Сатирик - Алмазов Борис

Сатирик
Борис Николаевич Алмазов


«Среди кровавыхъ смутъ, въ т? тягостные годы

Заката грустнаго величья и свободы

Народа Римскаго, когда со вс?хъ сторонъ

Порокъ нахлынулъ къ намъ и он?м?лъ законъ,

И побл?дн?ла власть, и зданья в?коваго

Подъ тяжестiю зла шатнулася основа,

И св?точь истины, средь бурь гражданскихъ б?дъ,

Уныло догоралъ – родился я на св?тъ»

Произведение дается в дореформенном алфавите.





Борис Николаевич Алмазов

Сатирик



Accusare et amare tempore uno

Ipsi vix fuit Herculi ferodum.

    Petron. Satyricon.

Среди кровавыхъ смутъ, въ т? тягостные годы
Заката грустнаго величья и свободы
Народа Римскаго, когда со вс?хъ сторонъ
Порокъ нахлынулъ къ намъ и он?м?лъ законъ,
И побл?дн?ла власть, и зданья в?коваго
Подъ тяжестiю зла шатнулася основа,
И св?точь истины, средь бурь гражданскихъ б?дъ,
Уныло догоралъ – родился я на св?тъ;
Но правда и боязнь порока и разврата
Въ утробъ матери со мной была зачата.
Съ младенчества во мн? квиритовъ древнихъ духъ
Проснулся: д?тскихъ л?тъ къ призывамъ былъ я глухъ,
И р?звыхъ сверстниковъ не разд?лялъ забавы,
Но жажда подвиговъ и благородной славы
Смущали съ раннихъ поръ покой души моей.
Достигнувъ возраста кипучихъ юныхъ дней,
Я уб?галъ пировъ и ласки д?въ прекрасныхъ
И взоръ свой отвращалъ отъ взоровъ сладострастныхъ.
См?шнымъ казался мн? страстей безумныхъ пылъ,
Лукавый н?ги гласъ мн? непонятенъ былъ,
И говорилъ душ? моей краснор?чив?й.
Саллюстiй, правды другъ, иль величавый Ливiй.
Въ часы отраднаго безмолвiя ночей,
Отъ хартiй в?ковыхъ не отводя очей,
Въ преданья древности я думой погружался,
И духомъ праотцевъ мой духъ воспламенялся,
И съ новой ревностью я жаждалъ славныхъ д?лъ,
И въ яростной вражд? къ пороку закосн?лъ.
И ждалъ я съ трепетомъ, когда придетъ мн? время
Поднять на рамена народной власти бремя,
Закона узами замкнуть пороку пасть.
Иль въ медленной борьб? за правду честно пасть, —
И увлеченъ мечтой въ воображеньи юномъ,
Ужь представлялъ себя безтрепетнымъ трибуномъ
И словомъ громовымъ олед?нялъ сенатъ,
Иль мощнымъ ценсоромъ карающимъ развратъ,
И грозно обличалъ сановниковъ подкупныхъ
И въ рабство низводилъ ихъ женъ и чадъ преступныхъ.

Такъ юныхъ дней моихъ пронесся быстрый токъ,
И зр?лыхъ л?тъ пришелъ давно желанный срокъ,
И въ дни весеннихъ идъ, въ обычной тог? б?лой
Я на площадь предсталъ передъ народомъ см?ло.
Р?чьми лукавыми народу я не льстилъ,
Ни игръ, ни праздниковъ, ни зр?лищъ не сулилъ,
И мнилъ я въ гордости сл?паго заблужденья,
Что нравовъ чистота средь общаго паденья,
Да имя доброе, да предковъ древнiй родъ
Права священныя на славу и почетъ
Въ народ? мн? даютъ. Но правда, доблесть, предки,
Въ нашъ в?къ не ц?нятся въ народ?, хоть и р?дки.
И площадь ц?лая, ругаясь и см?ясь
Меня отвергнула, – насм?шки, камни, грязь
И взглядъ ликующiй соперника счастливца,
Сос?дей и друзей сiяющiя лица —
Вотъ все, что родина въ награду мн? дала
За умъ, высокiй родъ и чистыя д?ла.
Стыдомъ подавленный и злобою ст?сненный
Отъ шумной площади въ свой домъ уединенный
Направилъ быстро я дрожащiя стопы,
При грубомъ хохот? безчисленной толпы.

И ктожь, о, боги, былъ мой грозный поб?дитель?
Распутный юноша, безумный расточитель
Отцевъ насл?дiя на играхъ и пирахъ,
Погрязшiй въ праздности, порокахъ и долгахъ,
Въ кругу безстыдныхъ д?въ и параситовъ грязныхъ
Проведшiй жизнь свою средь оргiй безобразныхъ,
До дна для прихоти исчерпавшiй порокъ,
Разврата гнусныхъ тайнъ прославленный знатокъ,
Но въ глубин? души усталой и холодной,
Безчувственной къ добру и слав? благородной
Презр?нной зависти червь безпокойный жилъ
И сердце низкое блескъ почестей манилъ.
И къ ц?ли хитро шелъ, какъ честолюбецъ жадный,
Беспечный юноша. Вкусъ черни кровожадной,
Зв?риной травлею онъ т?шилъ безъ конца, —
И имя тамъ стяжалъ отечества отца.

И вотъ развратникъ, мотъ и гражданинъ негодный
Избранъ торжественно на площади народной,
И тотъ, кого клеймилъ молвы всеобщiй гулъ,
Кто предъ кредиторомъ смиренно выю гнулъ,




Читать бесплатно другие книги:

«В глухихСудьбинах,В земныхГлубинах,В веках,В народах,В сплошныхСинеродахНебес– Да пребудетВесть:– «ХристосВоскрес!» —Ес...
`Вся моя проза – автобиографическая`, – писала Цветаева. И еще: `Поэт в прозе – царь, наконец снявший пурпур, соблаговол...
`Вся моя проза – автобиографическая`, – писала Цветаева. И еще: `Поэт в прозе – царь, наконец снявший пурпур, соблаговол...
`Вся моя проза – автобиографическая`, – писала Цветаева. И еще: `Поэт в прозе – царь, наконец снявший пурпур, соблаговол...
`Вся моя проза – автобиографическая`, – писала Цветаева. И еще: `Поэт в прозе – царь, наконец снявший пурпур, соблаговол...
`Вся моя проза – автобиографическая`, – писала Цветаева. И еще: `Поэт в прозе – царь, наконец снявший пурпур, соблаговол...