Кхали. Скоро здесь станет очень жарко… - Гримм Диана

Кхали. Скоро здесь станет очень жарко…
Диана Гримм


После спасения в авиакатастрофе у Бекки развилась агорафобия. Ей пришлось переехать из шумной Атланты на окраину Милледжвилла в старый коттедж своей покойной бабушки. И первые пару месяцев всё шло гладко. С миром её связывала курьерская служба, а звонки матери не давали унывать. Но однажды ночью из окна своей комнаты она увидела парня, пристально смотрящего в её окно. И всё ничего, если бы накануне она не нашла на чердаке старое фото этого парня, на обороте которого маячила надпись «Кхали, 1990»





Кхали

Скоро здесь станет очень жарко…



Диана Гримм



Иллюстратор Диана Гримм



© Диана Гримм, 2017

© Диана Гримм, иллюстрации, 2017



ISBN 978-5-4474-7951-0

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero



***

Огромная жужжащая зелёная муха настойчиво маячила перед монитором компьютера. Бекка очередной раз отмахнулась от неё и, разозлившись, подпрыгнула с кресла.

– Как же ты меня достала! – психанула она и, торопливо свернув газету в рулончик, помчалась за насекомым.

Бекка довольно быстро бегала, особенно когда было, где разогнаться. А двухэтажный особняк, в котором она жила одна, самый оптимальный вариант наработать скорость. Ведь про выход за пределы стен она давно забыла.

Бекка работала секретарём руководителя крупной бизнес-компании. Частые командировки, разъезды, пресс-конференции, встречи с клиентами – всё это было её жизнью. Карьера для молодой девушки занимала первое место в списке приоритетов.

Но всё изменилось в тот день, когда частный самолёт, на котором они возвращались из Нью-Йорка домой в Атланту, потерпел крушение. Из двенадцати находящихся на борту человек выжила только она. По счастливой случайности, когда самолёт развалился в воздухе, она, будучи крепко пристёгнутой, просто вылетела вместе с креслом и приземлилась в мягкую болотистую местность, особняком от катастрофы. То, что она отделалась несколькими ушибами и ссадинами, врачи назвали чудом. Тела остальных погибших собирали по кусочкам.

Бекка плохо помнила произошедшее, и ничего о нём не рассказывала. Она просто замкнулась в себе. И через несколько дней выяснилось, что у девушки развилась агорафобия.

Так она оказалась в старом доме своей покойной бабушки на окраине Милледжвилла.

Живя в тишине и под надёжными замками, она чувствовала себя в полной безопасности. К тому же интернет помогал ей общаться с миром, чтобы окончательно не выжить из ума. Каждую неделю приезжал курьер, раз в месяц её навещали родители, и каждый день она общалась с клиентами, став удалённым разработчиком сайтов.

Не о такой жизни она мечтала, но теперь ничего не могла изменить. Регулярно выпивая горсть антидепрессантов, Бекка надеялась, что когда-нибудь это кончится. Пока же довольствовалась одиночеством.

Поднявшись на второй этаж, она завопила:

– Я же найду тебя и размажу по стенке!

Муха снова зажужжала и подлетела к люку, ведущему на чердак. Бекка подпрыгнула и замахнулась газетой, но невысокий рост не позволил ей достать вредное насекомое.

Тогда Бекка просто уставилась на неё в ожидании, когда же та надумает переползти пониже. Но муха быстро нашла щель и скрылась за дверцей.

Девушка замерла и услышала целый рой этих противных насекомых.

– Чёрт возьми! – пробурчала она, отправившись за стулом. – Надеюсь, там не дохлая крыса! Не хватало мне ещё этих тварей в доме.

Бекка поднялась на табурет и решительно открыла люк. Недавно она уже была на чердаке, поэтому второй раз оказаться в царстве древних вещей не побоялась.

Включив фонарик и осветив низкое тёмное помещение, Бекка пришла в ужас. Плотная туча зелёных мух кружила над разлагающимся трупом…



***



Предыстория: осень 1990 года.


Запачканная грязью и свежей кровью молодая девушка в тонком промокшем от дождя лёгком платьице разравнивала перекопанную в саду землю. Рядом с ней усердно трудилась черноволосая худощавая женщина. Был поздний вечер, ливень не прекращался, холодный ветер доводил до озноба, поэтому они торопились.

– Хватит реветь! – проворчала женщина, работая граблями. – Завтра поставим здесь качели…

– Как ты можешь быть такой жестокой?! – всхлипнула девушка и упала на колени.

Она отбросила лопату в сторону и, опустив руки в мокрую землю, разрыдалась.

– Из-за него не стало Бекки! – заорала женщина, выпрямившись. – Поднимайся! Нужно избавиться от его вещей.

Затем без промедления подняла инструменты и зашагала к тёмному двухэтажному дому. А девушка загребла в руки землю и завыла. Её сердце разрывалось от боли, а силы покидали тело.

– Прости, Кхали! – сквозь слёзы выдавила она и закрыла глаза.



***



2015 год. За несколько дней до обнаружения трупа на чердаке.


Бекка приготовила блинчиков с арахисовой пастой, откупорила бутылку колы и села за компьютер. Она включила «ooVoo» и набрала маму. После нескольких гудков она, наконец, ответила.

– Как дела, дорогая? – радостно спросила женщина, мелькнув в экране. – Как прошёл день?

– Как обычно, – ответила Бекка, отпив глоток газировки. – С утра приезжал курьер. Привёз продукты, газеты, кое-что по мелочи. Потом прошли онлайн-переговоры с несколькими клиентами. Ну, а ближе к вечеру я пожарила блины, – улыбнулась она, поднеся тарелку к веб-камере.

Женщина засмеялась и подшутила:

– Сейчас прибегу на чай.

– Жду, – поддержала позитив Бекка. – Как папа?

– Задерживается на работе, – тяжело вздохнув, произнесла мама. – Солнце моё, наверное, мы приедем не раньше, чем через две недели. У него полный завал.

– Жаль, – с тоской изрекла девушка. – Мама, может мне завести кошку? Сначала я думала про собаку, но её ведь надо выгуливать. А кошка в самый раз.

– Отличная идея! Выбирай породу, и мы привезём тебе котёнка.

– Хорошо, – улыбнулась Бекка. – Я тут уже со скуки помираю. Думала на чердак заглянуть, покопаться в бабушкиных вещах.

– Там нет ничего интересного, – махнув рукой, сказала мать. – Тряпки да старый фарфор. Ты же знаешь, какой была Айседора. Собирала всякий хлам.

– Это точно, – согласилась Бекка.

Айседорой звали покойную бабушку. И за свои двадцать три года Бекка привыкла к тому, что дочь обращалась к матери по имени.

Айседора умерла четыре года назад. И дом остался пустовать. Отец Бекки много раз уговаривал жену продать его, но она наотрез отказывалась. А после трагедии, произошедшей с дочерью, особняк пришёлся как нельзя кстати.

Окраина городка. Тишина. Именно такая обстановка требовалась Бекке. И хотя дом был старым, девушка чувствовала себя вполне уютно. Она быстро привыкла к скрипучему полу и завывающим в ветреную погоду окнам. После пережитого на борту самолёта Бекка боялась только открытого пространства. А в стенах, какими бы мрачными они не казались, она чувствовала себя под защитой.

– Ты пьёшь лекарства? – спросила женщина.

– Да, мама! – вполне правдоподобно соврала дочь. – Ты каждый день задаёшь мне этот вопрос!

– Я волнуюсь, – произнесла та, вытирая выступившие слёзы.

Чтобы не доводить мать до плача, Бекка поторопилась попрощаться.

– Ладно, мама! Завтра созвонимся! Привет папе! Споки-ноки, – она послала ей воздушный поцелуй.

– Храни тебя Бог, дочка, – ответила мать.

После чего Бекка отключила связь, доела свои блинчики и поднялась в комнату. Спать ещё не хотелось, а заняться было нечем. От интернета уже тошнило.

Она повертела в руках баночку с лекарством, открутила крышку и бросила на ладонь пару пилюль.

– Как же они надоели, – проворчала Бекка и решила снова пропустить приём антидепрессантов. Она хотела сама справиться со страхами, а не пичкать организм наркотиками.

Бекка надела жёлтую пижаму с дурацким принтом «Sponge Bob Square Pants», завалилась на кровать и уставилась в серый потолок. Но даже монотонное тиканье старых часов не могло навеять сон. Какое-то время она повертелась, перемяв всю постель, а потом всё же снова поднялась.

Таблетки бы моментально вырубили её, но Бекка упрямо отказывалась от них. И даже закинула подальше в выдвижной ящик, чтобы лишний раз глаза не мозолили.

Бекка прошлась по комнате взад-вперёд и опять набрала маму. На этот раз она позвонила на мобильный.

– Не спишь? – с ходу спросила девушка.

– Нет, – ответила женщина. – Жду папу.

– Как подняться на чердак? Есть там лестница или что-то вроде?

– Бекка, тебе нечего делать на чердаке, – недовольным тоном ответила мама. – Там пыль, паутина и тараканы. Ещё, не дай Боже, оступишься и свалишься! Не заставляй меня нервничать! Слышишь?

– Да, мамочка, – с грустью произнесла Бекка.

– Не вздумай туда подниматься! Я приеду, и вместе перероем сундуки Айседоры, если тебе так интересно, какое барахло она так бережно хранила! Поняла?

– Да, – повторила Бекка.

– Я люблю тебя, дорогая, – уже ласково произнесла мама.

– Я тоже люблю тебя, – ответила девушка. – Пока, – она отключила телефон и тяжело вздохнула.

Бекка была упрямой, как баран. Если ей что-то вздумалось, то она своего добьётся! А когда мама запрещала что-то делать, та ещё больше загоралась желанием попробовать неизведанный плод.

Она собрала свои тёмно-каштановые волосы в хвост, взяла фонарик, табуретку и вышла в коридор, где у самого окна в потолке был люк, ведущий на чердак.

Бекка поставила стул в нужное место и с опаской посмотрела на зашторенное окно. Она знала, что там за окном сад, в котором она играла в детстве, и любимые качели. Сколько счастливых дней она провела на них!

«Вот бы сейчас выйти и покачаться!» – с унылой ностальгией подумала она. Но не могла сделать этого. Горько вздохнув, Бекка поднялась на стул и дотянулась до люка. Дверца поддалась сразу, заскрипев и осыпав девушку пылью. Она глухо закашлялась и потрясла головой.

– Приспичило же! – ворчала она себе под нос, откидывая деревянную крышку вглубь кромешной темноты.

Бекка взяла фонарик в зубы, подпрыгнула и, зацепившись руками за края, стала подниматься. Вот и пригодились физические тренировки в фитнесс-клубе, где раньше она проводила все вечера.

Ей даже не удалось выпрямиться в полный, хоть и невысокий рост. Слишком низким оказалось помещение. Бекка включила фонарик и осветила кучи запыленного, затянутого паутиной хламья.

Она тихонько прошла в самый центр и осмотрелась.

Старая посуда, подсвечники, статуэтки, музыкальные шкатулки, сломанные часы и многое другое вообще не заинтересовало Бекку. Она повертела в руках несколько безделушек и открыла большой пахнущий плесенью сундук. Внутри лежали какие-то велюровые распашонки. Бекка рассмеялась:

– Теперь ясно, почему дед сбежал от тебя! Ну что это за пошлятина?!

Она захлопнула сундук и снова закашлялась от поднявшегося клуба пыли. Потом уселась на крышку сундука и продолжила освещать чердак. «Ничего здесь нет!» – в отчаянии подумала Бекка. Но одна коробочка под кучей разваливающихся вещей всё же привлекла её внимание. Девушка дотянулась до неё и с трудом вытащила из-под завала. Небольшая некогда расписанная шкатулка из тонколистного металла оказалась лёгкой. Бекка потрясла её и услышала шуршание.

– Ну что ж! Любопытство хочет, чтобы его уняли, – проговорила она и открыла «сокровищницу». Пожелтевшая книжёнка с рассохшейся от времени обложкой заставила Бекку встрепенуться. На её лице даже взыграла улыбка.

– Бабуля вела дневник, – усмехнулась она, достав его из коробочки, которую тут же откинула в сторону.

Едва она приподняла завесу с чужими тайнами, как между страницами промелькнуло чёрно-белое фото и опустилось под ноги. Бекка наклонилась и подняла снимок, осветив его лучом фонарика.

– Симпатичный, – оценила она запечатлённого молодого брюнета с большими глазами и едва уловимой улыбкой. Потом перевернула фото и прочитала размашистую надпись «Кхали, 1990». Кто это такой, Бекка понятия не имела. Она отложила фото и заглянула в дневник. За эти двадцать пять лет, что он пролежал в металлической гробнице, листы стали разваливаться.



Читать бесплатно другие книги:

Все хотят быть успешными. Но каждый понимает успех по-своему – для кого-то однозначно важнее семья, для кого-то карьера,...
Автор брошюры – врач-вертебролог, около 30 лет специализирующийся на проблемах позвоночника у взрослых и детей и решении...
Девушка уже два года ходит в колледж на психолога. Отличные оценки. Есть абсолютно все, о чем можно только мечтать. К ни...
Как зарождалась теория относительности? Как повлияли революционные идеи Эйнштейна на представления о пространстве и врем...
Начало лета – время готовиться к экзаменам. И Темыч с Женькой честно хотели заняться именно этим. Друзья только на минут...
«Бедный попугай, или Юность Пилата» – это воссозданная история великой и развращенной империи, раскрытая автором с шокир...