Безопасная гавань - Рэдклифф Анна

Безопасная гавань
Рэдклифф


Провинстаун #1
У Риз Конлон, новой помощницы шерифа, голова идет кругом от обретенной свободы. Доктор Виктория Кинг пережила тяжелый разрыв, и больше не хочет рисковать своим сердцем. Дочь шерифа Брианна Паркер боится, что отец, узнав о ее отношениях с девушкой, не сможет этого принять, но обстоятельства решат все за нее. Это безумное лето в Провинстауне многое изменит в их жизни.





Рэдклифф

Безопасная гавань



Radclyffe

Safe Harbor



Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.



© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru (http://www.litres.ru/))


* * *




Глава первая


Свежеиспеченная помощница шерифа Провинстауна заехала на стоянку, с которой открывался великолепный вид на небольшую бухту. Ранним майским утром, воздух казался свежим и бодрящим. Не считая домика на колесах и ее патрульной машины, автостоянка была абсолютно пустынной. Справа от нее протянулась изогнутая, песчаная линия пляжа, и вдалеке уже можно было различить любителей прогуляться с утра пораньше. Низко над водой в поисках завтрака летали чайки, их пронзительные крики эхом отзывались на ветру.

Влажный туман стелился над песчаными холмами и приятно охлаждал кожу. Она открыла окно, позволяя удивительным запахам и звукам моря наполнить машину. В ту же секунду, пар от чашки кофе, стоящей на приборной панели, растворился в легких дуновениях ветерка. Она машинально поправила на себе широкий кожаный пояс, пристраивая поудобнее пистолет в кобуре.

Потянувшись за кофе, она задержала взгляд на траулере[1 - Промысловое судно, предназначенное для ловли рыбы.], застывшем далеко в заливе. Не думая ни о чем конкретном, она просто наслаждалась прекрасным утром. Ее мысли крутились лишь вокруг вечных сил природы, заполнявших все вокруг. На берегу океана, она всегда ощущала себя ничтожной песчинкой, но здесь, в этом городе, ей было комфортно, совсем как дома. Она как будто принадлежала данному месту. Довольно необычное для нее ощущение, особенно учитывая тот факт, что этот маленький городок, расположившийся на крохотном участке земли, врезавшемся в Атлантический океан, стал для нее домом совсем недавно. Она приехала сюда через всю страну, в место, где никогда не была, оставив за собой целую жизнь. Тем не менее, сейчас она знала, что поступила правильно, и ощущала себя готовой принять любой поворот событий с хладнокровием, с которым привыкла воспринимать все обстоятельства, встречающиеся на ее жизненном пути.

Яркая вспышка недалеко от берега привлекла ее внимание, и через мгновение в поле зрения появилась красная байдарка с ярко-желтой гоночной каймой. Сильные и ритмичные удары весел быстро продвигали лодку вперед, но это зрелище не нарушало общей гармонии – наоборот, прекрасно сочеталось с движением волн и течением в бухте. Она наблюдала за каяком, пока он не превратился в маленькую точку на горизонте, и лишь после этого завела двигатель.


* * *

Услышав, как открывается дверь участка, шериф Нельсон Паркер поднял взгляд от стола. Порыв ветра чуть было не унес бумаги, разложенные перед ним. Участок представлял собой одно, но очень просторное помещение. Прямо перед входной дверью располагалась зона ожидания, а за невысоким заграждением находилась рабочая зона и диспетчерский пункт. В примыкающей комнате, в задней части здания находились две тюремные камеры, которые, впрочем, использовались крайне редко. Шериф представлял собой выносливого мужчину чуть за сорок, чьи густые темные волосы были лишены намека на седину, а зоркие глаза имели сероватый оттенок.

Когда она вошла, Нельсон вновь удивился ощущению легкого беспокойства, которое он испытывал всякий раз, когда видел ее. Возможно, все дело в ее росте – новая помощница была такой же высокой, как и он сам, или всему виной ее умение держать марку в любой ситуации. Статная, с сильными, крепкими мышцами, она была в лучшей физической форме, чем любой из его сотрудников-мужчин. Форма цвета хаки сидела на ней как влитая, и это вновь напомнило ему, что пора бы всерьез заняться лишними килограммами, уютно расположившимися на его талии и не собирающимися ее покидать. Возможно, дело было в том, что она, кажется, и не подозревала, насколько привлекательна. Она выглядела так, будто ее ни капли не волновали взгляды, которые бросали на нее прохожие, особенно женщины, когда они вдвоем шли по улице. «Господи. Да я, кажется, ревную… Вот идиот!».

– Доброе утро, шеф, – поздоровалась она, направляясь к кофеварке. Изучая ее содержимое непонятного темного цвета, она нахмурилась. – Это что, вчерашний?

– Боюсь, что так, Риз, – пожал плечами шериф. – Я разогрел себе, что было.

– Господи, – пробормотала она, выливая остатки в раковину. – Больше похоже на ил, чем на кофе. Ни за что не стала бы это пить.

Она заварила свежий кофе и присела за свой стол, примыкающий к столу шерифа. В лотке для входящих документов лежали отчеты, подготовленные ночной сменой, и Риз достала их, чтобы ознакомиться.

– Есть что-нибудь, на что следует обратить внимание? – спросила она.

– Ничего необычного. Несколько штрафов за превышение скорости, один за управление автомобилем в нетрезвом состоянии, и пара драк в барах.

Риз взглянула на настенный календарь. До Дня Памяти оставалось меньше двух недель. Ей еще не доводилось видеть, как меняется небольшой рыбачий поселок в летний сезон, но слышала она об этом уже неоднократно. С конца мая по сентябрь, из-за наплыва туристов, население Провинстауна, которое зимой составляет всего несколько тысяч человек, увеличивается в разы. Благосостояние большинства местных жителей зависит от туристов, хотя это и не мешает им ворчать из-за жутких пробок.

– Я так понимаю, до праздника особо ничего и не будет происходить, – заметила Риз.

– Точно, – согласился он. – Зато потом будет куча машин и народу, больше происшествий, больше ночной жизни, а значит, больше беспорядков. Четыре месяца безостановочного ада, а потом восемь месяцев тишины.

Риз молча раскладывала отчеты по местам, пытаясь представить, сколько работы предстоит в следующие месяцы.

– Думаешь, выдержишь мертвый сезон? – Спросил Паркер. – В декабре вся центральная улица без труда просматривается сверху донизу – ни одна машина не загораживает вид. Будешь идти по улице, и твои следы окажутся единственными отпечатками на снегу.

Риз удивленно посмотрела на него:

– А почему это должно меня беспокоить?

Он пожал плечами, его врожденной тактичности ощутимо мешало любопытство. Они с Риз работали бок о бок уже почти месяц, а он все еще ничего не знал о ней. Она никогда не говорила ни о своем прошлом, ни о семье, а ведь сложно поверить, что у такой привлекательной женщины, никого нет. И, раз уж Риз не давала ему возможности задавать подобные вопросы, он часто пытался вытянуть из нее хоть что-нибудь, кроме указанного в резюме.

– Ну, наверно, к такому образу жизни ты не очень-то привыкла?

Риз решительно отстаивала свое право на личную жизнь, она делала это инстинктивно, а с годами научилась еще тщательнее оберегать свою жизнь от посторонних. Она с трудом поборола желание оставить вопрос шерифа без ответа, ведь все-таки этот человек ее начальник, и, скорее всего, большую часть времени ей придется проводить в его компании. В конце концов, он просто пытается быть дружелюбным. Риз напомнила себе, что скрывать ей нечего.

– Я привыкла к жизни в армии, шериф. И порой она бывает очень скучной, в армии ничего не изменилось за последние двести лет.

– Знаешь, для своей должности ты слишком квалифицирована, – продолжил он. – Я знал это, когда принимал тебя на работу. И я просто не мог не взять тебя, с твоим-то опытом работы в военной полиции и степенью юриста.

Риз все еще было некомфортно от, в общем-то, обычного разговора, и она раздумывала, насколько сильно ее желание чем-то поделиться, и есть ли оно вообще. Ее стиль общения сложился за долгое время службы в армии, под влиянием этого жесткого мира с четкой иерархией, где все отношения строго определены рангами и прочими условностями. Там существовали правила, определяющие, когда можно есть, где спать, а также с кем спать. Были также и способы обойти правила, если этого хотелось. Риз никогда не подвергала сомнению необходимость выполнения заданных правил, она не была настолько наивна, чтобы не понимать, к чему приведет их нарушение. Говорить о своих мыслях и чувствах было опасно, а в некоторых случаях даже губительно[2 - «Не спрашивай, не говори» (англ. Don't ask, don't tell) – закон США, принятый в 1993 г., который запрещал служить в Вооруженных силах США геям и лесби, если они не скрывали свою сексуальную ориентацию, а также требовал от командования и сослуживцев не выяснять сведения о сексуальной ориентации военнослужащих (здесь и далее примечания редакции).]. Ее быстро научили, что есть всего лишь три правильных ответа на любой вопрос – «да, сэр», «нет, сэр» и «виноват, сэр».

Но сейчас она не в корпусе морской пехоты, это новая, совершенно другая жизнь. Риз собралась с духом:

– После пятнадцати лет службы, атмосфера в армии стала давить на меня. Пришло время определиться – оставаться там до конца жизни или уйти. Мне не очень-то нравилось заниматься военным правом, я больше склонна к динамике, и работа в полиции дает мне шанс делать то, что я люблю.

Наученная опытом излагать факты и скрывать эмоции, она даже не попыталась объяснить постоянное беспокойство, которое ощущала последние пару лет в армии. По правде говоря, природу его Риз и сама не понимала. Что бы это ни было, оно оказалось достаточно сильным, чтобы заставить ее забросить блестящую карьеру, которая, кроме всего прочего, предполагала устойчивое финансовое положение. Оглядываясь назад на свою жизнь, она ни о чем не жалела – она бы поступила точно так же. Риз чувствовала, что перед ней открываются новые перспективы, она начинала новую жизнь.

Нельсон внимательно разглядывал свою помощницу, пытаясь понять, о чем та может не договаривать. Риз посмотрела на него спокойным и непроницаемым взглядом. Видимо, больше ответов на свои высказанные и невысказанные вопросы он сегодня не получит.

– Ну что ж, я рад, что ты здесь, – угрюмо проворчал он. – И ради бога, зови меня Нельсон!

– Конечно, шеф, – ответила Риз, подавив улыбку. Она убрала назад прядь черных волос, и лишь небольшая ямочка на щеке выдавала ее ухмылку. Голубые глаза пронизывали шерифа, словно лазеры.

– Вы сами займетесь утренним патрулированием, или это сделать мне?

Стараясь не рассмеяться, Нельсон покачал головой:

– Нет, давай ты. Я жду звонка по поводу бюджета на следующий год. Господи, ненавижу всю эту бумажную волокиту, лучше бы я так и остался помощником шерифа.

– Слишком поздно, – возразила Риз. – Вы уже приняли назначение.

Она надела шляпу и привычным движением опустила ее поля, пряча глубоко посаженные глаза. В какой-то момент Нельсон поймал себя на том, что ему хочется отдать ей честь.

– Увидимся позже.

– Так точно. – Взяв со стола ключи, Риз направилась к выходу. Ей нравилось бывать в патруле и просто наблюдать за повседневной жизнью городка, который стал теперь ее домом. Объезд был почти закончен, когда неожиданно ожила рация в машине.

– Риз?

– Да, слушаю, – ответила она, придерживая пальцем микрофон.

– Ты нужна в клинике на Холланд Роад. Незаконное проникновение.

– Буду через две минуты, – отрапортовала она, разворачивая машину и включая другой рукой фары. – Подозреваемый на месте преступления?

– Нет. Но будь внимательна по дороге. Врач только что пришла, и мы не знаем, как давно ушел преступник. И еще, Риз, врач в здании.

– Поняла, – отрывисто произнесла Риз. «Чудесно».

Человек в неохраняемом здании легко может превратиться в заложника. В самом худшем случае, ей придется не только обезвреживать вероятного преступника, но и защищать невинных свидетелей. Риз не стала включать сирену – если кто-то все еще в клинике, лучше не поднимать панику. По той же причине ей не хотелось, чтобы к зданию клиники приехал целый взвод полицейских машин. И не то чтобы в маленьком Провинстауне было столько полицейских машин…

– Я сообщу, когда все проверю. Пока не присылай подкрепления.

Проехав небольшое расстояние до Клиники Ист-Энда, она не встретила ни одного подозрительного человека. На парковке у здания стоял только Джип Чероки с привязанным к багажнику каяком. Риз узнала в нем ту самую лодку, которую видела утром в бухте. Остановив патрульную машину, она заблокировала выезд с парковки, и, вытащив пистолет, обошла здание вокруг, отмечая на ходу разбитое окно на заднем фасаде маленькой одноэтажной клиники.

Риз как раз продвигалась к центральному входу, когда заметила, как парадная дверь начала медленно открываться. Аккуратно и быстро Риз приблизилась к ступенькам и застыла в стойке стрелка. Показавшаяся в проходе шатенка в белом халате, слегка опиралась на трость. Увидев направленный на нее пистолет, врач застыла на месте.

– В чем дело?

– Я помощница шерифа Конлон, мэм. Вы должны выйти на улицу.

Риз опустила оружие и быстро поднялась по ступенькам. Подхватив женщину под локоть, она постаралась свести ее с небольшого крыльца.

– Пожалуйста, подождите в патрульной машине, пока я не проверю все здание.

– Там никого нет, – возразила женщина. – Я уже все проверила.

Риз кивнула, оглядывая клинику.

– Все равно, вы должны подождать.

– Да, конечно, – согласилась врач, и уже было сошла с последней ступеньки, но вдруг передумала. – Через несколько минут начнут прибывать первые пациенты.

– Не выпускайте их с парковки, – сказала Риз и осторожно вошла в здание. Проверив все кабинеты и смотровые, она вернулась в машину и позвонила Нельсону.

– Шеф?

– Слушаю, Риз.

– Здесь никого. Я останусь на какое-то время, выясню детали.

– Хорошо, дай мне знать, когда что-нибудь прояснится.

– Обязательно, – Риз повернулась к женщине, сидящей рядом. – Давайте пройдем с вами в клинику, и вы дадите мне показания.

– А это не может подождать? У меня очень плотное расписание, и рабочий день уже начался.

– Всего лишь несколько обычных вопросов, – уверила ее Риз. – Я постараюсь отпустить вас как можно скорее.

– Ну ладно, давайте уже покончим с этим.

Когда они вошли в клинику, врач протянула Риз руку.

– Кстати, меня зовут Тори Кинг. Я директор клиники.

– Риз Конлон, – представилась Риз, пожимая предложенную руку. – Вы можете рассказать, что обнаружили, когда приехали?

– Я открыла клинику в семь утра, как обычно, – сказала она, ведя Риз по коридору в дальнюю комнату, которая, очевидно, была ее кабинетом. – Я не заметила ничего необычного, пока не открыла смотровую номер один. Вы и сами уже видели, что там учинили. – Добавила она, поморщившись.

Прислонив трость к столу, доктор Кинг присела за стол и сложила руки на исцарапанной поверхности. Риз мысленно отметила накачанные мышцы рук доктора.

– Первым делом я позвонила в полицию, а потом осмотрела все вокруг.

«Смело, но опасно». Подумала про себя Риз.

– Вы видели кого-нибудь на улице, когда подъезжали к клинике?



Читать бесплатно другие книги:

«Аспиранта Никиту Тихомирова проглотил маршрутный автобус. Пережевал, отнимая плату за проезд, протолкнул по проходу меж...
«Ветер дул справа, ровный и сильный. Он взвивал кирпично-красную пыль, которая причудливо стелилась, огибая вездеход, от...
«– Девушка, повторяю вам еще раз – у вас нет паспорта гражданина Российской Федерации. Без него я ничем не могу вам помо...
Книга представляет собой второе (переработанное и дополненное) издание монографии «Проблемы регионального развития: 2007...
«Я пошел бы с ним в разведку» – говорят о человеке, на которого можно положиться. Вот только за время, прошедшее с войны...
Бестселлер № 1 в Италии! Первая книга восхитительной трилогии, которая отправит вас в путешествие, в мир чувственных удо...