Сломанные цветы (сборник) - Бергстрем Анна

Сломанные цветы (сборник)
Анна Бергстрем


В эту книгу вошли два произведения.

«Сломанные цветы» – это правдивое откровение об играх, в которые играют люди. Но всегда ли прав тот, кто счастлив? Всегда ли счастлив тот, кто прав? Эта книга даст ответы на многие вопросы, которые мы боимся задать вслух. Можно ли обмануть судьбу? Оказывается, можно. Каждая секунда – это шанс все изменить. Прочитав этот роман, никто не останется прежним. Пришло время долгожданных перемен в вашей жизни. Эта книга полностью изменит вас.

«Вселенная внутри» – это необычная история, которая произошла с обычными людьми. Удивительная лавстори, которая вспыхнула по ту сторону скучной повседневности. Такое могло случиться с каждым. Эта книга – больше, чем попытка доказать, как много значат человеческие переживанья. Ведь невозможное становится возможно, когда твое сердце тикает все сильнее. Ведь лучше иногда падать, чем никогда не летать…





Анна Бергстрем (Фрида)

Сломанные цветы (сборник)





© Бергстрем А., текст, иллюстрации

© ООО «Издательство АСТ»





Сломанные цветы


Спасибо всем Светлым Душам, которые помогают делать лучше этот мир!





Глава 1

Унесённая холодным солнцем







Она выращивала сломанные цветы…

В её спину сыпались насмешки, как камни:

– Розы красивее, чем это убожество! – возмущались прохожие.

– И всё-таки они лучше.

– Чем розы?

Унесённая холодным солнцем вздохнула:

– Чем ВЫ…

Она всё грустила о чём-то на обрыве погибших миров. Гладила кривые стебли своей ласковой рукой. Закрывала несчастных заморышей от холодного ветра. И пусть эти сломанные цветы были так тщедушны и слабы, она любила их больше всего на свете. Это всё, что было дорого ей в этом отвратительном, полном цинизма, мире. В её разбитом сердце из цветного стекла жили мечты о настоящем счастье.

– Сумасшедшая! Как ты не понимаешь, ОНИ НЕ ВЫРАСТУТ! – шипели двуногие твари за её спиной.

Они не знали, что такое добро и жалость, но называли себя людьми.

– Обязательно вырастут! – успокаивал её некто с никнеймом БОГ.

А упавшая с седьмого неба Мечты никак не понимала, почему человек, чистый совестью и сердцем, не может заслужить счастья в этом блядском мире. Она забыла на старом комоде ключи от прошлой жизни. Иногда ей казалось, что её нет вовсе, но она была реальнее всех нереальных снов…

Её звали Маруся. Она лепила свой безумный мир из мусора и дешёвого тряпья, столь дорогого сердцу… И для неё он был гораздо важнее, чем барахло, которому люди уже придумали свою цену. У неё апрель в сердце и война в голове. Эта странная девушка снова представляла себя героиней волшебной сказки. Будто она – унесённая холодным солнцем на ту сторону виртуальной луны…



– Хрусть! – послышалось в ту же секунду неизвестно откуда. Звук негромкий, но отчётливый и яркий. Вроде бы ничего такого, но пробирает до костей… Девушку бросило в холодный огонь. По коже побежали мурашки.

– Пожалуйста, успокойтесь, – ласково сказал человек в белом халате. – Это всего лишь хруст бумаги, я выписываю вам рецепт.

– Не могу, – заплакала она. – Этот звук меня убивает.

– Вы так и не вспомнили, что с вами произошло? – участливо поинтересовался врач.

– Нет… – призналась пациентка, чувствуя огромную пустоту, которая разъедала её изнутри с того самого дня, как всё бесповоротно изменилось.

Когда-то в её душе жила цветная бабочка по имени рок-н-ролл. Она любила кататься на мотоцикле. Но всё это осталось там, в прошлой жизни. Где на обломках прошлого, которого не стало, выросли эти безобразные, сломанные цветы.

– Ну почему всё так вышло?.. – горько вздыхала Маруся.

Снова рыдала до изнеможения, пока никто не видел. До последней слезы в выжженных солью веках. А потом представляла, что едет на фиолетовом единороге в малиновый закат. Будто она мчится по бесконечным трассам, как по вскрытым венам. Лишь бы не сдохнуть раньше времени от того, что её убивало. У неё вечный апрель в сердце и война в голове.

Она уносилась вдаль… В своих мечтах, у которых не было шанса сбыться. Пускай ей было уже не дано сделать свою жизнь произведением искусства… Она всего лишь хотела вернуться домой до наступления темноты… Пускай мечтать уже не модно. Она входила на цыпочках в храмы надежды. Падала на колени и читала молитву, глядя в невидящие глаза Судьбы:

– Я ехала так долго. Пожалуйста, не ломай меня.

– Хрусть! – раздалось где-то поблизости.

Неприятный звук повторился, возвращая девушку с её придуманных небес. Что-то мерзко хрустело над ухом. Будто кто-то надкусывал вдоль и поперёк её зачерствевшую душу.

– Я же просила не хрумкать яблоками у меня над ухом! – прикрикнула Маруся на соседку по палате.

– Ладно, ладно… – засмущалась она, стараясь жевать потише. – Мы же все тут братья по несчастью. Ну а ты чего такая злая?

Самые отъявленные, роскошные, убедительные, породистые стервы получаются из дотла сгоревших в пламени любви девчонок с чистой, обнажённой душой. Если они, конечно, умудряются выжить…

– Увы, у тебя нет шансов, – печально ответил некто с никнеймом БОГ.

Маруся – человек без воспоминаний. Эта беда случилась с ней несколько месяцев назад. Однако всё оказалось намного сложнее, чем можно было себе представить… Пролежав месяц в больнице, она с трудом пришла в себя от сильной травмы, но так и не вспомнила, что именно с ней произошло.

– Как ты себя чувствуешь, дорогая? – спросила приятная незнакомка и так по-хозяйски уселась на край её кровати.

– А вы кто?

– Ты не узнаёшь меня? – расстроилась гостья. – Мы с тобой знакомы ещё со школы! Я же твоя подруга.

Она обняла Марусю, окутывая приятным запахом нежности и фиалок. Показала на мобильном какие-то забавные фотки. Рассказала смешные истории об их совместных приключеньях.

– Помню, помню! Было дело! – оживилась девушка, чувствуя, как внутри что-то приятно зашевелилось.

– Ну вот, – обрадовалась подруга, а в её глазах заплясали фейерверки. – Ещё немного – и ты вернёшься в норму!

– Я в это так верю! – воскликнула Маруся, собирая воспоминания по крупицам.

Она уже не чувствовала себя такой несчастной. Ей стало гораздо лучше. Врачи говорили, что дело идёт на поправку. И, унесённая холодным солнцем, благодарила каждый наступивший день за новые сюрпризы, которые щедро преподносила ей судьба.

А сегодня к ней явилось чудо. За огромным букетом алых бархатных лун Маруся не сразу разглядела лицо человека, который его принёс.

– Слава Богу, что ты в порядке! Я так за тебя волновался! – сказал кто-то и протянул ей розы. По его обеспокоенному взгляду было понятно, что он переживает за неё, как за родную.

– Простите, а кто вы? – спросила девушка, вглядываясь в приятные черты лица незнакомого красавца.

– Ты что, совсем меня не помнишь? – удивился человек, с которым их связывала целая вечность. – Это же я, Алекс!

Глядя растерянными глазами на прекрасного гостя, который явился к ней, будто рыцарь лунного света во время полного затмения сердца, девушка вздохнула:

– Я вижу, что ты – кто-то очень хороший. Но пока, увы, не могу тебя узнать…

– Что с ней? – удивился он.

– Потеря памяти или амнезия, – сказали врачи.

– А это надолго? – забеспокоился молодой человек.

Медики пожимали плечами:

– Бывают случаи, когда память возвращается через какое-то время. В некоторых ситуациях этого не происходит никогда.

– Доктор, а что поможет ей вернуться в норму? Мы хотели пожениться.

– Сильные эмоциональные переживанья. В крайнем случае, общение со старыми друзьями. Это тоже может сыграть важную роль.

– Я постараюсь сделать всё, что возможно, – с готовностью закивал парень.

– Но лучше берегите её от нервных потрясений, – предупредил человек в белом халате. – Как знать, что может случиться? Организм, знаете ли, – хрупкая вещь…

– А может ли она вспомнить всё?

– Это невозможно… – ответил медик.

«Невозможно!» – раздалось гулким эхом по сырым коридорам.

– Неужели ты не помнишь о том, как меня любила? – чуть не плакал лунный принц, который оказался Марусиным женихом.

Унесённая холодным солнцем пожала плечами:

– Кажется, я вообще теперь не знаю, что такое любовь.

– Не может быть… – ответил Алекс, совершенно растерявшись. По его измученному виду было заметно, что он испытывает не меньшую душевную боль.

– Пожалуйста, оставь меня одну…

Девушка закрыла лицо руками и зарыдала. Вряд ли кто-нибудь догадывается о том, насколько сильно может измениться привычная жизнь, когда ты этого не ждёшь…

Он прижал бедняжку к себе:

– Я никуда не уйду. Мой долг быть с тобой рядом. Прими меня таким, какой я есть, если сумеешь. Но никогда не отвергай человека, который смотрит в твои глаза и видит в них свою жизнь…

Солёные реки вдруг потекли по его ресницам. Внутри всё так мучительно сжалось. Его сильные руки задрожали. Мы никогда не осознаем ценность момента, пока он не станет воспоминанием. В такие секунды по-настоящему понимаешь, что каждый из нас так одинок и непрочен в жестоком кино под названием «реальность»…

Оттого Маруся чувствовала себя той сказочной девочкой-сироткой, которой вдруг принесли весть о том, что она – заколдованная принцесса. Оттого она не узнавала близких, не помнила своего настоящего имени, и ей казалось, будто она – унесённая холодным солнцем. Оттого она выращивала сломанные цветы собственных воспоминаний. Умноженная на ноль и бесконечно несчастная, писала дневники Вечности на обрывках прошлого, которого нет…




Глава 2

Апрель в сердце и война в голове







В тот день сильно кричали птицы. Небо кипело вдоль и поперёк, готовое вылиться из берегов. И вроде бы погода была нормальная. Ничто не предвещало грозы или бури. Но птицы кричали, как жаленные в жопу сволочи. Вернее, они даже не кричали, а матерились на своём языке и никак не хотели заткнуться. И эти вопли откуда-то сверху противно гладили душу против шерсти, наводя на людей панику и страх.

Удивлённо задрав голову, Маруся рассматривала небо.

«Интересно, с чего это они?» – подумала она, глядя на беспокойную стаю.

– Полезно знать, что птицы кричат, когда не могут найти себе места, – поучительно заявил старичок в очках, который появился неизвестно откуда, будто прочитав её мысли.

– Откуда вам это известно? – удивилась она.

– Полезно знать, что наблюдать за жизнью весьма занятно, – улыбнулся милый дедуся.

– А я, сколько ни наблюдаю, всё нет толку, – вздохнула Маруся.

– Станет скучно, заходите в гости на чай. Ваш покорный слуга расскажет много интересного, – вежливо предложил старичок. – Я живу в соседнем доме. Квартира восемьдесят пять.

Услышав Марусин рассказ, Алекс ни с того ни с сего напрягся:

– Полезно знать, что щиплет дед за сиси в квартире восемьдесят пять, – ехидничал он.

– Ты чего? Ревнуешь? Он же без заднего умысла, просто хотел пообщаться, – удивилась она.

Молодой человек посмотрела на неё, как на ребёнка и, наконец, улыбнулся:

– Просто я тоже много чего полезного знаю. Кстати, хочешь, я налью тебе чай?

Это воспоминание внезапно всплыло в голове у Маруси и побежало бегущей строкой по всем мыслям. Сегодня был первый день, когда её выписали из больницы. Наконец-то очутившись дома, девушка сидела за столом со своим парнем. Они обедали. Но возвращение в родные стены не принесло счастья. Так всегда бывает, когда всё вроде бы прекрасно, а настроение портит какая-нибудь фигня.

– О чём ты думаешь? – спросил Алекс, заметив, что любимая отрешённо смотрит в одну точку.

Маруся вздрогнула, услышав в коридорах сознанья отголоски птичьих криков.

– О том, как менялось выражение лица неба в тот самый день…



Эти обрывки воспоминаний врезались в генетический код каждой клетки. Больше она не помнила ничего. Дальше в её памяти были сплошные провалы, как разрытые котлованы, оставленные гастарбайтерами на соседней стройке. Оставались только смутные догадки, откуда взялось всё это. Эта ненависть ко всем пернатым жопам, особенно если они орут и летают. Эта жуткая боль, которая распускалась внутри, будто смертельный цветок. И эти сломанные цветы её пальцев…

– Хрусть! – послышалось в ту же секунду неизвестно откуда. Звук негромкий, но отчётливый и яркий. Вроде бы ничего такого, но пробирает до костей…

– Что это? – вздрогнула Маруся.

– Я просто отломал кусочек шоколадки.



Читать бесплатно другие книги:

«…Ровно десять лет тому назад в Константинополе, когда еще никто не знал его, кроме самых близких людей и товарищей по с...
«Было то в первой половине января 1825 года. В селе Тригорском (Опочецкого уезда, Псковской губернии), в доме вдовы-поме...
«Год назад, в период лорис-меликовской «диктатуры сердца», начиналось, как мы тогда говорили, «веяние на запад». Из боль...
«…Создания, в основании которых лежат жизнь и обычаи простого народа, заметно расплодились у нас во всех формах, и уже н...
«…Вероятно, редкий из наших читателей пропустил без внимания статью, в которой так очевидно показана связь литературных ...
«Трудно сказать, начиная разбор нового произведения г. Тургенева, что более заслуживает внимания: само ли оно со всеми с...