Преломление. Том 2. Тусклое прошлое, яркое будущее - Эль Айрис

Преломление. Том 2. Тусклое прошлое, яркое будущее
Айрис Эль


Дело принимает дурной оборот для Ассоциации магов: в городе продолжают появляться искусственные проклятые, наводящие беспорядок в Нью-Токио. Вот-вот разразится государственный скандал. Пока командир Аой Омниус и следователь Такеши Идзуми пытаются найти хоть какую-то настоящую зацепку, Ниджи Мурасаки ищет легендарный артефакт, который спасет от распространяющегося проклятья. Но не только ей придется столкнуться с внутренними демонами, ведь у каждого есть скелеты в шкафу… Книга содержит нецензурную брань.





Преломление. Том 2

Тусклое прошлое, яркое будущее



Айрис Эль



Иллюстратор Любовь Чугуй

Корректор Александра Полякова



© Айрис Эль, 2019

© Любовь Чугуй, иллюстрации, 2019



ISBN 978-5-0050-9883-2 (т. 2)

ISBN 978-5-0050-9394-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero


Mayday! Mayday!

The ship is slowly sinking

They think I’m crazy but they don’t know the feeling

They’re all around me, сircling like vultures

They wanna break me and wash away my colors

Wash away my colors!

Take me high and I’ll sing

Oh you make everything OK

We are one in the same

Oh you take all of the pain away

Save me if I become

My demons









Episode 7. ?#7F0322


«Особый почет среди нашего рода могут снискать в первую очередь, вне всякого сомнения, экзорцисты, ремесло которых значит подвиг чрезвычайно важный <…> Их способность противостоять Искаженным являет собой не только внушительное и безусловно красочное зрелище, но и возможность искоренять неотвратимое зло».

Из Манускрипта, хранящегося в архивах семейства Омниус



6 мая 2025



Это был один из тех первых теплых весенних дней, когда хочется беспрерывно смотреть в огромные окна лектория: на залитую солнцем лужайку тренировочного стадиона, на перистые облака, на переговаривающиеся друг с другом листья деревьев. Но преподавательская сила Такеши Идзуми была сильнее. Студенты Академии магов – особенно женского пола – слушали сенсея, внимая каждому слову, хотя курс, что он читал, был не из легких. На доске светилась проекция «Магия в современном обществе»: таково название темы занятия, последнего в ходе курса «История магии».

– Текущие последователи магии, – вещал с трибуны Идзуми, – стараются не только хранить свои традиции, но и вносить обширный вклад в социальную жизнь. На сегодняшний день мы являемся полноценными членами общества, но важно помнить, что так было не всегда. Множество столетий нас истребляли и пытались предать забвению, и только, как вы уже знаете из курса предыдущих лекций, военные нужды XVIII века заставили европейских и азиатских монархов официально обратить внимание на потенциал Академии магов, которая затем переросла в полноправную Ассоциацию международного уровня. Постепенное внедрение нашего присутствия в разные сферы жизни увенчались успехом в начале прошлого века, но чтобы снизить конфликты с немагическим обществом, мы были вынуждены пойти на уступки. Эти соглашения актуальны и до сих пор.

В лучах весеннего света хорошо виднелась пыль, медленно плывущая по воздуху. Словно осознав ее присутствие, Идзуми чихнул и вытащил платочек из нагрудного кармана черно-белой униформы МАПМЭ. Ниджи подпрыгнула на месте. Одновременно с неожиданным чихом преподавателя она осознала, что каждую минуту порывается закатать рукав пиджака, чтобы в очередной раз рассмотреть магические символы, начертанные на правом предплечье. Татуировка была нелегальным приобретением, так что Ниджи ни в коем случае нельзя привлекать к ней внимание. Магесса огляделась: по счастью, никто не замечал проявлений излишней нервозности. В большой аудитории за длинными столами сидели студенты двух курсов, второго и четвертого. Такое распределение было далеко не идеальным: младшие все еще плохо понимали, что происходит, а старшие уже расслабились после сдачи выпускной работы. Но харизма Такеши делала явку на занятия почти стопроцентной. Сенсей был самым молодым в преподавательском составе и умел привлекать внимание слушателей не только своей внешностью – высокая должность следователя при МАПМЭ делала его весьма авторитетной личностью. Когда-то и Ниджи обожала его выступления, но сейчас она нетерпеливо ерзала на месте, стараясь не смотреть на руку. Вчерашняя подмена анализов сильно выбила ее из колеи.

Лекцию могли посещать и люди с остаточными магическими способностями, так что Рэм победил все девичье население по шкале «заинтересованность» – энтузиазм, с которым тусклый поглощал знания, был недостижимой планкой даже для крепкого хорошиста вроде Мурасаки. Но если бы Рэм и заметил необычное поведение лучшей подруги, он все равно знал правду – единственный из всех на этом свете. Шайнингрилл, третья из их неразлучной компании, тоже не сводила глаз с преподавателя – и вряд ли бы заметила что-то, кроме объекта своей влюбленности.

– …Которые заключались в ряде профилактических и экстренных мер по поддержанию порядка, таких как регистрация обладателей особенных клеток, обязательное обучение, помощь военным в спецоперациях, исследования феномена с научной точки зрения и организация отрядов по борьбе с вышедшими из-под контроля магами.

Вышедшие из-под контроля. Ниджи дернулась от испуга, но, поняв, что сенсей даже не смотрит на нее, в итоге только пробурчала:

– Другими словами, продаем свою свободу ради всеобщего блага.

– Что с тобой? – воззрилась на нее подруга. – Ты раньше так не считала.

– И правда, Ниджи, – поддержал ее Рэм. – Это разумные жертвы.

– Да ты-то как раз ничем не жертвуешь, – усмехнулась Шайни.

– Злая, – он показал ей язык.

– Хотелось бы подчеркнуть, – продолжал Идзуми, – что только с усилением влияния Ассоциации маги начинают постепенно выходить из подполья и сейчас воспринимаются остальными людьми – хоть и с опаской – как адекватное социальное явление. Теперь уже не нужно постоянно объяснять, что мы не представляем опасности и можем рассчитывать на то же отношение, как и все остальные члены общества. И ваша задача – поддержать этот курс. Ведь многие из вас пойдут в армию, медучреждения или иные госструктуры. Это очень ответственная и важная работа. Вы надежда на мир магического и немагического сообществ.

Ниджи почувствовала, как внутренности завязываются в тугой узел.

– Итого, – продолжил преподаватель, – я хотел бы завершить наш с вами курс простым, но в то же время неподъемно тяжелым вопросом, ответить на который должен каждый из вас. Что есть маг сегодня?

Нависла странная тишина. Студенты переглянулись между собой.

– Я не требую от вас ответа прямо сейчас. Подумайте. Но чтобы подстегнуть ваш мыслительный процесс, я сам дам ответ, каким его вижу я. Маг – это полноправный член современного общества. Для вас это кажется очевидным, но представьте на минутку себя обычным горожанином без клеток спектра, дарующих способности, часто выходящие за пределы общечеловеческого разумения. Легко ли вам было бы признать существование кого-то, кто гораздо сильнее вас? Красные могут заковать вас в лед. Оранжевых невозможно победить в схватке. Желтые управляют предметами или даже самим пространством. Зеленые всегда перехитрят вас. Небесные почему-то настолько эгоисты, что исцеляют исключительно «своих». Синие призывают диковинных мифических тварей. И, конечно же, остаются фиолы – особенно опасные даже для нас самих, ведь они не могут контролировать себя.

Ниджи дернулась. Ох, кажется, снова никто не заметил.

– Пришлось бы вам по душе такое соседство, если бы у вас не было ваших умений? Разумеется, долгое время мы вызывали у немагов чувство неполноценности. И мы не можем подчеркивать наши отличия, потому что у общества это вызывает отторжение. Негодование. Страх. Магу следует осознавать, что его роль воистину уникальна и должна быть направлена на достижение компромисса. Прошу вас с пониманием отнести к этому. От того, как мы умеем сдерживаться, зависит наше будущее.

– Вот еще! – прыснула студентка-второкурсница Ариадна, сидевшая впереди друзей. – Что-то Идзуми спекся. Хуже лекции я не слышала.

– Ничего подобного, – возразил тусклый. – Он дает очень глубокий анализ социо…

– Угу, с легкой примесью бреда, – Ариадна обернулась. – Я маг, и с какой стати мне прогибаться под немощь? Если у меня есть особенные таланты, я не собираюсь их скрывать только затем, чтобы не обидеть всяких особо чувствительных.

– Нет у тебя никаких талантов, уймись уже.

Рэм едва сдержался, чтобы не завопить «Ниджи!», и замер в ожидании ответной колкости. Но Ариадна лишь втянула ртом воздух и отвернулась. Мало кто рискнет вступать в открытый конфликт с человеком старше тебя на два курса.

– Какая-то ты особенно мрачная сегодня, – Шайнингрилл покосилась на подругу. – Да, запас маны у нее весьма скромный, но это же не повод оскорблять ее.

– Я никого не оскорбляла, просто открыла ей глаза.

– Во имя богини, за что ты так ненавидишь людей?

– Я ненавижу не людей, а идиотов! – вскипела Ниджи. – Если маг верит в свою избранность, это раздражает. Потому что какая к черту избранность? Ведь если ты мудак, то мудаком и останешься. Наличие особенной крови не сделает тебя автоматически немудаком. Как и их отсутствие не делает тебя мудаком. Спроси Рэма, уж он-то знает.

– Можно подумать, я мало знаю о дискриминации тусклых в нашем сообщ…

– Мурасаки-сан, Омниус-сан, – строго произнес с трибуны Такеши. – Если вам неинтересна лекция, покиньте помещение, пожалуйста.

– Прошу прощения, сенсей, – вздохнула Ниджи и снова взялась за планшет.

Ей было неуютно осознавать, что какую бы ересь ни несла Ариадна, в чем-то она была права. Чем больше Ассоциация стремилась нивелировать разницу между магами и немагами, тем больше они противоречили сами себе. Этот хваленый компромисс – не что иное, как давление на одних с целью ублажить чужих. Сильнее? Докажи, что не опасен, даже если придется посадить себя на цепь и выбросить ключ. Но ведь разве мало среди немагов социально опасных элементов? С этой точки зрения какая разница, есть у тебя особенные клетки или нет?

Что-то со всем этим не так. В корне не так.

Особенно не так в том, что теперь на цепь могут посадить и ее саму.

В конце лекции студентам предложили написать сочинение на тему «Кто такой маг» и скинуть его преподавателю по электронной почте. Это было факультативное задание, выполнять его было не обязательно. Студенты высыпали в коридор. Рэм уже практически написал сочинение в своей голове, а Шайнингрилл грустно вздыхала, что если она не попадет в опергруппу, то больше не увидит сенсея. Ниджи была погружена в невеселые мысли, когда услышала голос Такеши:

– Мурасаки-сан, минутку?

Она замерла на месте. Выходившие с лекции студенты не собирались задерживаться ни секунды, но пара девчонок в порыве ревности все же остановились понаблюдать, как Идзуми догоняет магессу в коридоре.

– Да… Конечно, – Ниджи нехотя развернулась в его сторону.

– М-м-м-м-м, кажется, мне пора! Увидимся в кафетерии, – Шайнингрилл задрала свой курносый носик и направилась к выходу, подгоняя зевак руками на манер «кыш-кыш, курицы».

– А мне нужно в алхимическую. Не подумайте, что я избегаю разговоров с вами, Идзуми-сенсей, просто…

– Все нормально, Освальд-кун. Можете идти. О возможности работать в отделе снабжения мы поговорим с вами позже.

Рэм испарился, как и большинство учащихся. Ниджи внутренне сжалась в комок. Разговор явно будет не из простых. А что если он уже узнал о случае в лаборатории?..

– Могу ли я спросить, Мурасаки-сан, насколько вежливым вы считаете болтовню посреди важной лекции?

Ниджи не поверила своим ушам. Всего-то? Какое счастье, что они не будут обсуждать, как ее кровь стала проклятой.

– Прошу прощения, сенсей, – она поклонилась. – Мы как раз обсуждали материал.

– В определенной мере довольно приятно, что мои слова вызывают у вас реакцию, какой бы она ни была. Позвольте поинтересоваться, что именно в данной лекции вызывало бурные споры?

– Одна из студенток насмехалась над вашими словами. Она свято верит в то, что если ты маг, то ты автоматически перспективен. Как будто весь курс у нее в одно ухо влетел, в другое вылетел. И она такая не одна. Вы обращали внимание, что среди нашего сообщества достаточно тех, кто мнит о себе слишком много?

– Я согласен, что отдельным персонам не хватает такой простой, но важной черты, как трезвая оценка собственных возможностей. Я был бы благодарен, если бы вы изложили подробнее свою точку зрения на обозначенную проблему.

– Не думаю, что мое мнение имеет значение, – промямлила Ниджи, стараясь не смотреть Такеши в глаза.

– Не смею настаивать, но я бы с удовольствием послушал вашу оценку, ведь, возможно, мы будем вместе работать. Магия в современном обществе – очень весомый материал, обратная связь по которому критически важна.

Кажется, пришло время признаться, что у нее уже другие планы. Ниджи нервно вздохнула:

– Я… Я немного не согласна с курсом Ассоциации. Да, она много сил вкладывает в интеграцию магов в жизнь обычного общества, стремясь оградить его от…

– Мне куда больше интересно ваше личное мнение, а не пересказ моих лекций, Мурасаки-сан. А еще… – он сделал небольшую паузу. – Было бы хорошо, если бы вы говорили не с полом, а со мной.

– Ну… – девушка повернула голову в сторону Такеши, но взгляд ее все равно неопределенно блуждал. – С точки зрения обычного человека, маги опасны. Но обычные люди тоже опасны. Дай придурку нож или фаербол – он так и так пойдет убивать людей.



Читать бесплатно другие книги:

В сборнике представлены размышления автора о смысле жизни человека, о его душе, теле и времени, в котором он живет. А...

В этом сборнике вы найдёте лирические стихотворения различных видов: любовные, пейзажные, философские. Все они пропит...

Поражаясь красоте и многообразию окружающего мира, люди на протяжении веков гадали: как он появился? Каким образом сф...

Любая компания сталкивается со стратегическими проблемами, например рост конкуренции на рынке, снижение спроса на пре...

Папа Мейзи – моряк, все время в плаваниях, и девочка очень давно его не видела. Папа не забывает свою дочку, вот и се...

Автор книги утверждает, что каждый человек проходит через некий «Перевал», олицетворяющий переход от «первой взрослос...