Совет нечестивых - Авсеенко Василий

Совет нечестивых
Василий Григорьевич Авсеенко


Петербургские очерки #26
«Въ увеселительномъ саду довольно много народу. Румынскiй оркестръ гудитъ и подвизгиваетъ на эстрад?. На песчаной площадк?, обставленной жиденькими деревцами, темнота почти непроницаемая. Прогуливаются, а больше топчутся на м?ст?, мужчины самаго разнообразнаго вида, и въ различныхъ градусахъ внутренней температуры. Между ними шмыгаютъ, какъ т?ни, какiя-то д?вицы съ сумочками въ рукахъ, и садовыя «мамаши», постоянно им?ющiя о чемъ-то переговорить съ буфетными лакеями. Поближе къ театру медленно прохаживаются «этуали», въ громадныхъ шляпахъ и изумительныхъ накидкахъ, и при каждомъ поворот? къ нимъ кто нибудь подб?гаетъ и кто нибудь отъ нихъ отб?гаетъ. Въ углу террассы, за столикомъ, сидятъ двое молодыхъ людей щеголеватаго вида…»

Произведение дается в дореформенном алфавите.





Василий Григорьевич Авсеенко

Сов?тъ нечестивыхъ



Въ увеселительномъ саду довольно много народу. Румынскiй оркестръ гудитъ и подвизгиваетъ на эстрад?. На песчаной площадк?, обставленной жиденькими деревцами, темнота почти непроницаемая. Прогуливаются, а больше топчутся на м?ст?, мужчины самаго разнообразнаго вида, и въ различныхъ градусахъ внутренней температуры. Между ними шмыгаютъ, какъ т?ни, какiя-то д?вицы съ сумочками въ рукахъ, и садовыя «мамаши», постоянно им?ющiя о чемъ-то переговорить съ буфетными лакеями. Поближе къ театру медленно прохаживаются «этуали», въ громадныхъ шляпахъ и изумительныхъ накидкахъ, и при каждомъ поворот? къ нимъ кто нибудь подб?гаетъ и кто нибудь отъ нихъ отб?гаетъ. Въ углу террассы, за столикомъ, сидятъ двое молодыхъ людей щеголеватаго вида. Одному, худощавому блондину, почему-то очень жарко; онъ распахнулъ пиджакъ и сдвинулъ на затылокъ котелокъ, съ наслажденiемъ подставляя влажный лобъ медленному, тяжелому теченiю сырого воздуха. Другой, н?сколько полный, съ подстриженной темной бородкой, застегнулъ на вс? пуговицы долгополое пальто, и откинувшись на спинку стула, покачиваетъ вправо и вл?во поставленную подл? ногъ палку съ серебрянымъ крюкомъ. На столик? передъ ними стоитъ бутылка минеральной воды.

– Да, дружище, чортъ знаетъ что такое! – говоритъ первый. – Дв? нед?ли б?гаю какъ собака на поискахъ квартиры, и ничего не могу сд?лать. Такой, какъ мн? нужно, совс?мъ н?тъ, а за разную дрянь требуютъ тройную ц?ну. Ты для себя тоже ничего не нашелъ?

Н?сколько полный господинъ – фамилiя его была Бобылковъ – отрицательно покачалъ головой и помахалъ передъ носомъ указательнымъ пальцемъ.

– Знаешь, – продолжалъ первый, по фамилiи Варгасовъ, – мн? пришла въ голову идея. Не устроиться-ли намъ съ тобой вм?ст?, э? И квартирку побольше легче найти, и дешевле выйдетъ. Э?

Бобылковъ поднялъ палку и уперся подбородкомъ въ набалдашникъ. Лицо его приняло задумчивое выраженiе.

– Чтожъ, въ принцип? твоя идея недурна, – проц?дилъ онъ. – Одну квартиру, очевидно, скор?е можно найти, ч?мъ дв?. И притомъ, мы хорошо знаемъ другъ друга, и наши привычки и вкусы им?ютъ много общаго. Комнаты три, четыре. Парадный ходъ, это первое условiе. Гостиная общая – мы выберемъ изъ твоей и моей мебели, что получше. Столовая тоже общая. Зат?мъ, отд?льныя спальныя. Рублей сто въ м?сяцъ, а?

Варгасовъ потеръ рукою свой открытый лобъ.

– Я предпочелъ бы что-нибудь получше: комнатъ шесть-семь, не выше третьяго этажа, съ высокими потолками, – сказалъ онъ. – Балконъ тоже былъ бы не лишнiй.

– Такъ в?дь это, братецъ, двумя тысячами пахнетъ! – возразилъ Бобылковъ.

– Около того; но не все-ли намъ равно? – отозвался Варгасовъ.

Бобылковъ наклонился къ нему, какъ бы не разслышавъ.

– Э? – произнесъ онъ.

Варгасовъ въ свою очередь вытянулся черезъ столъ.

– Моя идея заключается не только въ томъ, чтобы жить вм?ст?; я им?ю въ виду извлекать изъ этого кое-какiя выгоды, – отв?тилъ онъ. – Во первыхъ, живя вдвоемъ, мы будемъ платить только первые м?сяцы, а потомъ бросимъ это глупое занятiе.

– Э? – повторилъ Бобылковъ.

– Само собою, – продолжалъ Варгасовъ. – Контрактъ подпишемъ мы оба – это непрем?нное условiе. Каждый по очереди будетъ просить отсрочки и ув?рять, что черезъ нед?лю деньги будутъ уплачены. Зат?мъ, когда д?ло дойдетъ наконецъ до суда, насъ опять двое, и мы оба судимся поочереди. Въ первое зас?данiе я не приду, во второе ты. Заочное р?шенiе по отношенiю ко мн?, заочное решенiе по отношенiю къ теб?. Вторичное разбирательство, потомъ аппеляцiя, потомъ свид?тельство доктора о моемъ опасномъ положенiи, потомъ о твоемъ. А тамъ весна, и мы перебираемся на дачу… А кром? того, ты не забудь, сколько мы можемъ наскандалить вдвоемъ. Хозяина можно до того довести, что онъ самъ готовъ будетъ намъ отступного заплатить, чтобы только мы съ?хали.

Бобылковъ задумчиво сощурилъ глаза.

– Гм! произнесъ онъ; – если обсудить, твоя идея представляется не лишенною практическаго смысла. Главное, прiятно учинить н?кое изд?вательство надъ господиномъ домовлад?льцемъ.

– Я думаю! – подкинулъ головой Варгасовъ. – Не такiе же мы дураки, въ самомъ д?л?, чтобъ допустить ихъ хозяйничать въ нашихъ карманахъ. Я им?лъ прекрасную квартиру за 900 рублей. Теперь за такую надо дать полторы тысячи. Но разв? я могу? Разв? ты можешь?

Бобылковъ, вм?сто отв?та, оглянулся и мигнулъ лакею.

– Бутылку «Вайтъ-старъ»! – приказалъ онъ.

– По случаю идеи? – спросилъ Варгасовъ.

Прiятель кивнулъ головой.

– Ба, застаю васъ за отличнымъ занятiемъ, – произнесъ господинъ л?тъ пятидесяти, предусмотрительно од?тый въ толстое пальто, и подошедшiй къ нимъ въ одно время съ появившейся на стол? бутылкой.

– Здравствуйте, Петръ Ивановичъ, присядьте, – прив?тствовали его молодые люди. – Нашли наконецъ квартиру?

Подошедшiй только рукой махнулъ.

– Нашелъ чортъ знаетъ что такое, – отв?тилъ онъ. – Пять крошечныхъ комнатъ въ пятомъ этаж?, за полторы тысячи. Повернуться негд?. Въ спальной 600 кубическихъ футовъ воздуха на двоихъ, а такъ какъ супруга моя поглощаетъ воздуху вдвое противъ меня, то на мою долю придется только 200 футовъ. А я астмой страдаю. Половину вещей маклакамъ продаю – не вл?заютъ. Хот?лъ библiотеку сбыть, да букинисты не берутъ, говорятъ, что теперь эти библiотеки къ нимъ изъ каждой квартиры тащутъ. Кабинетъ свой въ столовой за буфетомъ устраиваю, и на об?денномъ стол? Ван? на ночь стелить будутъ. Въ мастерскихъ запрещается рабочимъ на столахъ спать, а мн?, Богъ дастъ, не запретятъ.

– Вотъ, вотъ! вотъ какое положенiе! – кивнулъ Бобылковъ Варгасову.

– И то, батюшки мои, радъ, что какъ нибудь устроился, – продолжалъ Петръ Ивановичъ. – Лишнiе пятьсотъ рублей платить придется, да жена, спасибо ей, ободряетъ: не унывай, говоритъ, Петя, на чемъ нибудь наверстаемъ. А по правд?, гд? же тутъ наверстать? Ну, да в?дь не на улиц?-же оставаться. Пока хватитъ, буду платить, а тамъ будь что будетъ…

Молодые люди переглянулись.

– И контрактикъ подписали? – спросилъ Бобылковъ.

– Подписалъ. Сначала перепугался, какъ прочиталъ, а потомъ думаю: пропадать, такъ пропадать, все едино, – отв?тилъ Петръ Ивановичъ. – Условiя, надо сказать, самыя ужасающiя. Въ полномъ смысл? слова петлю себ? на шею над?лъ, да думаю: не душегубецъ же въ самомъ д?л? хозяинъ, авось не затянетъ.

– А условiя ядовитыя? – полюбопытствовалъ Варгасовъ.

– Не только что ядовитыя, а унизительныя, – отв?тилъ Петръ Ивановичъ. – Прямо какой-то договоръ съ челов?комъ низшей расы, или съ б?глымъ мазурикомъ. Въ чемъ я только не обязался! И за прислугой смотр?ть, и помоевъ въ квартир? не держать, и не выпускать на дворъ собакъ безъ провожатаго, и несуществующiе ключи въ дверяхъ сдать въ ц?лости, и вьюшки оберегать, и обоевъ не пачкать. А за всякую неисправность – штрафъ, по усмотр?нiю хозяина, вотъ какъ на фабрикахъ рабочихъ штрафуютъ. Изъ крана, наприм?ръ, будетъ течь, у нижнихъ жильцовъ потолокъ подмокнетъ – и воленъ хозяинъ взыскать съ меня убытки, по его собственной оц?нк?. Задвижка у окна потерялась – опять можетъ хозяинъ взыскать, и не столько, сколько задвижка стоитъ въ лавк?, а по его собственной оц?нк?: захочетъ – двугривенный, а захочетъ – десять рублей. Въ кабалу вошелъ, одно слово.

– Зач?мъ-же вы такiя разбойничьи условiя подписали? – спросилъ Бобылковъ.

– А какъ-же-бы я ихъ не подписалъ? – возразилъ Петръ Ивановичъ. – За м?сяцъ впередъ я уже заплатилъ, вещи перевезъ, на гербовую бумагу деньги выдалъ, – тутъ мн? и приносятъ контрактъ. Какъ-же я его не подпишу? И деньги, и время потерять, и безъ квартиры остаться? Н?тъ, батенька, тутъ чорту душу прозакладываешь, не то что свои пожитки.

– А разв? пожитки у васъ заложены? – удивился Варгасовъ.

– Да все по тому-же контракту. Въ случа? моей неисправности, домовлад?лецъ им?етъ право задержать мое имущество. Разв? это не значитъ, что вся моя движимость у него въ заклад?? У меня ея тысячъ на пять, а онъ можетъ за м?сячную плату ее задержать, и потомъ судись съ нимъ. А исправность моя тоже отъ него самого зависитъ, и если захочетъ, чтобъ я былъ неисправенъ, то ужъ никакимъ способомъ я исправнымъ оказаться не могу.

– Это какъ-же такъ? – удивился Бобылковъ.

– А очень просто, – объяснилъ Петръ Ивановичъ. – Въ контракт? сказано, что долженъ я вносить плату за м?сяцъ впередъ, безъ всякаго промедленiя. Ну, я перваго числа посылаю за дворникомъ. Дворникъ ушелъ, скоро будетъ. Я у?зжаю на службу, оставивъ деньги у жены. Возвращаюсь къ об?ду, и узнаю, что сколько ни посылали за дворникомъ, онъ не являлся. Я ?ду къ хозяину – не принимаетъ, спитъ. ?ду вторично вечеромъ – у?халъ. Посылаю деньги на завтра утромъ – не принимаютъ: просрочено-молъ, извольте очистить квартиру въ 7-дневный срокъ, уплатить все по срокъ контракта, а за излишне прожитое время – по десяти рублей въ сутки пени.

– Но это-же совс?мъ чортъ знаетъ что такое, – воскликнулъ Бобылковъ. – Такого контракта никакой судъ не приметъ во вниманiе.

– Не знаю-съ, не юристъ, – отв?тилъ Петръ Ивановичъ. – Я такъ полагаю, что домохозяева не им?ютъ въ виду явно злоупотреблять контрактомъ, и вс?



Читать бесплатно другие книги:

«Царь Эдипъ» – одна изъ лучшихъ греческихъ трагедій вообще, а для школы она представляется особо ц?нною. Античная сцена ...
«Дети воспитываются на поэзии, и именно на родной поэзии. С первых шагов обучения, часто даже раньше, когда ребенок и чи...