Искуство быть собой - Лейн Сорейя

Искуство быть собой
Сорейя Лейн


Герои возвращаются домой #4Любовный роман – Harlequin #402
Настоящую любовь найти непросто, а завоевать доверие любимого человека – еще труднее. Кейтлин Роуз уже не раз попадалась на мнимое очарование «настоящего» мужчины, и до сих пор прошлые боль и разочарования не отпускают ее. Тому Картрайту предстоит нелегкая задачка – доказать красавице Кейтлин, что он – ее судьба.





Сорейя Лейн

Искусство быть собой





Глава I


Просторный школьный холл вернул Тома Картрайта в его далекое теперь уже детство. Он неподвижно сидел на скамейке, подперев голову обеими руками. Когда-то и он был учеником этой школы… Бывало, просиживал не один час перед кабинетом директора, стараясь придумать, как же ему выпутаться из очередной неприятной ситуации.

Он едва подавил тяжелый вздох. Впрочем, пребывание в кабинете директора – сущая ерунда по сравнению с тем, что ему придется испытать сейчас. Это намного лучше, чем оказаться в окружении шестилетних разбойников. И как только он согласился ввязаться…

– Дядя Томми! – Звонкий голосок Габи вывел его из задумчивости.

Девчушка в ярком комбинезоне с разбегу бросилась к нему и резво взобралась на колени, чтобы удобно расположиться там для важного разговора.

– Ух ты! – Она одним пальчиком, потом другим потрогала накачанные бицепсы Тома.

«Ну, вот и все, – усмехнулся он про себя, – так я и попался».

Он легко поцеловал племянницу в пушистую макушку и спустил ее с коленей. Она едва доставала ему до пояса, но все равно подняла ручонку и покровительственно обняла его за талию.

– Что-то ты грустный сегодня, – с самым деловым и озабоченным видом произнесла Габи.

Том посмотрел на нее сверху вниз, стараясь при этом выглядеть как можно более беззаботным:

– А ты уверена, что действительно хочешь, чтобы я пошел туда?

– Я же всем рассказала о тебе! И еще ты не такой скучный, как мама с папой, – хитро улыбнулась она.

Он взял ее теплую ладошку в свою руку и послушно пошел в класс, едва сдерживая улыбку. Если бы она только понимала, что говорит!

– Габи, твоя мама – офицер в отставке, а папа – военный летчик! Не думаю, что про них можно сказать «скучные».

Казалось, девочка его совсем не слушает и занята своими мыслями.

Том всю жизнь старался не афишировать свою профессию, тщательно оберегая родных и близких от ненужного риска. А теперь? А теперь перед ним был целый класс маленьких детишек, которые ждали рассказов о его подвигах.

«И почему только я согласился? Да потому, что одна маленькая леди решила, что это ей обязательно нужно! – сам себе ответил он. – Но теперь-то я могу спокойно рассказать обо всем, что делаю», – улыбнулся он.

Том приоткрыл дверь в класс и пропустил Габи вперед. У него перехватило дыхание – малышня во все глаза смотрела на него.

– Так, и что нужно сказать? – услышал он мелодичный голос.

Том слегка повернул голову, стараясь понять, кому мог принадлежать этот голос. Том совсем не ожидал увидеть в классе молодую девушку, сидящую за учительским столом. Она приветливо улыбнулась ему:

– Прошу вас, входите!

«Нет, не может быть, чтобы эта улыбка предназначалась мне, – промелькнуло у него в голове. – Никогда бы не подумал, что учительницы бывают такими красивыми… Фотомодель просто!»

– Доброе утро, мистер Картрайт! – дружно поздоровались дети, с любопытством разглядывая гостя.

Габи изо всех сил вцепилась ему в руку, явно не собираясь отпускать ее.

– Э-э-э… Доброе утро! – ответил Том, стараясь отвести взгляд от молодой учительницы.

Она встала из-за стола и подошла к нему. Темные, практически черные волосы собраны в конский хвост, несколько завитков выбились из прически, обрамляя нежное лицо. Зелено-голубые глаза смотрели на него с явным интересом.

Том невольно отвел взгляд, подумав: «У нее поразительные глаза! Не серые, не голубые, а именно зелено-голубые. Скорее, даже зеленые». А его не так-то просто было сбить с толку!

– Спасибо, что пришли к нам, мистер Картрайт, – сказала девушка неожиданно теплым голосом. – Габриелла много о вас рассказывала! Дети так ждали!

Том напрягся. Габриелле всего шесть лет, что она могла знать о его профессии и о том, чем ему приходилось заниматься? Что она могла рассказать? Он старался унять бешено стучащее сердце.

– А вы, наверное, учительница Габриеллы, – в ответ улыбнулся он. Улыбка у него была невероятно обаятельной, она сразу смягчала суровое выражение лица.

– Да, я – мисс Роуз, – представилась девушка, едва заметно коснувшись его руки. – Можно просто Кейтлин, – еле слышно произнесла она, – но не при детях.

Том едва подавил желание сделать шаг назад. Его всю жизнь учили держать дистанцию, а эта девушка вторглась в его пространство! Это было так непривычно для него. Но на самом деле ему было приятно, что Кейтлин оказалась мисс, а не миссис.

– Том, – ответил он, стараясь держаться так же непринужденно. – А то обращение «мистер Картрайт» сразу же напоминает мне об отце.

«А я бы не хотел быть похожим на отца», – промелькнуло у него в голове.

– Габриелла, мне кажется, пора представить твоего дядю, – мягко напомнила Кейтлин.

Девочка с обожанием посмотрела на Тома и смело шагнула вперед.

– Я привела в гости своего дядю Тома, – начала она. – У него такая интересная профессия! – Габи взглянула на него, как будто ища поддержки.

Том одобряюще кивнул ей.

– Он офицер морского флота США! – с нескрываемой гордостью добавила девочка. – Правда, сейчас он не выходит в море, потому что учит… – Она замялась, вспоминая новое для нее слово.

– Я учу новобранцев, – пришел на выручку Том.

Его сильная загорелая рука легла на плечики Габи. Эта девочка заставила его позабыть свое прошлое, свою боль. Все то, что у него отняла его служба офицера специальных войск. И не важно, что произошло в его прошлой жизни. Важно лишь то, что есть сейчас.

– Он был спецназовцем военно-морского флота! – Прежняя уверенность вернулась к Габи, ее глаза радостно блестели. – Ему доверяли секретные операции!

Внезапно Том почувствовал себя шутом, выставленным на всеобщее обозрение. Кейтлин по-прежнему стояла рядом и спокойно смотрела на него, высоко подняв голову, как будто желая приободрить его. Она выглядела такой хрупкой и беззащитной рядом с мускулистым, подтянутым гостем.

«Я как двоечник, которого вызвали к доске, – подумал про себя Том. – Вроде бы взрослый мужчина, военный… Ладно, я не позволю сбить себя с толку!»

– Ну что, ребята, у вас есть вопросы? – решил действовать Том, хотя меньше всего на свете ему хотелось отвечать на вопросы о работе спецназовца.

Только самые близкие люди знали о его работе, и то далеко не всю правду Том мог им озвучить. Даже будучи в отставке, не так-то легко говорить о том, каково было служить в спецназе и выполнять боевые задания в разных уголках планеты.

– А правда, что не все могут пройти курс спецназа? – Бойкий мальчишка просто сгорал от любопытства.

Том едва подавил вздох: ну конечно, можно было бы догадаться, что спрашивать будут в основном мальчики, их же всегда интересуют пушки, пистолеты…

– Все спецназовцы военно-морского флота проходят тяжелый курс обучения, включая и физическую подготовку. Да, это нелегко. Почти восемьдесят процентов желающих попасть в отряд спецназа не выдерживают испытаний, – четко, по-военному ответил Том.

– А женщин принимают в спецназ? – спросила какая-то девчушка.

– Пока нет, но все может измениться, – уклончиво ответил Том.

Другая девочка упрямо поджала губки и сжала кулачки, как будто Том обидел ее лично, поставив крест на карьере девушки-спецназовца.

– А это правда, что быть спецназовцем очень тяжело? – Все тот же мальчишка не давал Тому покоя.

Том едва заметно усмехнулся, вспомнив себя в этом возрасте. Ему, конечно, тоже хотелось бы знать все: как принимают в спецназ, как учат, в чем заключается работа, какие задания выполняют бойцы. Он был рад, что пришел сюда. Неподдельный интерес детей возвращал его к жизни, заставляя забыть о своих неудачах.

Он присел на корточки, чтобы быть на одном уровне с малышней.

– Ты знаешь, было очень тяжело тренироваться пять дней подряд, практически не смыкая глаз, – обратился он к любознательному ученику. – На сон оставляли только четыре часа. Я едва мог стоять на ногах от усталости! Но тот, кто выдерживает и это испытание, становится настоящим бойцом!

Класс замер. Все слушали Тома.

– А спецназовец – это как супергерой, да? – не унимался мальчишка, с восторгом разглядывая Тома.

– Наверное, да! – рассмеялся Том. – Только когда понимаешь, что идешь на смерть, ты чувствуешь… – запнулся он, вдруг осознав, что сказал больше, чем было можно сказать детям. – А, ерунда! Забудьте! Но тот, кто поставит перед собой цель стать настоящим бойцом, будет учиться и тренироваться, обязательно им станет.

Было задано еще немало вопросов после этих слов, но время урока, отведенное для встречи, пролетело удивительно быстро.

– А теперь нам всем нужно поблагодарить мистера Картрайта за то, что он смог прийти к нам в гости, – мягко завершила встречу Кейтлин. – Давайте все вместе скажем ему «спасибо»!

– Ну-у-у… – заныл класс, – можно еще немного поговорить?

– Что? – Она вопросительно подняла одну бровь. – Вы, наверное, не услышали очень важной вещи, о которой говорил наш гость? Это – дисциплина, которая нужна бойцам и в учебе, и в бою!

– Спасибо, мистер Картрайт! – дружно сказали дети.

– А где ваш значок-трезубец? Он у вас с собой? – все же не удержался от последнего вопроса все тот же любопытный мальчуган.

– Трезубец? – переспросил Том.

– Ну да, трезубец бойцов Нептуна! – гордо посматривая на одноклассников, сказал мальчишка.

«И откуда он все это знает?» – поразился Том.

– Нет, у меня его нет сейчас, – честно признался он. – Большинство ребят отдают свое сердце вместе с этим значком. Боец дарит этот трезубец на золотой цепочке своей невесте, – добавил он, пристально посмотрев в глаза Кейтлин, мысленно снова ахнув от цвета ее зеленоватых, как утреннее море, глаз.

Том глубоко вздохнул: как же хотелось выкинуть из головы эту красивую брюнетку! «Не нужно мне так смотреть на нее, – подумал он. – Еще и романтическую историю приплел, неизвестно зачем, про трезубец… Ну и ну!»

– Какая трогательная традиция, – мило улыбнулась Кейтлин, слегка потупив взгляд.

От Тома не укрылось, что она слегка порозовела, услышав его историю про трезубец для невесты.

«И что это на меня нашло? Никогда в жизни не думал, что буду рассказывать эту романтическую чушь едва знакомой девице!» – сам себе удивлялся Том.

У него не было невесты никогда, и он ничего не мог предложить своей избраннице, тем более сейчас. Никто не должен знать, чем он занимался и через что ему пришлось пройти на службе в специальных войсках. Он не знал, кто он, что сам из себя сейчас представляет и чем дальше будет заниматься. Пережитая боль опустошила и не отпускала его. Он просто не имеет права тянуть на дно своих переживаний кого-нибудь еще. Особенно такую девушку, как Кейтлин.



– Габи, я пойду провожу нашего гостя, а ты ответственна за дисциплину в классе! – Кейтлин изо всех сил постаралась придать лицу самое строгое выражение.

Она прекрасно знала детей, которые до сих пор находились под впечатлением от встречи с героем спецназа. Стоит ей лишь захлопнуть за собой дверь, как класс будет стоять на ушах, спорить и перекрикивать друг друга. Дети есть дети. Конечно, было бы разумнее попрощаться с гостем здесь, вместе с учениками, но ей очень хотелось уделить ему еще немного внимания, ведь он потратил свое время, согласившись прийти сюда. Тем более, он так хорошо общался с детьми… Оставалось только надеяться, что ей удастся избежать обжигающего взгляда этих темных, практически черных глаз, которые затронули в душе что-то пока неясное ей самой.

– Спасибо большое, капитан, что нашли время прийти к нам, – поблагодарила его Кейтлин.

Том галантно пропустил Кейтлин вперед и плотно прикрыл за ними дверь класса.

Она была приятно удивлена его вниманием: давно уже она не встречала так хорошо воспитанного мужчину. «Вежливый, внимательный и, кажется, добрый», – отметила про себя Кейтлин. Она всегда обращала внимание на такие, как казалось многим ее коллегам, мелочи, хотя многие ее подружки посмеивались над ней: где же она найдет мужчину с безупречными манерами? Такие бывают только в сказках!

«Мне нужен настоящий мужчина, которым я могла бы гордиться, – всегда отвечала Кейтлин. – Я не собираюсь размениваться по мелочам!»

Она чувствовала – он хочет сказать ей что-то еще, но явно не знает, с чего начать.

– Понимаете, я совсем не ожидал, что придется рассказывать о морском флоте в таком ключе, – усмехнулся Том. – Странно и непривычно как-то… Но Габи и слышать не хотела о том, что я не пойду в ее класс!

Кейтлин не могла сдержать улыбку: как трогательно, что этот суровый боец легко признается, что какая-то маленькая девочка имеет над ним такую власть. Ей не могло это не понравиться.

– Я уверена, что дети в полном восторге, – сказала она. – Вы побили рекорд! К нам приходят родители и рассказывают о самых привычных профессиях – врач, финансист, бухгалтер, полицейский, в лучшем случае юрист. А тут настоящий герой-спецназовец!

– Я вовсе не герой! – отрезал он.

Его глаза угрожающе потемнели, казалось, что он еле сдерживает себя. Кейтлин оцепенела, не ожидая такой непредсказуемой реакции на свои слова.

– Да, но Габи так гордится вами, – робко заметила она. – Еще раз спасибо! Надеюсь, это не последняя наша встреча! – быстро добавила Кейтлин, готовая немедленно убежать от этого вмиг помрачневшего гостя.

Она резко повернулась и пошла назад в класс, не давая возможности Тому хоть что-то ответить. Может быть, он был добр и внимателен к своей племяннице, но то, что она увидела в его глазах минуту назад, повергло ее в шок.

Она выросла в семье военного, а ее первая серьезная любовь – моряк. Эти мужчины всегда знали, что хотят, и умели добиваться своего. Все военнослужащие имели одну общую профессиональную черту – ощущение собственной силы и власти. Нет, она больше не поддастся на это мнимое очарование «настоящего» мужчины!

Кейтлин перевела дыхание. Она прекрасно понимала, что ей сейчас придется унимать расшалившихся детей. Подойдя к классу, она обернулась посмотреть на Тома. Его могучие плечи были опущены, но взгляд по-прежнему горел яростным огнем.

«Да, он очень симпатичный, – призналась себе Кейтлин. – Но это ничего не значит! Я вполне довольна своей нынешней жизнью… Я никогда не связала бы свою жизнь со спецназовцем, пусть даже и бывшим. Абсолютно не мой тип!»

И Кейтлин решительно открыла дверь класса.



Том мгновенно вышел из себя, стоило Кейтлин упомянуть его геройство. Но вместе с удушающей яростью он почувствовал и нотку сомнения. А ведь он не привык сомневаться! «Зачем я жестко говорил? Возможно, обидел ее? Я не для нее, она не для меня», – с досадой подумал он. Том никогда не позволял чувствам взять над собой верх.

Он с трудом узнавал себя. Если бы не Габи, он до сих пор был бы во мраке своих переживаний и сомнений: он превратился бы в чудовище. Том ни о чем не мог думать, кроме своей ошибки. «Не бросай товарища в беде!» – девиз спецназа болью отозвался в его сердце.

Товарищи, военная карьера – увы, это все в прошлом. Однажды он был на линии огня и совершил непоправимую ошибку. Теперь он расплачивается за свои грехи. Вихрь воспоминаний охватил его: вот он очнулся от резкого, едкого дыма. Рука обездвижена. Раздается ужасный крик. Том потряс головой, стараясь прийти в себя, и с усилием открыл глаза. То, что он увидел, навсегда останется в его памяти: жуткая кровавая бойня.

Том вздрогнул. Как же он ненавидел слово «герой». Нахмурившись, он зашагал прочь из школьного двора. «Нужно чем-то срочно заняться!» – твердо решил он. Только работа могла немного отвлечь его от горьких и тягостных воспоминаний.




Глава 2


Кейтлин с легкостью и удовольствием выполнила замысловатое танцевальное па, ей не доставляло особого труда выполнить какое-то хореографическое упражнение. Только через десять минут в зал вбегут ее ученицы, весело болтая о чем-то своем.



Читать бесплатно другие книги:

Петербург и Москва – два российских мегаполиса, бывшая и нынешняя столицы, соревнование между которыми не прекращается н...
В романе «Мастер сглаза» представлен редкий для русской литературы жанр – brain-fiction. Да и в мировой литературе он вс...
«Авиация проделывает с нами странные номера.Когда я прилетаю куда-нибудь самолетом, мне хочется чертыхнуться по адресу г...
«Когда сейчас при взгляде на карту мира среди крутобоких материков я вижу тоненькую цепочку японских островов, мне даже ...
«Бабушка Евдокия, она же Авдотья, она же Баба Дуня, как ее звали в коммунальной квартире, родилась в глубинной Рязанщине...
«Я впервые видел Скачкова таким элегантным. Все на нем было прекрасно сшито и подогнано в самый раз, а я выглядел доволь...