй, Маар, давно не виделись…

После этих слов полковник Амброй немного расслабился, так врагов империи не встречают даже близкие друзья. Да что там друзья! Родные и те встретили бы жестче!

Давнишние приятели словно застыли на месте, долго разглядывая друг друга.

«А он сдал, постарел. Да и я, наверное, выгляжу не лучше. Старость не радость… – подумал полковник Амброй и мысленно сплюнул, тихо раздражаясь: – Опять эти выражения из Страны варваров. Кажется, мне не избавиться от них до конца жизни. Впрочем… как ни посмотри, не долго осталось».

– Пойдем, – прервал молчание Ваарак Ренз. – Нам есть о чем поговорить.

– Это уж точно…

Старые приятели, сопровождаемые генеральской свитой, шли по коридору космической станции, вспоминая былые времена, ни полусловом не затрагивая укороченную командировку полковника Амброя, и думая каждый о своем.

Планета, по орбитальной станции которой шли миротворцы, вообще-то являлась базой пилигримов, но они, космические волки, относились к ней прохладно, предпочитая все свои дела совершать на станции, задерживаясь на одном месте не дольше, чем это необходимо для заправки, пополнения трюмов продовольствием и других дел.

Вот и сейчас миротворцы проходили мимо огромного зала, который в любых других мирах является аналогом зала ожидания, но у пилигримов все иначе – это зал встреч. Сейчас в нем совершалась шумная свадьба представителей одного клана-экипажа пилигримов с другим.

Маар подивился этой шумности. В обыденности пилигримы олицетворяли еще большую бесстрастность и невозмутимость, чем сами истинные миротворцы.

«Разве что этот весельчак Лорраен выбивается из общей картины, – вспомнил Амброй медика, который «забыл» предупредить его о прошедших во сне годах. – Вот уж посмеялся, паршивец».

– Третий день уже празднуют, – прокомментировал генерал, проследив за взглядом Маара. – И будут праздновать еще столько же.

– Долго…

– Ну да. Набираются впечатлений на десятилетия дальнейшего пути в неизвестных районах космоса… могут и не вернуться. Свадьба и проводы в одном мероприятии.

Последняя фраза генерала вернула полковника к размышлениям о своей дальнейшей судьбе. Стоило ему только об этом заговорить, как генерал его оборвал:

– Потом, все потом. На корабле.

Вот и корабль – быстроходный катер со стремительными обводами, словно ему приходилось раздвигать в космосе воздушную среду, как какому-то атмосферному судну. Стоило только высшим офицерам подняться на его борт, как генерал скомандовал командиру корабля:

– Полный вперед.

– Слушаюсь, сэр.

Давние приятели прошли в каюту генерала Ренза. Ваарак плотно прикрыл дверь и, указав гостю на кресло, сказал:

– Ну, рассказывай… А то я, признаться, крайне удивился, узнав что ты так быстро явился, ведь твоя смена отправилась всего три года назад и наверняка не преодолела еще и половины пути.

«Еще один несчастный…» – пожалел своего сменщика полковник Амброй. Ощущая, как кресло под ним дрожит от работавших на полную мощность двигателей катера.

– Куда мы летим?

– В столицу. Куда же еще? Император хочет тебя видеть.

– Да уж… – выдохнул Маар и совершенно безотчетно потер шею.

Генерал Ренз неожиданно громко рассмеялся, развалившись в своем кресле.

– В чем дело, Ваарак?

– Ты еще не знаешь?!

– А что я должен знать?

– Если ты подумал о старикане Торпее Втором, то уже катился бы к нему не в столь роскошных условиях!

Только тут до Маара дошло, что со старым императором что-то не так.

– Умер?

– Давно уже… Семь лет назад. Сейчас на престоле восседает его сын Торпей Третий.

– В момент моего отбытия и…

«И исчезновения этого чертова варвара!» – мысленно договорил полковник, но промолчал.

Маар успел разобраться в том, что этот варвар, с которым он боролся за обладание «Кольцом», не погиб, а успел прыгнуть сквозь свое детище. Но пропал без следа. Его посчитали погибшим, и, как рассчитывал Маар Амброй, ему все же не без труда, но удалось заполучить проект.

– Даже знаково как-то…

– Что знаково?

– Не важно.

– И то верно. Ты ушел от вопроса, Маар. Что заставило тебя вернуться? Ну не смерть же императора? Тем более об этом ты знать не мог… Ну и не думаю, что ты соскучился по родине настолько, что решил увидеть ее ценой собственной жизни. Ты не такой.

– Ты прав, Ваарак.



Читать бесплатно другие книги:

«…Первые дни Коммуна могла казаться отчасти нелепостью, отчасти смешными пустяками, с десятками всех этих комиссий, фина...
«…Корнилов – ось русского послереволюционного бытия. Наша внутренняя ось, вокруг которой вертится все. Другой нет никако...
«…Полна привидений таинственная, глухая Митава…И это было в ветреный мартовский день 1797 года, когда российский губерна...
«…В траве идут двое. Идет старый монашек, согбенный днями. Белеет его холщовый подрясник и скуфья. В тонком сумраке скво...
«…снова вспоминаю я невнятные речи стариков Московского полка, приходивших к моему отцу, такому же старому солдату, о то...
«Может быть, об этом дерзновенно упоминать. Но каждый раз, когда я думаю о зловещих и загадочных силах, окружавших импер...