Ментовская бригада - Зверев Сергей

Ментовская бригада
Сергей Иванович Зверев


Реальная власть в небольшом подмосковном городке на протяжении многих лет принадлежала жестокому криминальному авторитету по кличке Пепел. Но однажды Пепел погиб, и его империя стала стремительно рушиться. «Объединенная братва» распалась на несколько самостоятельных группировок, каждая из которых попыталась взять власть в свои руки. Началась криминальная война. В городе воцарился кровавый хаос. Сложившейся ситуацией воспользовался начальник местного УВД полковник Крайнов. Он дождался, когда братки перестреляют друг друга, и прибрал криминальный бизнес к своим рукам…





Сергей Зверев

Ментовская бригада



© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2014



Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.



© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru (http://www.litres.ru/))


* * *




Глава 1

Беспокойное кладбище


Автоматная очередь прошла аккуратным полукругом по высокому надгробию. Один из выстрелов попал точно в лоб покойнику, изображенному на памятнике. Этот человек был выписан в полный рост. Он стоял в строгом деловом костюме, руки, правда, держал в карманах. С определенного ракурса могло показаться, что этот человек, некогда весьма известный в Радловском районе, слегка улыбался.

Полицейский патруль, вызванный утром паническим звонком с кладбища, прибыл на место только через полтора часа. Спешить было незачем. Кладбищенские клиенты – народ спокойный, им нет нужды устраивать между собой разборки.

Сержант Морозов, который опрашивал сторожа, подумал, что именно слово «разборки» было бы здесь уместно. Дело в том, что стрельба велась по памятнику, установленному на могиле известного криминального авторитета Подмосковья по кличке Пепел.

Следы пуль, выпущенных из автоматического оружия, образовали неглубокие воронки. Вся плита была усыпана отколовшимися крошками, которые по иронии судьбы действительно напоминали сигаретный пепел. Как будто на могильную плиту вытряхнули банку из-под окурков.

– А почему сразу не позвонили? – лениво поинтересовался Морозов. – Вы говорите, что услышали выстрелы в районе полуночи, так?

– Точно так, – с готовностью подтвердил похмельный сторож. – Да ведь стрельбище рядом, сами знаете. Вот я и подумал, может, просто ветром донесло.

– А был ветер? – на всякий случай уточнил сержант.

Сторож надолго задумался, в итоге так ничего и не сказал.

– Ладно, черт с тобой. Ты хоть вышел посмотреть, что творится на подведомственной территории?

– А как же! – Сторож обрадовался, что неудобный вопрос был снят, и затараторил: – Вышел, конечно, это ведь моя работа. Никого не было, только эти – как их?.. – которые в черном по кладбищам шастают, молодежь.

– Готы, – подсказал сержант. – Вот видишь, уже и дело можно заводить, а ты говоришь, стрельбище…

– Стайкой пронеслись. Я из окна их видел, хотел вдогонку, да уж поздно было.

– Значит, не выходил, – вполголоса констатировал сержант.

– Еще машина рядом проезжала. За воротами, конечно, сюда же ночью на ней не забраться. Звук мотора точно не наш.

– Разбираешься? – Сержант поднял брови.

– У «Жигулей» и «Запорожца» вмиг отличу, – гордо сказал сторож.

Сержант ушел в машину составлять протокол. С одной стороны, у него было большое желание спустить дело на тормозах, квалифицировав его как вандализм или даже банальное хулиганство. С другой, вызывало понятное опасение то обстоятельство, что расстреляна была именно эта могила.

– Какие-нибудь братки по пьяни, – подал голос его напарник, дремавший на заднем сиденье.

– Это пусть кому надо разбираются, – решил сержант. – Блин, если бы не автомат, вообще время терять не стоило бы.

К полудню было заведено уголовное дело по факту применения оружия на территории кладбища в Радловском районе. Это событие было двумя строчками отражено в скудной сводке происшествий, которая ежедневно пересылалась в местные средства массовой информации.

Газетчикам писать было почти не о чем. Заказных статей, которые заполнили бы восьмистраничный объем районной многотиражки, на этой неделе не предвиделось. Поэтому главный редактор «Радловской правды» командировал корреспондента на место происшествия. Номер выходил в пятницу, и был шанс дать хоть какой-то материал на первую полосу.



Полковник Крайнов бушевал. Он уже накричал на всех, кто попадался ему на пути в коридорах местного управления, и пар был выпущен. Теперь Крайнов стоял у окна, медленно, ритмично покачивался с пятки на носок и постукивал костяшками пальцев по подоконнику.

– Почему я последним узнаю такие новости? Вот скажи мне, Власов, как такое вообще возможно, а?

Майор Власов сидел за столом и прихлебывал чай. За долгие годы работы рядом с Крайновым он успел изучить натуру полковника вдоль и поперек и понимал, что эти вопросы вовсе не требуют немедленного ответа.

Власов мог бы, конечно, резонно возразить, что Крайнову позвонили, как только узнали, чья именно могила была расстреляна. Но мобильный телефон полковника был выключен, а на работе он появился только на следующий день. Выходных дней для него не существовало. Разумеется, никто не посмел поинтересоваться, где пропадал Крайнов. Он был слишком важной фигурой не только в Радлове, но и далеко за его пределами.

У Власова на языке вертелась фраза: «Потому что ты торчал в Москве со своими генералами, прикидывая, кого поставить на цементный завод в Тверской области, который месяц назад был так удачно лишен собственника». Но она не могла быть произнесена ни в коем случае.

Ведь рейдерство – это святое. Беспокоить Крайнова в таких ситуациях не решился бы даже Власов, который был правой рукой полковника в Радлове и в его отсутствие руководил всеми делами. Такая негласная договоренность установилась между ними уже несколько лет назад. До этого дня работа Власова не вызывала нареканий со стороны полковника. Бывали, конечно, мелкие промашки, но Власов давно научился представлять свои ошибки в таком свете, что придраться было не к чему.

Да полковник Крайнов и не стал бы упрекать майора по пустякам. Ведь тот уже не первый год получал долю от большого общего бизнеса. Так что их связи уже не сводились к отношениям начальника и подчиненного. Они плавно перетекали в партнерские, когда речь шла о деле, а не о выполнении служебных обязанностей. Впрочем, одно от другого уже давным-давно нельзя было отделить.

– Вот! – Крайнов швырнул на стол «Радловскую правду», еще пахнущую типографской краской. – Узнаю новости из газет, прямо как последний лох.

– Ты думаешь, что это?.. – начал Власов, но Крайнов тут же перебил его:

– Я не думаю, а знаю! Мне вчера звонили. – Он уселся в кресло напротив Власова и полез в карман за платком.

Власов внимательно следил за движениями начальника. Тот сегодня был в штатском и после упорных поисков достал платок из нагрудного кармана.

– Так вот, рассказываю. – Голос полковника сразу изменился.

Теперь он говорил о деле, и тут эмоции уже были неуместны.

– Обрисовываю проблему и перевожу ее, так сказать, в нашу общую задачу. Мне был звонок от… неважно, в общем, своего человека в столице, который мне обязан. Я просил его сообщать о событиях, которые рано или поздно могут быть нам интересны. – Крайнов придвинул к себе блокнот и водрузил на нос очки с продолговатыми стеклами.

Он долгое время гордился тем, что может обходиться без них, но годы брали свое, цифры сливались и путались, буквы плясали, не желая складываться в осмысленный текст. Так что из очередной поездки в Италию полковник вернулся в очках. Он привез несколько пар, носил их по очереди, но в конце концов остановился на этих – в самой дорогой и самой легкой оправе.

– Мне, помимо всего прочего, сообщили, что Пепла якобы видели в Москве, – сказал он после небольшой паузы.

– Что-о? – Власов чуть не расплескал чай и на всякий случай поставил высокую чашку на стол.

– Вот-вот, – кивнул майор. – Я тоже, как ты понимаешь, был удивлен, мягко говоря.

– Но твой человек мог обознаться, – предположил Власов. – Он сам его видел?

– Нет, они даже не знакомы.

– Ну, тогда… – Власов пожал плечами, но полковник снова его перебил:

– Мой информатор аккумулирует сведения, которые могли бы мне быть интересны. Он знает, что у нас тут творилось с Пеплом и происходило после его смерти, поэтому счел нужным позвонить мне и сообщить.

– Но я все равно не понимаю…

– Пепла видели дважды. – Полковник устало откинулся в кресле. – В этом-то все и дело.

– При каких обстоятельствах?

– Ничего особенного. – Крайнов махнул рукой. – Один раз его заметили выходящим из ресторана, что на Ордынке.

– Вот прямо так из ресторана?! – поразился Власов.

– Два человека снимали кабинет для ужина, – пояснил Крайнов. – Один из них был вылитый Пепел. Его заметил швейцар, который помнил авторитета еще по старым временам. Тогда он в казино работал, а Пепел любил за рулеткой ночь провести.

Власов уже понял, что ему придется в ближайшее время беседовать с этим самым швейцаром, и стал делать пометки в записной книжке.

– Второй раз Пепел засветился на презентации, проходившей на территории ВВЦ, – продолжал полковник.

– Презентации чего? – уточнил Власов.

– Какая-то хрень, связанная с гаджетами, сейчас не помню. Там копать бесполезно.

– Но если вход был по списку… – начал Власов.

– Вход был свободный, в том-то все и дело. – Крайнов вздохнул.

Власов понял, что полковник на всякий случай уже начал наводить справки. Оперативность в делах такого рода всегда дает шанс поймать за хвост нужного человека. Пусть даже это тень из прошлого.

– Павел Михайлович, – осторожно проговорил Власов. – Я понимаю, что все это может быть очень серьезным, но скажи мне честно, ты не думаешь, что все эти события – совпадения?

– Если в твоей работе случаются совпадения, то это значит, что ты плохо работаешь! – торжественно заявил Крайнов.

Полковник имел про запас несколько десятков афоризмов и вставлял их в разговор довольно часто. Этим он несказанно раздражал подчиненных, уже знавших набор фразочек полковника наизусть.

– А теперь еще и эта стрельба на кладбище, – подытожил Власов. – Стреляли, кстати, из обычного «калашникова».

– Что там с готами? Нашли?..

– Ты думаешь, готы стали обзаводиться автоматами?

– Нет, конечно, но проверить надо.

– Уже ищут, – быстро отозвался Власов.

– Уже должны были найти, – поправил Крайнов. – Займись этим. Машину, конечно, никто не видел? Жильцов близлежащих домов опрашивали?

– Всех до одного. Никакой информации.

– Плохо, – полковник задумался. – Ну что же, я считаю, что сидеть у моря и ждать погоды мы не имеем права.

При слове «море» Крайнов сделал небольшую паузу. Его взгляд упал на фотографию дома, который он в прошлом году приобрел на Адриатическом побережье. Снимок стоял на его столе рядом с телефоном.

– Вполне может быть, что все это кончится пшиком, но мы должны быть спокойны, Иван. Ты понимаешь, что я имею в виду?

Власов молча кивнул.

Крайнов привык перестраховываться, иногда, что называется, дул на воду, но в данном случае был абсолютно прав. Если Пепел действительно появился в Москве, то это уже большая проблема для полковника Крайнова. И не только для него.

«Ну вот, – думал Власов, медленно идя по коридору управления. – Теперь надо привыкать и к тому, что мертвые могут восставать. Причем в самый неподходящий момент».



Кладбищенских готов нашли быстро. В Радлове их было не так уж и много. Заминка была в том, что ребята, до смерти напуганные автоматной очередью, которая раздалась в непосредственной близости от их тусовки, сочли правильным на время покинуть Радлов и уехать в соседнюю Москву. Благо дорога на электричке занимала всего час.

В течение дня вся троица – два парня и девушка – были доставлены в радловский отдел милиции. Сержант Морозов держал их в отстойнике уже два часа, ожидая приезда майора Власова, который захотел лично присутствовать при допросе.

Власов приехал, молча сел в кабинете за дальний стол и кивнул сержанту. Мол, можно начинать.

Задержанных привели. Власов понял, что их все это время держали вместе. Ребята наверняка успели договориться о том, что и как они будут рассказывать.

«Недоработка, однако», – подумал Власов и неодобрительно посмотрел на сержанта.

Тот поймал этот взгляд, но ничего не понял. Сержант напустил на себя важности и стал исподлобья рассматривать троицу, сидевшую перед ним.

Готы в этот раз выглядели вполне цивильно. В их одежде преобладали темные тона, но ребята предусмотрительно не нацепили на себя всякие тусовочные причиндалы, свойственные их образу жизни. На них не было металлических украшений и значков с соответствующей символикой.

Сержант наконец нарушил молчание и стал опрашивать ребят. Сначала он выяснил их имена и фамилии, место жительства и учебы. Оказалось, что все трое – школьники выпускного класса. Узнав это, Морозов обрадовался и даже потер руки. Есть на что давить! Можно пообещать ребятам крупные неприятности в учебном заведении, а это ни им, ни их родителям сейчас явно ни к чему.

Власов слушал вполуха. С первого взгляда на троицу он понял, что никаким оружием тут не пахнет. Можно было, конечно, предположить, что готы нашли на кладбище автомат и пальнули по памятнику, а потом бросили его в кусты и дали деру. Но эта идея выглядела настолько неправдоподобно, что майор даже не стал развивать ее.

Сержант почему-то начал с вопросов о неформальном сообществе. Ребятам было неловко объяснять взрослому человеку основы их теперешнего подросткового мировоззрения. Морозов явно забавлялся, наблюдая, как бледно – и в буквальном, и в переносном смысле – выглядели сейчас эти романтики нового поколения.

Полная девица вообще отмалчивалась. Парень, что покрепче, пытался что-то объяснять сержанту.

Третий гот только время от времени повторял фразу:

– Ну а что мы такого сделали?

Морозов быстро объяснил им, что находиться на кладбище после двадцати одного часа запрещено. Так что правонарушение уже имеет место. Так же быстро он установил, что ребята допустили его сознательно. Ведь расписание работы кладбища было им хорошо известно.

– Как вы проникали к захоронениям? Часто ли бывали там в неположенное время? Чем вы занимались на кладбище?

Вопросы сыпались один за другим.

Власов начинал скучать. Он пришел сюда, чтобы задать всего один вопрос, но собирался сделать это в самом конце действия.

Очень быстро выяснилось, что троица проникала на кладбище регулярно, приблизительно раз в две недели. В ограде, примыкавшей к небольшому леску, расположенному рядом, металлические прутья крепились неплотно. Можно было слегка раздвинуть их, и все – путь открыт.

Ночь, лес, кладбище – для подростков это, наверное, было самым настоящим приключением. Иногда они распивали пиво.



Читать бесплатно другие книги:

«Ответ «Москвитянину» является одной из самых важных статей Белинского и ярким документом идейной борьбы 40-х годов. Она...
«Душенька» имела в свое время успех чрезвычайный, едва ли еще не высший, чем трагедии Сумарокова, комедии Фонвизина, оды...
«История еврейской религии подтверждает тот исторический закон, что всякая религия, не поддержанная божественным промысл...
«"Калевала" есть творение великое, потому что в противном случае для чего бы ее было даже и переводить на русский язык, ...
Вы держите в руках уникальный справочник, в котором представлена необходимая каждому человеку информация о многих заболе...