Медленный скорый поезд - Абрамов Сергей

Медленный скорый поезд
Сергей Александрович Абрамов


Специалист экстра-класса, тайный сотрудник спецслужб по прозвищу Пастух, получает новое задание: доставить на скором поезде «Владивосток-Москва» прибывшую из Японии пожилую русскую даму, профессора Токийского университета.

Но почему спецслужбы так заинтересованы в этой мирной старушке? И почему Пастух встречает в поезде людей из далекого прошлого – тех, кого давно нет на свете? И почему пейзаж за окном вагона вдруг внезапно меняется?

Задание, которое на первый взгляд обещало легкое времяпрепровождение, оборачивается для Пастуха настоящим кошмаром…





Сергей Абрамов

Медленный скорый поезд



© Сергей Абрамов, 2013

© ООО «Издательство АСТ», 2014



Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.



© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru (http://www.litres.ru/))


* * *




Пролог


Пастух вошел в Спасские ворота и потопал по брусчатке Ивановской площади к корпусу номер четырнадцать, где располагались президентская администрация и лично Наставник, бывший не то правой, не то левой рукой Президента, а уж тот, судя по дверным табличкам в коридорах четвертого этажа, был многорук, как индийский бог Шива.

Секретарь Наставника, девушка без возраста и особых примет, улыбнулась Пастуху и сказала ласково:

– По вам можно часы сверять.

И тут же настенные часы в приемной скрипнули, поскрежетали чем-то внутри и начали отбивать полдень.

Пастух открыл обитую кожей дверь, вошел в кабинет, и Наставник, стоящий под портретом Президента у гигантского письменного стола, привычно повторил банальность про сверку часов.

Ну не умел опаздывать Пастух, войны его многочисленные тому научили – не выбить.

– Сядь, – сказал Наставник, – есть дело…

– В долгую? – спросил Пастух.

– В короткую, – ответил Наставник. – Неделя от силы. Завтра утром улетишь во Владивосток, переночуешь, утром в порту встретишь теплоход из Токио, он прибывает во Владик в час дня, ну, с каким-то опозданием, естественно. Встретишь одну пассажирку, не исключено – с большим багажом. Это ее фотки…

Пастух перебрал тонкую стопку цветных фотографий. На них смеялась, грустила, думала о чем-то, дразнилась очень пожилая, полная, явно невысокая и на первый взгляд весьма обаятельная женщина.

– Запомни ее, – сказал Наставник. – Фотки я заберу.

– Запомнил, – сказал Пастух. – И что дальше?

– Вот тебе два билета на поезд «Россия». Из Владивостока в Москву. Отправление в пятнадцать тридцать. Двухместное купе «люкс» с питанием, но за денежки, естественно…

– Это как? – перебил Пастух.

– Это значит, что можно всю дорогу не выходить из купе. Разве что в сортир. Но он тоже в купе.

– Двухместное – это, значит, я плюс тетенька с фотки?

– Умница, угадал. А теперь спроси: что это за тетенька и почему ты, такой крутой и всемогущий, назначен сопровождать сильно пожилую тетеньку в режиме increased risk? – И, не дожидаясь вопроса, объяснил: – А потому что эта бабуся, хоть ты умри, должна прибыть в Москву целой, невредимой, здоровой и, по возможности, веселой и всем довольной.

– Я человек невеселый, вы знаете, – сказал Пастух.

Ему очень не нравилась предстоящая миссия. Он никогда никого никуда не сопровождал, не опекал, не развлекал, не охранял, тем более – «сильно пожилую тетеньку» с багажом плюс, судя по всему, режим повышенной опасности.

– Зато она, говорят, веселая, – сказал Наставник, – за шесть суток обхохочешься. Если, конечно, никаких ЧП…

– А какие могут быть ЧП? Туалет засорился? Обед из ресторана холодный принесли?

– Эту ученую даму, Пастух, хотели бы заполучить как минимум три великих державы. Япония, из которой она отбывает. Соединенные, как положено, штаты Америки, которые за последние пять лет делали ей и ее мужу, ныне, к несчастью, покойному, такие предложения, что трудно отказаться. Ну и мы, то есть Академия наук, естественно, в эту дверку тоже исстучались. А они от всего отказывались…

– Патриоты Японии?

– Дурак ты, Пастух. Они русские. Из детишек, немцами угнанных с родителями где-то в начале сорок второго. Как они в войну жили? Сначала в концлагерях, в разных. Если глагол «жили» уместен… Скорее – выживали. Вопреки всему… Потом наша армия начала активное наступление, и в начале сорок пятого фашисты погнали обитателей концлагерей на запад. Ну и наши герои шли. Где-то с кем-то – он, где-то – она… Разница между ними – два года. Ему в сорок пятом было одиннадцать, ей – девять. Родителей ни у него, ни у нее уже не было в живых… Потом его кто-то усыновил, еще потом – ее кто-то удочерил. Немецкие семьи. Случалось так в сорок пятом. Чувство вины, что ли, вдруг проснувшееся… И с ними случилось, повезло… А потом выросли в новых семьях, уже в Западной Германии, поступили в Гейдельбергский университет на факультет физики, однажды познакомились друг с другом, ну и… Короче, полвека с лишком вместе. Вместе жили, вместе работали. А теперь она одна осталась. Муж ее год назад умер, кремирован, вот она и хочет захоронить его прах в России, в Москве, да еще и на Новодевичьем. Не слабо, а? Плюс она готова один год жить и работать здесь, в Москве. Пока – один. А может, и больше, если приживется, приработается, это уж как фишка ляжет… Вообще-то контракт с японцами она не прервала, только приостановила – на тот же год…

– А чем она и муж ее занимались?

– Физикой, Пастух. Оба – физики, оба почетные профессора, как минимум – пяти ведущих университетов мира. В том числе и родного Гейдельбергского, который их не только обучил, но и познакомил. И активно действующие профессора Токийского университета… – Добавил грустно: – Теперь она одна, мир праху мужа ее…

– Физика – огромное понятие. Можно узнать, в какой области?

– Зачем тебе это, Пастух? – изумился Наставник. – Я и сам толком не знаю. Что-то они там изобрели, связанное с перемещением сверххолодных нейтронов в параллельные пространства. Тебе это что-то говорит?

– Скорее напоминает, – согласился Пастух. – Читал нечто подобное разок-другой. Только это была фантастика, причем ненаучная.

– А вот и нет! Все подтверждено множеством опытов описанных, куча публикаций в научных журналах плюс международное признание, Пастух. Японская премия Сакураи. Штатовская национальная премия академии наук. Еще какие-то… Вот и наши готовятся вручить ей и супругу посмертно премию «Глобальная энергия». Лично Президент вручать будет… Какое она, премия эта, отношение имеет к нейтронам и к параллельным пространствам, я не ведаю, физику только в школе учил, тройка у меня была.

– А как она одна на теплоходе поплыла?

– Одна?.. – Наставник засмеялся. – С ней поплыли два secret officer. В соседней каюте. По очереди дежурили у двери, она за весь рейс ни разу не выходила из каюты.

– Такой страх перед похищением? Ее ж не в рабство, не в кандалах, чай, плыла… Они ж и в Японии не в тайных хоромах прятались…

– За три дня до ее отбытия в Россию она получила сразу три сигнала. Первый – звонок по телефону лично ей с угрозами и требованием не покидать Японию. Говорили по-японски. Второй – телеграмма президенту университета о том, что на нее готовится покушение. Третий – в нее стреляли.

– Это как это? – не понял Пастух. – Посреди бела дня?

– Буквально. Когда она и ее студенты разговаривали на площадке перед выходом из универа.

– И не попали, да? Среди бела дня-то… А из чего стреляли?

– Ты удивишься. Из американской снайперки «М-24», оптический прицел, дальность стрельбы восемьсот метров.

– Не слабо, – сказал Пастух. – Это такую-то мощь да на одну пожилую тетку… И не попали?

– Эксперты полагают, что и не собирались попадать. Пулю нашли в стволе дерева, а сама она стояла рядышком, сантиметров в пяти от ее головы пуля легла.

– Предупреждали…

– То-то и оно. Но у нее, повторяю, – цель: похоронить мужа в России, в Москве. По нашим сведениям она – очень сильная и мужественная тетка, несмотря на ее семьдесят шесть.

– Не настолько же… – протянул Пастух с сомнением.

Он-то знал точно, что когда стреляют, надо не высовываться по-глупому. Тем более если нечем отстреливаться. Не нравилась ему эта история. Все как-то странно выглядело. Очень «романисто» от слова «роман». Чтоб прочитать и заплакать от восхищения судьбой этой неведомой пока женщины.

– Она абсолютно не верит в версию покушения. Ну – никак! Она считает, что все это – дешевые пугалки, что почему-то именно таким способом ее пытаются убедить не ехать в Россию, она даже с ректором университета, с другом ее старым на сей счет полаялась…

– А почему поезд? Почти неделя в вагоне. Прям тюрьма…

– Это не каприз, Пастух. Она не может летать, сильно плохо ей там делается. Синдром замкнутого пространства.

– Не повезло тетеньке, – сказал Пастух. – Ладно, перетерпим. Билеты у кого?

– У моей секретарши. В пакете. Деньги – как обычно, у моего помощника, ты знаешь. Возьми побольше: мало ли что… Да, еще. Оружие тебе понадобится?

– Как я его в самолет пронесу?

– И не неси. Тебя с рейса заберут тамошние ребята, отвезут в отель. Что нужно, у них и возьмешь. Они не в курсе дела, просто ребята из разведки, знают, что тебе надо чуть-чуть помочь в гуманной и абсолютно безопасной миссии. Они же и встретят тетеньку, привезут в порт.

– А вот этого не надо, – не согласился Пастух. – Я сам ее встречу в порту. А они пусть подстрахуют. Но чтоб не светились. Я ее по фотке узнаю.

– И по росту, – засмеялся Наставник. – Метр с полтиной буквально. У нее ж и фамилия от приемных родителей – Кляйн. Марина Кляйн. Маленькая, значит… Короче, иди вон отсюда и не возвращайся без Маленькой…

Вот и поговорили. А в сухом остатке есть объект, которого следует сопроводить, обиходить, окормить, оберечь и по финалу сдать кому-то с рук на руки. Финита. Теоретически объект могут в дороге перевербовать, похитить, даже стереть. Очень теоретически. Приказ краток и невнятен по сути: бди, Пастух денно и нощно. То есть неусыпно заботься об объекте, следи за ним, бодрствуй все шесть с лихом суток ходу с одного края Страны и почти до другого. Всего-то и делов, как говорится…




Глава первая


Лететь во Владик предстояло долго – восемь с половиной часов, а то и больше, уж какой рейс выпадет.



Читать бесплатно другие книги:

Теннис – один из самых популярных видов спорта в мире. Но за кажущейся простотой стоит весьма сложная техника и годы тре...
Владислава никогда не была за границей и теперь мечтала поехать на Рождество в Хельсинки. Но девушку манила не столько Ф...
Первая мировая война. Канун Брусиловского прорыва. На передовой русские перехватывают голубя со шпионским сообщением. Но...
Из-за воспоминаний Надежды Мандельштам общество раскололось на два враждебных лагеря: одни защищают право жены великого ...
Династии Романовых уже 400 лет… Ее роль в истории России приобрела глянцевый блеск. В этой абсолютно честной, но очень с...
Уже само название этой книги выглядит как путешествие в заманчивое далеко: вот сад, подернутый рассветной дымкой, вот юн...