Мужеубийца - Буше Шарлотта

Мужеубийца
Шарлотта Буше


Сумрак. Роман-коллекция #50
В подвале послышался какой-то шорох. Эдвард? Он что, тоже в подвале? Его тоже столкнули с лестницы? Нет, в этом не было никакого смысла, никакой логики. Но люди не всегда поступают логически и совершают иногда бессмысленные вещи. У меня раскалывалась голова, и я слегка сжала виски руками. Тут же почувствовала под руками что-то влажное и липкое. Это была кровь!





Шарлотта Буше

Мужеубийца



© Учреждено и издается ООО «ПМБЛ»



Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.



© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru (http://www.litres.ru/))


В подвале послышался какой-то шорох. Эдвард? Он что, тоже в подвале? Его тоже столкнули с лестницы? Нет, в этом не было никакого смысла, никакой логики. Но люди не всегда поступают логически и совершают иногда бессмысленные вещи. У меня раскалывалась голова, и я слегка сжала виски руками. Тут же почувствовала под руками что-то влажное и липкое. Это была кровь!


* * *

Марк утверждал, что в Дартмуре дождь идет в среднем двести восемнадцать дней в году, а в остальные дни здесь царит туман. Кто-то был вынужден здесь жить, а кому-то даже нравилось. Я не была обязана здесь жить, и мне здесь не нравилось.

Но зачем же я тогда отправилась в дом, уже многие поколения принадлежавший семье Лэндфордов? Я ведь знала, что здесь меня не особо будут рады видеть. Во время судебного процесса мне стало ясно, что Сара и Эдвард Гиббонс теперь мои враги. Они оба управляли домом и считали меня убийцей собственного мужа, Марка Лэндфорда.

В какой-то степени, я могла понять эту пару. Они любили Марка и были готовы ради него на все. То, что моему защитнику удалось выбить для меня оправдательный приговор, было похоже на чудо. Меня отпустили за недостаточностью улик.

Я собиралась найти истинного убийцу. Пожалуй, это была единственная причина, почему я не уехала из Англии и сейчас направлялась в Лэндфорд-Хауз. Найду ли я именно в Дартмуре того, кто застрелил моего мужа? Но нужно начать поиски хоть откуда-то.

Многие из друзей мужа жили неподалеку, и с большинством из них я была знакома. Большое впечатление на меня произвел Даниэль Синглтон. Я знала, что нравлюсь ему. Такое чувствует каждая женщина.

Именно показания Даниэля способствовали тому, что с меня сняли обвинения. Он также позаботился о том, чтобы меня защищал хороший адвокат.

С Марком мы были женаты два года; половину этого времени мы прожили в Лондоне, другую половину провели в Лэндфорд-Хаузе. В Марке уживалось две души. В Лондоне он был успешным, серьезным бизнесменом, и это неуемное рвение к работе сделало его весьма состоятельным человеком. Но в поместье он становился беззаботным и беспечным, как мальчишка. Здесь он обычно носил джинсы и старые свитера. Мы наслаждались каждой минутой, проведенной вместе. Я любила Марка…

Все говорило против меня. На револьвере Марка, который нашли в моих руках, были лишь его и мои отпечатки пальцев. Сама я лежала рядом, видимо, ударившись головой о камин и при этом потеряв сознание. Или меня кто-то ударил. Когда я пришла в себя, то вокруг уже суетилась полиция. Марк был мертв, его убили несколькими выстрелами в грудь. Меня арестовали, а то, что происходило потом, стало для меня одним сплошным кошмаром…

Я подумала, почему бы не поехать в Эксетер к Даниэлю Синглтону? Нет, невозможно! Даниэль жил не один, а с подругой Амандой Коттон, по совместительству секретаршей – красавицей с иссиня-черными волосами и с огромными серыми глазами, на полголовы выше меня и с потрясающей фигурой..

Я выглядела по-другому: поменьше ростом, стройная, с рыжими волосами и голубыми глазами. Марк искренне любил меня. Он был большим и сильным мужчиной; ему доставляло огромное удовольствие поднимать меня и кружить, как ребенка.

– Марк,?– произнесла я тихо,?– мой милый Марк…

Мои глаза наполнились жгучими слезами. Когда я пересекла старинный мост и позвонила в звонок, ворота вдруг распахнулись. В свете фар показался Эдвард Гиббонс, которого я последний раз видела в зале суда. Он неприветливо махнул мне рукой, разрешая проехать дальше.


* * *

Я остановила машину у входной двери. То, что Гиббонс ждал меня у садовых ворот, подтверждало, что моя телеграмма до них все-таки дошла.

Я догадалась, почему не вышла Сара. Она с трудом терпела меня в этом доме. Но вот дверь открылась, и в проеме возникла Сара. Злобное выражение ее лица подтвердило мои опасения. Я заставила себя улыбнуться:

– Добрый вечер, миссис Гиббонс,?– вежливо поприветствовала я женщину.?– Надеюсь у вас все в полном порядке.

«Что за чушь я несу!» – тут же сказала я себе.

– В порядке? – с гневным блеском в глазах переспросила она.?– Как может быть все в порядке, если у убийцы моего Марка хватает наглости сюда заявляться? Я ничего не могу сделать против вас, миссис Лэндфорд. Но если есть на свете справедливость, то вскоре у меня и у моего мужа появится возможность вышвырнуть вас отсюда. Сейчас у нас связаны руки.

Она нехотя отошла в сторону, пропуская меня в дом.

– Миссис Гиббонс, вот ключи от моей машины,?– сказала я холодно.?– Попросите своего мужа, чтобы он отнес мой багаж в мою комнату.

Мне было ясно, что сейчас нельзя поддаваться давлению. Гиббонсам платил адвокат моего мужа, и пока не было никаких других распоряжений, они были вынуждены подчиняться. Либо им пришлось бы покинуть Лэндфорд-Хауз.

Сара Гиббонс была достаточно умной женщиной, чтобы это понимать. Она кивнула:

– Я приготовила для вас комнату для гостей,?– послышался сзади голос Сары.

Я остановилась, пару секунд стояла спиной к ней, а затем медленно обернулась:

– Я не планировала спать в комнате для гостей. Скажите своему мужу, чтобы он принес мой багаж в комнату, где я жила со своим мужем.

Я зашла в спальню, включила ночник с красным абажуром на одной из прикроватных тумб и опустилась на край французской кровати. Мне бесконечно не хватало Марка. Он очень любил эту спальню с темно-зелеными шторами на окнах и медового цвета паркетом. Никогда не забуду тот день, когда Марк перенес меня через порог этой комнаты и бережно положил на кровать. От воспоминаний о его нежных поцелуях у меня выступили слезы на глазах…

Я поднялась, подошла к окну и слегка отодвинула штору. Отсюда хорошо просматривался семейный склеп. Большая луна сияла на ночном небе, заливая парк бледным светом. Мой взгляд задержался на увитом плющом каменном здании. Когда Марка хоронили здесь, я сидела в камере предварительного заключения.

– Мадам, ваши вещи,?– отвлек меня от печальных мыслей низкий голос Эдварда Гиббонса.

Я опустила край шторы и обернулась. От колючего взгляда мужчины с перекошенным от злобы лицом меня передернуло. Его голос был не менее враждебным, чем выражение лица.

– Вы не должны были сюда приезжать, мадам. Вас здесь никто не хочет видеть. Вам лучше было бы остаться в Лондоне.

– Благодарю вас за совет, мистер Гиббонс,?– ответила я язвительно.?– Но ведь это мое лично дело, верно?

– Так и есть, мадам,?– пробурчал он и вышел из комнаты.

Я разложила вещи и вышла в примыкающую к спальне ванную комнату, чтобы умыться. Ржание лошадей вдалеке напомнило мне о конюшне, принадлежавшей Марку. Это была одна из причин, почему я приехала в Лэндфорд-Хауз. Когда Марк жил в Лондоне, за лошадьми присматривал Эдвард Гиббонс. Марк знал, что его любимцы находятся в надежных руках. Мистер Гиббонс был одержим лошадьми. Мне всегда было непросто уговорить его позволить мне помочь ему в работе на конюшне.

Я подумала о белом скакуне Марка по кличке Ураган, которого он любил больше всех лошадей. И о золотисто-рыжей кобылице Флоре, которую Марк мне подарил.

Да, мне будет непросто одержать победу в Лэндфорд-Хаузе. Но ничего, я все преодолею, и заставлю себя уважать.


* * *

После ужина я пошла в библиотеку, где стоял телефон. Первым делом открыла адресную книгу с красной кожаной закладкой и отыскала телефонный номер Даниэля Синглтона.

Когда ответил женский голос, я хотела бросить трубку. Но поразмыслив секунду, решила этого не делать и представилась.

– Пэгги, какой сюрприз! – заголосила женщина на том конце провода.?– Это Аманда Коттон! Ты давно здесь? Ты же в Лэндфорд-Хаузе? Даниэль только что ушел.

– Жаль,?– ответила я с искренним сожалением.?– Ты не знаешь, где я могу его найти?

– Без понятия, Пэгги. Как твои дела? Невероятно, что тебя обвинили в убийстве Марка. Ведь вы были так счастливы. Вашему браку можно было только позавидовать.

– Благодарю тебя за сочувствие, Аманда,?– немного неловко ответила я.?– Вот поэтому я должна найти настоящего убийцу. Сейчас это моя цель.

– Это будет непросто,?– сказала моя собеседница.?– Если хочешь, я к тебе заеду завтра утром.

– Буду очень рада.

Если честно, меня не слишком радовал завтрашний визит Аманды. Мне она не нравилась. Я никогда Аманде не доверяла. Она относилась к тем ненасытным женщинам, которые рассматривали каждого мужчину, как собственность. Она бессовестно флиртовала в моем присутствии с Марком.

Положив трубку на телефон, я некоторое время сидела в задумчивости. Затем снова подняла трубку и набрала номер приемной адвокатской конторы Даниэля.



Читать бесплатно другие книги:

В маленьком городке Солвейшн кипят большие страсти. Здесь женщины ухитряются влюбляться в самых непредсказуемых мужчин, ...
Год 1896-й. Книготорговец и самый хитроумный в Париже сыщик Виктор Легри принимает решение: он больше не будет заниматьс...
«…Итак, что такое балаган и что такое образованность?Мы имеем смелость думать, что всякий серьезный писатель обязан гово...
«…Автор «Рассказов» с первого же появления своего в литературе заявил себя врагом всякого церемониала и всех условий, ко...
«Две зимы в провинции и деревне» были задуманы мемуаристом как продолжение «Замечательного десятилетия». Однако продолже...
«Не с честью проводили мы роковой 1881 год!.. Отрадно было переступить даже самую грань, условную, внешнюю, отделившую н...