На «стрелке» - Авсеенко Василий

На «стрелке»
Василий Григорьевич Авсеенко


Петербургские очерки #15
«Длинный рядъ экипажей тянулся на Каменоостровскiй мостъ. Солнце еще не с?ло, и сквозь жидкую весеннюю листву обливало и Невку, и острова бл?дными косыми лучами. Погода была восхитительная, и весь Петербургъ, располагающiй экипажами, или н?сколькими рублями на извощика, устремился на „стр?лку“…»

Произведение дается в дореформенном алфавите.





Василий Григорьевич Авсеенко

На «стр?лк?»



Длинный рядъ экипажей тянулся на Каменоостровскiй мостъ. Солнце еще не с?ло, и сквозь жидкую весеннюю листву обливало и Невку, и острова бл?дными косыми лучами. Погода была восхитительная, и весь Петербургъ, располагающiй экипажами, или н?сколькими рублями на извощика, устремился на «стр?лку».

Николай Николаевичъ Повацкiй, бол?е изв?стный въ петербургскомъ св?т? подъ сокращеннымъ прозвищемъ Никъ-Никъ, былъ великол?пенъ въ своей модной низенькой шляп?, недавно привезенной отъ L?on изъ Парижа, въ длинномъ легкомъ сюртук? цв?та marron съ голубоватыми жилками, и въ серебристо-с?рыхъ панталонахъ, красиво падавшихъ на темно-желтые башмаки. Онъ сид?лъ съ серьезнымъ видомъ въ своей новой коляск? съ высокимъ круглымъ кузовомъ, некрасивой и неудобной, но отв?чавшей почему-то вдругъ появившейся въ Петербург? мод? – мод?, кстати сказать, давно уже донашиваемый парижскими извозчиками.

Такъ какъ экипажи тянулись въ одинъ рядъ, то смотр?ть было не на что. Относительно торчавшаго впереди ярко-краснаго зонтика было уже р?шено, что этотъ зонтикъ принадлежитъ Кор? Памъ-Памъ, первой этуали л?тняго театра при Шато-Кабаре. Поэтому Никъ-Никъ гляд?лъ на свои ноги, разсматривая по преимуществу узенькую пеструю полоску носковъ, и думалъ о разныхъ предметахъ.

Онъ думалъ о томъ, что на «стр?лк?» будетъ очень много народа, что прелестная баронесса Кильвассеръ тоже будетъ, и в?роятно со своею глухою теткой; что маленькая Шуша сд?лала себ? на его дв?сти рублей отвратительную лиловую накидку, хотя пора-бы ей научиться од?ваться; что надо будетъ обратить вниманiе на лошадей князя Ханшаханскаго, о которыхъ кучеръ говорилъ ему вчера, что у нихъ стали пухнуть переднiя ноги; и непрем?нно надо взглянуть на новую англiйскую пару Лили, за которую будто-бы заплочено пять тысячъ. Думалъ онъ также о томъ, что едва-ли не напрасно поторопился продать брянскiя акцiи, и что креолка изъ Жарденъ-Трипо очень смахиваетъ на жидовку, хотя ножки у нея все-таки восхитительныя. Наконецъ, мысли его перешли къ предметамъ совершенно незначительнымъ, а именно: не написать-ли къ Шарве, чтобъ выслалъ партiю л?тнихъ галстуховъ, и какъ поступить, когда кучеръ Ермолай попроситъ прибавки. А попросить онъ непрем?нно долженъ, потому что толст?етъ страшно.

Съ такимъ крупомъ, какъ у него теперь, нельзя сид?ть на козлахъ за прежнюю ц?ну.

На Елагиномъ стали уже попадаться встр?чные экипажи. Это возвращалась со «стр?лки» буржуазная публика, об?дающая въ шесть часовъ, и вы?зжающая въ семь, чтобы попасть потомъ къ первому д?йствiю «Нильскаго чарод?я», или къ семейному чаю, домой. Никъ-Никъ не им?лъ ничего общаго съ этою публикою и съ этимъ режимомъ. Онъ об?далъ въ семь часовъ, и об?дъ тянулся нескончаемо долго, потому что собирались прiятели со своими дамами, лилась трескучая болтовня и хлопали пробки. Въ театръ онъ попадалъ случайно, въ половин? спектакля, или вовсе не попадалъ, смотря по тому, какъ улаживалась на «стр?лк?» программа вечера и ночи.

Сзади слышался учащенный топотъ копытъ. Щегольская шорная коляска показалась рядомъ.

– M-r Повацкiй, bonjour! – окликнула его дама л?тъ тридцати-пяти, съ хорошенькой д?вочкой-подросткомъ подл?, и съ сл?дами несомн?нной, хотя уже отцв?тающей красоты на смугло-бл?дномъ лиц?.

Никъ-Никъ чуть повернулся корпусомъ и приподнялъ шляпу.

– Я на васъ р?шительно сердита, – продолжала дама. – На что это похоже, вы совс?мъ не заглядываете къ намъ!

– Но я былъ заграницей…

– Уже больше м?сяца, какъ вы вернулись. Это изм?на, предательство… я со злости чуть не дала себ? слова не пускать васъ къ себ?.

– О, вы неспособны къ такой мстительности…

– Но вы стоите, честное слово. Послушайте, въ субботу мы пере?зжаемъ въ Петергофъ. Въ воскресенье вы должны у насъ об?дать на дач?. А до субботы вы за?дете взять петергофскiй адресъ. У насъ полный безпорядокъ, прiемовъ больше н?тъ, но васъ я приму. Даете слово?

– Съ величайшимъ удовольствiемъ.

Кто-то обгонялъ сзади, надо было уступить дорогу. Шорная пара подхватила впередъ.

– Смотрите же, въ воскресенье! – крикнула дама, прив?тливо кивая головой. Повацкiй опять поднялъ шляпу, и даже подержалъ ее на воздух?.

– А, Никъ-Никъ! – раздался сочный баритонъ изъ обогнавшей коляски. – Куда ты отсюда?

– Не р?шилъ еще.

– Знаешь новость: Паша вернулась, – продолжалъ баритонъ.

– А-а! – протянулъ съ зам?тнымъ интересомъ Повацкiй.

– Взяла дачу на Каменномъ. Въ воскресенье будетъ звать къ себ? об?дать. Ты первымъ въ списк?. Конечно, прi?дешь?

– Непрем?нно, – отв?тилъ Повацкiй.

Коляски раздвинулись гуськомъ. Началась «стр?лка».

– Никъ-Никъ, гд? вы пропадаете? – крикнула изъ-подъ желто-лиловаго зонтика маленькая блондинка, ?хавшая въ обратномъ кругу.

– Везд?! – отв?тилъ Повацкiй, чуть дотронувшись рукой до шляпы.

– Никъ-Никъ, здравствуй! Ты выйдешь изъ коляски? – кричалъ щеголеватый господинъ, правившiй необычайно рыжею кобылой въ шарабан?.

– Bonjour, – томно проц?дила дама л?тъ сорока, изъ-за крупнаго туловища которой съ трудомъ выставляла свою д?вичью красоту дочка л?тъ двадцати.

Въ этомъ м?ст? было такъ т?сно, что об? вереницы экипажей остановились.

– Мы завтра въ Павловскъ, на прошлогоднюю дачу, – продолжала мамаша. – Въ воскресенье у насъ въ первый разъ об?даютъ. Прi?дете, не правда ли?

– Непрем?нно прi?зжайте, m-r Повацкiй! – крикнула изъ-за ея крутого плеча дочка.

– Merci, буду очень радъ воспользоваться, – отв?тилъ молодой челов?къ.

Съ боковой аллеи два господина, въ св?тлыхъ пиджакахъ, кивали Повацкому, махали тросточками и показывали отличные зубы.

– Сойди на середин?, тамъ масса знакомыхъ, – кричали они сверху.

Никъ-Нику надо?ло раскланиваться и переговариваться изъ коляски; онъ ловко выпрыгнулъ изъ нея, и вышелъ на песчаную площадку.

Тамъ его сейчасъ обступили, поднялась непрерывная трескотня русско-французскаго разговора, прерываемаго взрывами см?ха и насильственно выкрикиваемыми остротами. Даже какой-то старичекъ, съ зачесанными за уши с?дыми косичками, подошелъ, пожалъ Повацкому руку и произнесъ, обводя взоромъ лахтинскiй горизонтъ:

– Гд? вы найдете такую природу!

При этомъ углы рта его такъ неестественно раздвинулись, что больше онъ уже ничего не могъ сказать.

Дв? дамы, въ туалетахъ величайшаго шика, въ шляпахъ, на которыхъ каждый цв?токъ представлялъ въ своемъ род? созданiе искусства, медленно приблизились къ кружку. Одна изъ нихъ, поровнявшись съ Повацкимъ, тихонько дернула его за рукавъ.

– Подите сюда, мн? надо два слова вамъ сказать, – молвила она вполголоса по-французски.

Повацкiй дотронулся до шляпы и отошелъ въ сторону.

– Слушайте, Никъ-Никъ, это не хорошо, то что вы д?лаете, – продолжала француженка. – Вы совс?мъ забываете меня. Вспомните, сколько времени вы не за?зжали?

Молодой челов?къ поторопился извиниться.

– Все это отговорки. Мн? безъ васъ скучно, я готова глупостей над?лать. Мн? сейчасъ показали эту вашу маленькую Шушу, ничтожество! ?здитъ въ извощичьей коляск?, и туалетъ швеи. Если вы ко мн? не покажетесь, я ей скандаль сд?лаю… Вы меня еще не знаете, Никъ-Никъ! Потому что я обожаю васъ!

И не совс?мъ логическiй смыслъ этихъ словъ былъ поясненъ взглядомъ, отъ котораго немножко дрогнули нервы молодого челов?ка.

– Не в?рьте этому вздору, Шуша ровно ничего для меня не представляетъ, – отв?тилъ онъ.

– Я вамъ вотъ что скажу, Никъ-Никъ. «Мой» пере?зжаетъ въ Петергофъ, въ воскресенье онъ не будетъ въ город?. У меня ц?лый день свободный. Вы проведете его со мной. Мы будемъ об?дать у Фелисьена, потомъ по?демъ на «стр?лку» – не бойтесь, я не сяду въ одну коляску съ вами – потомъ вы будете пить крюшонъ у меня – мой крюшонъ, какъ я его д?лаю, вы знаете… съ одной каплей мараскину и двумя каплями «финъ». Слышите? р?шено?

– Да, да, отлично. Въ воскресенье «онъ» будетъ въ Петергоф?, у него гости об?даютъ.

– Нет, откуда вы знаете?

– Мн? кажется, меня какъ будто приглашали… Знаете, что я вамъ скажу, мой дружокъ: никогда не пугайте меня скандаломъ, это дурно д?йствуетъ мн? на пищеваренiе. Этотъ дуракъ, который показалъ вамъ Шушу, в?роятно не зналъ, что я тоже могъ бы показать васъ кое-кому…

– Вотъ, вы уже разозлились. Полно, я не хочу ссориться. Въ воскресенье вы со мной, не правда ли?

– Ну, такъ-то лучше. Хорошо.

– Непрем?нно?

– Непрем?нно.

Повацкiй отошелъ, и продолжая поминутно раскланиваться, пробрался на боковую аллею. Онъ издали увид?лъ тамъ даму въ серомъ англiйскомъ костюм?, въ которой призналъ баронессу Кильвассеръ. Какъ онъ и предвид?лъ раньше, она шла съ глуховатою тетушкой, жившею у нея въ дом? съ т?хъ поръ, какъ баронесса разошлась съ мужемъ.

Повацкiй еще издали отдалъ почтительн?йшiй поклонъ.

– Какъ мы давно не вид?лись! Вы все в?тренничаете, m-r Никъ-Никъ? – встр?тила его баронесса.

– Только въ ма? м?сяц?. Въ ц?ломъ году одинъ м?сяцъ – в?дь это не много? – улыбнулся молодой челов?къ.

– Въ такомъ случа? вы дурно выбрали свой м?сяцъ: намъ не удастся в?тренничать вм?ст?. На дняхъ я у?зжаю заграницу.

– Вы приводите меня въ отчаянiе. Но не шутя, вы скоро у?зжаете? когда?

– Въ воскресенье, съ вечернимъ по?здомъ. Прi?зжайте меня проводить.

– До какого пункта?

Баронесса засм?ялась.

– До моего купэ, – отв?тила она.

– Слушаю-съ. Но это очень дурно, что вы такъ скоро у?зжаете: я остаюсь зд?сь до iюля.

– Въ iюл? я буду въ Остенде.

– А я въ Aix-les-Bains.

– Изъ Aix-les-Bains есть жел?зная дорога въ Остенде.

– Нав?рное.

Баронесса и Повацкiй посмотр?ли другъ другу прямо въ глаза.

– Я была бы очень рада встр?тить васъ заграницей, – сказала она.

– Въ такомъ случа? я ?ду въ Остенде. Мн? кажется, что купальный костюмъ долженъ чертовски идти къ вамъ.

– Я думаю, что вы не ошибаетесь.

И они оба снова разсм?ялись и разошлись.

Повацкiй направился дальше по береговой алле?, къ тому м?сту, гд? стоятъ пустые экипажи. Уже темн?ло, и ему надо?ло вглядываться въ двойную вереницу колясокъ и шарабановъ, тянувшуюся подл? него. Онъ разс?янно отв?чалъ на прив?тствiя, часто даже не зная, кто ему кланяется или окликаетъ его.

«Кажется, я получилъ н?сколько приглашенiй на воскресенье, – припоминалъ онъ. – Въ Петергофъ, это разъ. Въ Павловскъ, два. Къ Паш? на Каменный, три. Къ Фелисьену, четыре. Баронесса звала въ вокзалъ, проводить ее – пять. Само собой, что я не могу быть въ пяти м?стахъ и на четырехъ об?дахъ одновременно».

Онъ пошелъ скор?е, помахивая тросточкой.

«Очень трудно, когда нужно выбирать, – продолжалъ онъ думать. – Ба! – мысленно воскликнулъ онъ. – Чтобъ никого не обид?ть, я по?ду об?дать къ старой княгин? Троев?ровой на ея казенную дачу. Тамъ два министра будутъ, отличный случай напомнить о себ?. Такъ-то лучше всего».

И успокоенный этимъ р?шенiемъ, онъ с?лъ въ коляску и вел?лъ «сд?лать кругъ».




Книга доступна бесплатно у нашего партнера


1


Читать бесплатно другие книги:

«Васильевъ, какъ уже изв?стно нашимъ читателямъ, оставилъ петербургскую сцену. На прощанье съ высокодаровитымъ артистомъ...
Осиротевшая дочь школьного учителя вынуждена поступить экономкой в богатый дом. Несладкой оказалась бы ее доля, если бы ...
Проказница Муся только-только поступила в петербургскую гимназию, она поглощена новыми впечатлениями и с удовольствием з...
Цикл повестей о Мусе Старобельской – «Веселые будни», «Безмятежные годы» и «Первые грезы» – принадлежит перу русской пис...
Христианство – основа русской культуры, и поэтому тема Пасхи, главного христианского праздника, не могла не отразиться в...
Великий пост – особое время. Время подготовки к самому значительному празднику Святому Христову Воскресению. Это радостн...