Реконструкторы (сборник) - Скоробогатов Андрей

Реконструкторы (сборник)
Илья Тё

Андрей Скоробогатов


Два друга, два разных пути в незнакомом, странном мире. Одному суждено стать скандинавом, другому славянином – так было и в ролевой игре, в которую они играли дома, на Земле. Но только ли одни они являются реконструкторами в этой новой реальности? И как устроен этот мир? Об этом и многом другом – в заглавном произведении сборника «Реконструкторы», написанном на стыке социальной, космогонической фантастики и стимпанка.

Помимо соавторской повести, в сборник вошли по три рассказа (в авторской версии) Ильи Тё («Аврора, жди меня, я иду», «Трубка мира» и «Баллистика Талиона») и Андрея Скоробогатова («Их нет», «Седые небеса Мансипала», «Игрушка на снегу»).





Андрей Скоробогатов, Илья Тё

Реконструкторы (сборник)





Андрей Скоробогатов, Илья Тё

Реконструкторы





Глава 1


Утреннее солнце пробивалось сквозь кроны могучих сосен. Игар, молодой ратник дружины Эймунда, бежал по лесу на восток. Воин спешил к речному броду, где на черноольховых берегах стоял лагерь неприятеля, славянского конунга Бурислава.

Днём ожидалась сеча, и от успеха разведки, а также внезапности нападения зависела победа северных ратоборцев. Дружинники Бурислава наверняка выставили дозор, и Игар старался двигаться максимально бесшумно. Получалось не слишком удачно – кольчужный нагрудник звенел при каждом шаге, а сучки под ногами предательски хрустели. Сотовый телефон, не выключенный и заложенный в грудной карман подкольчужника, откуда его невозможно было сейчас достать, мог в любой момент зазвенеть. По уму его полагалось класть в голенище сапога, но Игар торопился, собираясь в разведку, и сейчас ругал себя за это.

Мнимое спокойствие и тишину утреннего леса в эти мгновения прерывали лишь песня зяблика, да шелест листьев. Однако неожиданно для себя, молодой «викинг» почувствовал внутреннее напряжение и резко остановился – шагах в двадцати перед собой он увидел холм, поросший кустарником, в зарослях которого, судя по размерам, мог прятаться человек.

Предчувствие не обмануло «викинга» – навстречу из ветвей выскочил «славянин».

– Ага! Попался, норвежская морда! Давно я тебя поджидаю!

Игар мгновенно выхватил из ножен свой грозный норманнский меч и с громким, почти звериным рыком бросился в бой. Светловолосый противник оказался ниже ростом, имел короткую кольчугу, в руке его крутился легкий клинок. Защищался воин категорически не славянским щитом-баклером с острым, выпирающим почти на ладонь умбоном.

В реальном бою, подумалось «викингу», его враг был бы просто обречен в схватке с закованным в железы тяжеловооруженным скандинавом, однако нагрудник и шлем варяга весили прилично и только затрудняли движения.

Этот факт заставил Игара сначала уйти в оборону – он решил не рисковать и попытаться вернуться от кустов к дороге, где на ровном грунте ему будет удобнее подловить своего более «легкого» и, соответственно, подвижного соперника. Однако после первых ударов стало ясно, что противник – полный новичок в деле мечной рубки, и действовать можно смелее. В свое время Игар активно увлекался не только ролевыми «боёвками», но и реальным клинковым боем, а в школе имел даже разряд по спортивному фехтованию – на саблях, разумеется, рапиры со шпагами его отчего-то не прельщали. Скинув затрудняющий обзор шлем, и используя, в том числе, чисто физическое превосходство в силе и росте, Игар стал теснить противника, стараясь уже не отводить поединок к дороге, а напротив – прижать врага холму и кустам.

– У, зараза, хорошо рубишься! – прокричал славянин, против желания отступая к холму; было видно, что он уже устал.

– Где лагерь? – выкрикнул викинг. – Говори, и я пощажу тебя!

– А вот хрен тебе, проклятый язычник! – выкрикнул славянин и перешел в атаку. – За князя Бурислава! За Русь Святую!

– А сам не язычник, старовер недобитый? – рассмеялся Игар, легко отбивая натиск говорливого соперника, и закричал в ответ: – За Одина Одноглазого! За Предателя и Злодея![1 - Прозвища «Одина» – Бёльверк (злодей, предатель), «Свидур» (обманщик), Игг (ужасающий, страшный). Весьма специфический набор имен для верховного Божества.] Пусть ждет нас Валгалла, где вечно живут храбрецы!

– Болтун ты, – зашипел славянин, ноги его уже то и дело соскальзывали по склону, – Не люблю варяжских богов и всю их кровожадную веру. Смерть Одину! Смерть!

В это мгновение, совершенно неожиданно и резко, погода начала стремительно портиться – с дороги подул не по-летнему холодный ветер, небо закрыла тьма, послышались громовые раскаты. Игорь с удивлением взглянул на небо, затем отошел на пару шагов и опустил меч.

– Что за ерунда… – проговорил он. – Гады метеорологи, обещали же хорошую погоду!

Первые крупные дождевые капли упали на сражавшихся, предвещая идущий следом настоящий ливень Соперник Игара воспользовался замешательством и поразил врага прямо в сердце…


* * *

– Тебя же Семён зовут? – спросил Игар, поправляя на плечах съехавший кольчужный нагрудник.

– Ага, – кивнул славянин и погладил короткую светлую бородку.

Варяжский воин поднялся с земли.

– А меня Игорь. Ты мне всё же скажи, далеко до вашего лагеря? Сейчас, похоже, ливень начнется, а до «мертвятника» ползти лень.

– Минут семь идти, – неохотно признался Семён и спросил: – Думаешь, сражение отменяется?

Игорь поднял с земли шлем, отжал промокшие от пота и дождя длинные волосы, затем нахлобучил конический убор на голову.

– Не думаю, что отменяется. Грозу бы переждать.

Семён укрепил меч в перевязи, повесил щит на плечо и указал рукой на юг.

– Пошли, там есть скальный карниз, пересидим. Мне тоже не охота мокнуть.

Игорь кивнул, и «воины» – славянин и варяг – поспешили к скалам.

– А дерешься ты, надо сказать, слабенько, – заметил Игорь-Игар. – Если бы не дождь, я бы тебя одолел. Вижу, ты первый раз на игре?

– Да, я новичок. А фехтовать учился сам, уж как могу, – речь Семена прервала музыка, он достал из кармана коммуникатор и ответил: – Да. Нет, я в другую сторону пошел, в лесу пережду. Хорошо, вернусь, как закончится.

– Что, ваши? – спросил Игорь.

– Ага, зовут всех в лагерь. Говорят, гроза надолго. Но ничего, переждём.

Спустя мгновение после слов Семёна молния ударила в дерево, находящееся в десятке метров от парней, от мгновенно последовавшего грома заложило уши.

– Фу, блин, так и ослепнуть можно, – испуганно пробормотал Семён. – Выключу-ка я телефонный модуль, а то опасно при грозе… А вот и скалы!

В месте, к которому пришли «воины», скальные породы выходили из-под земли наружу и широкими уступами поднимались на высоту, пожалуй, четырёхэтажного дома. Изогнутые берёзы росли вокруг по краям узкого оврага. Такие места не редко встречаются по всему Среднему Уралу и называются урочищами. Ребята перешли овраг и укрылись под одним из гранитных уступов, образовавшим карниз. Здесь уже кто-то был до них – под ногами лежала сложенная в несколько раз бумажка, на которой просматривались какие-то цветные рисунки.

Семён поднял её с земли – бумага выглядела вполне пристойно и чисто – и осторожно развернул.

– Смотри-ка, – сказал он, – карта юга Свердловской области и Екатеринбурга с окрестностями. И даже совсем не грязная. Тебе надо?

– Давай, – усмехнулся Игорь, сложил карту и убрал в карман.

Небо меж тем словно разверзлось над лесом – казалось, будто недавно помянутый Один или кто-то другой из небожителей льёт на землю воду из своего корыта.

– Застряли? – то ли спросил, то ли подвёл итог ситуации Семён.

– Похоже… – Игорь, убрал меч с пояса и опустился на корточки.

Семён последовал его примеру.

– А чего тебя одного в разведку послали? – поинтересовался «славянин».

Игорь отмахнулся:

– Хотели ещё новичка одного послать, Юрика, да нужен он мне, с такими только проблемы лишние. Ты как реконом[2 - «Рекон» – реконструктор, член молодёжного движения, занимающегося воссозданием культуры, быта и боевого искусства того или иного исторического периода.] стал?

– Давно хотел, а тут знакомая пригласила. Говорит, раз увлекаешься историей, почему не попробовать? Подготовился вот, одежда, оружие… Потратиться пришлось, но что делать – интересно же.

– Ясно, – сказал «викинг», немного нахмурившись. Встречал он подобных случайных людей, и ничего путного из них не выходило. – А почему славян выбрал? Патриотизм и всё такое?

– Не сказал бы, что я большой патриот. Просто сначала фолк-роком увлекся, потом…

Сверкнула молния, и послышался ещё один ближний раскат грома.

– Ты давно в клубе состоишь?

– Четвертый раз на игрушке, – ответил Игорь и поправился, чтобы его не посчитали снобом. – Правда, это разве много? Некоторые тут собираются с девяностых. Эдик тот же, он же Эймунд… Ты местный? Из Ёбурга?

– Да, я у южного автовокзала живу. А ты?

– А я в Пионерском поселке. В педагогическом учусь, на переводчика, – сказал Игорь и, приподнявшись, снял перчатку и шлем с нагрудником, пояснив: – Душно, не могу.

Семён поразмыслил и последовал его примеру, стянув свою лёгкую кольчугу.

– Хм, интересно. Языки, значит, изучаешь?

– Да, в школе учил английский и немецкий, сейчас ещё сам за скандинавские взялся. Пока ещё слабо, но отдельные фразы могу.

– Понятно, – кивнул Семён и замолчал.

Не сказать, чтобы собеседник показался ему неинтересным – просто настроения разговаривать сейчас не было – во время грозы на него всегда накатывала какая-то непонятная тоска.

Ливень меж тем не утихал, правда, раскаты грома слышались теперь всё дальше и дальше. В овраг натекла вода, и теперь оттуда шел пар. Игорь достал из кармана свой сотовый и запустил mp3-плеер. Послышались тяжелые гитарные риффы, чуть позже – хоровой вокал на смеси английского и шведского.

– «Терион»? – спросил Семён, усмехнувшись.

«Викинг» кивнул.

– Он самый! Не нравится?

– Ну, почему не нравится? Года три назад я у них все альбомы переслушал. Сейчас поднадоело, чего-то полегче хочется.

– Чего, например? – спросил Игорь, выключая плеер в сотовом.

Семён достал свой коммуникатор, протянул «ухо» от наушников соседу и запустил песню.

– Красиво, правда, для меня – слишком легкое, – проговорил Игорь, слушая вступление. – Кто такие?

– Группа «Рось» из Ярославля. На стихи Алексея Толстого.

Послышался мелодичный женский голос.

Дым лесной вползает к небу,
Жалят тело злые стрелы;
Страшен смирному Дулебу
Синий глаз и волос белый.

Игорь откинулся назад, прислонившись к скале. «Дым, – думал он, глядя на овраг. – Дым лесной вползает к небу… Странная какая-то гроза, было чистое небо – и на тебе, началась».

Над оврагом, действительно, словно парило и странный зеленоватые в отсветах молний испарения ползли кустами, подкрадываясь к скалам.

– Кстати, ты бы выключил сотовый, – неожиданно вспомнил Семён. – Во время грозы лучше мобильным не пользоваться, бывали случаи, когда молния попадала.

– А твой же работает?

– У меня компьютер включен, а модуль GSM выключен. На коммуникаторе это возможно, а у тебя нет. Кто-нибудь позвонит, электромагнитное поле поменяется, фиг знает, как себя молния поведет.

Игорь поморщился, но на кнопку выключения мобильного всё же нажал.

Почти в тот же самый момент яркая вспышка озарило всё пространство вокруг парней. Громыхнуло совсем рядом, да так, что Игорь с Семёном на какое-то время почти оглохли.

– Что это было? – спросил Игорь, тряся головой.

– Молния ударила, – проговорил Семён, отмахиваясь от странного то ли пара, то ли дыма, который дополз до их укрытия. – При выключении мобильника идет сигнал на станцию – видимо, притянулась.

– Ха, да я понял, что молния ударила! Что, прямо в нас ударила?!

– Если бы в нас, ты бы почувствовал, – съехидничал Семен. – В скалу… Смотри, гроза кончилась, что ли?

Туманообразная дымка рассеялась. Ребята одновременно поднялись, удивленно оглядываясь по сторонам – гроза прекратилась столь же мгновенно, как и началась. Перед ними стоял тихий летний лес, и хотя небо всё ещё покрывали довольно плотные облака, дождя уже не было.

– Ну что, пойдем обратно? – спросил Игорь.

– Погоди, как-то мне это не нравится, – сказал Семён. – Такое чувство, что вокруг что-то изменилось.

Он повернулся и посмотрел вверх, на скалы. На первый взгляд, всё было нормально, но через пару мгновений одна небольшая деталь заставила волосы зашевелиться. Когда Семён обходил эти места прошлым вечером, он заметил наверху утёса надпись баллончиком – что-то вроде обычного «Здесь был Вася».

Сейчас надписи не было.

Можно допустить, что краску смыло дождём, либо кто-то ночью старательно соскоблил её, но подобное казалось столь же абсурдным, как и отсутствие надписи.

– Странно…

– Что такое? – спросил Игорь и тоже посмотрел наверх.

– Ничего… – соврал Семён, подумав, что ему всё равно не поверят. Выключил плеер, отсоединил наушники и положил в карман. – Пошли к речке, там разойдемся по лагерям. Погода вроде бы улучшилась, может и будет боёвка.

Парни подобрали амуницию и направились на запад. Мокрые стебли травы били по ногам, вода капала с деревьев. Лесные птицы снова запели после дождя.

– Что-то сеть не ловится, – заметил Игорь, глядя на экран сотового.

– Смотри! – сказал Семён и остановился. – Ты помнишь, здесь разве были густые папоротники?

– Не обратил внимания, – откликнулся Игорь, оглянувшись. – Были, наверное, не выросли же за час?

Семён кивнул, хотя сомнение осталось. По мере того, как они отходили от урочища, это чувство нисколько не исчезало, а напротив, усиливалось.

– А ты где-то учишься? – как ни в чем не бывало, спросил «викинг».

– В радиофаке УПИ отучился. Третий год работаю в сервисном центре начальником отдела. Компы, оргтехнику чиним.

Игорь неожиданно хохотнул.

– Знаешь анекдот про УПИ и педагогический?

– Нет, – проговорил Семён; ему сейчас было не до анекдотов – чувство тревоги не давало покоя, но он попросил: – Рассказывай.

– Ходит мама с семнадцатилетним сыном по Екатеринбургу, выбирают, куда бы поступить. Приезжают в УПИ, а там… – Игорь остановился и поправил меч. – А там половина студентов ходят пьяные, у входа бутылки валяются.

– Ну, это не правда. У нас пили далеко не все…

– Ты слушай! Мама сыну говорит: «Нет, сюда я тебе не позволю поступить, тут тебя научат плохому. Пошли искать другой институт». Приезжают в «Пед», а там всё прилично – чистенько, все трезвые, много девушек, правда, в фойе, в кресле, сидит один пьяный парень и спит. Мама и говорит: «Нет, тут конечно получше, но всё равно, смотри – один пьяный есть. Значит, пошли в какой-нибудь другой ВУЗ». А парень, слышишь, в кресле просыпается и говорит: «А может быть к нам, в УПИ?» Сёма, мы, кажется, заблудились.

– Смешно, – ухмыльнулся Семён. – Ладно, давай дорогу искать. Странно как-то – я не помню, куда идти.


* * *

– Игорь, я тебе говорю – не было там тропы на запад, – сказал «славянин» уставшему спутнику. Они уже второй час бродили по лесу в поисках лагеря. – У меня вообще такое чувство, что мы попали… в какое-то другое место.

– В смысле? – усмехнулся «викинг». – Куда это мы могли попасть?

Семён остановился, сорвал листья черемши и отправил в рот. Игорь поморщился, но затем последовал примеру друга – ему тоже хотелось есть.

– Шутки шутками, но ты помнишь тот зеленоватый дым в овраге? – спросил Семён.

– Да, помню. Странный дым или туман. Но мало ли чего не увидишь в грозу.

– Не хотелось тебе говорить, но я смотрел как-то передачу про паронормальные явления… Там говорили, что именно такой зелёный дым видели на Голосовом овраге в Москве. Ты слышал про эту штуковину?

– Не-а, – ответил Игорь. – Что там? Временной провал?

– Типа того… ладно, раз этому не веришь, то скажи, почему ни у тебя, ни у меня не ловятся станции сотовой связи? А у меня ещё и GPS-навигатор в коммунике спутники не видит. И куда делся ручей с бродом? Ты видишь этому какое-то логическое объяснение?

– Не знаю. Странно, что мы речку найти не можем, но чего уж сразу какие-то провалы во времени приплетать?



Читать бесплатно другие книги:

В сборнике представлены самые глубокие по содержанию литературные произведения великого художника и мыслителя Н.К.Рериха...
«В этом году мне исполнилось, ребята, сорок лет. Значит, выходит, что я сорок раз видел новогоднюю ёлку. Это много!Ну, п...
Ф. И. Тютчев – выдающийся представитель русской философской лирики ХIХ века, великий русский поэт, стихотворениями котор...
«Когда мне было шесть лет, я не знал, что Земля имеет форму шара. Но Стёпка, хозяйский сын, у родителей которого мы жили...
"…– Ах, Василек, – шепнула Ляся, обдавая мальчика ласковым сиянием глаз, ты ж действительно парень что надо. Я только од...
"…Цирк был круглый, деревянный, большой. Оттого, что на всей площади, кроме него, не было других построек, он казался ва...