Пожиратель Пространства - Вольнов Сергей

Пожиратель Пространства
Сергей Вольнов


Пожиратель Пространства #1
Звездные корабли и магические талисманы, сражения в космосе и битвы магов. У экипажа «Пожирателя Пространства» не останется выбора – судьба втравила его в приключение, от которого невозможно отказаться.





Сергей Вольнов

«Пожиратель Пространства»

(Рейс в Запределье)


Посвящается Всем, кто хотя бы раз, пусть даже в воображении, но уже побывал тогда и там, куда сейчас отправится


Горячая признательность автора:

Александру Кудрявцеву—младшему, за неоценимую помощь,

Элизабет Беркли, за вдохновляющее содействие,

Александру Розенбауму, за потрясающую песню,

Звёздам, за негасимый свет,

Папе, за эту жизнь и любовь…


О пространстве:

«…у Вселенной нет ни конца, ни края, она бесконечна, и никогда не достичь нам её окончательных пределов, сколько бы мы её ни осваивали… Так мы полагаем, и очевидно, не зря…»

    (С. А. Николаевский «Небо и Мы»)

И о времени:

"…завтра отличается от вчера и сегодня тем, что вполне может невзначай сделаться именно таким, каким мы его себе якобы вообразили сегодня.

Вчера мнится нам отличающимся от сегодня потому, что мы уверены – уж о нём—то мы узнали всё.

О сегодня нам не дано изведать абсолютно ничего. Ибо его просто нет. Существует лишь иллюзия, обречённая вечно служить виртуальным вместилищем нам, становящимся реальностью исключительно благодаря мнимому вчера и воображённому завтра…"

    (цитата из того же источника)




0: «Пожиратель – три»

(вместо пролога)





0.1: «Шестёрка»


– Бой, слушай сюда… А не смотаться ли нам на ярмарку? – говорит мне Бабуля, как только я возникаю в проёме входа её роскошной спальной берлоги.

Моя непосредственная начальница лично соорудила это уютное гнёздышко, по своему вкусу обустроив кают—компанию торгово—представительского модуля. ТПМ – бывший военный космобот, переоборудованный нами в центр управления автоматическими грузовыми модулями.

Надо ведь где—то обитать во время планетарных высадок. Не в ангаре же! Грузовики по—сути – натуральные «трюмы с моторчиками». Антигравитационными…

– Глядишь, чего—нибудь дефицитного пр—рикупим! – добавляет Ба.

Вот так всегда. Стоит в её мохнатую башку взбрести какой—нибудь очередной гениальной идейке, и Бабуле неотложно требуюсь я. В качестве преданного и восхищённого поклонника—ценителя. И попробуй слово поперёк вставить!

Я как—то намекнул, так она, зар—раза, меня в Судовую Роль носом ткнула. В Роли же, ясный пень, записано светлым по тёмному: «Убойко С.Т., служебные функции – помощник суперкарго и т. д.»

С обязанностями субкарго – всё чётко и ясно, службу знаю назубок и тяну исправно. А в это самое «итэдэ» можно засунуть, при желании, всё что хочешь! Даже почёсывание лохматой зеленовато—рыжей спины.

За то, что ткнула, я тогда не обиделся, нет. Оскорбился на неё за то, что злорадно прокомментировала: «И к тому же, сынок, глянь—ка на номер, под которым ты значиссся в списке долевого участия в прибылях! Сколько, значит—ца, из пятидесяти пяти равных долей перепадает лично тебе?!»

Вот зачем, спрашивается, ниже пояса лупить—то?.. Будто я сам не знаю, что лично мне перепадает всего—навсего пять долей и значусссь я – шестым. «Шестёрка», выходит. Ну и ладно, ну и пусть. При выдающихся деятелях и деятельницах завсегда секретари, референты, ученики состоять должны. Не то какой же это мастер, без подмастерья! Под командованием настоящих профессионалов отчего бы и не послужить…

Не лень же ей, старой ехидине, постигать смысл наших, человеческих, идиом! Вот ведь натура у бабки вредная! Впрочем, если б эта иномирянка не въедалась во всякие этакие нюансики и детальки бытия, с виду лишние, то наверняка сейчас торчала бы под гнилой корягой. В глубокой и безнадёжной заднице, на своей родной планете с эпическим названием Бескрайний Лес.

Это точно. Оставалась бы дома, старея и неотвратимо покрываясь (это мы, человеки, седеем, а они – наоборот) чёрным волосом, развешивая тяжёлые оплеухи внучкам и правнучкам. Копошилась бы в лесной чащобе, тоскливо прислушиваясь к завыванию ветра в кронах деревьев, вольного ветра, зовущего в дорогу… Ветеранка, пережившая собственное поколение, неостановимо чернеющая красотка косолапая.

Не—е, я вообще—то Ррри люблю! Обожаю, можно сказать. И неустанно, с энтузиазмом черпаю бесценные примеры из сокровищницы её векового торгового опыта. А то, что на неё ворчу, бывает, так не со зла же. Это от восхищения. Спрашивается, что бы мы все, и я персонально, нынче без неё делали—то?!! Ответ однозначный: лапы сосали, перебиваясь случайными фрахтами в ожидании нового экономического подъёма.

Как и она – без нас ничем путным не занималась бы… Хотя нет, старая проныр—ра своего не упустила бы, при любых раскладах. Даже на Бескрайнем Лесу под корягой.

Похоже, и сейчас не собирается. В долевом списке она третьей значится, огребает куда больше моего, аж восемь долей. Хотя, конечно, и мне грех жаловаться. Сейчас, в силу сложившихся обстоятельств, с моим стажем пребыванья на корабле – я уже давненько вписан не десятым. Это «десятка», последний, получает всего лишь одну долю прибыли, которую мы по обычаю делим на пятьдесят пять равных частей.

Благовоспитанный, романтически настроенный юноша давно и бесповоротно почил. Зашит в корабельный флаг, шлюзован, отправлен в вечный полёт и канул в Пространстве.

– На я—а—армарку? – задумчиво переспрашиваю.

– Шикар—рно отовар—римся, малыш! – взрыкивает Бабуля, и, в высшей степени довольная сама собою, колотит лапищами по куче синтетической соломы, на которой разлеглась. Соломинки пулями летят во все стороны, пара—тройка – мне в физиономию, но я не обращаю внимания.

Девяносто девять из ста гениальных мыслей Бабули – зовутся таковыми по праву. Бывает, конечно, и на старуху проруха. Но о её ошибках как—то вспоминать не хочется. У таланта столь огромного масштаба (и размера) – и просчёты соответствуют габаритами.

В последний раз нам пришлось избавляться от груза шллихи, протухшей задолго до пункта назначения. Спешно, прямо в открытом космосе избавляться, и затом полгода с содроганьем пытаться позабыть тот ЗАПАШОК. Груз был полный, мы тогда забили абсолютно все трюмы, аж под люки! До сих пор, как вспомню, так и вздрогну… Дхорр сотри с лика Вселенной эту мерзкую ангерианскую рыбу! Пускай даже она и вкуснейшая до изумления.

Кто ж знал, что в ней какой—то хитромудрый эндемичный белок, и потому она консервации не поддаётся. Разлагается даже при абсолютном нуле, будто на солнцепёке лежит! И по этой причине употреблять её следует исключительно свежевыловленной, чуть ли не прямо на берегу. Покуда тот пресловутый аборигенный белок не соизволил превратиться в тлен и прах.

Хотели, дхорр сотри, фурору наделать, организовав появление на межзвёздном рынке нового натурального деликатеса с окраинной планетки, чтоб ему… То—то ангерианские рыбаки, поди, радовались, набивая грузовые отсеки нашего корыта. Сговорились, гады, и запродали нам дневной улов всей планеты. Слупили втридорога и помахали щупальцами на дорожку: покедова, мол, кретины. Доброго базара!..

– Неужто на этом скалистом шарике устраиваются ярмарки? – спрашиваю Бабулю. По моим сведениям, никогда в местной истории ярмарок здесь не бывало. – Они что, друг дружке булыжники продают? А может, оригинальными, заковыристо изломанными каменюками обмениваются?

– Ты не понял, малыш, – щерится великолепно сохранившимися, а может, имплантированными (не признаётся!) дециметровыми клыками Ррри. Это у неё улыбка такая. Добродушная и весёлая. Кто не знает, в обморок хлопнется с перепугу. – С этой заблудившейся в простр—ранстве булыги мы вскорости отчаливаем. Я бы сказала, очень даже вскор—рости. Биг Босс уже подписал декларацию, едет обратно.

Ну вот, стоит мне малость отвлечься от текучки, и обязательно хоть парочка событий да произойдёт. А я—то думал, часов пятьдесят ещё грузиться будем. Пока—а—а местные бедолаги, погоняя своих убогих шестилапых одров, от одного взгляда на тощие хребты которых тоскливо на душе становится, свезут свои кирпидоны в космопорт… Точнее, у них тут – космодром. Не порт, одно название. Бывает, корабли по местному году не заглядывают к ним. Выработанная планета, что уж тут поделаешь.

Умные все уже отсюда разбежались, кто куда, а эти, скальные патриоты долбаные… долбающие, точнее будет сказано, со своим скальным патриотизмом в паре, всё грызут и грызут каменный труп. Рыщут—ищут этот вонючий минерал, как там его, ага, шиприт, и ждут оказии. Вдруг завернёт кто по дороге, да по доброте душевной заберёт в трюмы накопившиеся жалкие остатки былого великолепия. Зна—аем мы, что они там ищут на самом деле… Мифическую каменюку эту ищут, Сияющий—Во—Тьме—Свет, или как её там прозвали. Две или три штуки здесь когда—то кто—то нашёл, чуть ли не полтыщи стандартизированных лет тому назад, – и до сих пор покоя дуракам нету.

Оно конечно. Представляю ощущеньице! Ничего себе! Держишь ты на ладони единственное во Вселенной известное нам вещество, которое способно вытворить то, что оно вытворяет. И которое, за сотни миновавших стандартолет, ни единый из этих умников, шибко учёных, так и не сумел синтезировать в своей лаборатории… СтОит же этот камешек ни много ни мало, а… а сколько он, собственно, стоит? Неужто кто—то его оценить сумеет, пускай хоть и в триллионах?!!

– Слышь, Ба… ты случайно не помнишь, во сколько оценили те два или три Света, которые нашлись на этой скале? – спрашиваю я. При этом кивая в ответ на её сообщение о Кэпэ Йо, что уже едет обратно на борт, и откладывая на минутку вопрос «почему?» относительно причин досрочного старта.

– Оценили?! – похоже, Ррри удивлена. Лапищи уронила, сама же, всей тушей своей мохнатой, приподнялась, глазки подслеповатые вылупив. – А разве можно… – она запинается, взрыкивает, вроде как вздохнула, и находит сравнение: – …адекватно оценить р—розовый лунный свет, падающий на головы юных влюблённых, впер—рвые встретившихся на бреге лесной речушки?

Ну, насчёт розового лунного света она не присочинила. У неё на родине, в системе красного карлика Астай XIII, на планете Киру Тиан, по—нашему «Бескрайний Лес» то есть, и вправду луна розовым отсвечивает. Мы там побывали разок, ещё когда летали на предыдущем, втором по счёту «Пожирателе Пространства»… Стандартогода через полтора после моего появления на борту. В то время я ещё числился десятым в долевом списке по стажу пребыванья. Тогда в команде ни Тити, ни Абдуром, ни тем более Ганом и Номи, можно сказать, и не пахло. Ещё были живы М'риак и Кагосима, ещё не свихнулась Оля. Тогда Пи Че ещё не скурвился и не успел продать команде конкурентов наши тактические намётки…

– Да неужто?! А разве не ты меня учила с первого дня пребыванья на борту, что ВСЁ имеет свою цену? Разве не ты, миссионерка коммерцианства, среди меня агрессивно проповедовала? Настойчиво стремясь обратить в истинную, по твоим понятиям, веру? – вполне резонно замечаю я.

– Значит, я совр—рала, – щерится моя непосредственная начальница, хитрющая как сам дхорр, и бессовестная как он же.

И начинает вставать, одновременно сцапывая свою неимоверную лентастую юбку и свой легендарный ремень с торбой—кошельком, кобурами, коммуникатором и «штуковиной». Пояс, отлично дополняющий образ старой космической волчи… то есть медведицы!

Зрелище – впечатляющее, учитывая весомые и размеристые габариты её тела. Двестивосьмидесяти—килограммового и на добрый десяток сантиметров более чем двух—с—половиной—метрового. Который уж год восхищённо любуюсь, а шоу до сих пор не приелось! Помнится, в самый первый раз, как увидал Её Косолапое Величество, хотел удрать куда подальше от корабля, на который меня заманил коварный китаёза Ли Фан Ху. Прочь, прочь с корыта, на котором водятся такие монстрины!.. Но моментально с ужасом понял – от такого чудища хрен удерёшь, и потянул из—за пазухи заветную плазменную гранату, намереваясь продать жизнь подороже…

– Совр—рала, сама того не подозр—ревая, – добавляет Бабуля.

Это она реабилитируется. Дескать, даже я, гениальнейшая—умнейшая—великолепнейшая—быстрейшая торговка, талантливейшая из дочерей Тиа Хатэ, увы, не способна просчитать все до единого варианты. Быть на это способной – означает сравняться расчётливостью с Лесной Матерью, что купила—продала всё сущее, и тем самым его породила.

Смертным же – уподобляться до такой степени не дано.

Это да. Без содроганий и не вспомнишь о пресловутой «сотой» гениальной мысли. Той, что на поверку оборачивается ошибочным решением, провалом и просчётом.

– Ясно, – киваю я. – Значит, сей камешек бесценен? Конечно, я мог бы поспорить с тобой о стоимости организации условий, в которых розовый лунный свет упадёт именно на головы, оплатившие услуги. Реальной и вполне определимой стоимости. Да и напомнить мог бы, что в наречии твоей коммерциалистской расы эпитет «бесценный» – самое гнусное богохульство… Но – не буду.



Читать бесплатно другие книги:

Этот поход должен был принести великую славу Ганеше и новую родину всем ариям. Северные земли содрогнулись бы от поступи...
Перед вами книга из серии «Классика в школе», в которой собраны все произведения, изучаемые в начальной, средней школе и...
Во время настройки компьютера Романа Челышева поражает влетевшая в окно шаровая молния, и он приобретает необычайную спо...
Много веков назад в Кимании были и гордые королевства, и могучие державы. В городах кипела жизнь, а по дорогам шли богат...
И рай может показаться адом, если этот рай – чужой и ты лишь со стороны любуешься яблоками на его деревьях... Так встреч...
Олег Дронов, бывший аналитик службы разведки, оказывается втянутым в разборку мафиозных группировок: одной – традиционно...