Ответный уход - Вольнов Сергей

Конечно, основная масса деловых операций филиалов КОП – стандартные охранные контракты, приватный сыск и прочие «детективные страсти-мордасти», но элитные служащие Корпорации занимаются, по-сути, тем же, что и личный состав «ЗероАй».] коммерческий конкурент МКБ, осуществлял управление Сетью несколько иными методами.

Для сильных мира сего уже давно не секрет, что истинную свободу может обеспечить только обладание властью; могущество же власти – базируется на овладении информацией.

Чем больше информации скопит индивидуум, группа или государство – тем больше у него-неё-него шансов научиться собранную информацию анализировать и употреблять по назначению. Дабы успеть опередить других в эволюционной гонке.

Среднестатистическая личность в течение жизни копит вначале базовые познания об окружающей среде, затем школьные предметы усваивает, иногда университетские науки «превозмогает», параллельно – познаёт всё глубже среду обитания… По-настоящему одарённые индивиды стараются приобретать СПЕЦИАЛЬНЫЕ знания – творческие, профессиональные… Кто стремится властвовать, копит вначале КОМПРОМАТ, затем учится его использовать, затем… короче говоря, чем больше знаний скопится, тем меньше вероятность, что в нужный момент жизненно необходимый килобайт окажется под рукой, в распоряжении. Власть группы индивидов подчиняется тому же закону – ведь в любой стае всегда имеется вожак, тайный либо явный…

Полное название этой группировки на самом деле читалось как КОПИ. Корпорация Оперативного Поиска Информации. Последнее слово не афишировалось. Занимаясь для прикрытия всяческими коммерческими розысками и охранами, на самом деле КОПИ добывала самый драгоценный в мирах товар – ИНФОРМАЦИЮ. Для того, чтобы успевать нажимать тайные рычаги власти. Пусть МКБ подставляется для пощёчин и аплодисментов. Реально править будет не эта группировка… Всё больше и больше сил набирает КОП. Всё больше и больше функционеров внедряет к иксатым. Купить эмкабэшников почти невозможно – «ЗероАй» БДИТ. Эффективнее – самим становиться эмкабэшниками. Чтобы в решающий момент прибрать всю полноту власти в свои руки.

Это момент может наступить очень скоро. Если исчезнет точка отсчёта – Сеть может разорваться, рассыпаться. И тот, кто успеет сотворить новый ЦЕНТР, воцарится безраздельно.

Умный – готовится загодя. Лучше всего – когда не только гром не гремит ещё, но и молния не сверкнула…

Безымянные, незамечаемые «копы» неотступно вели ЭТИХ ДВОИХ с самого начала, накапливая информацию с момента объединения зема и земляшки в спарку. Агенты передавали напарников по цепочке, часто наблюдение велось перекрёстно не одним глазом, а несколькими. Когда напарники разделились и дальнейший путь проходили поодиночке, в зема глаз даже удалось внедрить непосредственно – что было величайшим достижением; в полукровку внедриться не удалось бы при всём желании, но «копы» сделали всё, чтобы подсматривать за нею неотрывно. Им это удалось.

Один из агентов, по генезису весьма далёкий не только от гуманоидного, но и от условно-материального, всё так же незримо ШЁЛ РЯДОМ. Повсюду. И в Каргаде, само собой, не отстал. Информация о технологии, с помощью которой ОБЪЕКТ воздействовала на реальность, продолжала накапливаться. Эти ноу-хау ОЧЕНЬ пригодятся Корпорации ОПИ, когда эрсеры дружно уйдут, даже не помахав на прощание ручкой. Но это уже начнётся совсем другая история, другие проблемы и другая Сеть.

К эрсерам они уже никоим образом относиться не будут.

… – Пора, мой друг, пора, покоя сердце просит, и каждый час уносит частичку бытия… – пробормотала бритоголовая Подруга. Стена, разделившая миры, эрсеровский и человеческий, возвышалась на той стороне площади. Притихший бронекар стоял с этой. – Здесь мы расстанемся, мать. Тебе туда нельзя.

– Тебе разве можно?

– И мне нельзя. Но очень нужно.

– Почему? Неужели больше некуда?

– Потому что там находится середина.

– Какая такая середина?

– Точка, о которой можно сказать: куда бы вы ни пришли к ней, надо ведь ещё возвращаться обратно.

– Ну ты загнула!

– Нет. Я-то как раз прямолинейная, как прокол внемера… О! Сделай погромче, на волне станции Возрождения песня твоего Наставника…

Но странный стук зовет: «В дорогу!»
Может, сердца, а может, стук в дверь.
И, когда я обернусь на пороге,
Я скажу одно лишь слово: «Верь!»

– Подруга, не могу поверить, до сих пор не могу… Я слышу песни КИНО в открытом эфире! С этим дерьмовым миром случилось что-то невероятное…

– Наверное, дерьма в нём поменьше становится. Кстати, у твоего Виктора Цоя очень подходящие песни, чтобы вдохновиться. Под них чистить мир бодрей как-то. Мне кажется, одному моему… другу они бы пришлись по душе. Вот бы ему их послушать. Самое то, чтобы воодушевиться. Да, точно! Надо, чтобы он их обязательно услышал…

Да, Соня поделилась с Ириной сокровенным, сообщив своё вероисповедание.

Она открыла для Подруги наследие святого Виктора Цоя.

Был он великий древнеземной певец, поэт и композитор. Писал и пел на древнем русском, жил в самом начале – «офигеть можно!» – первого века космической эры. На планете Солнце III, естественно, жил. «С ума сойти!!!» Но куда как похлеще того, что с той поры прошла уйма миллениумов, Соне «рвало крышу» при попытках осмыслить сам факт, что когда-то земляне преспокойно жили-поживали в мире ЗЕМЛЯ, существуя в РОДНОЙ, наиболее естественной для НАШИХ среде обитания… И чего им дома не хватало-то, спрашивается?

Нежились бы себе под ласковыми лучами родимого Солнышка… Какое-такое счастьечко отправились они искать среди других звёзд?! Любопытно, торили бы предки дороги в другие миры и контачили бы с Чужими, если бы подозревали, чем и как придётся расплачиваться их потомкам за «роскошь человеческого общения» с «братьями по разуму»?..

Но какую бы безоглядную непредусмотрительность ни проявили древние земляне при освоении космоса, всё же именно они достаточно основательно «заплевали» вечность нетленками, и тем самым оставили своим межзвёздным потомкам-эрсерам единственное средство сохранить себя. Хотя конкретные создатели средства и не догадывались, что заветное желание каждой творческой личности «плюнуть в вечность», сотворив нечто шедевральное, «на века», чтоб потомки поколение за поколением ценили и помнили – воплотится в реальное, поколение за поколением эффективно действующее лекарство против самоубийственного склероза.

Нет ничего лучшего для сохранения бодрости тела, чем каждодневная зарядка. Эта нехитрая физкультурная аксиома – по свидетельству прошедших веков, беспощадных к землянам и их потомкам, рождённым уже во Вселенной, с лика которой Землю стёрли, – справедлива не только для мышц и мускулов, но и для нейронов. Ничего действеннее для сохранения бодрости разума и духа, чем постоянная тренировка памяти, НЕТ. Такое вот блестящее доказательство сложной культурной теоремы.

Годы сливались в столетия, века складывались в тысячелетия, и мало-помалу обоюдоострое лезвие ненависти иных рас притуплялось; Иные память специально не тренировали, потому постепенно «запамятовывали», КАК оно было. Но в Сети до сих пор имелись и такие миры, где эрсерам в законодательном порядке всё так же запрещалось вспоминать, КТО были их предки. Одной из таких последовательно беспощадных систем оставалось социальное устройство Прекрасной Елены.

Потому подпольные, нелегальные сейшены, просмотры и собрания являлись для преленианских потомков землян практически единственным способом публичного обмена культурным наследием предков. Полнейший запрет цитирования в сочетании с запретом владения сетевыми терминалами, способными выходить за пределы планетарной компьютерной локалки – привёл к тому, что местные эрсеры выработали целую систему тайного обмена сокровищами культуры своей расы, некогда величайшей из великих, а ныне презреннейшей из презренных.

Проводились литературные чтения, вернисажи слайдов живописи и скульптуры, кинопросмотры, музыкальные концерты… Бесценные записи шедевров, хранение которых карается высшей мерой наказания, скрывались от власть предержащих так тщательно, как никогда и нигде не прятались ценности материальные.

Ответная реакция была закономерной. Власти яростно охотились за духовной сокровищницей эрсеров. Наследие уничтожалось, выкорчёвывалось, стиралось с лика Вселенной. Вместе с живыми его носителями. И всё же, несмотря на все усилия Иных, выжившие эрсеры умудрялись сохранять память.

Ведь выживают умнейшие. У глупых, то есть медленно думающих, «земов» и «земляшек» на третьей планете Новосибирской системы шансов выжить имеется очень немного.

В имперском позавчера Прекрасная Елена была колонизирована и по большей части заселена людьми, национальные особенности которых признавались едва ли не самыми замысловатыми и загадочными среди народов белой субрасы землян. Восточными славянами. В постимперском вчера этот мир накрыло цунами мстительного геноцида, прокатившееся по населённым планетам галактик-округов Метрополии. В сетевом сегодня – здесь мир, общество которого устроено незатейливо буквально.

В пределах преленианской юрисдикции у буквы закона конкуренции – никаких противоречий с его духом. В прямом смысле: хочешь жить, поспевай прежде прочих. Крутись быстрее, опережай! Работы, а значит статусных чипов ПолезныхПрислужников, на всех не хватает; нерасторопных дураков, которым хоть как-то везёт, Хозяева-Работодатели берут разве что временными подсобниками, уборщиками и разнорабочими, с урезанной нормой калорий и рабским статусом МалополезныхПрихлебателей.

Тех, кому не хватило и не повезло, БесполезныхПаразитов без чипов статуса или удостоверений личности приезжих, граждан других миров Сети – жрут. В буквальном смысле слова съедают. Достигших возраста совершеннолетия безработных людей эрсеровского биовида гребут облавы спецотрядов и заметают проверки уличных патрулей. Выловленных лузеров откармливают в питомниках, забивают, разделывают, расфасовывают, затем распределяют. Чтобы деликатес употребить могли члены преленианского общества, обладающие полными гражданскими правами. Люди других биовидов, что «предержат» власть в этом мире.

ИНЫЕ.

Ведь в провинциях и городских округах Прекрасной Елены власть предержащие уж которое столетие кряду – кто угодно, только не эрсеры.

Далеко не все четыре тысячи разновидностей Иных, обитающих в Сети Миров, но достаточно представителей и нескольких десятков рас, чтобы Наши на своей шкуре прочувствовали основное отличие своих от чужих.

Чужие – это те, кто ЕСТ наших.

Одним матерным словом – ТЯШКИ.

Когда Ирина, поцеловав Соню, вылезла из броневика, взмахнула прощально рукой и решительно зашагала через площадь к стене, волна Возрождения, на которую преленианке помогла настроиться она, очень своевременно принесла созвучную мгновению песню. Как прощальный привет, звучал в кабине хрипловатый, низкий женский голос:

Я искала тебя,
Не смотрела назад…
Голос мой как вода,
Льётся по проводам,
И в тебя затекает.
Ты ответил, когда
Я смогу, как всегда…
Дотянуться до Солнца,
Дотянуться до Неба,
Мы уйдём, где ты не был,
И уже не вернёмся…
Дотянуться до Солнца!
Дотянуться до Неба!!

Соня Арбузова решительно потянулась к пульту управления. Трофейный «аммон» развернулся и покатил обратно в эрсеровские кварталы. Предстояло немерено работы по очистке мира, и она не собиралась отлынивать. Недаром тяшки приговорили эту «земляшку» к съедению.

ТАКАЯ в стороне не останется.

…Она беспрепятственно прошла через один из КПП в Старый Каргад, населённый Иными. Менять свой внешний облик она не могла, но воздействовать на восприятие себя, корректируя его – сколько угодно.

Пограничная стена возвышалась за спиной. Впереди расстилался древний город. Очень древний. Такое впечатление, что законсервированный. Узкие улочки, с виду – никаких достижений современной цивилизации. Город-раритет времён Империи, с тех пор почти не изменившийся… будто кто-то заколдовал его и оградил от кардинальных перемен. Чтобы осколок старины не исчез.

Странное дело, Иные относились к здешнему архитектурному наследию землян очень бережно. Этот район словно ангелы-хранители оберегали, внушая: НЕ ТРОЖЬ!

Она углубилась в древний город на несколько кварталов, отсюда стена уже не была видна.

Иные спокойно спали. Ещё длилась последняя ночь, в которую они могли спать спокойно.

В пустынных улочках не было слышно стука её подошв. Хотя вымощены они были булыжником, но обильный снег скрадывал шаги. Совершенно бесшумно, как призрак, она вышла на пересечение нескольких улиц, образовавшее не перекрёсток, а многоугольник. И здесь, в точке скрещения путей, остановилась перед одним из старинных архитектурных шедевров, резко контрастирующим с прочими строениями, угловатыми, готически-стрельчатыми. Классического византийского стиля храм с пятью круглыми куполами.



Читать бесплатно другие книги:

«– Пуаро, – как-то раз объявил я, – думается, перемена обстановки пошла бы вам на пользу....
«– Бог ты мой, кражи облигаций в наше время стали прямо-таки стихийным бедствием! – заявил я как-то утром, отложив в сто...
«До сих пор все загадочные случаи, которые расследовал Пуаро и в которых вместе с моим другом участвовал и я, как правил...
«Мне пришлось уехать на несколько дней из города. А когда я вернулся, то, к своему удивлению, обнаружил Пуаро поспешно с...
«Я стоял у окна в кабинете Пуаро и лениво поглядывал вниз, на улицу....
Рассказ из сборника «Ранние дела Пуаро»....