Записки психиатра – 2. Женские истории - Агатов Марк

Записки психиатра – 2. Женские истории
Марк Агатов


Я не предполагала, что мои «Записки психиатра» станут суперпопулярными у читателей. Сегодня мне приходят десятки писем с рассказами о любви, безжалостных врачах-психиатрах и изменах. Но в этой книге я не буду пересказывать чужие письма, а расскажу свою историю. Моим мужем был сын профессора, интеллигентный молодой инженер Володя, а я работала с настоящими мужиками, которые голыми руками могли выбить из рук душевнобольного нож, топор и опасную бритву. И однажды я изменила мужу. Алиса.





Записки психиатра – 2

Женские истории



Марк Агатов



Редактор М. Ильин

Дизайнер обложки Марк Агатов

Фотограф Марк Агатов



© Марк Агатов, 2017

© Марк Агатов, дизайн обложки, 2017

© Марк Агатов, фотографии, 2017



ISBN 978-5-4490-1397-2

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero




Смертельная любовь


Меня зовут Алиса из страны чудес. «Страна чудес» – это небольшая психиатрическая больница, куда я попала на работу по распределению. В мединституте на четвертом курсе я победила в конкурсе красоты. У меня было много поклонников, но в мужья я выбрала интеллигента в третьем поколении, сына профессора, перспективного инженера Володю. И все бы у нас было хорошо, если бы мне не пришлось начинать свою трудовую деятельность вместе с 18-летним студентом-медиком. Его звали Гарик. Он был совсем не похож на моего рассудительного мужа. Сильный, смелый, резкий в движениях южанин на второй день моей работы в диспансере спас мне жизнь и поцеловал так, как это делают зарубежные киногерои. С этого поцелуя и начались мои проблемы с мужем. Я пыталась установить дистанцию с Гариком, мы с ним ругались и неделями не разговаривали. А потом, после работы, приходили на тренировки в спортзал. Я отрабатывала на нем приемы каратэ, а он пытался поцеловать меня. И если бы не мой муж-подкаблучник, которому нужна была не жена, а строгая мама, я бы ни за что не позволила себе ничего лишнего с этим мальчишкой.



Алиса своим ключом открыла дверь. К ней тут же подскочил Владимир.



– Ты где была? Ты была у него? Когда это кончится?!



– Я была на работе.



– Ты врешь, ты мне все время врешь! – заорал Владимир. Он бросился к жене, схватил ее за руки. Она отшвырнула мужа, Владимир споткнулся и упал на пол, больно ударившись головой об угол двери.



– Если ты еще раз подойдешь ко мне, я позову Гарика, и он из тебя отбивную сделает. Не веришь? Посмотри в окно.



Владимир бросился к окну. Водитель спецмашины Костя, увидев мужской силуэт за шторой, мигнул фарами.



– Только что Гарик на моих глазах выбил топор из рук людоеда. Людоеда, который варил детей в кастрюле! Может, тебя отвезти туда, так это я быстро организую, – в истерике закричала женщина. – Я приму сейчас душ, а ты мои вещи выбрось в мусор. Я это платье больше не надену. Я была в доме людоеда. А потом раздевайся и ложись в кровать, и жди меня. Мы с тобой все обсудим. Ты узнаешь все, что ты хочешь. Я ничего от тебя скрывать не собираюсь.



– В ванной она отмокала больше часа. Все это время под окнами ее квартиры стояла машина «скорой психиатрической помощи». Набросив тончайший прозрачный халат, она подошла к окну, отодвинула штору и помахала рукой, после чего, погасив свет на кухне, отправилась в спальню. Она стала у кровати, медленно сняла с себя халат и легла рядом с мужем.



– А теперь спрашивай, что тебя интересует.



– Ты была у него?



– Да. Тебе нужны подробности или я могу ограничиться этими словами?



– Что ты в нем нашла? Он никто, у него нет образования, нет профессии. Ему всего лишь восемнадцать лет. Он еще не состоялся, как мужчина.



– Что ты имеешь в виду под словом мужчина? Мужчина – это тот, кто может защитить свою женщину. Мне еще не встречался такой мужчина, кто сможет это сделать лучше Гарика. Мужчина – это тот, который своими руками может довести до безумия женщину – это о нем. Я уж не говорю о том, что мы с ним вытворяли в постели. Ты этого никогда не сможешь. Что ты еще хочешь от меня услышать?



– Но ты же не сможешь за него выйти замуж? Его через месяц заберут в армию.



– Вот и терпи, пока он здесь, а после отъезда Гарика я вернусь к тебе. И стану вполне приличной женой.



– Но это невозможно, я не могу делить тебя с каким-то санитаром. Что люди скажут? – со слезами в голосе произнес Владимир.



– Меня общественное мнение Казантипа не волнует.



– Но у нас же были безумные ночи совсем недавно. Ты же сходила с ума. Я видел, ты не играла, – страстно зашептал Владимир.



– Ты ждешь ответ на этот вопрос? Я отвечу. Но тебе он не понравится. Говорить?



– Да.



– Рядом со мной лежал не ты, Я закрывала глаза и представляла, что отдаюсь любимому мужчине. Страсть, поцелуи и любовь предназначались не тебе, хотя рядом со мной в эти мгновения был мой законный супруг.



– Этого не может быть Ты любила меня! Меня, а не его! – закричал Владимир. – Ты моя жена! Моя!



– Ты слышал, что произошло на крыше исполкомовского дома? – ледяным голосом спросила Алиса.



– Да.



– Слышал, но не видел. Иди за мной.



Алиса соскочила с кровати и как была голой, прошла на кухню. Следом за ней шел Владимир. Неожиданно, она схватила огромный кухонный нож, заскочила ему за спину и, захватив левой рукой волосы, оттянула его голову на себя и прижала острый нож к его горлу.



– Что ты делаешь? – в ужасе закричал Владимир. – Не убивай меня, я прошу, не убивай. Я умоляю тебя, не делай этого. Я буду делать все, что ты скажешь, я не буду мешать вам, только не убивай!




Встреча с колдуном


Это утро не предвещало для Алисы особых проблем. Все было, как обычно. И только через несколько лет она поняла, что именно это утро стало переломным в ее жизни.



Первой в кабинет участкового психиатра вошла медсестра из регистратуры Елена Ивановна Кравчук. Она положила на стол какие-то бумаги и сказала, что привели на прием колдуна.



– Кого привели? – переспросила Алиса Викторовна.



– Колдуна Ивана.



– Он у нас на учете?



– Колдун Иван настоящий колдун, – пояснила Кравчук.



– Из детской сказки, – улыбнулась Алиса.



– Вы не смейтесь, он настоящий колдун. Он посмотрел на меня и сказал, что я извела своего мужа, и за это он накладывает на меня венец безбрачия.



– Мало ли что несут наши больные.



– Он не больной. Я действительно извела своего мужа. Я ему в еду тайно подсыпала антабус, чтобы он бросил пить. Некоторое время Вася не пил, а в понедельник встретил на вокзале своего давнего друга. Они вдвоем распили бутылку водки, и Вася умер.



– С мужем твоим понятно. Это несчастный случай. А кто колдуна привел сюда?



– Они, – ткнула пальцем в потолок Кравчук. – Двое из КГБ. Они сказали, что у них там месячник по борьбе с колдунами и ведьмами. А этот колдун не простой, он антисоветский колдун.



– Лариса Ивановна где?



– Я ее с постели подняла, разбудила. Она сказала, чтобы вы осмотрели этого колдуна, не заводя карточки и ни в коем случае не направляя его в стационар до ее прихода.



– И когда она придет?



– Не знаю, она только что проснулась и, судя по всему, не одна.



– Зови.



– Кого, колдуна?



– Нет. Зачем мне колдун. Сопровождающих зови.



– Через минуту в кабинет вошел длинноносый, похожий на ворона, мужчина в сером костюме. Он издали показал красную книжечку и представился подполковником Ивановым из Управления.



– Меня зовут Петр Петрович, – продолжил он. – А это мой молодой помощник Владимир Ильич Петренко. Мы доставили к вам колдуна Ивана на стационарное лечение.



– Насколько я знаю, он не состоит на учете. Вы врач или у вас есть направление от врача?



– Нет. Врач вы, вы и заполните направление, а мы отведем колдуна в приемный покой.



– Колдуна в стационар можно положить только по указанию главврача.



– Хорошо. А побеседовать с этим колдуном вы можете?



– Побеседовать смогу, если он пожелает со мной общаться.



«Интересно, кто сегодня ночью ублажал Ларису Ивановну. Она могла и Гарика затащить в свою постель», – подумала Алиса. То, что Гарик не скрывал свои чувства к медсестре из хирургии, ее не волновало. Молодая девчонка, как нашла, так и потеряет, а вот Лариса – это другое дело. Если он окажется в ее постели, он уже никогда не вырвется от нее. Сорокалетние бабы умеют привораживать молодых парней раз и навсегда.



В этот момент открылась дверь, и в кабинет царственной походкой вошел колдун Иван. На нем был дорогой расшитый золотом узбекский халат, золотая цепь на груди и высокий головной убор, похожий на «тройную тюбетейку. В руках он держал волшебный кристалл.



– Это не мне надо лечиться, – торжественно произнес колдун. – Гложут тебя страшные мысли об изменах и наслаждениях. Грех изменять убогому с молодым и ветреным, грех. Смирись и живи с убогим.



«Черт возьми, он читает мои мысли, – ужаснулась Алиса. – Может, он и вправду колдун?».



– На что жалуетесь? – не поднимая головы, спросила Алиса Викторовна.



– На сатрапов из органов жалуюсь, так и запиши. Невинного человека привезли, в психдом упрятать хотят за правду и истину.



– Я о здоровье вашем спросила.



– О здоровье вам и сказал – здоров, а вот подполковника язва гложет. Умрет скоро, и туда же, к колдунам и ведьмам. О здоровье подумай, шайтан!



– Со здоровьем вашим понятно, – прервала Алиса. – А теперь, скажите, как вы стали колдуном?



– Это известно всем на этой земле, и вы знаете!



– Я ничего не знаю о вас.



– Обо мне газеты писали и по телевидению рассказывали. Меня током убило на железной дороге зимой. Ночь в сугробе пролежал. Потом дружок домой принес в деревню. Дохторша осмотрела и признала мертвым, а когда в могилу опускали, я и ожил.