Лучи смерти. Из истории геофизического, пучкового, климатического и радиологического оружия - Фейгин Олег

Лучи смерти. Из истории геофизического, пучкового, климатического и радиологического оружия
Олег Орестович Фейгин


Супероружие. Это то, что хотят заполучить военные любой страны. Стремясь добиться стратегического превосходства, крупнейшие государства бросают на военные научные программы огромные ресурсы. Больше всего сил и средств на них тратили США и СССР. Эта книга – историко-художественное расследование отечественных и зарубежных проектов создания нового оружия, многие из которых кажутся совершенно фантастичными.





Олег Фейгин

Лучи смерти. Из истории геофизического, пучкового, климатического и радиологического оружия



Редактор Полина Суворова

Руководитель проекта И. Серёгина

Корректор С. Мозалёва

Компьютерная верстка A. Фоминов

Дизайн обложки Ю. Буга



© О. Фейгин, 2013

© ООО «Альпина нон-фикшн», 2013



Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.



© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru (http://www.litres.ru/))


* * *




Предисловие




Фантастика действительно является зеркалом, причем параболическим, в котором, как в телескопе-рефракторе, улавливается свет далеких звезд. Однако это все же сугубо земное зеркало наших знаний и представлений о человеке и мире.

Фантастические рефракторы отлиты не из мертвого стекла, холодно и бездушно отражающего свет далеких созвездий. Они одухотворены жизнью нетерпеливой, горячей, чуткой к добру и злу.

    Е. Парнов.
    Зеркала Урании

Следуя замечательному российскому писателю Е. И. Парнову[1 - Еремей Иудович Парнов (1935–2009) – видный советский и российский романист, писатель-фантаст, научный популяризатор, литературовед, критик, публицист и киносценарист. Автор таких известных романов, частью написанных с М. Т. Емцевым, как «Падение сверхновой», «Море Дирака», «Третий глаз Шивы», «Властители и маги», «Кольца змея», «Тайнопись апокалипсиса», «Тень Люциферова крыла».], будем считать метод научно-художественной популяризации, используемый для реконструкции самых различных исторических событий, основным литературным приемом в трилогии «Тайны атомного века», которую и завершает настоящая книга. Между тем многочисленные отклики читателей и критиков показывают, что многими художественный прием «литературного расследования» воспринимается как самое настоящее научное изучение безусловных исторических фактов, наподобие того, как это блестяще делают такие популяризаторы и историки науки, как Геннадий Ефимович Горелик и Юрий Николаевич Ранюк, тоже много пишущие на сходную тематику. Это, конечно же, абсолютно неправильно и ведет к многочисленным недоразумениям, вызывая читательские нарекания и замечания.

Чтобы расставить все точки над i, еще раз подчеркнем, что автор имел своей целью лишь рассмотреть различные варианты осмысления известных исторических событий, гипотез и реконструкций, совершенно не настаивая на их безусловной истинности.

Однако, описывая в первых частях трилогии[2 - Фейгин О. Никола Тесла. Наследие великого изобретателя; Цепная реакция. Неизвестная история создания атомной бомбы. – М.: Альпина нон-фикшн, 2012.] творчество Николы Теслы, автор и не предполагал, что судьба этого гениального изобретателя вызовет так много откликов у любознательных читателей. Особенно это проявилось на Тесловских чтениях, организованных московским Институтом экономических стратегий в начале июня 2012 г. При обсуждении доклада «Творческое наследие Николы Теслы» автору пришлось отвечать на много вопросов. В первую очередь присутствующих интересовало, почему он выбрал именно ту, а не иную интерпретацию событий из жизни великого изобретателя. В быстротечной полемике многие аргументы не удалось представить в развернутом виде, да и не на все замечания можно было «в режиме реального времени» найти адекватные ответы. Так родилась задумка еще раз вернуться к теме наследия Николы Теслы, объединив все недосказанное в заключительной части трилогии и продолжив рассказы об удивительном переплетении судеб многих выдающихся личностей прошлого, «атомного века».

Тут надо заметить, что вокруг изобретений Теслы до сих пор ходит множество слухов и домыслов, и некоторые из них вполне вписываются в жанр «городских легенд»[3 - Неточный перевод английского словосочетания urban legend («слух», «байка») – разновидность легендарных рассказов с доминирующей мифологической основой и внешне правдоподобной атрибутикой, опирающейся на современную научно-техническую реальность (чаще всего лишь в терминологическом плане). Правдоподобность городских легенд основана на необходимости специальных знаний для их логического анализа и проверки.]. Исходя из этого необходимо тщательно разделять гениальные прозрения изобретателя и его весьма своеобразные теоретические построения, основанные на философских воззрениях о вездесущей среде «мирового электрического эфира». Тем более что тут довольно часто реальные изобретения осыпаются мишурой всяческих «нетрадиционных знаний», «парапсихологических составляющих» и «экстрасенсорных восприятий», в избытке присутствующих в биографических произведениях таких популярных авторов, как М. Чейни, Д. Мэннинг, Н. Бегич, Дж. О’Нил и М. Сейфер.

Большое значение в осмыслении многих неоднозначных фактов, тайн и загадок «атомного века» сыграли и уже упомянутые научные чтения имени Николы Теслы «Энергетика будущего: поиски вектора роста», организованные руководством московского Института энергетических стратегий (ИЭС) в лице замечательных энтузиастов: директора ИЭС, д.т.н. Виталия Васильевича Бушуева и заслуженного энергетика России, д.т.н. Павла Павловича Безруких. Много интересных идей, нашедших отражение в настоящей книге, высказал в ходе Тесловских чтений и директор Института электрификации сельского хозяйства, лауреат премии Н. Теслы, д.т.н., профессор Дмитрий Семенович Стребков.

В заключение автор выражает признательность всем своим коллегам, принявшим участие в обсуждении рукописи. Это и земляк Н. Теслы д-р А. Сорли из Словении, и д-р У. Бабин из Канады, а также харьковский изобретатель В. А. Голубев, известный своими экспериментами с катушками индуктивности Теслы.

Особо благодарен автор профессору Национального технического университета «Харьковский политехнический институт» Александру Евгеньевичу Андрееву, взявшему на себя нелегкий труд по вычитыванию рукописи и внесшему много конструктивных предложений, замечаний и дополнений, а также Д. Абросимову и М. Шапкину за литературные иллюстрации, описывающие Филадельфийский эксперимент и «эфирные воззрения» великого изобретателя.

Автор отмечает многочисленные замечания своего коллеги академика Э. П. Круглякова, вложившего много труда в критический разбор гипотез о создании первого ядерного заряда, опубликованных в СМИ.

Сама идея написания настоящей книги, как и всей серии «Тайны атомного века», была подсказана автору директором издательства «Альпина нон-фикшн» П. Д. Подкосовым. Павел Дмитриевич дал много полезных советов по отбору материала и структуре трилогии; автор приносит ему самую глубокую благодарность.

Автору также очень приятно отметить высокопрофессиональную работу замечательных сотрудников издательства: руководителя проекта «Тайны атомного века» Ирины Серегиной и редакторов Марии Миловидовой и Полины Суворовой, благодаря труду которых мои книги и увидели свет.




Пролог

На ледниковом щите




Как известно, в конце 70-х гг. мировое сообщество заключило соглашение, которое запрещает разработки геофизического оружия. Вместе с тем все работы в этом направлении были засекречены. Однако, несмотря на соглашение, предполагают некоторые ученые, изыскания в этой области продолжались под видом научных исследований или разработок технологий двойного назначения. А их содержание и назначение были окутаны завесой недомолвок, научных спекуляций и даже мистики.

В последнее время интерес к теме геофизического оружия заметно вырос. Связано это с планами ввода в эксплуатацию третьего, наиболее мощного излучателя в Гренландии. В результате под электромагнитным «колпаком» США окажутся Евразия и вся территория России – от Находки до Калининграда.

    Е. Лисанов.
    Творцы апокалипсиса




Рис. П1. Ледниковый щит Гренландии



На очереди еще один комплекс – в Гренландии. Он мощнее аляскинского в три раза. Конфигурация из трех установок (Аляска – Гренландия – Норвегия) может существенно повысить боевые характеристики системы HAARP. А кроме того, как полагают эксперты, под видом противоракетной базы в Польше американцы планируют построить еще одну станцию HAARP, чтобы окончательно замкнуть контур вокруг Северного полюса. После этого волна искусственно вызванных наводнений и других климатических аномалий не будет обрываться в Европе, а дотянется до наиболее урожайных регионов России. Для нашей страны это будет означать практически полное накрытие с запада на восток, от Калининграда до Камчатки, и с севера на юг – до широт Ставрополя и Владивостока.

Если же американцы построят установки типа HAARP и в Южном полушарии, то геофизическим оружием будет накрыта почти вся планета.

    В. Правдивцев.
    Изменение климата или климатическое оружие?

Аарон Макколл зябко передернул плечами и, помассировав пальцами воспаленные глаза, опять приложился к обрезиненным окулярам армейского бинокля. Отличная светосильная оптика скрадывала фильтрами сумасшедшее сверкание снега под июньским солнцем, выделяя каждую черту уже порядком надоевшего ландшафта. В памяти тут же всплыли строчки из Куковского путеводителя[4 - Путеводители Томаса Кука – торговая марка, принадлежащая Thomas Cook Publishing, Великобритания. Под этой маркой выпускаются путеводители нескольких серий: Traveller’s, CitySpots, Independent travellers и другие, рассчитанные на различные аудитории, всего несколько тысяч путеводителей по более чем 60 странам.], который они изучали в Бостоне, готовясь к своим авантюрным приключениям:



Гренландия – один из самых необычных островов Земли. Несмотря на свои огромные размеры, это и одно из самых безжизненных мест планеты, чья природа еще до конца не изучена.

Свыше 80 % территории острова занято ледниковым покровом. Колоссальный вес этой многовековой массы льда заставляет земную кору во многих местах проседать, формируя вогнутые бассейны, которые достигают глубины 360 м ниже уровня моря. И в то же время, согласно геологическим данным, вся центральная часть острова представляет собой один большой горный массив, являющийся частью северо-восточной окраины древнего Канадского щита, достигающего трехкилометровой высоты в центре острова. В западной части древний кристаллический щит выходит на поверхность, образуя изрезанный долинами и фьордами пояс горных массивов побережья моря Баффина[5 - Полузамкнутое море Северного Ледовитого океана, названное в честь Уильяма Баффина (1584–1622), штурмана экспедиции «Дискавери», искавшей северо-западный проход к Тихому океану.].


Кто же тогда знал, что экспедиция будет такой успешной и в то же время пройдет таким глупым образом… Все оказалось именно так, как было обозначено цветными карандашами на затертой карте безвестного «контактера», которую они приобрели в портовом баре, перед самой посадкой на борт грузопассажирского турбоэлектрохода, совершавшего каботажное плавание в самую северную часть моря Баффина. Предвкушая приятный вояж, Макколл со своими компаньонами – ирландцем Джеком Финнеганом и валлийцем Дэном Глендуром совсем забыли о весенних штормах северной Атлантики, и когда на горизонте показались очертания мыса Фарвель, были уже готовы просто сползти на дощатый причал Юлианехоба – первого маленького порта на берегу гигантского ледяного острова.

Войдя в Дэвисов пролив, каботажник, кренясь под порывами ледяного ветра, срывающегося с гренландского щита, не спеша двинулся к следующему пункту стоянки – Годхавну. На верхней палубе закутавшимся в пледы друзьям составил компанию помощник шкипера, красочно рассказывающий, что восточная часть Гренландии образована хребтами более молодых гор, отделенных от щита глубинным разломом. В силу тектонических процессов и меньшего давления льда восточное побережье несколько выше, чем остальная территория страны, и здесь расположены высшие точки – горы Гунбьерн (3700 м) и Форель (3360 м). Берега там сильно изрезаны глубокими и длинными фьордами, зачастую заблокированными массами айсбергов, образующихся при разрушении окраинных частей ледяного щита.

Помощник шкипера оказался весьма любопытным человеком, но друзья загодя подготовились к возможным расспросам и наперебой стали посвящать моряка в фантастический проект поиска на ледяном щите хорошо видимых на белом фоне метеоритов. Похоже, что странная экспедиция не очень удивила помощника шкипера, к месту вспомнившего роман Дэна Брауна «Точка обмана»[6 - Браун Д. Точка обмана. – М.: АСТ, Астрель, ВКТ, 2012.], где вся фабула сюжета была закручена вокруг некоего метеоритного артефакта, найденного на шельфовом леднике Милна – самой обширной ледовой поверхности в Северном полушарии. По словам моряка, это ледяное поле насчитывает более 4 км в ширину, простираясь в глубину почти на 1 км.

Поинтересовавшись под смех компании, не собираются ли друзья отправиться по литературным следам Брауна, любознательный помощник шкипера продолжил рассказ о колоссальном ледниковом массиве, закрывающим почти всю Гренландию. По сведениям, почерпнутым моряком у предыдущей экспедиции гляциологов[7 - Гляциология – наука о ледниках, формах образования льда и снежных покровах, их строении, составе, физических свойствах, происхождении и развитии, а также географическом распространении.], местный ледник относительно молод и начал формироваться примерно 150 000 лет назад. Поверхность ледяного щита очень неровная – во многих местах его пересекают громадные трещины глубиной в десятки метров, вздыбливаются массивы гигантских торосов, образованных давлением внутри ледяной толщи, а ближе к побережью он рассечен речными долинами, образующимися при летнем таянии льдов. Растительность Гренландии скудная – только в южных прибрежных районах, свободных ото льда, можно найти заросли рябины, ольхи, ивы, карликовой березы и можжевельника, а также разнотравные луга. Севернее тянется суровая тундра с ее карликовой березой и стелющимися кустарниками, а на Крайнем Севере – арктическая пустыня с редкими очагами мхов и лишайников. Соответственно, небогат и животный мир. Северный олень, мускусный овцебык, белый медведь, песец и полярный волк – вот и все крупные обитатели этой земли. Зато в летний период сюда прилетает огромное количество птиц, а воды вокруг острова буквально кишат морскими обитателями.

За разговорами время пролетело незаметно, и вскоре из густого предутреннего тумана выступила сильно изрезанная фьордами прибрежная полоса, часто прерываемая ледниковыми языками и скальными массивами.

Нагруженные тяжелейшими станковыми рюкзаками путешественники спустились по гнущимся сходням в последнем пункте каботажного плавания вдоль западного побережья Гренландии – портовом городке Сиорапалук, одном из самых северных населенных пунктов во всем мире.

Помня, что представители скудной местной флоры и фауны особой опасности не представляют, особенно если следовать советам местных жителей и не приближаться к ним, экспедиция была не вооружена. Только у воинственного Финнегана был газовый пистолет и несколько петард для отпугивания белых медведей. Путеводители предупреждали, что гораздо бо?льшую опасность, особенно в период с конца июня по конец августа, представляет гнус – комары и мошки, донимающие людей и животных значительно сильнее, чем холод. Поэтому экспедиционеры предусмотрительно запаслись изрядным количеством всяческих репеллентов и противомоскитными сетками.

За пару дней путешественники подобрались к самой границе ледяного щита и заночевали на гляциологической станции. Наутро они с комфортом выехали в «страну белого безмолвия» на арендованном снегоходе с грузовыми санями, куда были сложены все экспедиционные пожитки. Три дня вокруг них мелькали только торосы, сугробы и языки небольших ледников, вот-вот готовых превратиться в летние ручьи. Выгрузившись на небольшом снежном плато, путешественники договорились с гляциологами о встрече через десять дней и смело углубились в ледяной лабиринт из гигантских глыб и расселин, уже источенных ярким июньским солнцем.

Что же привело трех отважных полярных исследователей в самое сердце ледяного континента?

Все началось с неформального заседания нью-йоркского уфологического общества «Галактический поиск», на котором обсуждались интернетовские данные о последних радиофизических исследованиях нижних слоев ионосферы[8 - Верхняя часть атмосферы Земли, сильно ионизированная космическими лучами и солнечным ветром. Состоит из смеси газа нейтральных атомов и молекул азота и кислорода и плазмы – отрицательно и положительно заряженных частиц воздуха.]. Докладывал Макколл, красочно описывая почерпнутые в Сети подробности недавней высокоширотной миссии Монреальского университета, посвященной наблюдениям «аномальной авроральной активности» или, проще говоря, необычным северным сияниям, все чаще и чаще вспыхивающим над бескрайними заснеженными просторами северной Канады и американской Аляски.



Читать бесплатно другие книги:

Роман «Жили-были старик со старухой», по точному слову Майи Кучерской, – повествование о судьбе семьи староверов, заброш...
Тайный Город… Книги Вадима Панова позволили нам заглянуть в заботливо укрытую от посторонних глаз обитель потомков древн...
Жеребцова родилась и выросла в Грозном. Ее дневники охватывают детство, отрочество и юность, на которые пришлись три чеч...
Страшная беда накатила на некогда мирную Истрию. Внутреннее междоусобное противостояние переросло в жестокую борьбу с вн...
На страницах этой книги вы найдете подробные описания и пояснения к разбору моделей и основным законам конструирования и...
В наши дни йога шагнула далеко за пределы Индии, постепенно завоевывая весь мир. В течение многих десятилетий интерес к ...