Зэка укроет тайга - Сухов Евгений

Зэка укроет тайга
Евгений Евгеньевич Сухов


Побег группы рецидивистов из Юрьевской колонии строгого режима застал силовиков Камчатского края врасплох, и они обратились за помощью в Москву. Из столицы незамедлительно прибыл подполковник Следственного комитета Афанасий Покровский. Он разработал операцию по поимке беглецов и во главе отряда внутренних войск отправился в тайгу, полагая, что преступники могли скрыться только там. Операция набирала обороты, и когда преследователи почти настигли рецидивистов, вдруг случилось нечто невообразимое: «ожил» вулкан, который сотни лет считался потухшим. Тонны пепла изверглись в небо в тот самый момент, когда отряд Покровского находился в непосредственной близости от вулкана…





Евгений Сухов

Зэка укроет тайга





Глава 1

Падение метеорита, или Боги смеются


31 июля, Петропавловск – Камчатский

– Всем! Всем! Всем! – громко разносилось из репродукторов. – Говорит управление по чрезвычайным ситуациям. Эвакуационная комиссия оповещает жителей о том, что в настоящее время проводятся эвакуационные мероприятия в связи с активизацией вулканов. Всем гражданам следует немедленно покинуть жилые дома, учреждения и собраться на сборных пунктах близ отделений полиции в двенадцать часов, – читал диктор текст, пытаясь придать своему голосу внушительность и тревогу одновременно. – Там вас будут ждать автобусы, которые отвезут в пункт временного пребывания. Не забудьте взять с собой необходимые вещи и документы. Голову и тело следует защищать от камней и пепла. Всем, кто находится в непосредственной близости от вулкана, следует надевать маски…

Генерал – майор Шашков находился на головном пункте сбора, где уже собралась плотная толпа из пяти тысяч жителей. Столь поспешную и большую эвакуацию он проводил впервые – весьма серьезное испытание не только для него, но и для всего руководства области. Произошли неизбежные накладки – вместо сотни запланированных автобусов подошло всего лишь семьдесят пять. Значительная часть людей решила эвакуироваться самостоятельно на собственных автомобилях. С водителями автобусов был проведен инструктаж, указан маршрут движения и место предстоящего базирования лагеря. Все шло в штатном режиме, хотя Степан Федорович понимал, что в ближайший час план может значительно измениться.

Заготовленные резервуары с водой также отправились в лагерь, но работы, как это всегда бывает, оставалось непочатый край. Город не оставишь без присмотра, следует сформировать группу, которая позаботится об источниках с питьевой водой и проследит за тем, чтобы не началось мародерство.

Горожане, еще не ощущая опасности, неторопливо двигались в сторону мест сбора. В основном это были женщины с детьми, мужчины, в силу каких – то личностных соображений, просиживали дома, а может, еще не верили до конца в серьезность происходящего.

Негромко постучавшись, вошел Игорь Савельев.

– Товарищ генерал – майор, – обратился он официально, – вы хотели осмотреть территорию, вертолет уже вас ждет.

– Сделаем вот что… Отправь куда – нибудь отсюда, километров за двести, мою дочь. Она беременна…

– Как?! – невольно удивился капитан. – Она мне ничего такого не говорила.

– А меня предупредили, – улыбнулся Шашков. – Даже сказали, что будет мальчик. Но поздравлять тебя пока рановато.

– Хорошо, я немедленно этим займусь! – бросил на ходу взволнованный капитан и выскочил из кабинета.

Степан Федорович подошел к окну. Город, окаймленный цепочкой гор, выглядел угодившим в тесный плен. Где – то у горизонта промелькнула красноватая вспышка и тотчас рассеялась. Так бывает в канун землетрясений. Угадывать грядущую катастрофу Шашкова научила одна престарелая бабка, у которой он поначалу квартировался по приезде на Камчатку, чьи предки пришли в эти земли вместе с первыми казаками. Старуха умела предвидеть приближающееся извержение по запаху воздуха, по вкусу воды, определять землетрясение по голубоватому свечению внутренней поверхности домов. Перекрестится на уголок, соберет в узелок вещички и скажет всем выходить из дома. Надо отдать ей должное – ни разу не ошиблась.

Под самым потолком вдоль стены из угла в угол синей тонкой трещинкой протянулось знакомое свечение. Несколько секунд оно горело ультрафиолетовыми отблесками, как бы предупреждая об опасности, после чего так же неожиданно пропало, как и проявилось.

Город жил прежней жизнью, разве что стало немного суетливее, чем в обычное время.

Зазвонил телефон, и Шашков поднял трубку:

– Алло? Что у вас?

– Прошли по южной оконечности полуострова, но судно с атомной боеголовкой не обнаружено.

– Продолжать поиски! Мы не можем рисковать.

– Есть продолжать поиски!

Степан Шашков отключил телефон. На поиски судна, груженного атомной боеголовкой, было отправлено пять специализированных, хорошо подготовленных групп. Каждые шесть часов командиры групп лично докладывали ему о результатах розыска. Однако дело стопорилось. Особые надежды генерал возлагал именно на пятую группу, работавшую в самой южной точке полуострова. Скалистая, труднопроходимая, с огромным количеством гротов, она представлялась идеальным местом для того, чтобы спрятать судно. А если учитывать, что именно эта часть острова находится ближе всего к Японии, то шансы еще более возрастали.

И тут Шашков услышал дальний раскат, какой случается в грозовую погоду. Посмотрев на небо, он увидел всего лишь безбрежную синь, без какого бы то ни было намека на приближающееся ненастье. В следующую секунду раскаты прозвучали громче, и вдруг над городом, вроде бы из ниоткуда, вспыхнул светло – желтый шар, зависший над пихтами соседней сопки. И только всмотревшись, можно было понять, что шар, стремительно увеличиваясь в размерах, накатывает прямо на город. Громко бухнуло, как если бы где – то за углом взорвался артиллерийский снаряд, за ним глухим отзвуком прозвучали хлопки. Это метеорит, разодрав своим могучим телом атмосферу и теряя на своем пути значительные куски космического вещества, приближался к Земле. Вот позади него появилось газовое облако с красноватым свечением. Степан Федорович поймал себя на том, что ощущает перед далекими всполохами оранжевого света животный страх, какой звери испытывают от близкого огня. Послышался громкий свист, раздирающий барабанные перепонки, и в следующую секунду астероид под острым углом врезался в курящийся вулкан, буквально разорвав его на две неровные половины.

Удар был страшной силы. Пол под ногами Шашкова колыхнулся, а ударная волна швырнула его в противоположный конец комнаты, стена вдруг накренилась и упала прямиком на дорогу, раздавив камнями припаркованные машины. Балки уже не сдерживали плиты перекрытия, которые, цепляясь о стены и срываясь, принялись складываться в стопку. Одна из плит, зацепившись за толстую арматуру, повисла прямо над ними, грозясь сорваться в любую секунду. Перекатившись по битому стеклу наружу, Шашков отметил мимоходом, что нечто острое впилось ему в бедро. Тотчас с сильным грохотом сорвалась плита, порвав толстенный кабель, и, разбивая в крошки выпавшие кирпичи, упала точно на то место, где он лежал еще секунду назад.

Поднявшись, Шашков перешагнул через груду камней и оказался на улице. Город заволокло дымом, который, казалось, валил отовсюду. На месте Авачинского вулкана теперь был огромный столб огня и клубящегося черного дыма. Остальные сопки, прежде считавшиеся потухшими вулканами и еще вчера выглядевшие весьма безобидно, теперь вдруг ожили, пуская в небо струи огня. Авачинская сопка забурлила, окутывая город пеплом и дымом, а ее усеченный конус, сложенный коркой из базальтовых и андезитовых лав, потрескался, и через него проступала ярко – красная лава.

Город выглядел разбитым, как бывает только после усиленной бомбардировки: большая часть домов была разрушена, крыши обвалились, а те немногие, что еще оставались стоять, перекосились, и было ясно, что следующей встряски им не выдержать. Мимо него толпами в панике пробегали растерянные люди и, кажется, что – то ему кричали, вот только он никак не мог разобрать, что именно. И тут Шашков осознал, что оглох. Прошло еще немало времени, прежде чем он начал улавливать звуки. Кто – то небрежно тронул его за плечо, и он увидел капитана Савельева, кричавшего ему в самое лицо:

– Товарищ генерал – майор, здание штаба разрушено! Имеются жертвы.

– Кто погиб? – едва услышал он собственный голос.

– Восемь человек, среди них начальник штаба Егоров и подполковник Федоренко, ответственный за эвакуацию.

– Всех людей немедленно выводить из города, нельзя терять ни минуты. Еще полчаса, и на город ляжет ядовитое облако, вот тогда отравит всех!

Под ногами, будто бы в конвульсиях, задрожала земля. Здания, стоявшие рядом, вдруг как – то сразу накренились и стали осыпаться битым кирпичом.

– Товарищ генерал – майор! – истошно завопил капитан.

Шашков отпрянул вовремя – шаткая стена упала рядышком, подняв облако пыли и далеко разбросав кирпичи. Он посмотрел на обрушившийся дом, где на втором этаже через остатки стены проглядывал какой – то диковатый сюрреализм: за белым пианино сидела женщина лет сорока с отрешенным лицом. Кажется, она не осознавала происходящего, лишь руки, тонкие и быстрые, продолжали долбить по испачканным штукатуркой белым клавишам. Под обрушившейся стеной он рассмотрел ноги мужчины и, различив среди обломков кирпичей раздробленную голову, понял, что тому уже не помочь. Метрах в двадцати стояла легковушка, примятая куском кирпичной стены, через проем заднего стекла просматривалась белокурая голова.

– Пойдем, капитан, – сказал Шашков, направляясь к изувеченной машине. – Надо помочь… Ты отправил Вику?

– Да, она в безопасности.

Кажется, слух понемногу возвращался – до него доносились сильные, невероятно раздражавшие аккорды пианино.

– Товарищ генерал – майор, там женщина, – проговорил капитан, – водителя насмерть… Давайте, я попробую пробраться в салон, все – таки я пощуплее буду.

Подняв обломок трубы, Игорь просунул его в щель между дверью и кузовом и, надавив всем телом, приоткрыл. На заднем сиденье лежала совсем молоденькая девушка, с правой стороны на светлом платьице отчетливо проступали пятна крови. Протиснувшись, капитан слегка приподнял девушку.

– Осторожнее, – предупредил Шашков. – Давай ко мне… – Взяв ее на руки, он двинулся по разбитой улице, пытаясь отыскать место поспокойнее. Из разорванной в локтевом суставе артерии обильно сочилась кровь. – Посмотри жгут! – крикнул генерал. – Он должен быть в аптечке машины.

– Уже ищу! – отозвался Игорь.

Мимо, громко сигналя, промчался переполненный автобус.

– Проклятье! – в отчаянии махнул рукой Шашков.

Не теряя времени, он стянул с себя галстук и уверенно перетянул девичье плечо. Девушка негромко простонала и приоткрыла глаза:

– Где я?

– Все в порядке, девочка.

– А где Ваня?

Вспомнив мужчину, раздавленного каменной глыбой на переднем сиденье, генерал попытался успокоить ее:

– Он скоро подойдет… Ты только не волнуйся.

Степан Федорович даже почувствовал облегчение, когда девушка вновь сомкнула глаза, во всяком случае, не нужно будет ничего объяснять. Подбежавший капитан растянул толстое цветное покрывало на тротуаре, посоветовав:

– Товарищ генерал – майор, вы ее сюда положите. Так поудобнее будет, у нее нога перебита.

Осторожно, опасаясь причинить девушке боль, Шашков положил ее на расстеленное покрывало, и капитан расторопно, как заправский медбрат, перетянул ей руку резиновым жгутом, вложив в него записку со временем перевязки.

«Но почему молчит телефон? – удивленно думал генерал. – Он просто должен разрываться от звонков».

Посмотрев на экран, Степан Федорович увидел девятнадцать непринятых вызовов, и ни одного от Людмилы. Позвонив ей на мобильный телефон, услышал, что абонент недоступен. Проклятье! Зажав ноздри двумя пальцами, сильно выдохнул и тотчас почувствовал, как мир наполняется новыми звуковыми ощущениями. Сверху что – то болезненно ударило его по плечу, а затем совсем рядом забарабанило по опрокинутой машине.

– Что это?

– Метеоритный дождь, – поднял капитан крохотный кусочек расплавленного металла.

– С чего ты взял?

– Да так… один знакомый астроном сказал.

– Чтоб его!

Странно, но во всей этой суматохе и при столь значимом разрушении продолжала работать связь. Нажав на телефонную кнопку, Шашков соединился с пунктом «Скорой помощи».

– Это говорит генерал – майор Шашков. Срочно машину на Овражную, четырнадцать.

– Товарищ генерал – майор, но свободных машин нет, все они на выезде, а те, что остались в гараже, находятся под обломками.

– Что случилось?

– Произошел какой – то взрыв!

– Немедленно найти машину!! – закричал генерал, вкладывая в крик всю мощь своих легких.

– Есть, товарищ генерал – майор. Уже выезжает.

Шашков отключил телефон и повернулся к капитану:

– Вот что, Игорь, дождись «Скорой помощи», а мне тут пройтись нужно. Увидеть собственными глазами, что тут все – таки произошло.

– Может, вас на машине, так я…

– Какая машина! Сейчас по городу только на танке можно передвигаться. – Снова включив телефон, генерал спросил: – Елисеев?

– Так точно, товарищ генерал – майор! – бодро отозвался заместитель. – Мы вас везде…

– Что у тебя там?

– Нахожусь на улице Московской, эвакуируем последнюю партию и отбываем из города.

– Я у тебя вот что хотел спросить… Хотя нет, не надо… Постарайся успеть в ближайшие два часа, город скоро накроет пеплом! Сколько у тебя машин?

– Восемь.

– А на других участках?

– В основном так же, где восемь, а где девять. Некоторые выезжают на своих машинах.

– Расчистите улицы и федеральную трассу. Действуйте организованно, чтобы не было никаких заторов.

– Уже приступили. Выдвинули отряд на расчистку. Основная работа предстоит в центре, но ничего, справимся.

Взгляд генерал – майора невольно обратился на Авачинскую сопку. Круглый год одетая в белое, будто невеста на выданье, сейчас она сняла с себя снежное покрывало, теперь на ее каменистых склонах, переплавляя породу, текли реки магмы, сокрушая все на своем пути. Рядом сгрудились сопки поменьше. В прежние дни выглядевшие всего лишь дополнением к пейзажу, они сейчас казались раскаленными, истекая обильной вязкой лавой.

Неожиданно потянуло газом – так бывает всегда перед землетрясением, но в этот раз запах был невероятно тяжелым, плотным, едким и невольно заставлял зажмуриться. Отыскав в кармане марлевую повязку, Шашков прикрыл ею рот и двинулся в сторону полицейского участка, где с чемоданами в руках стояла большая группа женщин, загружавшихся в подошедший автобус.

– Быстрее! Быстрее, девоньки! – махал рукой генерал, стараясь поторопить замешкавшихся.

Через переднюю дверь крупная женщина пыталась протолкнуть громоздкий чемодан, но он коваными углами цеплялся за дверцу и не желал проходить в узенький проем. Неожиданно чемодан раскрылся, и на ступеньки повалилось содержимое: демисезонное пальто, цветастые рубашки, кофточка… О металлические ступеньки дзинькнул флакон французских духов и отлетел далеко в сторону.

– Ой, Господи! – растерянно проговорила женщина и, выбравшись из автобуса, принялась собирать вещи.

– Бросайте все! – кричал генерал. Даже через марлю он чувствовал, как воздух наполнялся ядовитым газом. Лицо начало припекать, видимо, от быстрого шага. – Проходите в автобус.

– Как же я могу все это бросить? – стала возмущаться женщина. – У меня тут и документы, и вещи на первое время уложены.

Ответить генерал – майор не успел. Послышался невероятный гул, заглушивший раскаты с Авачинской сопки. Неожиданно под подошвами что – то застучало, как будто кто – то снизу попытался бесцеремонно вырваться на поверхность, а потом, видимо, не дождавшись ответа, земля под ногами качнулась, опрокидывая стоявших. Дорога неожиданно разошлась, и в образовавшуюся глубокую трещину, покачнувшись и брызгая во все стороны выбитыми стеклами и каменными блоками, сначала полетели два жилых дома, а за ними, кувыркнувшись, скользнул переполненный автобус, увлекая в проем и всех тех, кто стоял рядом.

Степан Федорович с ужасом наблюдал за тем, как по развороченной дороге в углубляющуюся пропасть скатываются чемоданы, вещи, люди. Криков он не слышал, они заглушались все увеличивающимся гулом, видел лишь расширенные от ужаса глаза людей, катившихся вниз. Пропасть, скрежеща и громыхая, все более расширялась, в нее поломанными свечами полетели фонарные столбы, на какую – то секунду их провода провисли над пропастью, возникшей прямо посередине дороги, а потом, с треском разорвавшись, скрутились в гигантское лассо.

Близ вывороченного асфальта генерал успел заметить убегающего парня. Некоторое время тот отчаянно балансировал у самого края пропасти, даже сделал несколько шагов вверх по наклонной поверхности. В какой – то момент поверилось, что парню удастся обмануть ловушку, но неожиданно каменный пласт с оставшимся на нем куском асфальта под скрежет разрываемых горных пород приподнялся еще на несколько градусов и заставил парня невольно отступить назад.



Читать бесплатно другие книги:

Их роман развивался стремительно. Казалось, еще вчера Светлана случайно облила незнакомого парня колой, а сегодня она уж...
Великая Римская империя. Третий век от Рождества Христова.Пройдет еще сто лет – и тысячелетний Рим падет.Станет лакомой ...
…Ей хотелось слушать музыку через наушники – чтобы звучала только для нее, ни для кого больше. Хотелось танцевать. И что...
Лейтенант Шарагин служил в Афгане, служил в надежде остаться в живых, уцелеть для молодой жены, для детей, родителей, ко...
Бывший спецназовец Степан Ветров приезжает в Москву на заработки и в первый же день ввязывается в криминальные разборки....
Несмотря на 20-летнее триумфальное шествие по России технологий паблик рилейшнз (широкой публике известных как пиар), бо...