Ответный уход - Вольнов Сергей

Потому сделала так, чтобы ты меня принял за ЗЕМА.

– Чего-о?! Ты кто… что такое?!

– Джо, червяк больше не нужен. Отправь его сравнивать земной ад с небесным.

ЧУТЬ СЛЫШНОЕ «пшшш» БЛАСТЕРНОГО ЛУЧА.

КОРОТКИЙ, оборванный ВСХЛИП.

– Уфф, заткнул пасть! Почти всю ночь размазывал манную кашу по тарелке, понимаешь…

– Я знала, что это доставит тебе наслаждение… Пошли уж, зем, родства не помнящий. Утренняя звезда смерти нам светит, в дальний путь манит. Пора раскочегаривать нашу посудину. Я же ЕМУ обещала, что мы ЕЩЁ ВСТРЕТИМСЯ. Я генерал-эмиссар Легиона «ЗероАй» и, в отличие от этого навозного червя, словами не разбрасываюсь.[2 - АВТОР НАПОМИНАЕТ (необходимое пояснение, которое уже давалось в первой и второй книгах):]




Радиоактивные


ВРЕМЯ и ТОЧКА

[начало декабря, последнего месяца 12000-го цикла к.э.; по местному календарю начинается зимний сезон; город-долгожитель Каргад, мир Прекрасная Елена (координаты точки выхода из внемера – еще неизменны:

000000000000000000000358 —

0000000000000000000000071 —

0000000000000002/0000000000000001/ 00000000000005)]



Самый густой туман не сравнится со снегом, который ВАЛИТ.

Улицы ночного Каргада, застигнутые первым в этом цикле снегопадом, воистину превратились в лучшее место во Вселенной, чтобы спрятаться.

Видимость – практически ноль.

И следы заметает моментально.

Заносит даже две широкие колеи гусениц милицейского броневика. Он катился, до асфальта пропахивая тридцатисантиметровую снежную целину, укрывшую мостовые и тротуары за какой-то час, но минуту спустя борозды уже почти исчезали. Через две минуты следов и вовсе не останется, поэтому надо стараться успеть уложиться в минутный интервал отрыва.

Естественно, стоит снегопаду прекратиться, – именно это покрывало станет предательски сохранять все до единого отпечатки следов и обернётся (как всё в реальности, которая суть точка разрыва между Добром и Злом) полной противоположностью. Но так будет потом. Не раньше чем когда рассветёт. А то и к середине дня. Метель разыгралась не на шутку, будто снег накапливался весь ноябрь и с наступлением полуночи, в первые декабрьские минуты, небесные хляби мстительно разверзлись…

Длится первая зимняя ночь. И ночные улицы большого города, почти по колено (а что будет ещё через час?!) заваленные кристаллизовавшейся в небе водой – лучше всего на свете скрывают тех, кто хочет пробраться скрытно.

«Хотя всё это уже лишнее, – подумала Чирчар-мугу, удерживая широкую корму в пределах прямой досягаемости сенсоров спецмодели смотрящего, что пробирался сквозь метель след в след за угнанным «аммоном», – средство, избранное ею для перемещения, позволяет преспокойно следовать даже по центральной городской площади в полдень. Внаглую».

Это ТОЧНО. Такой отчаянной наглости от вторженки никто не ожидал. Даже этот патологически самоуверенный зем-хакер с сетевой кличкой «boxa», который наконец-то попался в поле наблюдения. Расслабился, увлечённый погоней за двумя соплеменницами, растерялся, оказавшись свидетелем неслыханного захвата – теперь расплачивается по полной программе.

Но она даже не пыталась представлять, ЧТО думает о себе, в частности, и о Вселенной, в целом, матёрый враг, засечённый в сети и арестованный реально, который прямо сейчас в брюхе патрульного флайера летит совсем в другую сторону. Вот ещё, тратить мыслительные мощности на этого ничтожного персонажа. Да, он портил показатели контроля не один цикл, и его захват существенно подымет дух доблестной милиции, но дерзкий партизан ПолАрчибальд уже не представляет никакой опасности и интересен скорее как коллекционный гурманский экземпляр для заготовителей Службы Провизионного Обеспечения.

А вот представить, в какую сторону зашагает дальше эта крайне опасная псевдотуристка ИринаКолаенко, необходимо. Экстраполировать немедленно и как можно точнее.

И заодно надо бы сообразить, зачем она таскает с собой эту никчемную каргадскую девку СофиюАрбузову.

Критическое напряжение мысли, на пике мощности, как бы не сгореть на работе. Хорошо хоть, не в неё загрузили поиск источника, из которого вещает этот новоявленный «голос свободы». Коллеги-анализаторы Такадар Жэу и Лом'машакс усиленно шевелят экстраполяторами, руководя перемещениями оперативных групп, но пока что безрезультатно. А ведь к утру нужно заткнуть станцию во что бы то ни стало. Упаси нас боги от гнева начальства и от открытых уличных волнений, если миллионы проснувшихся земов получат драгоценный для них подарочек – возможность подключаться к каналу, что свободно гонит в эфир образчики запретного «духовного наследия». Источник смертельной заразы необходимо изолировать до того, чем «радиация» накроет широкие массы эрсеровского населения и вызовет вспышку преступной «радиоактивности»…

Выйдя из сумрака в свет, прилётная земляшка (и пускают же в мир кого ни попадя! давно пора запретить туризм!) затопала прямёхонько к бронекару патрульно-постовой службы, не обращая внимания на развернувшиеся к ней локаторы. И успела приблизиться к крутобокой тушке «аммона» практически вплотную. Сама мысль, что гонимые отважатся совершить прямое нападение на гонителей, в принципе не могла появиться в маломощных головах пэпээсников, по определению – исполнителей приказов. Не то подразделение структуры, чтобы думать самостоятельно. Даже их офицерам это не вменяется в служебные обязанности.

Оперативная следовательница в чине уполномоченного высшего ранга не собиралась, конечно, тратить мозговые мощности на представление, что могли бы подумать о себе, в частности, и о городских силах охраны порядка, в целом, два никомедца, шиарейка, зета-джонианка и нроллан, бывшие члены экипажа угнанного патрульного броневика. Пять мёртвых организмов были первыми негативными последствиями, который породил «аммон», оказавшийся «по другую сторону баррикады». Пробиться в сетевой терминал бронекара, чтобы переподчинить его обратно, никак не получалось, и у пичсфашианки Чирчар-мугу крепло мрачное подозрение, что не получится.

Оставалось фиксировать траекторию движения извне, до поры до времени довольствоваться незавидной участью наблюдательницы. Конечно, недоступный в виртуале броневик можно реально превратить в комок расплавленного металла одним лучевым ударом, пустив в него импульс из бортового орудия флайера, но тогда не раскроются каргадские контакты ИриныКолаенко.

Следовательно, останется тайной цель её появления. А выяснить цель эту – основная задача. Стоит лишь сопоставить факт явления с информацией о событиях, которые с самого начала этого года происходят в Сети Миров, – и становится по-настоящему СТРАШНО.

Даже тянет отправить паническое сообщение на соседнюю планету, в штаб местного, новосибирского форпоста «чёрных шлемов», Звёздного Патруля МКБ. Это так соблазнительно – переложить ответственность за дальнейшие последствия на иксатых легионеров…

Статистика бесстрастно свидетельствует: соотношение эрсеровской и НЕэрсеровской долей населения определяется в пропорции воемьдесят процентов к двадцати. На каждого нормального человека приходится ЧЕТЫРЕ злобных нелюдя. В мире Прекрасная Елена обитает вчетверо больше психов, придурков, ненормальных, извращенцев, выродков, чудовищ, гадов, уродов, тварей смертельно опасных.

Одним матерным словом – ЗЕМОВ.

…Подруга повернула к Соне скуластое лицо и уставилась на неё. В зыбком свете пультовых индикаторов раскосые глаза мерцали загадочно, таинственно. Ментовоз двигался мягко, горизонтальное перемещение практически не ощущалось, и это ещё больше усиливало ощущение полнейшей нереальности происходящего. Она, Соня Арбузова, сидит на месте второго водителя «аммона», а не в кормовом «обезьяннике» для захваченных земов, и катит прямёхонько на север, в центр города! Попробуй кому расскажи, дурой брехливой обзовут. А про четырёх дохлых ментов и слушать никто не станет. «Поделом гадам ненашим! Пусть знают, каково это, порцией мяса для отбивной себя чувствовать!»…

– Ты не спишь, мать. И не бредишь. Мы в реале лезем в логово тяшек. Лучшего средства передвижения, чем не привлекающая лишнего милицейского внимания бронемашина милиции, придумать трудно. Разве патрульный флайер угнать… но мне пока что рановато подыматься в небо.

– К… ак же, не сп… лю, – пересохшими от волнения губами с трудом выдавила Соня. – Такое… и в кошмаре не приснится.

– Это явь. Теперь так будет наяву. Никто не имеет права лишать человек свободного доступа к информации. Послушай и убедись.

Соня неуверенно кивнула, как бы соглашаясь, и нерешительно, всерьёз опасаясь, что больше ничего ТАКОГО не услышит, включила режим трансляции мобилы, настроенной на фантастическую станцию «Воскрешение»… Невыразимое облегчение наполнило душу («Ох, не бред это, ура!»). Потому что кабину вдруг наполнил хрипловатый низкий голос. РОДНОЙ. Способный утешить сквозь тысячелетия, ведь поёт он о том, что волнует сердца и ныне живущих…

Вместо тепла – зелень стекла!
Вместо огня – дым.
Из сетки календаря
Выхвачен день.
Красное солнце сгорает дотла,
День догорает с ним,
На пылающий город падает тень…
Перемен!
Требуют наши сердца!
Перемен
Требуют наши глаза!
В нашем смехе,
И в наших сердцах,
И в пульсации вен…
Перемен!
Мы ждём перемен.

– Подруга, как, как Цой мог понимать, что будет близко нам, потомкам далёким?.. Он ведь жил в доисторическую эру, но ЗНАЕТ о том, что здесь жить страшно, и что не менее страшно менять привычное, но куда денешься – так жить больше НЕЛЬЗЯ!

– Мне кажется, что люди во все времена… ЛЮДИ. И волнует людей, по большому счёту, одно и то же… во все времена. Человек хочет свободы. Как он её понимает. Но ведь каждый свободен ровно настолько, сколько свободы он готов оставить другим. В рабах нуждается лишь тот, кто сам по натуре раб.

– Подруга, ты… это… кто ты?!

– Слушай, слушай. Но старайся не только слушать, но и слышать.

– Я слушаю…

Покажи мне людей, уверенных в завтрашнем дне.
Нарисуй мне портреты погибших на этом пути.
Покажи мне того, кто выжил один из полка…
Но кто-то должен стать дверью, а кто-то замком,
А кто-то ключом от замка.
Земля… Небо…
Между землёй и небом – война!
И где бы ты ни был, что б ты ни делал,
Между землёй и небом – война…

Наполнял кабину голос Виктора Цоя, который понимал ещё десять тысяч циклов тому назад, ГДЕ пролегает линия фронта извечной битвы…

Броневик уносился в ночь, с каждым оборотом колёс приближаясь к стене, отделяющей эрсеровские районы от кварталов обитания Иных.

…возможности Корпорации Оперативного Поиска, несмотря на её всесетевую известность, многие недооценивают. Повсеместно распространившиеся форпосты добровольческой ICS[3 - НАПОМИНАНИЕ: ICS (Intergalaxy Communication Safety), она же МКБ (Межгалактическая Коммуникационная Безопасность) – интеррасовая добровольческая организация, созданная после падения империи землян ЭрсСтеллы, основной целью которой является сохранение единой системы координат, необходимых для внепространственных «проколов» звездолётов. Для успешного выполнения задачи Организация подразделяется на крылья: военное (ЗвёздныйПатруль), дипломатическое (ДипКорпус), научное (НезависимаяАкадемияНаук) и экономическое (взимание платы за охрану дорог с миров Сети и собственные бизнес-проекты). Руководит МКБ выборный орган – Высший Совет – в который входят представители всех крыльев. StarPatrol, военная сила ICS, непосредственное хранящая Сеть от распада, состоит из специализированных Легионов, предназначенных для эффективного контролирования основных типов разумных существ. Для наиболее многочисленных (или наиболее развитых) биовидов сформированы отдельные легионы. Ударная сила Звёздного Патруля – Легион «ЭрсСтелла» («антиземы»). Самый большой по численности и мощи, он выполняет важнейшую функцию – ДЕРЖИТ В УЗДЕ ЭРСЕРОВ. Тайная сила МКБ – Легион «ЗероАй» («нолеглазы») исполняет ту же функцию, но собственными, секретными методами.] усиленно создавали этой организации имидж бескорыстного стража межгалактических дорог; простые люди во многих мирах полагали «чёрных шлемов» официальными монополистами на владение правом охраны безопасности коммуникаций. Поэтому КОП,[4 - Это может показаться странным, но директорат КОП – также своей основной задачей полагает противодействие реваншизму «земов». Только противодействовать он предпочитает за хорошую мзду. Во Вселенной множество богатых Иных, которые не жалеют средств на то, чтобы нанести хоть какой-то вред эрсерам, и готовы хорошо платить за это удовольствие.



Читать бесплатно другие книги:

«– Пуаро, – как-то раз объявил я, – думается, перемена обстановки пошла бы вам на пользу....
«– Бог ты мой, кражи облигаций в наше время стали прямо-таки стихийным бедствием! – заявил я как-то утром, отложив в сто...
«До сих пор все загадочные случаи, которые расследовал Пуаро и в которых вместе с моим другом участвовал и я, как правил...
«Мне пришлось уехать на несколько дней из города. А когда я вернулся, то, к своему удивлению, обнаружил Пуаро поспешно с...
«Я стоял у окна в кабинете Пуаро и лениво поглядывал вниз, на улицу....
Рассказ из сборника «Ранние дела Пуаро»....