Элис - Безбородова Юлия

Элис
Юлия Безбородова


Действие романа происходит в Вене в наши дни. Главная героиня Элис несколько лет назад тяжело пережила измену любимого человека и травмирующий аборт. Постепенно ее жизнь наладилась: она вышла замуж за Альберта и зажила с ним тихой и размеренной жизнью в пригороде. Семейная идиллия разрушается, когда Элис встречает обольстительного банкира Алена. Страсть поглощает ее, и Элис не замечает, как постепенно этот роман становится угрозой и для ее семейной жизни, и для нее самой…




«Зашей мне глаза, я увижу тебя.

Уши заткни, я услышу тебя.

И даже без ног я пойду за тобой,

А рот заберешь – я тебя позову.

Руки сломай – обниму тебя сердцем, как будто руками.

Сердце убей, и мой мозг будет биться – поцелуй этот мозг.

И тебя понесет моя кровь».





Райнер Мария Рильке



«Женщина получает больше удовольствия от измены, чем мужчина. Для него это не бог весть какое событие, для нее же измена всегда означает месть или страсть, или грех, или отчаяние».

Этьен Рей



Глава 1

Элис поправила прическу и накрасила губы ярко-красной помадой. Обычно она не красила губы, – Альберт, говорил, что это вульгарно, – но в тот день ей почему-то захотелось почувствовать себя свободной. Волосы, которые Элис чаще всего собирала в низкий пучок, рассыпались по плечам струящимся каштановым водопадом. Она накинула на плечи легкий бежевый плащ, прихватила зонт и в нетерпении выскочила на улицу.

Почти все свое время Элис проводила дома, поэтому каждый выход за пределы двухэтажного особняка, как любил называть их жилище Альберт, автоматически становился для нее поводом принарядиться. И неважно, шла Элис за продуктами, в химчистку, или, как в тот дождливый день, в гости к Дайан. Она еще с вечера решила, что наденет лаковые туфли и то черное платье с кокетливым вырезом на спине, которое Альберт подарил ей на прошлую годовщину. Но с утра как назло зарядил дождь, нарушив все ее планы. Перед тем как уйти на работу, Альберт заботливо сказал Элис, чтобы она одевалась теплее и достала резиновые сапоги. Элис согласно кивнула, но, стоило Альберту скрыться за дверью, как она торопливо натянула туфли, подкрасила губы и выскользнула прочь из дома.

Элис нравилось представлять себя свободной незамужней женщиной, загадочной незнакомкой, готовой сесть в ближайший поезд и уехать в другой город, чтобы начать новую жизнь, в которой не будет Альберта и его дурацких правил. Каждый день ее мужа в точности повторял предыдущий. Альберт вставал с первыми лучами солнца, принимал быстрый душ и устраивался на кухне, попивая кофе и читая газету, пока Элис готовила ему завтрак. Если она появлялась на кухне непричесанной или забывала поцеловать Альберта в знак приветствия, он бросал на нее укоризненный взгляд поверх газеты, и Элис тут же исправлялась – бежала в ванную, чтобы собрать волосы, и осыпала мужа поцелуями до тех пор, пока на его лице не появлялась довольная улыбка.

После завтрака Альберт не спеша собирался на работу. В это время Элис должна была собрать его портфель, аккуратно завернуть сэндвич с индейкой и положить его в портфель вместе с утренней газетой, которую ее муж любил дочитывать в поезде. Без четверти девять Альберт выходил из ванной, – свежевыбритый и с зализанными назад волосами, – натягивал пиджак, пальто и начищенные до блеска ботинки и складывал губы в трубочку для поцелуя на прощание.

Когда за ним закрывалась дверь, Элис охватывало облегчение. Наконец-то она одна и может делать все, что ей вздумается. Может скинуть с себя атласный халат, взъерошить волосы, которые волной окутают ее тело, приятно щекоча спину, запрыгнуть на кровать и нарушить образцовый порядок Альберта из сложенных друг на друга покрывал и подушек. Может громко включить музыку – только не заунывную пластинку мужа, от которой у нее болит голова, а заводную песню на испанском или португальском языке – и танцевать под нее до полного изнеможения, пока у нее не заколет в боку и она не свалится на кровать, радостно смеясь во все горло.

До знакомства с Альбертом Элис мечтала стать танцовщицей. Она без устали ходила на прослушивания, пытаясь примкнуть к труппе, но ее то и дело ждал отказ. Первое время Элис закрывала глаза на неудачи и продолжала упрямо идти к своей цели. Она любила говорить, что никогда не променяет свою мечту стать великой артисткой на легкие деньги, но в итоге ей пришлось поступиться своими принципами и согласиться на унизительную работу в кабаре, пропахшем табачным дымом и мужским потом. Днем она протирала столики и носила клиентам пиво, а по вечерам, когда помещение окутывал мягкий полумрак, переодевалась в тесное платье и выходила на сцену танцевать танго, сальсу и румбу, а иногда фламенко. Элис была страстной натурой и вкладывала всю себя в каждое движение бедра, каждый взмах руки и каждое прикосновение к своему партнеру.

В кабаре она и встретила Альберта. Он зашел пропустить стаканчик-другой, увидел на сцене Элис и влюбился в нее как мальчишка. По крайней мере, так рассказывал Альберт: он любил добавлять, что не испытывал прежде ничего подобного и Элис стала первой женщиной, с которой он захотел связать свою жизнь. Замужество не входило в планы Элис, но Альберт был крайне настойчив: он вырос в состоятельной семье и не привык получать отказы. Он встречал ее каждый день после работы, провожал до дома в надежде хотя бы на поцелуй, но Элис была непреклонна. Она дала слабину лишь однажды, когда ей нечем было заплатить за жилье, а Альберт пообещал решить ее финансовые проблемы, если она согласится стать его женой.

Альберт сдержал свое слово. После замужества Элис ушла с работы и зажила размеренной жизнью в пригороде. Она могла делать все, что ей заблагорассудится, но Элис не покидало чувство, что Альберт контролирует каждый ее шаг и постепенно лишает ее всего, что приносило ей радость и напоминало о прошлой жизни. Альберт запретил Элис общаться с друзьями, которых у нее и так почти не было; возвращаться домой позже восьми вечера, – а это значило забыть про танцы по средам и пятницам; и носить слишком вызывающие, по его мнению, вещи. Элис пыталась протестовать, но на этот раз непреклонен был уже Альберт: он сказал, что она знала, на что идет, согласившись стать его женой.

Элис вздохнула, торопливо стуча каблуками по асфальту, чтобы успеть на поезд. Дайан ждала ее к полудню. Она была ее единственной подругой, которую одобрил Альберт. Он любил говорить Элис, что ей стоит взять с нее пример, бросая многозначительный взгляд на Лиззи и Кевина – детей Дайан. Элис отшучивалась в ответ, приговаривая, что всему свое время. Она хотела стать матерью, но что-то подсказывало ей, что, если она родит ребенка, ее жизнь окончательно замкнется в четырех стенах и станет просто невыносимой.

Сложив необъятный зонт и стряхнув с него пронырливые капли дождя, Элис нырнула в арку, взлетела вверх по лестнице и вышла на перрон пригородного вокзала. Она сильно погорячилась, надев летние туфли вместо резиновых сапог. Ноги насквозь промокли, и ей было ужасно холодно. Радовало лишь то, что стоящие рядом мужчины бросали на нее заинтересованные взгляды, принимая ее за кого угодно, но только не за уставшую от жизни домохозяйку. Элис благодарно улыбнулась им, впервые за долгое время почувствовав себя желанной.

Она не могла точно сказать, в какой момент их брак с Альбертом дал трещину. Господин Шарп оказался заботливым и любящим мужем, но его настойчивое желание все контролировать и заставить Элис жить по его правилам делало жизнь с ним просто невыносимой. Альберт установил правила даже в спальне. Исполнять супружеский долг он предпочитал в темноте и под одеялом. Секс с ним был монотонным, скучным, всегда одинаковым; удостоверившись, что Альберт достиг своего пика, Элис изображала нечто похожее на удовольствие и ускользала в ванную, прежде чем он успевал заключить ее в душные объятия.

Неудовлетворенная и изголодавшаяся по мужскому вниманию, Элис отчаянно искала его на стороне – в случайном взгляде симпатичного прохожего, не сводящего глаз с ее обнаженных ног, в легкой улыбке молодого официанта, кокетливо назвавшего ее «мисс», несмотря на массивное кольцо у нее на безымянном пальце. В такие моменты Элис ощущала себя прежней – такой, какой она была до знакомства с Альбертом: чувственной, страстной, спонтанной. Живой.

Несколько месяцев назад, следуя какому-то внезапному, спонтанному порыву, Элис зарегистрировалась на сайте знакомств. Она представилась Эммой и присвоила фотографии малоизвестной актрисы, чтобы никто из случайных знакомых не смог ее узнать.

Элис не планировала ходить на свидания – хотела просто пообщаться на пикантные темы, которые в силу обстоятельств не могла обсудить с мужем. Она прямо говорила об этом всем, кто писал ей, предлагая вариант легкого, ни к чему не обязывающего виртуального романа. Большинство мужчин отвергли ее предложение, но Матис согласился попробовать. Они переписывались с ним несколько месяцев, в подробностях описывая все свои пристрастия, желания и фантазии. Элис призналась, что хочет заняться сексом на заднем ряду кинотеатра и мечтает сделать это с двумя мужчинами. Матис рассказал ей, как однажды переспал с девушкой прямо в ресторане парижского отеля, но Элис до сих пор с трудом могла в это поверить. В конце концов, лгал Матис или нет, было не так важно; гораздо важнее было то, что испытывала Элис, читая его историю и представляя себя на месте той девушки, лежащей на кожаном диване с широко раздвинутыми ногами и задранной кверху юбкой.

Элис не заметила, как Матис стал важной частью ее жизни. Она представляла его точеное лицо и мускулистые руки, когда занималась сексом с мужем, и однажды едва не выкрикнула его имя во время оргазма. Он навещал ее во снах, появляясь в спальне посреди ночи, нетерпеливо срывая с нее ночнушку и принимаясь ласкать каждый участок ее возбужденного, трепещущего от желания тела… Пока Альберт храпел рядом на соседней подушке, Элис жадно ласкала себя, доводя до состояния сладкой эйфории. В какой-то момент фантазии с участием Матиса стали настолько реальными, что ей пришлось вычеркнуть его из своей жизни. Она была не готова рисковать своим браком и размеренной жизнью в пригороде ради интрижки с молодым французом.

Элис села в поезд и в задумчивости посмотрела в окно. По стеклу барабанил дождь, мимо пролетали одинокие дома, затянутые туманной дымкой. Где-то вдалеке мелькали заснеженные вершины гор, наводившие на нее тоску. Элис выросла в Испании; за шесть с половиной лет, что она прожила в Вене, она так и не смогла привыкнуть к холодному австрийскому климату. Элис скучала по шуму океана, крикам чаек, соленому воздуху и лучезарным улыбкам прохожих, готовых пуститься в разговор после дежурного Hola[1 - Привет (исп.)]. Люди в Австрии были совсем другими: необщительными, хмурыми и ужасно зажатыми, как будто боялись, что кто-то их осудит или неправильно поймет. Несколько раз в год компания, в которой работал Альберт, устраивала корпоративные вечеринки. Первое время, еще не осознав масштабы катастрофы, Элис готовилась к ним заранее, в надежде, что ей наконец представится возможность отключить голову, забыться и танцевать, пока у нее не заболят ноги. Но австрийцы не танцевали на вечеринках – они даже не включали музыку и проводили весь вечер за скучными разговорами о делах и работе. Элис изнывала от тоски и однажды, слегка перебрав вина, поцеловала коллегу Альберта, оставшись с ним наедине в уборной. Ханс – кажется, так его звали, – был сбит с толку и не сразу понял, что только что произошло; а когда он опомнился, Элис уже скрылась за дверью, оставив за собой шлейф нежных цветочных духов.

Элис улыбнулась своим мыслям и прислонилась лбом к холодному стеклу. В правой руке она сжимала потрепанную «Мадам Бовари»[2 - Роман французского писателя Густава Флобера.], которую начала читать по совету Альберта и никак не могла закончить. История Эммы Бовари была слишком похожа на ее собственную жизнь, а читать книгу о самой себе, предавшей свою мечту ради видимого удобства, ей было нестерпимо тошно.

Отложив книгу, Элис выудила из сумки помаду и пудреницу в золотом футляре. Она подкрасила губы, глядя на свое отражение в маленьком зеркальце, и в этот момент почувствовала, что кто-то на нее смотрит. Элис завертела головой и поймала на себе заинтересованный взгляд мужчины средних лет с ярко-голубыми глазами и густой шевелюрой, заметно тронутой сединой. Незнакомец читал газету, чем напомнил Элис Альберта, но в остальном он был полной противоположностью ее мужа. Хотя Элис не видела нижней части его лица, спрятанного за газетой, она с уверенностью могла сказать, что он улыбается, глядя на нее без тени смущения. Мужчина открыто любовался ею, лаская изгибы ее тела, бесцеремонно заглядывая в декольте и касаясь взглядом бедра, обтянутого кружевной резинкой чулок. Альберт никогда не смотрел на нее вот так. Он видел в ней жену, мать своих будущих детей, но он так и не смог разглядеть в ней женщину.

Элис улыбнулась мужчине в ответ и смущенно задернула плащ, обнаживший ее нежную фарфоровую кожу. Незнакомец отложил газету и усмехнулся, давая понять, что ему понравилось увиденное. Элис зарделась; мужчина был заметно старше ее и не совсем в ее вкусе, но в нем было что-то такое, что притягивало к нему сильнее магнита. На нем было черное шерстяное пальто, из-под которого виднелась голубая рубашка, оттенявшая цвет его глаз. На левой руке блестели массивные часы, которые наверняка стоили целое состояние. Элис невольно подумала, что бережливый Альберт никогда не купил бы себе такие, сказав своим скрипучим голосом, что это ненужная трата денег. Переведя изучающий взгляд с мужчины на лежащий рядом с ним кожаный портфель, Элис заметила золотую гравировку с инициалами R.A.

Незнакомец, которого Элис мысленно прозвала господином Р., аккуратно сложил газету и положил ее в портфель. В каждом его движении было столько изящества, что Элис невольно сравнила взмахи его пальцев с танцевальными па. Она много раз видела, как Альберт убирал газету в портфель, но за годы их брака ему ни разу не удалось сделать это с такой элегантностью, как это сделал господин Р.

Мужчина поднялся с сиденья и сделал несколько шагов в сторону Элис. Она смущенно опустила взгляд, рассчитывая, что сейчас незнакомец заговорит с ней. Возможно, подумала она, господин Р. спросит у нее, какой поезд следует до Линца, или поинтересуется, как ему добраться в Грац; а может, он без лишних прелюдий предложит ей пообедать с ним, и Элис не останется ничего другого, как тяжело вздохнуть и с нескрываемым сожалением сказать ему, что она безнадежно замужем.

Но все вышло совершенно иначе. Одарив ее оценивающим взглядом, господин Р. подошел к ней и нагнулся, чтобы поднять что-то с пола. Когда он выпрямился, в руке у него показался золотистый футляр помады.

– Кажется, это вы уронили… – Элис невольно вздрогнула от звуков его низкого, вкрадчивого голоса.

С этими словами господин Р. протянул Элис помаду. Она взяла футляр, на секунду коснувшись пальцами его теплой на ощупь ладони. От этого легкого, мимолетного прикосновения внутри нее все затрепетало.

– Спасибо. Очень любезно с вашей стороны, – сказала Элис.

Она была уверена, что сейчас незнакомец сделает следующий шаг: протянет свою визитку, предложит выпить кофе или прогуляться – хотя кому придет в голову гулять в такой дождь, – но вместо этого господин Р. коротко улыбнулся и вышел из поезда.



Читать бесплатно другие книги:

Мой отчим слишком богат, слишком могущественен, а еще он самый настоящий мерзавец, который захотел силой склонить мен...

Он – Следопыт. Его жизнь – борьба со смертью. В сером тумане мертвого мира скрыты тайны, которые никогда не должны бы...

Таких, как я, называют раянами. Когда-то нас было много, нам поклонялись, словно богиням, нас почитали и нам приносил...

«Уже много лет подряд я занимаюсь любимым делом – исследую стратегии мышления успешных людей. Успешных в разных облас...

В ожесточившемся мире кто-то должен исполнять роль доброго дядюшки. Помогать тем, кто не может выжить сам, защищать и...

Михаил Советов – дипломированный врач, больше 12 лет проработал врачом-урологом. В настоящее время занимается лечение...