Ракета забытого острова - Сарычев Анатолий

Ракета забытого острова
Анатолий Яковлевич Сарычев


– Ты сегодня вечером вылетишь на Сейшелы и займешься расследованием на указанном тебе острове и написанием сценария! – уверенно сказал Крис, кладя на стол черную кредитную карточку, на которой золотом светилась надпись: «Чейз Манхеттен Банк».

– Что бы ты не предложил, я никуда не поеду! – отрицательно покачал головой Филипп, которому совсем не хотелось сломя голову мчаться на противоположную половину земного шара.

– На этой карточке лежит половина миллиона долларов. Если ты напишешь сценарий, то она твоя. А если проведешь расследование и ответишь, что случилось на острове, то получишь еще столько же! – пообещал Крис, вынимая вторую карточку.

– Давай обе и я погнал! – решил Филипп протягивая вперед правую руку…





Анатолий Сарычев

Ракета забытого острова





Глава первая


– Тебе надо обязательно написать этот сценарий за месяц, максимум за полтора! – жестко сказал американский продюсер, подвигая Филиппу два листка бумаги, внизу которых стояла его подпись.

– Это не моя подпись! – возмутился Филипп, первым делом взглянув на сумму гонорара – триста двадцать тысяч долларов. Сумма впечатляла!

Филипп сразу поднял голову на Криса Ора, в просторечьи, Кирилла Оранинбаума, эмигранта в третьем поколении, только что прилетевшего из Лос-Анжеллеса и сидевшего в квартире Филиппа в Ясенево.

– Это же копия! А где оригинал? – спросил Филипп, у которого от дурных предчувствий моментально прошла болевшая три дня голова.

– Оригинал в Штатах, в банке. И если ты вечером не вылетишь на Сейшельские острова, то я подам на тебя в суд, за невыполнение обязательств, оговоренных вот этим договором, – пообещал Крис, выкладывая на стол копию нотариально заверенной расписки о получении денег.

«Филипп Морозов двадцатого августа две тысяча одиннадцатого года получил триста двадцать тысяч долларов за сценарий к фильму «Затонувшее сокровище», который обязан сдать к двадцатому декабря две тысячи одиннадцатого года».

– Но это еще не все. Ты должен не только написать сценарий фильма, но и провести за месяц расследование и ответить на вопросы: «Почему мой дайвинг-клуб перестал давать прибыль? Откуда там появилась наркота?»

Никогда такого не было. Из-за этого заморозилось строительство большого гостиничного комплекса на том же острове и мы терпим огромные убытки, – громко сказал американец, замотав головой, как лошадь, которую замучили слепни.

– Я никуда не поеду! В России ты меня не достанешь со своими судами, а за границу я не поеду.

– Ты сегодня вечером вылетишь на Сейшелы и займешься расследованием на указанном тебе острове и написанием сценария! – уверенно сказал Крис, кладя на стол черную кредитную карточку, на которой золотом светилась надпись: «Чейз Манхеттен Банк».

– Что бы ты не предложил, я никуда не поеду! – отрицательно покачал головой Филипп, которому совсем не хотелось сломя голову мчаться на противоположную половину земного шара.

– На этой карточке лежит половина миллиона долларов. Если ты напишешь сценарий, то она твоя. А если проведешь расследование и ответишь, что случилось на острове, то получишь еще столько же! – пообещал Крис, вынимая вторую карточку.

– Давай обе и я погнал! – решил Филипп протягивая вперед правую руку.

– О кей! – толкнув по столу вторую карточку, согласился Крис, снова засовывая руку в карман.

Через пару секунд на столе появился белый конверт и планшетник, размером с полтора тетрадных листа.

В конверте билеты до Сейшел, британский картон на твое имя, выданный тебе в Гонконге в девяносто пятом году и сертификат на два десятидневных тура. После того, как ты проведешь на Сейшелах четырнадцать дней, скажешь, что тебе хорошо на нем работается, и останешься на месяц. Всю необходимую информацию по работе, ты получишь с планшетника! – закончил инструктаж Крис, вставая со своего места.




Глава вторая


Первым делом, как только Филипп вышел из дома, и зашел в банк, он перегнал триста пятьдесят тысяч долларов на свою карточку «НТБ – банка» и посмотрел остаток, на распечатанном банкоматом листке.

Остаток составил точно сто пятьдесят тысяч долларов.

«Теперь проверим вторую карточку!» – решил Филипп, вставляя второй кусок пластика.

«Вас счет будет разблокирован первого января две тысячи двенадцатого года!» – было написано на листке бумаги, высунувшемся из банковской щели.

Чего-то подобного Филипп ожидал, поэтому особо не удивившись, сунул первую карточку в банкомат, получил десять тысяч долларов наличными и только начал рассовывать деньги по карманам, как был остановлен молодым человеком в строгом черном костюме, который беззвучно возник у него за спиной.

– Служба безопасности банка! – представился молодой человек, сторожа каждое движение Филиппа.

– Что надо? – по-английски, не оборачиваясь, спросил Филипп, наблюдая за охранником в стекло банкомата.

– Вы получили очень крупную сумму денег и нам бы хотелось проверить ваши документы, – потребовал второй охранник на довольно приличном английском, возникший слева.

– Через два часа у меня самолет. Если я по вашей вине опоздаю на него, то выставлю банку миллионный штраф, – предупредил Филипп, протягивая левую руку вперед.

– Что вы делаете? – спросил первый охранник по-русски.

– Дайте мне ваши визитные карточки, чтобы я знал, кому предъявлять иск, – пояснил Филипп, поворачиваясь лицом к охранникам.

– У нас нет визитных карточек! – развел руками первый охранник, смотря, как Филипп, вынув мобильный телефон совершает с ним какие-то манипуляции.

– Тогда отдайте биржики! – предложил Филипп, которому до смерти не хотелось ехать на Сейшелы. Получить пол миллиона долларов хотелось, а вот куда-то ехать совсем нет. Написать сценарий было вполне реально в Москве, и для этого совсем не надо было лететь к черту на кулички.

– Мы не имеем права отдавать свои биржики, – негромко сказал второй охранник, делая шаг назад.

– А я не хочу показывать вам свои документы! – тоже негромко сказал Филипп, благожелательно улыбаясь.

– Господин Морозов! – неожиданно закричал молодой очкастый парень, вскакивая на ноги.

Сунув руку в стол, парень выхватил книгу в яркой красочной обложке и, перескочив через барьер, рванул к Филиппу.

Охранники в этот момент, как по команде бросились на Филиппа.

Пять лет, проведенных в морском спецназе, не прошли для Филиппа даром и несмотря на свой круглый, упитанный вид и двадцать килограммов лишнего веса, тело до сих пор помнило, что надо делать в такой ситуации.

Краем глаза, уловив начало движения охранников, Филипп резко присел на корточки, пропуская охранников над собой.

Стукнувшись лбами, охранники отшатнулись друг от друга, и одновременно тряхнув головами, сели на пол.

– Господин Морозов! Подпишите, пожалуйста, книгу! – попросил очкарик, протягивая правую руку Филиппу.

– Бдительные у вас охранники! – легко вставая на ноги, покачал головой Филипп.

Пошатываясь, охранники встали и снова протянули шаловливые ручонки к Филиппу.

– Марш на свои места! – прошипел очкарик и тут же расцвел улыбкой, повернувшись к Филиппу.

Взяв книгу, на обложке которой человек в легководолазной маске, выставив вперед израильский Узи, целился в акулу, которая раскрыв зубатую пасть, готовилась напасть на водолаза.

«Бездарная картинка! Но я такой не видел! Значит это новое издание, которого я еще не лицезрел,» – понял Филипп, выкладывая книгу на широкую деревянную доску, которая отделяла общий зал от работающих сотрудников.

Выложив книгу на доску, Филипп первым делом посмотрел последнюю страницу, где печатали выходные данные.

«Сорок тысяч экземпляров тираж! Какой я замечательный автор!» – сам себя похвалил Филипп, поворачивая голову вправо.

– Меня зовут Владимир! – склонил голову очкарик, подсказывая свое имя.

«Владимиру! С уважением и самыми лучшими пожеланиями!» – написал Филипп, поднимая голову от книги.

Часы прямо перед ним, показывали, что до отлета самолета осталось ровно полтора часа.

– Теперь я опоздал на самолет и буду вынужден подать на вас в суд с компенсацией, за задержку меня в вашем банке, – лениво процедил Филипп, вынимая мобильный телефон.

– И на какую сумму вы подадите на нас в суд? – покачал головой очкастый, тоже вынимая мобильный телефон.

– Тысяч на двести – триста, может четыреста американских рублей, – пообещал Филипп, дописывая в книге:

«С уважением! От автора».

– Я попробую посадить вас на самолет! – уверенно пообещал очкастый, быстро стуча на клавиатуре стоящего на столе ноутбука.

«Мне бы так научиться работать на клаве!» – позавидовал Филипп, с иронией наблюдая за очкастым парнем.

Через пару минут очкастый клерк оторвался от экрана и весело взглянул на Филиппа.

– По нашей вине вы опоздали на чартерный рейс до Маэ. Через четыре часа из Питера идет прямой рейс до Маэ и я забронировал на него билет в бизнес класс.

– Сейчас везде пробки и я до аэропорта буду добираться часа три. Как я доберусь до Питера за четыре часа? – спросил Филипп, смотря на очкастого с удивлением.

– Я сам довезу вас до Внуково, а там, на самолете, за сорок минут вы доберетесь до Пулково. Итого вы попадете в Маэ всего на три часа позже. Но рейс будет прямой, без промежуточных посадок, – поднял правую руку над клавиатурой очкастый менеджер.

– Давайте попробуем! – улыбнулся Филипп, отходя на метр от перегородки.

Очкастый ударил один раз по клавиатуре, одним прыжком легко перескочил через барьер и оказался перед Филиппом, держа в левой руке два мотоциклетных шлема.

Час двадцать быстрой езды и мотоцикл через служебный вход аэропорта подкатил к трапу, около которого стояла стюардесса с белым, продолговатым конвертом в руках.

– Извините за хамство наших сотрудников! Больше такого не повторится! – склонил голову очкастый, передавая визитную карточку с золотым обрезом.

Едва Филипп взял карточку, как обнаружил, что она толстая.

Не задавая лишних вопросов Филипп положил карточку в нагрудный карман и кивнув, затопал по трапу в самолет.

Буквально через пятнадцать минут трап убрали, и самолет начал прогревать двигатели.




Глава третья


Пересадка в Санкт-Петербурге прошла благополучно. Ни самолет не задержался, ни вылет не приостановили.

Время между двумя полетами, Филипп провел достаточно плодотворно.

Филипп купил небольшую сумку, приличный ноутбук, пару флэшек, оплаченную симку в аэропортовском магазине для выхода в Интернет и присел на жесткую скамью в тамбуре накопителя.

Еще через пять минут Филипп открыл в свой почтовый ящик, где просмотрел почту и ответил на десяток писем, в том числе и на письмо из издательства, которое извещало, что перевело на пластиковую карточку в качестве гонорара сто пять тысяч рублей.

Быстро пройдя таможню, Филипп уже через тридцать минут сидел на широком диване в бизнес-классе самолета арабской авиакомпании, потягивая прекрасный черный кофе.

Установив компьютер на столик, Филипп начал набрасывать план сценария и увлекшись, не заметил, как самолет очутился в воздухе.

Плотно поужинав прекрасно приготовленной бараниной с овощами, Филипп почувствовал сонливость и не мудрствуя лукаво, лег на диван, а вошедший стюард накрыл его тонким шерстяным одеялом и подложил под голову подушку.

Только закрыв глаза, Филипп моментально провалился в глубокий сон, который сразу перенес на двадцать лет назад.

Филипп, только что получивший старшего лейтенанта, и в связи с этим короткое прозвище – Фил (до этого он обходился своим именем и только при проведении боевых операций имя сокращали до короткого Фи) возглавил группу боевых пловцов, которая выполняла очередное задание.

Будет ли оно боевым или просто прогулкой под водой не знал никто, в том числе и отцы-командиры.

Филипп медленно плыл над самым дном, густо поросшим морскими водорослями и внимательно смотрел вокруг.

Мерк, отстав на три метра, держал в руках переносной магнитометр, шел справа и на пол метра выше, а замыкал треугольник Тритон, сегодня испытывавший американский магнитометр, весивший всего два килограмма.

– Чудо техники показывает металлический предмет длиной девять метров, – доложил Тритон, голос, которого задрожал от возбуждения.

Только сегодня утром Лорд сказал, что судно, которое они ищут – небольшая металлическая яхта.

«Если яхта затонула только месяц назад, то ее не могло так заплести водорослями», – прикинул Филипп, всплывая на пять метров вверх.

Мерк и Тритон, положив магнитометры на дно, увлеченно срезали водоросли с бугра, над которым плавал Филипп, контролируя окружающую обстановку, благо прозрачность воды составляла почти тридцать метров.

Мощный мотор океанского катамарана неожиданно взревел прямо над головой, заставив Фила поднять голову.

Взревев, мотор катамарана ровно заработал, и буквально через минуту к нему добавилось мерное стаккато, еще одного механизма.

Загремела цепь, и в трех метрах от Фила ко дну пошел большой красный якорь, на цепи из крупных звеньев, тоже покрашенных в красный цвет. Пришельцы явно испытывали нездоровую привязанность к красному цвету.

«Включили компрессор чечако!» – со злостью подумал Фил, припоминая, откуда всплыло это старое слово.

«Чечако – называли новичков североамериканские индейцы. Слово было широко распространено на Юконе, во время золотой лихорадки», – подсказал внутренний голос.

«Да заткнись ты со своими историческими экскурсами!» – оборвал своего внутреннего оппонента Фил, всплывая под днище океанского катамарана.

Два красных поплавка разнесенные на десять метров мерно вздымались на океанской зыби.

«Наш Александров при такой волне только чуть колышется!» – злорадно подумал Фил, заранее испытывая неприязнь к непрошенным мореходам.

Хотя в этом районе земного шара Фил тоже был гостем.

На правом поплавке провернулся винт, поставив катамаран носом к волне. Включился второй двигатель, а цепь снова загрохотала, поднимая якорь.

С левого борта катамарана в воду упал ярко красный метровый шар.

Тонкий трос, увлекаемый якорем, начал разматываться и, наконец, провис, достигнув дна.

– Чтоб тоби разорвало! Чуть по колгану не вдарил! – громко сказал Тритон.

– Вам много еще расчищать осталось? – спросил Фил, пользуясь аквафоном.

– Еще минут на десять работы, – пробасил Мерк.

– У нас были гости, а сейчас они ушли. Погода будет портиться, – пояснил Фил, глядя в след уходившему катамарану.

Просто так катамаран прийти не мог. Судно поставило буй недалеко от найденного металлического предмета, чтобы после шторма вернуться на это место.

Запищал сигнал дальней связи.

– Идет сильный шторм. Вас забрать не сумеем. Время подхода МПЛ двадцать два часа, – сообщил Лорд и отключился.

– Придется работать без перекуров десять часов, – констатировал Мерк.

– Зато гостей ждать не надо, – «обрадовал» Фил, плывя к своим боевым пловцам.

Подплывая к месту работы своих тюленей, Филипп обнаружил, что ударно трудясь, бригада из двух человек почти полностью очистила от растений белую красавицу яхту, лежащую на правом боку.

– Такие водоросли не могли вырасти за месяц и полностью скрыть судно. Следовательно, или яхта лежит больше года, или водоросли искусственно насадили вокруг нее, – уныло сказал Мерк, обрезая последние ламинарии с правого борта.

– Вопрос конечно интересный, но кому это надо? – негромко ответил Филипп, пикируя сверху на яхту.

Проплыв над полностью очищенной яхтой, Филипп приказал:

– Тритон! Отбуксируй буй на двести метров на север!

– Мысль хорошая, но проще обрезать конец, – высказал свое мнение Мерк.

– Буй наверняка с радиомаяком, а когда найдут обрезанный конец, то сразу поймут, что кто-то помог ему пуститься в свободное плавание. Нам не нужна лишняя рисовка в акватории, – напомнил Филипп соратникам, стараясь, лишний раз не проявлять командный гонор.

– Ничего не надо резать и таскать. Надо просто развязать конец у якоря Эти мореманы завязали якорь на обычный рифовый узел – грех просто не дернуть за конец и пустить буй по воле волн, – сообщил Тритон, подплывая к Филиппу.

– Как у вас дела? – неожиданно спросил Лорд, связавшись по дальней связи.

– Какую-то яхту нашли, но что искать – непонятно. Коробка чистая – значит, утонула недавно, но травой заросла по самый клотик. Только кончили расчистку. Такое ощущение, что траву специально посадили, – успел сказать Клим, как Мерк влез в разговор, плюнув на субординацию:

– Только вокруг яхты растут ламинарии, а во всех остальных местах, в радиусе ста метров, да и по трассе ни одного кустика я не видел.

– Яхта должна называться «Вега». Посмотрите в трюме два небольших металлических контейнера с маркировкой семь – пять и семь – четыре, но только посмотрите. Я буду через два часа! – приказал Лорд и отключился.

На юте, чуть ниже окантовки фальшборта, по правому борту, обнаружилась медная табличка с надписью латинскими буквами: «Вега».

– Пойди туда – не знаю куда. Принеси то – не знаю что, – пробурчал Мерк, проплывая вдоль борта.

Большая метровая пробоина обнаружилась на метр ниже ватерлинии. Края десятимиллиметрового железа были вдавлены внутрь, показывая причину трагедии.

– Прилепили магнитную мину с часовым механизмом и вот результат! Яхта пошла на дно! – показал свою образованность Тритон.

– Я пошел на разведку – Мерк страхует! – решил Филипп, плывя к яхте.

Передвигаться в лежащей на боку яхте – удовольствие ниже среднего.

Протискиваясь в коридоре, Фил расталкивал разбухшие деревянные части мебели, прижавшиеся к боковой стенке коридора, ставшей сейчас потолком.

Внутреннее убранство яхты представляло сейчас собой печальное зрелище – разбухшая мебель, сорванное со своих мест оборудование и оснастка внутренних устройств судна – все перемешалось в сплошную кучу, разбирать которую не было не сил и желания. Да и необходимости проводить детальный обыск яхты не было. Лорд поставил совершенно ясную задачу: найти лежащие в трюме два металлических контейнера и доставить ему.

Приказы специально пишутся и отдаются таким образом, что надо выполнять их от и до, не допуская никаких вольных толкований.

Внимание Филиппа привлекла открытая дверь большой каюты.

Заплыв внутрь, Филипп обнаружил сорванные боковым ударом деревянные панели, изогнутые наподобие спирали, перевернутые шкафы два разбитые всмятку плетеные кресла, на которые упал дубовый книжный шкаф. Книги, разбухшие от морской воды в три раза, грудой лежали на боковой переборке, которая сейчас стала палубой.

Металлическая обрешетка, оторванная от переборки, открыла два высоких металлических шкафа, в рост человека.

Поддев ножом дверцу, Филипп дернув рукоятку. С противным скрежетом замок вылетел из пазов.

– Фил! Похоже, мы приплыли! К нам идут тюлени! – спокойно сказал Мерк.

– Быстро в яхту! – приказал Филипп, прикидывая шансы на бой.

– Надо было брать автоматы! – с дрожью в голосе вставил Тритон, которому явно не хотелось принимать бой в таких условиях.

«Черт бы побрал эти секретные задачи, при которых нельзя брать с собой оружие!» – помянул Филипп хвостатого, имея в виду Лорда, приказавшего не брать на разведку автоматы.

– Сколько тюленей? – спросил Филипп, поглядев на дверь каюты.

– Пока шесть штук – идут классическим карамболем, – сообщил Мерк, мелькнув около разбитого иллюминатора.

– У всех пистолеты Бара! – закричал Тритон, в голосе которого послышались панические нотки.

– Смотри не описайся! – посоветовал Мерк, снова проплывая возле иллюминатора.

Высунув голову в иллюминатор, Филипп увидел, что за первой шестеркой вражеских боевых пловцов, на яхту пикирует еще четыре черных фигуры.

– Их десять человек! – снова обреченно выдал Тритон, в голосе которого слышались визг. Нет, Тритон не был трусом, Филипп участвовал с ним в одном боестолкновении, и парнишка тогда так же мандражировал, но когда начался бой, действовал смело, изобретательно и совершенно не ныл. Правда, до непосредственного контакта с противником, тогда у Тритона дело не дошло, но две очереди, выпущенные парнишкой, отогнали от Мерка тюленя, не дав ему возможность ударить ножом.

Конечно, сегодня была его первая встреча с противником, и было от чего запаниковать – смотря на вооруженных тюленей пикирующих на яхту, особенно, когда у тебя в руках ничего нет, кроме ножа.

Филипп сам первый раз в жизни встретился с противником вооруженным огнестрельным оружием, имея в наличии только нож.

– Я на палубе, а Тритона загнал внутрь яхты, – доложил Мерк.

Отведя взгляд от иллюминатора, Филипп на миг задохнулся – в открытом шкафу стояли аккуратно выстроенные в ряд подводные автоматы.

– Быстро ко мне в капитанскую каюту! В шкафу стоят АПС! – громко приказал Клим.

Подсоединить магазины к автоматам было секундным делом.

– Просунь автомат в окошко, – попросил Мерк, шевеля пальцами в иллюминаторе.

Филипп не стал сопротивляться, а сразу просунул сначала один автомат, а потом второй. Пальцы еще раз появились снаружи.

Шесть магазинов были переданы через иллюминатор.

– Богато живешь, – успел сказать Мерк, как сильная вибрация потрясла яхту.

– Тюлени режут обшивку трюма! – бодро сказал Тритон, который с привычным оружием в руках, заметно осмелел.

– Сидим и ждем, пока тюлени кончат работать! При отходе нападаем! – приказал Клим, трезво рассудив, что чужие пловцы приплыли в шторм к яхте не из спортивного интереса.

«Ребятам хорошо – они наверху, а я в капитанской каюте, как в мышеловке», – только успел подумать Филипп, как в каюту вплыл тюлень, держа в руках дисковую пилу.

Играют в благородство только в плохих детективных романах, где герои картинно бросают на землю кольты и начинают выяснять отношения на глазах прекрасной дамы на кулаках, соблюдая все правила английского бокса. В жизни все прозаичнее и быстрее.

Тюлень оказался парнем не промах.

Мгновенно выпустив дисковую пилу, тюлень только успел начать движение правой рукой к бедру, на котором висела кобура с пистолетом, как Филипп нажал курок АПС.

Три стрелки, выпущенные с расстояния четыре метра, прочертив идеально ровные траектории, ясно видимые по пузырькам воздуха, вонзились в грудь противника.

Дернувшись, тюлень сначала бессильно повис в воде, а потом начал медленно опускаться на палубу каюты.

Пузырьки воздуха из пробитого гидрокостюма весело побежали вверх, скапливаясь около иллюминатора.

– Внимание! У меня ЧП! Пришлось завалить одного тюленя! Как только выйду из яхты – начинаем работать! – приказал Филипп, – осматривая вражеского пловца.

Черный гидрокостюм, акваланг «Драгер» – все совпадало с экипировкой Филиппа, и только затененная маска акваскопа и подводный пистолет Барра на правом бедре отличал тюленя от Филиппа.

Отплыв в приподнятый угол каюты, Фил оттащил туда коренастого тюленя и начал раздевать.

«Чуть не забыл! Идиот!» – выругал сам себя Филипп.

– Смотри внимательно, куда стреляешь! У меня повязка на правой ноге! Я выплыву с трупом! Со связи ухожу! – сообщил Филипп, снимая с трупа акваскоп.

Трофейный Драгер перекочевал на Филиппа.

Чужой загубник противно отдавал крепким табаком.

«Курить боевому пловцу вредно!» – ханжески укорил Филипп покойника, выдувая из под маски воду.

Пузыри воздуха большой гроздью собрались в углу каюты, выдавая местоположение убитого врага.

Едва Филипп одел чужой акваскоп, как в уши ворвался крик:

– Ред! Ред! Отзовись!

Одного взгляда на мертвого тюленя Филиппу хватило, чтобы понять, то пропажа обнаружена.

Огненные волосы покойника, немного длинноватые для военнослужащего, собранные в пучок на затылке, не оставляли сомнения, что звали именно Рыжего, который уютно примостился в углу каюты, рядом со снятым аквалангом Филиппа.

«Все не в масть сегодня!» – с раздражением подумал Филипп, медленно работая чужими ластами. Правая ласта, немного жала в стопе, вызывая дополнительное раздражение.

В коридоре никого не было. Медленно плывя по широкому сейчас коридору (яхта ведь лежала на боку), Филипп по привычке внимательно смотрел по сторонам.

Заглянув в последнюю каюту, Филипп обнаружил широкий, открытый проем метра полтора в поперечине.

– Две уродливые головы, заглянув в проем, дернулись, но, узнав родного тюленя, сразу успокоились.

– Почему не отвечаешь Ред? – успел спросить густой бас, как Филипп выстрелил из автомата.

Дернувшись, головы исчезли из проема.

«Десять минус три, равняется семь!» – посчитал Клим, вылетая из прорезанного проема.

Три тюленя, быстро работая ластами, кинулись к своим двум конвульсивно дергающимся товарищам, которые падали на дно.

Филипп только поднял трофейный пистолет, как автоматная очередь с юта перечеркнула троих тюленей.

Пенная струя снизу ударила в сторону юта и тотчас из рубки, лежащей на боку, пошла длинная автоматная очередь в половину магазина.

«Видимость хорошая и мы с нашими АПС в выигрыше!» – прикинул Филипп, выскакивая из прорезанного отверстия.

Прямо на него, сверху пикировали два тюленя, держа в вытянутых руках пистолеты.

Узнав в Филиппе своего, передний тюлень указал правой рукой на ют.

Филипп дисциплинированно повернул, сильно заработав чужими ластами, и тут правую ногу скрутила судорога.

Непроизвольно согнувшись, Филипп схватился за ласту правой рукой, и потянул на себя, падая на дно.

Автоматная очередь, со стороны рубки прочертила над головой Филиппа пенный росчерк.

С противным скрежетом гвозди ударились в металлическую обшивку яхты.

«Еще немного и Тритон меня пристрелит! Весьма шустрый паренек!» – подумал Филипп, дергаясь вправо.

Кувырок под руку и Филипп ушел с линии огня.

– Ред! Держи бак! – прозвучал хриплый голос в аквафоне.

Упав на дно, Филипп не глядя, выпустил наверх две пули из трофейного пистолета и ухватившись за взрезанную обшивку, перетащил свое тело за киль.

Сейчас, имея одну ногу практически не работающую, Филипп старался не высовываться.

Прямо на песке перед ним лежал мертвый тюлень, ухватив два металлических ящика, размером с системный блок компьютера.

Металлические ящики имели по две ручки с каждой стороны.

Взмахивая руками, как будто пытаясь взлететь, на мертвого тюленя опустился еще один убитый пловец, из живота которого тянулась широкая черная полоса, уходящая вверх.

– Ред! Мы уходим! У тебя в запасе десять минут! – прозвучало в по акустической связи.

– О кей! – откликнулся Филипп.

Подождав минуту, Филипп широко раскинув руки, работая только левой ногой, поплыл вперед.

Мерк, деловито раздевал тюленей, снимая с них акваланги.

На плывущего Филиппа, Мерк, не обратил никакого внимания.

Попробовав двигать правой ногой, Филипп с облегчением понял, что нога работает.

Подплыв к Мерку, Филипп дернул за рукав.

Показав на часы, Филипп два раза сжал и отпустил ладонь левой руки, держа ее перед глазами Мерка.

Ствол автомата ткнулся в спину Филиппа, заставив его болезненно передернуть плечами.

Тритон, подкравшийся сзади, попытался взять в плен вражеского боевого пловца.

Филипп досадливо махнул рукой, показав в сторону Мерка, который был обязан дать объяснение молодому кадру.

Подтащив Тритона к контейнерам, Филипп ткнул в них пальцем, приказывая забрать добычу.

Тритон понятливо мотнул головой и метнулся в сторону яхты.

Через минуту Тритон вернулся обратно, держа в руках два надувных спасательных жилета.

Еще минута и плотно связанные с жилетом два контейнера висели в метре от дна.

Подплыв к Мерку, Филипп рукой показал направление движения.

Не оглядываясь на соратников, равномерно работая ластами, Филипп начал плыть, примером показав, что больше нельзя терять времени.

Точно через десять минут сзади бухнуло и хоть они ушли километра на полтора по ушам прилично хлопнуло.

А через час пришел Лорд, забрал ящики и остался с ними, а двухместный Тритон[1 - двухместный подводный буксировщик. Прим автора.] ушел на северо-восток.




Глава четвертая


«Опасность!» – щелкнули металлические кастаньеты, привязанные к левой руке боевого пловца.

Звук под водой распространяется намного лучше и быстрее, чем на воздухе.

Такое средство связи было привычным в водной среде и не вызывало беспокойства среди морских обитателей океана, а ухо боевого пловца сразу ловило его, выделяя из безмолвия океана.

Если честно говорить, то абсолютного безмолвия в море никогда не было и не бывает. Негромко шумел воздух в аппарате, проходя через регенерационный патрон, звонко пиликали какие-то неведомые звуки на глубине, низко гудел главный двигатель корабля сопровождения, который неведомо какими путями явственно прослушивался на расстоянии более тридцати миль от судна.

Филипп хорошо знал низкий гул своего судна и недоуменно подумал: «Куда это наш корабль пошел?» – слыша, как удаляется судно.

С легкой руки Жака Ива Кусто, подводный мир начали называть «Миром безмолвия», хотя на самом деле это совсем не так. Даже не приспособленные к воде человеческие уши слышали под водой множество звуков, от веселого чирикания дельфинов до низкого гула судового двигателя, по звуковому мостику донесшегося до Филиппа.

В море, если попадаешь на границу двух, сред – теплой и холодной, возникают звуковые мостики. По ним звук может переноситься не только на мили, но и на десятки и даже тысячи миль.

Филипп привычно, как на автомобильной дороге, посмотрел сначала влево, а только потом вправо.

Мерк, плывущий справа от Тритона, вытянув левую руку вперед, лихорадочно выщелкивал тревожную дробь.

Тритон, сделав классический кувырок «под себя», развернулся на месте, вовсю улепетывал, вытянувшись в струнку.

Лорд, сгибая в коленях ноги, изо всех сил работал ластами, изредка помогая правой рукой, но это не увеличивало скорость, а наоборот снижало ее.

«На переходе придется вас товарищ капитан-лейтенант в бассейне погонять!» – решил Филипп, и вытянувшись в струнку, привычно заработал моноластой.

Воронка, внезапно образовавшаяся в песке, и так испугавшая Тритона, начала расширяться.

Достигнув метра в диаметре, воронка выстрелила вверх черной струей, которая, достигнув поверхности океана, поднялась вверх на высоту двадцати метров, где рассыпалась черным пеплом.

Пепел на воздухе из черного, мгновенно превратился в багрово-красный, и, упав на воду, зашипел, окутавшись облаками пара.

Струя лавы начала утолщаться, достигнув в диаметре сантиметров десяти, отпугивала не только боевых пловцов, но и всех морских обитателей.

Буквально через минуту из воды бил вулкан, осыпая окрестности маленького кораллового островка серым вулканическим пеплом.

Вторая черная струя, диаметром сантиметров восемьдесят, выплеснулась прямо под водолазным ботом, легко приподняла плавсредство в воздух, оторвала от воды и держала в своих объятиях, не давая упасть в спасительную воду.

Металлические борта бота моментально покраснели, и с них лоскутами слетала краска, отваливаясь целыми пластами, размерами с ватманский лист.

Повисев секунды три в воздухе, бот вспыхнул, белым пламенем, как огромная спичка и рассыпался на куски, разлетевшись по сторонам, мелкими горящими в воздухе обломками металла.

Сталь горела в воздухе ослепительно белым цветом, как будто бот был сделан из горючего металла магния.

С грохотом лопнул топливный бак, разметав во все стороны капли дизельного топлива.

Два столба лавы, объединившись в один, взмыли вверх. Три секунды спустя из-под воды забил вулкан лавы, поднявшись на высоту двухсот метров, оглашая окрестную акваторию громоподобными звуками.

Вода в радиусе десяти метров от раскаленного столба лавы закипела.

Филипп, единственный из всего отряда боевых пловцов, плавал под водой в спортивной моноласте.

За свое пристрастие к редкому средству передвижения, Филипп получил почетную кличку «Фал»[2 - так называется трос на флоте], которой весьма гордился.

«Инструкции для того и пишутся, чтобы их нарушать!» – вспомнил Филипп, крылатый афоризм Стаса, интенсивно работая моноластой.

Стас инструктор по нападению и защите без оружия, был давнишним приятелем Филипп, обучавшим его премудростям русбоя.

Легко обогнав своих подчиненных, Филипп скользнул в черный зев пещеры, которую они вчера обнаружили.

Пещера, на которую боевые пловцы наткнулись вчера вечером, привела их в подводный грот, в середине которого высился крохотный, не больше пяти квадратных метров островок, расположенный в метре от правой стены невысоких гранитных скал.

Островок всего на три метра возвышался над поверхностью воды и почти полностью покрывался водой во время прилива. Сейчас это было единственное убежище, которое могло спасти от нарождающегося вулкана.

Выскочив на островок, Филипп, вытащил загубник, привычно одним рывком, освободил ноги от моноласты.

Сгибаясь под тяжестью оборудования, пошел к противоположной стороне островка.

Сняв акваланг, Филипп аккуратно положил его на моноласту и стал внимательно осматривать пещеру, освещенную рассеянным солнечным светом.

Внутренние стены пещеры сложенные из разноцветного коралла, образовывали на высоте два с половиной метра куполообразный свод, который в трех местах насквозь пробивали лучики света.

– Осматриваешь владенья свои командир? – ехидно спросил Лорд, незаметно, как и полагается «морскому дьяволу» всплывшему у островка.

– Вы вылезай скорее, а то что-то темнеет, – озабоченно сказал Филипп, помогая Лорду снять акваланг.

Мерк, помогал Тритону, который держался за правый бок.

– Надо осмотреть Тритона, у него похоже ребро сломано, – предупредил Мерк.

– Молчать! – негромко скомандовал Лорд, нагибаясь к полу.

– Похоже, мы в этой пещере не единственные Робинзоны, – озабоченно сказал Лорд, поднося к самым глазам, правую ладонь.

На правах старшего, Филипп, конечно, мог бы скомандовать отставить, но Антей был намного старше по званию и как знал Филипп по прошлому опыту, никогда просто так, в полевых условиях, не брал командование на себя.

– Тритон! Ты сможешь работать? – озабоченно спросил Лорд.

– По-моему, у меня просто ушиб, – успокоил Тритон, довольно легко вставая на ноги.

– Всем встать на карачки, и пальцами прощупать каждый сантиметр островка! Все найденное ко мне! – приказал Лорд, взмахом руки, подзывая Филиппа к себе.

– На что это похоже товарищ старший лейтенант? – спросил Лорд, поднося к самому лицу Филипп правую ладонь.

Вытащив из поясной сумки фонарь, Филипп направил сильный луч света на раскрытую ладонь.

Посередине ладони лежал ярко-оранжевый кусочек пластика с неровно обломанными краями. Обломок имел размеры с две спичечных головки.

«Как Лорд в таком освещении мог заметить такой маленький кусочек?» – мелькнула у Филиппа завистливая мысль.

Осторожно, стараясь не повредить улику, взяв большим и указательным пальцами находку, Филипп покатал ее в руке и доложил:

– Похоже на кусочек пластмассы. Слишком яркий и насыщенный цвет для камня. Вес тоже очень маленький, камень насколько я знаю, только один с таким удельным весом – пемза. Такого цвета пластмассу наши китайские друзья используют для производства разовых зажигалок. Края острые, явно обронили недавно. Если пластмасса побудет хоть немного в море, то края у нее становятся гладкими. Находке не более двенадцати часов.

– Почему вы так считаете? – заинтересовался Лорд, сразу переходя на официальное обращение, что было признаком большого волнения.

– Этот кусочек обронили после предыдущего прилива. Вода, затопив остров, просто смоет пластмассу в воду, кусочек ведь очень легкий, – пояснил Филипп, протягивая обломок обратно Лорду.

– Это конечно не аргумент, но примем за рабочую версию, – задумчиво сказал Лорд, катая обломок между пальцами.

Низкий гул пронесся по пещере, отразился от стен и затих. Островок подпрыгнул вверх и закачался, как корабль в зыби Бискайского залива.

– Всем в воду! – приказал Филипп, прямо с середины островка ныряя в воду.

Мерк и Лорд, сразу выполнили команду. Замешкавшегося Тритона обвалившийся со свода кусок коралла ударил по голове. Моряк упал на островке, вытянувшись во весь рост.

Из-под воды Филипп видел, как в воду падают огромные куски кораллов, увлекая за собой пузырьки воздуха. Огромная глыба коралла, величиной с пассажирский автобус, оторвавшись от потолка пещеры, ударила в середину острова и похоронила его под собой. Чмокнув, как огромный пузырь, под воду ушел остров и все оборудование, сложенное на его поверхности.

В потолке пещеры образовалась огромное отверстие, размером со стол для настольного тенниса, из которого прямо на воду посыпалась черная пыль.

Неожиданно резко потемнело.

Включив фонарь, Филипп увидел, что в отверстие на потолке нескончаемым потоком сыпется огромными хлопьями черный снег.

Буквально через минуту снег прошел, выглянуло солнце, осветив пещеру, в потолке которой сияла приличная дыра.

Всплыв на поверхность воды, Филипп обнаружил рядом с собой Мерка и Лорда.

На месте острова громоздилась гора кораллов не доходящая до отверстия вверху, метра полтора.

Вся эта гора была засыпана черным пеплом и с виду, походила на черный песчаный бархан.

– Давайте посмотрим, что на дне, – предложил Филипп, начиная беспокоиться за четвертого члена группы, которого не было видно на поверхности воды.

Перегнувшись в поясе, Филипп нырнул вниз.

На глубине пяти метров высилось конусообразное основание острова, усыпанное обломками. У стены пещеры, Филипп обнаружил лежащего Тритона, который пытался встать, ошарашено мотая головой. Рядом с травмированным боевым пловцом лежал автомат АПС и еще один аппарат для плавания под водой.

Сняв грузовой пояс с Тритона, Филипп положил руку раненного на свое плечо и обняв за талию, потащил наверх, отшвыривая по пути обломки кораллов и куски пемзы.

Рука Лорда тронула Филиппа за плечо.

Обернувшись, Филипп увидел, что Лорд отрицательно покачивает головой, показывая пальцем наверх.

Мерк, подобрав автомат, акваланг, всплывал наверх, работая ногами брассом.

Вынырнув около острова, Филипп рукой попробовал черный пепел и сразу же приказал:

– Будьте очень осторожны! Вытащить ножи из ножен!



Читать бесплатно другие книги: