Последний вечер на даче - Авсеенко Василий

Последний вечер на даче
Василий Григорьевич Авсеенко


Петербургские очерки #23
«Дождь льетъ ц?лый день, неутомимо и безжалостно. Пойдетъ шибче – съ четырехъ концовъ крыши низвергаются ц?лые водопады; станетъ утихать – съ деревьевъ посыпятся крупные брызги. По краямъ дорожекъ образовались канавы. Клумба съ доцв?тающими астрами и георгинами представляетъ островъ посреди лужи. Обшитыя кумачемъ холщевыя полотнища на балкон? намокли и повисли, какъ паруса на чухонской лайб?. Стекла въ окнахъ запот?ли…»

Произведение дается в дореформенном алфавите.





Василий Григорьевич Авсеенко

Посл?днiй вечеръ на дач?



Дождь льетъ ц?лый день, неутомимо и безжалостно. Пойдетъ шибче – съ четырехъ концовъ крыши низвергаются ц?лые водопады; станетъ утихать – съ деревьевъ посыпятся крупные брызги. По краямъ дорожекъ образовались канавы. Клумба съ доцв?тающими астрами и георгинами представляетъ островъ посреди лужи. Обшитыя кумачемъ холщевыя полотнища на балкон? намокли и повисли, какъ паруса на чухонской лайб?. Стекла въ окнахъ запот?ли.

Уже совс?мъ стемн?ло. Въ большой средней комнат?, на об?денный столъ поставили лампу. Паръ отъ самовара валитъ, словно на постояломъ двор?. Вокругъ собралась вся семья: самъ Петръ Антоновичъ, жена его Лизавета Николаевна, дочери В?рочка и Маруся, сынъ Павликъ.

Посл?днiй вечернiй чай на дач?: завтра въ городъ.

– И правда, пора уже, – высказываетъ Лизавета Николаевна.

– Да в?дь еслибъ не квартира, давно бы уже пере?хали, – говоритъ мужъ. – Сколько пришлось намучиться, вспомнить страшно. Да съ ремонтомъ, опять, какая возня была.

– Ну, и нашелъ же ты квартиру, нечего сказать, – зам?чаетъ жена. – Просто даже придумать не могу, какъ мы тамъ разм?стимся.

– А гд? же было лучше найти? Ты бы сама поб?гала, тогда и говорила бы. М?сяцъ сломя голову по Петербургу б?галъ. Еще слава Богу, что и такую-то нашелъ. Вонъ, Леонтiй Ивановичъ до сихъ поръ безъ квартиры сидитъ. И не найдетъ, поручиться могу, что не найдетъ.

– Гд?-жъ онъ будетъ жить, если не найдетъ? Онъ чиновникъ, у него должна быть квартира.

– А гд? онъ возьметъ, когда н?тъ?

– Не можетъ же начальникъ отд?ленiя безъ квартиры остаться. Ему казенную отведутъ.

– Казенную! В?дь можете же вы глупость такую сказать!

– Въ чемъ же тутъ глупость? Какъ же можетъ начальникъ отд?ленiя безъ квартиры остаться? Къ нему, вдругъ, курьера съ пакетомъ пошлютъ, а онъ безъ квартиры!

– Слушать ваши глупости, такъ стыдно д?лается.

– Да ч?мъ-же глупости? Вы вотъ скажите, если вы умный челов?къ, куда курьеръ пакетъ сдастъ, если у чиновника квартиры н?тъ? Куда?

– Толкуй съ вами!

– Н?тъ, вы скажите.

– Тьфу, пристали тоже. У чиновника адресъ долженъ быть въ экзекуторской книг? записанъ.

– А какой онъ адресъ запишетъ, если у него квартиры н?тъ? Вотъ и выходитъ, что непрем?нно должна быть квартира.

– Тьфу съ вами! – еще сердит?е сплевываетъ Петръ Антоновичъ, и разомъ, насасывая сквозь зубы, вытягиваетъ ц?лый стаканъ простывшаго чаю.

– Будете еще? – примирительно спрашиваетъ Лизавета Николаевна.

– Наливайте! – отв?чаетъ мужъ какимъ-то предсмертнымъ тономъ.

Съ минуту продолжается молчанiе. В?ра и Маруся брезгливо откусываютъ отъ огромныхъ кусковъ стрицеля. Павликъ качаетъ пустой кувшинъ отъ молока.

– Въ которомъ часу подвода-то придетъ? – спрашиваетъ мамаша.

– Въ семь утра.

– Господи, рано какъ. Признаюсь, есть съ ч?мъ торопиться: изъ шести комнатъ да въ четыре пере?зжать. Какъ подумаю, какъ намъ тамъ разм?ститься, у меня и руки опускаются.

– И за четыре приходится, вотъ, сто рублей больше платить. Я-то ч?мъ виноватъ? А разм?ститься очень просто какъ: гостиная разъ, спальная два, комната барышень три, а столовая и мой кабинетъ вм?ст? будутъ.

– Помилуй, Петръ Антоновичъ, что ты говоришь? Какъ-же столовая и кабинетъ вм?ст??

– А также. Гд? я вамъ пятую возьму? Я собою первый жертвую.

– Ну, а Павликъ гд?-же будетъ?

– Гд?! Я почему знаю, гд?? Придумывайте сами.

– Что-же теперь придумывать? Надо было думать, когда квартиру брали. Гд? это видано, чтобъ родной отецъ о сын? не вспомнилъ? Куда-же, въ самомъ д?л?, я Павлика ткну?

– Да отвяжитесь вы, что я могъ сд?лать? В?дь знаете, я думаю, что на прежнюю квартиру пятьсотъ рублей набавили. Вы, что ли, достали бы эти деньги?

Петръ Антоновичъ начиналъ хрип?ть. Его, б?днаго, въ самомъ д?л? пожал?ть бы сл?довало.

– Больше нечего д?лать, какъ стелить Павлуш? на ночь въ гостиной, – предложилъ онъ черезъ минуту. – А то и такъ можно: я буду спать въ кабинет?, а барышень пом?стите съ собой вм?ст?.

– Н?тъ, какъ это можно! – вступилась В?ра. – Намъ невозможно безъ особой комнаты. Мы мамаш? м?шать будемъ.

Вс? опять замолчали. Общее унынiе перешло въ чувство безвыходности.

– Воля твоя, Петръ Антоновичъ, а въ гостиной Павлика невозможно пом?стить, начала снова Лизавета Николаевна. – В?дь ему заниматься надо. Вспомни, что едва только устроимся, какъ ужъ В?рочкины имянины будутъ, надо вечеръ давать.

Петръ Антоновичъ нагнулся надъ стаканомъ. Лицо его обдало горячимъ паромъ, и онъ весь раскрасн?лся.

– Ну-съ, что касается этихъ тамъ вашихъ вечеровъ, такъ объ этомъ мы еще подумаемъ, да-съ! – произнесъ онъ брюзжащимъ тономъ. – Еще подумаемъ, на какiя такiя средства мы будемъ ихъ давать!

– А какъ же не давать-то? – возразила Лизавета Николаевна. – В?дь он? взрослыя, имъ общество нужно. Я, напротивъ, нахожу необходимымъ расширить кругъ знакомства. Ты кажется забываешь, что старшей уже двадцать пять л?тъ.

– Maman! – укоризненно произнесла В?ра.

Павликъ чему-то разсм?ялся и покрутилъ головой.

– Знаю-съ, прекрасно знаю, продолжалъ Петръ Антоновичъ. – Такъ что-жъ мн?, публиковать прикажете въ в?домостяхъ, что ли, что у меня дочери нев?сты? Ваше д?ло позаботиться, а не мое.

– Я не забочусь, что-ли? – съ возрастающей горячностью возразила Лизавета Николаевна. – Я изъ кожи л?зу, чтобъ какъ можно больше вывозить ихъ въ люди. Но в?дь для этого туалеты нужны, а много вы даете?

– Красть мн?, по вашему, что-ли? Такъ и то не зналъ бы, гд?.

– Я и на дач? вс? силы употребляла прiучать къ дому молодыхъ людей. Алексисъ Жабликовъ ц?лое л?то чуть не каждый день у насъ об?далъ. Я и теперь ув?рена, что посл? 17 сентября онъ непрем?нно сд?лаетъ предложенiе.

– Какъ же, сейчасъ! Корми его зимой, такъ онъ и до новой дачи будетъ каждый день ходить об?дать.

– Папа, почему вы знаете его нам?ренiя! – протестовала со слезами на глазахъ В?ра.

– А ты знаешь? – р?зко обратился къ ней отецъ. – Вы съ сестрицей про каждаго мужчину думаете, что вотъ сейчасъ посватается.

В?ра расплакалась, Маруся надула губки.

– Я ничего не думаю, потому что пока В?ра не выйдетъ замужъ, ко мн? никто не посватается, – произнесла посл?дняя.

Павликъ поддакнулъ головой. За столомъ на минуту опять водворилось молчанiе.

– Нечего сказать, очень прiятный разговоръ; и еще въ посл?днiй вечеръ на дач?, посл? такого прелестнаго л?та! – промолвила Лизавета Николаевна.

– Прелестнаго? Вотъ оно у меня гд? сидитъ, ваше прелестное л?то! – отозвался мужъ, схватывая себя за горло. – Я по уши въ долги вл?зъ, изъ-за вашего л?та. Я вчера, чтобъ расплатиться съ мясниками да зеленщиками, долженъ былъ сто рублей занять. Да раньше, чтобъ за дачу отдать, дв?сти рублей занялъ. Да еще раньше, какъ вамъ навезли портнихи тряпья, пришлось полтораста рублей перехватить. – А что толку, позвольте спросить? Намозолили дочки еще пуще вс?мъ глаза, вотъ и весь результатъ. Алексиса какого-то вздумали прикармливать… А то, раньше, еще глуп?е вышло: женатаго челов?ка за жениха приняли, м?тки ему вышивали, заставляли меня вм?сто ботвиньи бульонъ хлебать, потому что онъ отъ желудка оподельдокъ внутрь принимаетъ.

Павликъ фыркнулъ. В?рочка обмахнула глаза платкомъ, встала изъ за стола и вышла на балконъ. Маруся тотчасъ проскользнула за нею.

На балкон? было такъ мокро, что он? об? подобрали платья. Густая темень обступила ихъ со вс?хъ сторонъ. Вдали за воротами, тускло мигалъ фонарь и осв?щалъ покрытое жидкою грязью шоссе.

– Вотъ, всегда такъ. Мы-же еще и виноваты, что насъ замужъ не берутъ, – сказала В?ра, опираясь пальцами о мокрыя перила.

Отъ сырости у нея изо рта шелъ паръ. Маруся раскрыла губы и дышала, чтобъ посмотр?ть, будетъ ли и у нея паръ идти.

– Ужъ такъ мн? это опротив?ло – уб?жала-бы, кабы было съ к?мъ, – продолжала В?ра.

– По такой грязи не уб?жала бы, – засм?ялась Маруся.

– Еслибъ было съ к?мъ? О-о!

И это «о-о!» прозвучало такъ р?шительно, что Маруся даже сд?лала серьезное лицо. Въ св?тломъ пятн? около фонаря обрисовалась чья-то фигура подъ зонтикомъ, медленно переступавшая по грязи. Сестры стали всматриваться.

– Это Alexis! – воскликнула вполголоса В?ра.

– Ну, вотъ! – усомнилась Маруся. – Посмотри, у него подвернуты невыразимыя.

– Онъ, онъ, я отлично вижу.

– Но разв? Alexis станетъ подвертывать панталоны?

– Ты дура. – Мосье Жабликовъ! – осторожно окликнула Вера. – Мосье Жабликовъ! – повторила она громче.

Шлепавшая фигура остановилась, обернулась, и вгляд?вшись, вступила подъ ворота и пошла черезъ садикъ къ балкону.

– Мое почтенье!



Читать бесплатно другие книги:

«Царь Эдипъ» – одна изъ лучшихъ греческихъ трагедій вообще, а для школы она представляется особо ц?нною. Античная сцена ...
«Дети воспитываются на поэзии, и именно на родной поэзии. С первых шагов обучения, часто даже раньше, когда ребенок и чи...
«Чиновного отца дочь, девка-сирота,По бедности купцом в супружество взята:Купецкой став молодкой,Другою начала ходить по...
«Невский проспект запружен народом. Как раз та пора дня, когда fine-fleure Петербурга делает перед обедом свой моцион. Г...