W. Том 1. Не то чтобы мало, но жертвы были - Гусев Вячеслав

W. Том 1. Не то чтобы мало, но жертвы были
Вячеслав Игоревич Гусев


W – это писание о бытии и рабстве. В одной из школ одного города обитают нелюди среди учеников… Вэрт – гениальнейший из них, правящий сим губительным действом. Писание сие о нём, рабстве и бытии…





W

Том 1. Не то чтобы мало, но жертвы были



Вячеслав Игоревич Гусев



© Вячеслав Игоревич Гусев, 2017



ISBN 978-5-4485-5014-0

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero




Глава 1/2. «Психовведение»


Существует в городе ****** *** здание, школа оно. Это место собирает древнейших существ из первобытного мира, средневековья и современных деградирующих особей. Психический кошмар царит в ней, и безвыходность угнетает рабов её, учеников. Пир крови и боли. Веселятся, мечутся, гибнут. Кричат ещё и умоляют. Знания берут дань ничтожными жизнями несчастных учеников, которые находятся в личной собственности Вэрта, в его крепчайшей власти.

Книгу эту можно считать летописью. Потому что пишет раб Познающий, пишет историю, повествует о времени пребывания в страшном месте на Земле. И время некоторое описано будет в деталях и тонкостях, здесь правда. И не надо удивляться. Сообщу, разглашение правды сей казни подобно. Ведь кошмар местный не должны знать люди, не бывавшие в стенах школы этой, не видавшие крупных казней глупых учеников и их одиночные убийства, пытки, расчленение тел, людоедство. Но я поведаю всё. Кто творит это? Вэрт, питомец его – Бадэда да другие обитатели, учителя они…

Требуется сказать, что все в этой «школе» обитатели делятся на «классы». От «класса» часто зависит процент смертности его представителей и их права. Рабы, slaves, ученики – здесь одно и тоже. Ученики – основная масса жертв, убитых или скончавшихся от ужаса и пыток. Они не имеют прав вообще, полностью. Большинство рабов типичные, то есть исчезающие из школьной жизни бесследно, не считая гнилых трупов, хотя и их часто не остаётся (Бадэда ими питается), но рабы теоретически имеют мозг или подобие на него, но всё-таки имеют! И некоторые из них становятся отличающимися: они оставляют память о себе после своей казни ново пришедшим ученикам школы психического кошмара и страха. Все дети подвержены убийствам жестоким в этом здании, воздух которого хранит в себе былые боли. Часть смиряется с немилой своей участью и быстрей покидают школу: их останки закапываются у футбольного поля в траншее для труб, которую перекапывают по одному разу в месяц. Вэрт – хозяин, а что делать?

Другой «класс» – служители. Учителя, подобные рабам, пресмыкающиеся перед его величием и могуществом Wart’a. Они имеют некоторые права, но никогда не смеют убивать. За провинности получают наказания или…

Особый статус имеют существа, в основном, приближённые к Вэрту, но… «в каждом правиле есть свои исключения». Описания каждого можно будет найти в летописи.

Прочитав, «Психовведение», рождается адекватный вопрос, даже в неадекватных головёшках: «Зачем дети ходят в школу, если там их истязают и убивают?!» Ответ: «Да.»

Последнее: Пожалуйста! Не читайте сие писание дальше точки в конце этого предложения, потому как может быть лучше неведение.




Глава 1. «Бадэда. Прошлое»


Пойми красоту ужасных существ —

Они существуют, а бытие прекрасно!


День был с оттенком болотного мха. Немного жертв для начала, лишь картина вызывала рвоту у молодой рабыни, обучающей несчастных детей языку гоблинов и орков. Она учитель, но ещё не перешла под полный тяжёлый контроль местного хозяина, поэтому ей было жалко наблюдать за растворяющимися в топи психоразложения подростков. Ей казалось неправильным искусственно развивать у «нормальных» людей паранойю. Это ошибка в точке её зрения. Это заблуждение в её мировоззрении. Потому что паранойя была исцелением больных душ обречённых рабов. Вэрт то лучше это знал!

Ор, дикий ор. Какой же ужас они испытали! Не первые они, да и не… Бадэда зашла в свой паутинный обитель. Это уродливое: крупное, с жабьей кожей, но более человеческого цвета. С обилием холодного жира тело, окутано тёмными одёжами из бархата, коим обивают внутреннюю полость гробов, только не красного, а буро-зелёный, болотный материал был на ней. Щёки чуть-чуть дрожали, когда смрадный рот, воняющий испорченными пряниками открывался, для выдачи звуков из гортани. Это существо тонким голосом проговаривало какую-то угрозу, предупреждая слушателя о его скорой смерти, а после натягивало на голову своей жертве душный рот и откусывало голову… В основном, так она убивала живых; вздувшиеся трупы выпивались, будто огромной паучихой.

Что касается одежды, такой стиль Бадэда предпочитала во времена Средневековья, в года прелой юности, романтических ночей и новых вкусах мяса. Но материя одежды тогда была грубее: вроде бархат, вроде брезент, вроде джинсы. С тех пор всё поменялось: она стала модной по оценке современного развития Мира. Теперь одета в стильную джинсовую куртку и недлинную, просторную, чёрную юбку.

Тогда это безжалостное чудовище разоряло земли северной Германии, Скандинавии, территории нынешней Польши. Убивала десятки людей в день. Раздирала своих жертв и лакомилась только самым вкусным на её взгляд: мозг, лёгкие, подкожный жир. Остальное низко душно дарила мелким падальщикам и маргиналиям.

До встречи с Вэртом она была «вольной птицей», после стала питомцем. Честно говоря, ей это более удобно. Прошли смутные века, и Бадэда тихо обитает в здании школы №**.

Перемена прошла. Урок Жизнедеятельности отрезвил коридоры от пасмурного настроения, впитанного пасмурным сентябрьским днём. Вэрт – преподаватель этого полезного предмета. Так Вэрт, с большой радостью на ль… лице сдирал со стоящего у тёмно-зелёной школьной доски ученика противогаз вместе с кожей. Крик становился хриплым, когда противогаз был снят. Весь. Раб упал на колени, хватаясь за кровавое лицо своё (возможно, он не понимал, что скальп уже был снят). Парты были полностью засажены учениками, но с редка прополоты. Их саженцы сидели с натянутыми противогазами на тупых головах, в которых сидели мысли… Нет, конечно, нет там мыслей. Мыслей! Громко сказано: мозгов, как таковых нет, а я про мысли… Раб лежал на полу перед всем классом своих братьев и сестёр по рабству тягостному. Живой пока, но в агонии.

Вэрт имеет облик высокого человека лет шестидесяти. Не толстый, сухой в смысле кожных покровов, кожа слегка красно-оранжевая, более красная, чем оранжевая, но более людская, чем красная. От лба до макушки лысый, слева и справа его кожный череп покрыт короткими седыми волосами. Внешность человеческая, а душа… (Лучше об этом позже узнаете, чем я прилагательными обмажу).

Хозяин, властелин… Да, в этом действе его надо назвать властелином. Он прыгает вверх на всю возможную для него высоту в тот день, взмывает в тёплом воздухе; наказанный раб хотел спастись и начал почти ползти на животе к передней парте, но всё: могучий Вэрт со всей силой ударил своими длинными ступнями, обутые в туфли, приземляясь на спину жертвы. Жертва хрустнула, изо рта прыгнули лёгкие; жалкий раб, слегка поворачивая голову влево-вправо хрипел густо, но звонко: ай-ай… ай-ай… Властелин прыгал ещё и ещё, в воздухе он прижимал свои колени к груди. «Ай-ай… ай…» – скончался страдающий раб. Этот урок нанёс очередной след в памяти свидетелей той расправы.

Спасительный звонок. По мёртвым коридорам помчались люди, на короткое время скудно оживляя их. У класса, известного мной и психопатами следующим уроком должен был быть урок родного языка, поэтому ученики имели возможность испытывать сорока пяти минутное спокойствие. Они были счастливы, у одной девчонки случился психоз по поводу урока. Вообще ей было свойственно раздражать всех, но больше нравился раб Тихий. Она из тех рабов, которые были психичнее других, имя ей Орэндж Рэйпер.

Бурым мхом порос труп раба, убитого на уроке Вэрта. Кровавое тело валялось у футбольного поля, на него смотрели первоклассники, ставшие школьниками неделю назад. Тролль спортивных залов добрый и шерстистый, он проводил всё время своего существования на первом этаже, где располагались два спортивных зала: большой и маленький, две раздевалки: мужская и женская, кабинет учителей физкультуры и кабинет хореографии. Вот он добрый, поэтому приучал ново рабский компонент к крови, к мерзости, к лишениям, к смерти… Он не справлялся с этой задачей, ведь не Вэрт и Бадэда, а тролль и слуга. Он один из немногих, он один из всех. Такой. Тролль шерстистый.




Глава 2. «Вэрт Фюрер»


Был день, была ночь, был лес,

Пришёл Вэрт и расправился с людьми.


Страх – это вселяет он. Страдания – этим питается он. Быть – это хочет он. Можно дополнить: рабы – это видит он; но здесь не к месту, так как тут будет некоторая часть истории о существовании Вэрта Фюрера, о школе пока нет упоминаний.

В отличии от Бадэды, Вэрт большую часть Средневековья провёл не в Западной и Северной Европе, а на своей родине, хотя точно она не найдена, но скорее эта земля Русской равнины, а может и одно из разрушенных в древности доисторических государств на территории Азии. Ещё многие годы продиковал в Африке (в Западной), хотя родина его…

В Африке он оказался не случайно: прибыл для получения особых знаний и ещё он искал меня, но ошибся с эпохой. Ему повезло в будущем, ведь я сам его нашёл.

Странно, но внешность его всегда была одинаковой, по крайней мере со Средневековья.

С таким видом он бегал в Африке, блуждал по Средневековой Европе… Сейчас! Он не изменился. В каждой эпохе его признавали современником. Даже коренные африканцы так думали, понимая, что он чужак, хотя он был схож с восточными европейцами по менталитету и жестокостью с западными. «Как он обрёл этот образ? Откуда он? Кто он вообще такой?!» – эти и другие вопросы актуальны сегодня тоже и также. Вывод: Вэрт – тайная личность.



Читать бесплатно другие книги:

Русский подросток и американский журналист попадают в Судан, охваченный огнем революции. Пройдя опаснейшие испытания, ге...
Я с детства увлекался фантастикой, читал Стругацких, но по возрасту не понимал смысла этих книг, и тут недавно стал пере...
Странствуя по Америке, Джек Ричер раздобыл свежий выпуск армейской газеты – и с удивлением обнаружил в разделе объявлени...
Начиная свой обычный рабочий день, никогда не знаешь, чем он может закончиться. Утром ты – менеджер агентства по оценке ...
В секретном исследовательском центре «Люкс» словно поселился злой дух – ученых начали мучить видения и голоса из ниоткуд...