Другая история Средневековья. От древности до Возрождения - Калюжный Дмитрий

Другая история Средневековья. От древности до Возрождения
Дмитрий Витальевич Калюжный

Сергей Иванович Валянский


Поразительные факты и неожиданные выводы: «простые схемы» традиционной истории рассыпаются, открывая новое, неведомое прошлое человечества. Авторы, используя огромный объем фактического материала, предлагают новые версии истории Средневековья, будоража мысль читателя, и сердце замирает в ожидании новых прозрений. Книга продолжает проект «Хронотрон», вызвавший повышенный интерес у читателей.





Д. В. Калюжный, С. И. Валянский

Другая история Средневековья. От древности до Возрождения





Предисловие


Первые главы этой книги написаны давно. К моменту нашей встречи один из нас уже 25 лет занимался исследованиями в области хронологии, накапливал и анализировал факты; другой тренировался в журналистике. Объединив информационную основательность одного с борзописностью другого, мы в 1994 году написали первую нашу книгу об истории Европы.

Но ее никто не хотел печатать. Издательства научные – потому, что книга «антинаучная». Издательства художественные – потому, что научная. К тем, кто специализировался на книгах паранормальной и скандальной тематики, мы сами не шли. Только в 1996 году, благодаря поддержке, которую нам оказал поэт Роман Сеф (за что наша ему неизбывная благодарность), книга вышла в свет. Крупное издательство отпечатало ее мелким тиражом под названием, придуманным не нами, и с рисунком на обложке, которого мы до появления тиража не видели, а потому и не одобряли.

И все же книга наделала шума. Набеги корреспондентов, телесъемки, письма из разных городов России и из-за границы вдохновили нас на продолжение, и в 1998 году вышли уже четыре книги. Материала было так много, что приходилось ограничивать себя, довольствуясь иногда пунктирным изложением темы… зато опечаток оказалось столько, что хватило бы на еще одну книгу. Мы не стали отчаиваться и продолжили работу.

Одновременно с нами «глубь времен» измеряют многие энтузиасты в России, Германии, США. Все мы, стараниями «традиционных историков», предстаем перед публикой в лучшем случае как дилетанты в поисках дешевой популярности (а в худшем – как тихие сумасшедшие). Работы большинства наших коллег замалчиваются, с ними «борются». Впрочем, большинство из нетрадиционных историков тоже считают себя «борцами» с окостеневшей официальной наукой.

Но теперь книга А. К. Гуца «Многовариантная история России» расставила точки над i: стало ясно, что «единственно верного» прошлого у человечества уже не будет никогда. История принципиально многовариантна, причем официально принятая ныне версия – тоже всего лишь один из вариантов. Поэтому нет нужды устраивать драку между нами всеми.

Книга, которую вы держите в руках, – результат сведения в один том двух наших книг: «О графе Гомере, крестоносце Батые и знаке зверя» и «Путь на Восток, или без вести пропавшие во времени», с серьезной их редактурой, с добавлением новых материалов, появившихся прежде всего в результате исследований А. М. Жабинского. Надеемся, наша работа понравится вам. Благодарим за внимание.



Сергей ВАЛЯНСКИЙ, Дмитрий КАЛЮЖНЫЙ




СОЗДАНИЕ ТРАДИЦИИ


Человечество едино. История человеческой цивилизации цельна, последовательна и непрерывна.

    Истина




Введение


Основы традиционной хронологии заложены были в ХVI – начале XVII века стараниями, в основном, двух ученых: Жозефа Скалигера (1540–1609) и Дионисия Петавиуса (1583–1652). Чтобы хронология стала научной в современном понимании этого слова, им следовало бы, рассматривая имевшиеся в их распоряжении исторические документы, ответить на три вопроса, применительно к каждому из них: КОГДА это происходило? ГДЕ это происходило? и, наконец, С КЕМ это происходило? – предварительно решив, а происходило ли описываемое вообще.

Однако, судя по результатам, документов у них было немного, да и задачу они себе ставили другую: они «увязывали» свои времена с библейской хронологией, которая к тому времени уже была рассчитана. По еврейскому календарю «Начало мира» произошло 7 октября 3761 года до н. э. Но есть и другие даты»: Александрийская, считающая сотворение мира с 25 марта 5492 года до н. э.; Византийская (она использовалась и в России) с 1 марта 5508; также – 5872 (70 толковников); 5515 (Феофил); 4700 (Самарийская); 3941 до н. э. (Иероним). Выбрав какую-нибудь из них и зная сроки жизни патриархов, можно было рассчитать хронологию Ветхого Завета. Это простая математическая задача, в общем-то не имеющая отношения к реальной истории. Но что происходило в разных странах в это время? Как протекала история от ветхозаветных событий до рождения Иисуса? Что было от времен Иисуса до XVI века?

Ко временам Скалигера накопилась уже изрядная историческая литература. Датировок событий практически не было. Из книг писателей XVI века (например, Джорджо Вазари) видно, что «старыми» греками они назвали византийцев второй половины XV века, а «древними» – первой половины того же века. Старых и древних, в таком случае, разделил 1454 год, когда власть в Византии перешла от греков к туркам.

В исторических представлениях то главенствовала, то уходила в тень «простая теория» четырех царств, простота которой заключалась в том, что все сложности и неясности «исторических сочинений» выводились за рамки периодизации по этим царствам: Вавилонскому, Персидскому, Македонскому и Римскому. Современник Скалигера Жан Боден в 1566 году выпустил сочинение под красноречивым названием «Метод легкого познания истории», в котором так высказался о периодизации истории:

«Долгое время господствовала ошибочная идея о четырех монархиях, получившая известность через авторитеты великих людей, которые ищут причины ее появления в столь давних временах, что теперь ее развенчание представляет трудности. Эта теория одержала верх над бесчисленными толкованиями Библии, она распространена среди современных мыслителей (М. Лютер, Меланхтон, Слейдан, Лукидий, Функ, Панвинио), хорошо знающих и понимающих древнюю историю и Святое Писание. Временами, пренебрегая авторитетами, я обращался к мысли, которую вряд ли стоило принимать на веру. Я задумался над пророчествами Даниила,[1 - Книга пророка Даниила, 2:37–45.] его мнение по этому вопросу недостаточно доказательно, поэтому и пророчества не внушают доверия. Невразумительные и неясные слова Даниила, если их растолковать, могут принимать разумный смысл, а я предпочитаю толковать пророчества однозначно, следуя судебной формуле: «Вопрос неясен». Я полностью одобряю ответ Кальвина, сколь изысканный, столь и умный, на вопрос об Апокалипсисе; когда его попросили высказать свое мнение, то он достойно ответил, что находится в полном замешательстве относительно смысла этого мрачного писания, добавив, что с его содержанием не соглашаются многие мудрецы. Похоже, и я тоже не вижу, каким образом жизнь нашего общества можно сопоставлять с миром диких зверей и как это связано с мыслью, высказанной и обсуждаемой Даниилом, которая сводилась к тому, что монархии, ныне процветающие, собирали силы для этого в течение длительного времени.

В начале наших размышлений попытаемся определить: что же мы называем монархией? Монархия – это определенная территория, населенная народом одного происхождения. Именно по этому признаку мы можем определить, вправе ли мы считать некое государство монархией. Но если бы даже наш спор завязался вокруг этого неполного определения, то проповедь Даниила достаточно точного толкования не дает. В проповеди говорится, что появлению монархий предшествовало явление четырех зверей и духов, а число это соответствует количеству империй: Ассирийская, Персидская, Греческая и Римская. После падения Римская империя при известных обстоятельствах «перелилась» в Германскую империю. И так объясняют существование Германской империи. Я осуждаю эту теорию, разоблачая ее, я забочусь о славе своего имени, своей истории, о полном разоблачении толкований Даниила».

Но мнение Жана Бодена не было учтено при дальнейшем развитии «традиционной истории». Основываясь на теории четырех царств (а не твердых знаний о прошлом), используя выдвинутую Никколо Макиавелли (1469–1527) идею цикличности истории, рассчитал свою хронологию Скалигер. Хронологам требовалось заполнить «пустыню времен», что и было сделано. Вся научность работы, похоже, свелась к математическим расчетам (в основном оккультного свойства) и привязке высчитанных для исторических событий дат к датам солнечных затмений, которые тоже рассчитывали сами хронологи, причем очень хорошо.

Так четыреста лет назад, то есть не очень давно, появилось понятие «единой шкалы времени», позволившее «выстроить» единую линию истории. Из всех бытовавших тогда вариантов «научно изученного прошлого» победил один – он был освящен авторитетом церкви. Сделанный затем Дионисием Петавиусом пересчет всех дат на новую эру от Рождества Христова дал истории единую хронологию, ставшую теперь традиционной и официальной. Костяк хронологии был создан, и в дальнейшем он только укреплялся, подвергаясь незначительным изменениям.

Эту составленную по «простым схемам» хронологическую теорию Скалигера и Петавиуса с конца XVII века популяризировал в среде европейских интеллектуалов Х. Келлер. И лишь затем появились в распоряжении ученых папирусы Помпей, еще позже – папирусы Египта и месопотамские глиняные таблички. Их «встроили» в уже создавшуюся хронологию, вместо того чтобы использовать для ее построения! В XVIII веке появление работ Геттерера в Германии, Гиббона в Англии и Жака Кассини во Франции окончательно утвердило в исторической науке периодизацию истории, разделив ее на древность, Средневековье и Новое время.

А общая теория и история хронологии была разработана лишь в начале XIX века немецким ученым Иделером в книге «Handbuch der mathematischen und technischen Chronologie» (1826). Поэтому только с XIX века античность начинает повсеместно восприниматься, как далекое дохристианское прошлое. «Вот когда идеи Скалигера дошли до широких масс!» – пишет А. М. Жабинский.




Сложности метода


Каждая наука, получая новые факты и методы исследований, развивается и изменяется, причем иногда самым радикальным образом. Примеров не счесть. За последние столетия изменили свой «облик» математика и химия, физика и астрономия, развивались ботаника, зоология, медицина. Постоянно дополняется и изменяется география – как в результате географических открытий, так и из-за уточнения глубин морей, высот гор, рельефа берегов и происходящих подвижек земной коры. Да и потому еще, что люди зачастую меняют названия географических объектов.

Может ли измениться история? Казалось бы, это совершенно невозможно, ведь что было, то было; могут меняться оценки происшедшего, но сами-то события?…

Действительно, с развитием книгопечатания и широким распространением информации скрывать, путать, фальсифицировать события стало почти невозможно. Однако задумаемся: а откуда мы знаем, что и когда происходило ДО широкого развития книгопечатания?

От тех временен до нас дошло огромное количество разрозненных рукописных хроник, написанных авторами разных политических пристрастий. Созданы эти хроники (или переписаны, или переведены на другие языки) часто спустя много лет после событий, часто не самими участниками, а с их слов.

Всегда ли можно верить очевидцам? Каждое свидетельское описание есть результат трех психологических процессов: восприятия, включающего осмысление факта, запоминания этого факта и воспроизведения. Удивительно, что хорошо знакомые юристам и применяемые на допросах свидетелей правила совершенно не известны историкам, работающим с летописями – теми же свидетельскими показаниями.

Известный русский юрист А. Ф. Кони писал: «Свидетельское показание, данное даже в условиях, направленных к обеспечению его достоверности, нередко оказывается недостоверным. Самое достоверное показание, данное с искренним желанием рассказать одну правду – и при том всю правду, – основывается на условии памяти, передающей то, на что, в свое время, свидетель обратил внимание. Но внимание есть орудие для воспроизведения весьма несовершенное, память же с течением времени искажает…» и так далее. Криминалисты даже поговорку сложили: «Врет, как очевидец».

Очевидцы событий древности не были более внимательны, чем люди нашей эпохи.

Но даже если очевидец точно описал событие и поставил дату, ученый-хронолог, как ни удивительно, все же может стать в тупик: когда же произошло описанное? Дело в том, что единой шкалы времени в давние века не существовало. Даже и сейчас человечество в разных местах ведет отсчет лет где-то от Сотворения мира, где-то от Рождества Христова, от эры Хиджры или по 60-летнему цикличному календарю. А если древний летописец пишет: «Было это на пятую зиму после великого мора»?…

Все мы прекрасно помним, как на уроках истории в школе нас заставляли заучивать даты событий, приводимые в некоей единой системе, центром которой было НАЧАЛО НАШЕЙ ЭРЫ, и о том, что было ранее, говорили: «Это произошло в таком-то году ДО НАШЕЙ ЭРЫ». Счет в этом случае увеличивался при движении в глубь веков. А если пишется 1999 год н. э., то это означает – НАШЕЙ ЭРЫ.

В нашей книге мы будем придерживаться именно этой системы счета лет, чтобы читатель мог воспользоваться своими знаниями классической истории. Отметим для порядка, что единообразие в хронологии было введено только в XVIII веке.

Однако не только датировка событий, но и географические названия, встречающиеся в летописях, могли быть неправильно поняты хронологом-исследователем.

Одни и те же города, реки и горы упоминались в летописях прошлого под разными названиями. Почему? Потому что названия были осмыслены (то есть имели конкретный смысл) на том языке, на котором давались. Например, все знают Новгород, но то же самое – Новый город – означает и африканский Карфаген, и испанская Картахена, и итальянский Неаполь, и Одесса на Украине. Древний хронист, переводя все, переведет и название города. Так один и тот же «Новгород» может оказаться в трех разных летописях и «породить» три истории в различных местах.

То же происходило и с Иерусалимом – «Городом мирной жизни», «Мировым городом» или «Городом, владеющим миром». И носил это имя не только современный Иерусалим, но также и Константинополь, и итальянские города, сначала Помпеи, а потом Рим.



Читать бесплатно другие книги:

Человек, который осмелится поклясться Рунным Посохом, тем самым неминуемо изменит свою собственную судьбу, равно как и с...
Здесь есть всё: и крутой полковник, загубивший проект «Замок»; и сам металлический замок, где люди под присмотром и по п...
Лидия пошла на эти похороны от скуки. Но не всегда выбираешь что-нибудь веселое. После этого она решила выпить и зашла в...