Кровь королей - Цормудян Сурен

Кровь королей
Сурен Сейранович Цормудян


Чаша Первобога #2
К Гринвельду приближается Странствующее королевство, но это не единственная беда, которая неуклонно надвигается на хрупкий мир.

Королевский десница Вэйлорд, впав в немилость, вынужден дать волю своей волчьей сущности, чтобы избежать гибели и спасти тех, кого еще можно спасти. Боевой вестник Олвин Тоот пытается размотать клубок тайн. Наследный принц Леон сталкивается с королем пеших драконов и еще не подозревает, сколь опасный путь ждет его впереди. А боги пока безучастны. Они лишь принимают кровавые жертвоприношения. И больше всего им по вкусу кровь королей.





Сурен Цормудян

Чаша Первобога. Книга 2. Кровь королей



© С. Цормудян, 2014

© Ю. Каташинская, карта, 2014

© ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2014

Издательство АЗБУКА®



Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.



© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru (http://www.litres.ru/))


…Как никто другой… ты нужен Гринвельду… Война близка… эти псы войны… тому подтверждение… Я не требую, Нэй… я прошу тебя…

    Хлодвиг Эверрет IV на смертном одре









Глава 1

Цитадель вестников и опасный преступник


Капитан наемной стражи грыз яркую морковь и хмуро оглядывал незваных гостей. Бояться нечего. Рядом больше полудюжины его латников, а этих всего трое. К тому же один с мешком на голове и со связанными руками. Так что можно спокойно хрустеть оранжевым корнеплодом.

Служить в цитадели было скучно, как скучно жили и сами члены братства. Веселье вестники позволяли себе редко. Вино, эль употребляли только для утоления жажды, а не в поисках хмельной неги, неизменно оборачивающейся головной болью на следующее утро. Блудниц приводили не то чтобы тайком, но без лишнего шума. И вели их в сарай за конюшней, чтоб лошадиный храп и притопывание копыт приглушали визг продажных девиц. Подобной смиренности орден требовал и от наемной стражи. Ни шумных застолий, ни памятных ночей с девками. Хочешь напиться – ступай в ближайшее селение. Только это так говорится: ближайшее. На дорогу уйдет несколько дней, а за безделье орден не платит. Хочешь потешить похоть – вставай в очередь. Ибо по приказу старшего клира в пределы цитадели можно пускать не более одной блудницы, и держать ее здесь позволено лишь до рассвета.

Словом, скучно. Одно хорошо – платят сносно и кормят не хуже. Но Йена из-за этой скукоты постоянно тянуло отправить что-нибудь себе в брюхо. Вот и грыз морковь. Благо ее здесь в избытке.

– В стены цитадели с оружием могут входить лишь люди из ордена вестников, – хмуро проговорил Йен и с хрустом откусил еще.

Человек, назвавшийся хантером Шоном, широко улыбнулся.

– Мы сопровождаем опасного преступника. Ваш престол за него полсотни ликов дает. Как тут без оружия? Особенно когда охотников заполучить этакую добычу вокруг пруд пруди. Мы ведь оружие не прячем. Вот оно. Висит себе.

– Оружие надо сдать.

– Не спорим, не спорим. Мы уважаем правила ордена. Но… – он оглядел Йена с головы до ног, – ты ведь и сам не из братства. А с оружием.

– Я и мои люди здесь по найму, – еще больше нахмурился капитан. – И не твоего это ума дело!

– Не сердись, друг мой. Просто я-то думал, что орден защищает себя сам.

– Времена нынче неспокойные. И повторяю: не твоего ума это дело!

– Ладно, не серчай так, – развел руками Шон.

– А ну сними-ка мешок. Покажи нам его образину.

Шон Арчер, по прозвищу Покойник, и Гал Галиган, по прозвищу Болтун, обменялись взглядами. Затем Покойник покачал головой.

– Видишь ли, я вынужден возразить.

– Чего-о-о?

Морковка кончилась, а еще этот хантер дерзит. Два повода, чтобы хмуриться.

– Ты хочешь, чтобы мы открыли ему глаза и он увидел, как тут у вас внутри цитадели все устроено? Где ворота, где окна в донжоне, на какой высоте.

– И что?

– А то, уважаемый, что ему будет легче сбежать. Посему мы не снимем мешок, пока не поставим беззаконника пред очи верховного клира и в надежном покое.

– Сбежать? – расхохотался капитан стражи. – Сбежать из цитадели вестников? От меня-то с моими ребятами?

– Он сбежал из цитадели орденского престола, убив при этом несколько человек, включая самого? великого магистра, – невозмутимо ответил Шон и победно осклабился.

Йен помрачнел и смолк.

Об этом он не подумал. Если пленник в самом деле тот, кого разыскивает орден, то лучше никаких, даже самых крохотных лазеек ему не оставлять. Да и надо, пожалуй, повежливее с этими хантерами, что умудрились словить столь опасного зверя. Если только они и правда поймали того, кого следует…

– А что это приятель твой молчит все время? – Капитан стражи угрюмо кивнул на Гала Галигана.

– Работа у него такая, – усмехнулся Арчер. – Ну так что, веди нас уже к своему господину.

Йен подозвал двух ближайших латников:

– Хамон, Анрай. Провести их в покои верховного клира цитадели.

Латники покорно кивнули и повели чужаков за собой.

Йен почесал бороду и вдруг окрикнул:

– А ну, стоять!

– Что такое?

Обернулись оба охотника, но голос подал снова тот, что назвался Шоном.

– Вы оружие не сдали, тринадцатый вас навести!

– Так ведь не наша то оплошность, а ваша, – добродушно засмеялся хантер, снимая пояс с мечом слева и кинжалом справа.

Молчун тоже снял смертоносную сталь и передал латникам Йена.

Хантеры с провожатыми прошагали через просторный внутренний двор цитадели и вошли в дубовые врата донжона. Далее был слабоосвещенный большой зал. Видно, трапезная для низших чинов. Два ряда по десять столов, и за каждым уместилось бы шестеро. Значит, в цитадели около ста двадцати душ.

Миновав зал, они оказались в коридоре с несколькими дверями и вошли в самую дальнюю. Точнее, то была арка, ведущая к винтовой лестнице. Судя по всему, они теперь поднимались внутри башни. В таких живут старшие клиры, ведающие отправкой и приемом посланий. В том числе клиры-хранители – наместники великого магистра.

У окна сидел именно такой хранитель. Как полагается, в темно-зеленой рясе, на шее цепь с серебряным соколом. На вид клиру было около пятидесяти. Худой и с неприветливым лицом, заостряющимся к подбородку. Волосы короткие и светлые. Рядом с ним находился еще один человек, помоложе и с небольшим клинком в руках. Судя по зеленым одеяниям, тоже из ордена. Не вольнонаемный латник.

– Доброго вам дня, – кивнул хозяевам Шон, вталкивая пленника.

Анрай и Хамон решили было удалиться, однако хранитель цитадели негромко окликнул их:

– Останьтесь.

Розовощекий Анрай неуверенно взглянул на клира.

– Простите, гранд-клир, но у нас пост у ворот. Йен будет недоволен.

Клир нахмурился.

– Ладно. Тогда ты погоди немного, а ты, – он кивнул на Хамона, – позови двоих, что бдят у колокола. Приведешь их, и можете идти.

– Как прикажете, хранитель. – Хамон кивнул и вышел.

Хозяин наконец удостоил вниманием гостей.

– Деранс Ментан. Клир девятого пера и хранитель цитадели.

Лицо Олвина Тоота под мешком скривилось в ухмылке. Гранд-клирами звали достигших посвящения двенадцатого пера. Но никак не девятого. Видать, пользуясь тем, что старше его здесь нет, тщеславный хранитель велел латникам, не блиставшим знанием орденской иерархической лестницы, величать себя гранд-клиром.

– Ну а мы охотники торговой гильдии. Я хантер Шон. Это, – он хлопнул по плечу Болтуна, – хантер Гал.

– Это мне уже сообщили.

Деранс посмотрел на пленника.

– Ну и кого вы мне привели?

– Опасного преступника, охота на которого объявлена вашим орденом. Не кого иного, как Олвина Тоота, полагаю.

Ментан изогнул бесцветную бровь.

– Он назвал вам свое имя?

– Как же, – фыркнул Шон. – Отмалчивается.

– Тогда почему же вы решили, что это именно он?

– По всем приметам он. Да и ловок мерзавец. Об этом в описании тоже было.

– Как же вы его взяли, коль ловок? – усмехнулся хранитель.

– Так ведь и мы не трактирщики какие, преподобный. Охотники за головами, на хорошем счету в торговой гильдии. И попался он нам, когда уже третий день в бегах был. Без сна, без роздыху, без снеди. Так и самого тринадцатого скрутить не велика наука.

– Не поминайте в этих стенах проклятого падшего, – прошипел клир.

– Простите, преподобный.

Тут дверь открылась и показались два латника. Следом – физиономия Хамона.

– Мы с Анраем можем идти, хранитель?

– Да-да, ступайте, – махнул рукой Ментан.

Двое новых латников встали по бокам от закрывшейся двери. Клир слегка приблизился к посетителям.

– Снимите мешок.

Болтун Галиган размотал веревку на шее Тоота и осторожно стянул мешок, стараясь не показать изнанку. Иначе кто-нибудь заметил бы, что на одной из внутренних сторон мешка есть подкладка из темной ткани. Это могло вызвать подозрения.

Ментану предстало лицо с множеством ссадин и разбитой губой. Но приметы злодея угадывались без труда. Лет тридцать. Волосы светлые, светлей бронзовой кожи, и затянуты в хвост. Глаза голубые. Брови темные.

– Ну что, похож? – кивнул на пленника Шон.

Клир девятого пера отвечать не спешил. Он тщательно изучал связанного, то наклонив голову, то сделав шаг в сторону, чтобы не заслонять свет из окна.

– Возможно, – молвил он наконец.

– Возможно? – вскинул подбородок Арчер. – Что-то я не помню, чтобы в объявлении орденского престола было такое слово. Там не было сказано: возможно, за поимку, возможно, преступника, который выглядит, возможно, так-то и так-то, возможно, обещана награда…

– К чему вы клоните, хантер? – недобро взглянул на него хранитель.

– К деньгам, преподобный. Я клоню к деньгам, ради которых мы искушали судьбу.

– Полсотни ликов… Это большие деньги.

– Иначе мы бы не брались, – хмыкнул Шон. – Все верно. Мы сделали большое дело. За большие деньги. Которые нам хотелось бы увидеть.

– Вы же понимаете, что я не могу отдать пятьдесят ликов за первого встречного. Откуда мне знать, что это тот самый.

– Так отведите его в этот ваш престол, там разберутся. А нам ждать некогда.



Читать бесплатно другие книги:

«Вышло, как и всегда у нас бывает, совершенно неожиданно хорошо и как-то само собою, вопреки нелепости людской, тысяче п...
«Он был жулик. Это слово определяло его профессию, а с годами даже стало чем-то вроде официального „звания“. Его имя был...
«В первых годах первого десятилетия текущего, богатого великими событиями, девятнадцатого века, стало быть, с лишком за ...
«VII том почтенного профессора заключает в себе царствование Федора Иоанновича; но первая глава посвящена описанию состо...
«VIII том «Истории России» почтенного профессора заключает в себе едва ли не самую знаменательную эпоху в русской истори...
«Когда Азриэль объявил, что снова покидает Америку и уезжает на родину, в свой Ново-Николаевск, все знакомые напали на н...