Пикник - Авсеенко Василий

Пикник
Василий Григорьевич Авсеенко


Петербургские очерки #11
«У подъ?зда звенятъ бубенчики. Л?стница остыла отъ поминутно хлопающихъ дверей. Въ передней толкотня: од?ваются, разыскиваютъ калоши, выкликаютъ другъ друга, см?ются.

У Хвалынскихъ сборный пунктъ: отсюда вс? разсядутся по санямъ и тройкамъ, и двинутся пикникомъ…»

Произведение дается в дореформенном алфавите.





Василий Григорьевич Авсеенко

Пикникъ



У подъ?зда звенятъ бубенчики. Л?стница остыла отъ поминутно хлопающихъ дверей. Въ передней толкотня: од?ваются, разыскиваютъ калоши, выкликаютъ другъ друга, см?ются.

У Хвалынскихъ сборный пунктъ: отсюда вс? разсядутся по санямъ и тройкамъ, и двинутся пикникомъ.

Это первый пикникъ въ жизни Вавочки. Мать долго не соглашалась; отецъ тоже возставалъ, ув?рялъ, что это старо, что нынче на пикники ?здятъ только съ кокотками. Но потомъ вдругъ какъ-то все устроилось: княгиня Червонная объявила, что по?детъ съ об?ими княжнами, баронесса Клецъ попросила m-me Хвалынскую взять подъ свое покровительство ея племянницу, и наконецъ С?цкiй, самъ С?цкiй спросилъ, когда будетъ пикникъ, и выразилъ сожал?нiе, что по преклонности л?тъ и множеству государственныхъ занятiй не можетъ лично принять участiе. Въ виду всего этого, надо было согласиться везти Вавочку.

Какъ она счастлива! Ея восемнадцати-л?тнее, св?женькое и хорошенькое личико слегка даже побл?дн?ло отъ волненiя. Но это ничего, на мороз? оно опять разгорится. За то синевато-с?рые глаза ея св?тятся усиленнымъ блескомъ, и сухiя, горячiя губы не закрываются отъ учащеннаго дыханiя.

Она прис?ла на дубовый стулъ, горничная над?ваетъ ей теплыя калоши. Сережа Ларскiй хот?лъ сд?лать это самъ, но она не позволила. Онъ стоитъ передъ нею, въ своей форменной шинели съ бобровымъ воротникомъ, и не спускаетъ съ нея глазъ. Пушистый м?хъ отт?няетъ н?жную кожу его щекъ, чуть тронутыхъ двадцати-л?тнимъ румянцемъ. А ее охватываетъ странное чувство: ей кажется, что онъ не чужой ей, что она вс?мъ существомъ своимъ льнетъ къ нему, и что это такъ и надо.

Все въ немъ невыразимо нравится ей: и его ласковые темно-карiе глаза, и женственная н?жность кожи, и мило-шутливый тонъ голоса, и галуны на воротник?, и даже то, какъ онъ стоитъ, какъ распахнулась его шинель. Что то «ужасно» милое во всемъ… Когда онъ поворачиваетъ голову, и бобровый м?хъ касается его лица, ей тоже словно хочется приложиться щекой къ этому пушистому бобру, и почувствовать такое же щекотанье…

Она отдается этому странному, невольному чувству совершенно безотчетно. Онъ не женихъ; ему всего двадцать л?тъ; онъ только двумя годами старше ея. Но что-же она можетъ сд?лать, если въ его присутствiи она чувствуетъ себя совс?мъ иначе, ч?мъ съ другими мужчинами?

А впрочемъ, черезъ годъ онъ кончаетъ курсъ. Онъ хорошо учится, его выпустятъ по первому разряду. Отецъ занимаетъ видное м?сто. У нея есть видное приданое – не очень большое, но… гд?-же теперь большiя приданыя?

Но она никогда не думаетъ объ этомъ; разв? такъ, вскользь – и сейчасъ-же себя поймаетъ и оборветъ. Главное, что ей «ужасно» хорошо, когда онъ тутъ – и пусть это продолжается…

Она встала, ей подали м?ховую ротонду.

– M-r Ларскiй, я васъ ищу… – вдругъ раздался голосъ подл? нея.

Это m-me Уланова. Какая вульгарная фамилiя! Вавочка терп?ть ее не можетъ. Все, р?шительно все въ ней противно: и эта крупная, грубая красота, и подрисованныя р?сницы, и пудра на слишкомъ густомъ пушк? надъ верхней губой, и преувеличенная свобода обращенiя, и плохо скрытый тонъ насм?шливости въ грудномъ, красивомъ голос?, и необъяснимая способность вс?хъ привлекать, со вс?ми становиться въ какiя-то необычайно удобныя, дружескiя отношенiя.

– Я васъ ищу, повторила она; – я нам?рена поссорить васъ со вс?ми мужчинами. Я беру васъ въ свои сани!

Молодой челов?къ вспыхнулъ, посмотр?лъ на m-me Уланову, потомъ на Вавочку, и на лиц? его остановилось растерянное, почти испуганное выраженiе.

Вавочка почувствовала, какъ все въ ней похолод?ло. Мгновенно ей припомнилось, что до сихъ поръ ничего не было условлено, кто по?детъ въ ихъ тройк?. Считалось само собою, что Ларскiй ?детъ съ ними.

– Да, да, вы будете моимъ кавалеромъ, – повторила властнымъ тономъ m-me Уланова, и улыбнувшись самымъ дружескимъ образомъ Вавочк?, пошла къ выходу на л?стницу.

– Вава, вотъ наши спутники, – послышался въ ту же минуту голосъ мамаши.

И Вавочка увид?ла передъ собой двухъ знакомыхъ, которыхъ она совс?мъ по-д?тски ненавид?ла, за то что они относились къ ней всегда съ шутливымъ, но навязчивымъ вниманiемъ. Ей вдругъ сд?лалось такъ грустно, такъ обидно, что она готова была бы расплакаться…


* * *

Тройки и собственныя пары и одиночки мчались въ перегонку по безлюдной дорог?. Неза?зженный сн?гъ блест?лъ при лунномъ св?т?, морозная пыль клубилась въ воздух?, по сторонамъ черн?ли хмурыя сосны, съ вороньими гн?здами на верхушкахъ. Вавочка, туго завернувшись въ ротонду, полу-закрыла глаза. Ей не хотелось вид?ть торчавшаго передъ нею господина л?тъ тридцати, съ короткимъ носомъ, жидкими рыжеватыми баками и голубыми глазами. Онъ былъ ей ненавистенъ. Съ какой стати мамаша взяла его въ ихъ тройку? Она всегда его расхваливаетъ. Онъ – молодой челов?къ съ карьерой, хорошо воспитанный, выдержанный – хоть сейчасъ въ вице-губернаторы. Но ей-то какое д?ло? Она не можетъ вид?ть его короткаго носа съ широкими ноздрями. И прiятель его, молодой полковникъ въ обще-кавалерiйской форм?, черный, нав?рно изъ армянъ, тоже ненавистенъ. Онъ обращается съ ней какъ съ ребенкомъ, съ приторными шуточками. И везд?, гд?-бы она ни была, они относятся къ ней съ какою-то привилегированною короткостью, точно хотятъ показать, что им?ютъ какiя-то особыя права на нее. Съ чего они взяли?

– О чемъ вы задумались? можно узнать? – слегка наклоняется къ ней штатскiй.

– Гораздо лучше, если не будете знать, – отр?зываетъ Вавочка.

– Для кого лучше? для меня или для васъ? – схватывается съ ней ненавистный спутникъ, и весело хохочетъ.

Это в?дь дерзость! Какъ онъ см?етъ? Вавочка вся вспыхнула и не отв?тила. Господи, какой несчастный день! А она такъ ждала этого пикника, об?щала себ? столько веселья!

Справа вороная рысистая пара стала обгонять ихъ тройку. Мелькнуло ярко раскрасн?вшееся на мороз? женское лицо, и рядомъ запорошенная сн?гомъ фуражка и бобровый воротникъ. Ласковые карiе глаза смущенно, точно съ виноватымъ выраженiемъ, взглянули на Вавочку. Она чуть чуть улыбнулась.

– M-me Уланова отшлифовываетъ юношу, – сказалъ имъ всл?дъ полковникъ.

– В?дь это, кажется, ея спецiальность? – добавилъ съ короткимъ хохотомъ штатскiй.

Скор?й-бы ужъ до?хать! Сережа освободится отъ своей дамы, и тогда… она доставитъ себ? удовольствiе помучить его. О, она его помучитъ! А потомъ имъ обоимъ станетъ такъ хорошо, такъ хорошо… потому что оба догадаются, отчего она такъ измучилась, и за что она его мучила…


* * *

Въ большой, холодной зал? все общество шумно разсаживалось пить чай. Вавочка заняла м?сто подл? матери; съ другой стороны оставалось н?сколько пустыхъ стульевъ. Ларскiй стоитъ недалеко, съ двумя молодыми офицерами, и посматриваетъ на сидящихъ за столомъ – не то на нее, не то на m-me Уланову, пом?стившуюся наискосокъ отъ нея. Тамъ, по одну сторону, тоже есть свободныя м?ста. Вавочка съ мужествомъ отчаянiя кивнула Ларскому головой.

– Какъ это вамъ удалось освободиться? – насм?шливо бросила она ему, когда онъ ус?лся подл? нея.

– Мы потеряли другъ друга при вход?, – отв?тилъ юноша. – Вы не въ претензiи, что мы обогнали васъ? У Ольги Александровны чудные рысаки.

– Въ самомъ д?л?! Такъ что они доставили вамъ огромное удовольствiе.

– Разум?ется, такая ?зда прiятна.

– Но это нев?жливо, ха-ха-ха! – напряженно засм?ялась Вавочка. – Вы ?дете съ молодой женщиной, а удовольствiе вамъ доставляютъ ея рысаки.

– Я вовсе не хот?лъ это сказать…

– Про васъ говорили, что m-me Уланова взялась отшлифовать васъ. Д?йствительно, вы еще совс?мъ не… отшлифованы. Придется взять много уроковъ.

– У такой наставницы, какъ Ольга Александровна, очень интересно брать уроки, – отв?тилъ н?сколько даже восторженнымъ тономъ Ларскiй.

Вавочка посмотр?ла на него вспыхнувшимъ взглядомъ.

– Вотъ какъ! – произнесла она сухо и надменно, и отвернулась.

Она не узнавала Сережу. У него и тонъ перем?нился, и выраженiе глазъ, и весь онъ какой-то другой сталъ. Онъ походилъ на мальчишку, который въ первый разъ выпилъ стаканъ вина.

– Я и забыла, что вы еще… школьникъ! – сказала Вавочка въ полъоборота къ нему.

Ларскiй обид?лся.

– Любопытно, что для васъ я школьникъ, а дамы постарше вовсе меня такимъ не находятъ, – огрызнулся онъ.

– Въ такомъ случа?, я на вашемъ м?ст? предпочла-бы общество дамъ постарше, – отв?тила Вавочка.

Она окончательно отвернулась и заговорила съ матерью и съ зелено-бл?дной племянницей Клецъ.

Ей было и горько, и обидно, и досадно на вс?хъ, и больше всего на себя. Какъ она могла находить Сер?жу такимъ милымъ? Онъ д?йствительно мальчишка, совс?мъ ничтожный мальчишка…

Все веселье этого вечера окончательно пропало для нея. Она почти не танцовала, а будущему вице-губернатору отв?тила раза два съ такою колкостью, что даже и онъ обид?лся, и отошелъ отъ нея, потягивая воздухъ своими широкими ноздрями.

За ужиномъ она посадила подл? себя знакомаго Сереж? молодаго офицера, и даже пробовала съ нимъ кокетничать, но это не помогло. «Господи, какой несчастный день!» – повторяла она мысленно въ сотый разъ.

При разъ?зд? оказалось, что черноволосаго полковника увлекли въ другiя сани. На передней скамейк? солидно занялъ свое м?сто одинъ только будущiй вице-губернаторъ. «Хотя бы онъ вывалился гд?-нибудь на ухаб?!» – подумала Вавочка.

Но что это? Мимо нихъ широкимъ рысистымъ махомъ трогаются сани; въ нихъ сидитъ m-me Уланова, и подл? нея молодой генералъ, съ пушистыми надушенными усами. Въ ту-же минуту подл? Вавочки выростаетъ знакомая фигура Сережи.

– Пожалуйста, возьмит? меня къ себ?! – говоритъ онъ умоляющимъ голосомъ. Лицо его им?етъ не то виноватое, не то обиженное выраженiе.

– Вы тамъ не нужны больше? – безжалостно бросаетъ ему Вавочка, кивая на удаляющiяся сани.

– Дайте у васъ м?стечко! Иначе в?дь мн? придется пешкомъ б?жать, – умоляетъ Сережа.

– Викторъ Ивановичъ, подвиньтесь вправо, дайте ему м?сто, – р?шаетъ мамаша. Неужели она нарочно такъ распорядилась, чтобъ Сереж? пришлось с?сть противъ Вавочки?

На его лиц? все то-же виноватое, но уже не обиженное, а умоляющее выраженiе. Онъ съ наслажденiемъ запахивается въ шинель; Вавочка чувствуетъ, какъ борты ея скользятъ по ея кол?нямъ.

«Но я его помучаю»… думаетъ она.

А глаза ея блестятъ и сердце радостно таетъ въ молодомъ, хорошемъ, прощающемъ чувств?…


Книга доступна бесплатно у нашего партнера


1


Читать бесплатно другие книги:

Христианство – основа русской культуры, и поэтому тема Пасхи, главного христианского праздника, не могла не отразиться в...
Великий пост – особое время. Время подготовки к самому значительному празднику Святому Христову Воскресению. Это радостн...
«Дубровский» известное еще со школьной парты произведение А. С. Пушкина актуально сегодня как никогда. Владимир Дубровск...
«Кладбище. Железная низкая решетка. За решеткой у изголовья могилы – вертикально поставленный тесаный камень, с надписью...
«Эра милосердия», «Визит к Минотавру», «Гонки по вертикали»… Остросюжетные романы братьев Вайнеров не одно десятилетие и...
«Эра милосердия», «Визит к Минотавру», «Гонки по вертикали»… Остросюжетные романы братьев Вайнеров не одно десятилетие и...