Тайна черного озера - Янкин Роман

Тайна черного озера
Роман Янкин


Кошмары. Они преследуют Злату в старом особняке, где она проводит остаток каникул. От жутких видений девочка почти каждую ночь просыпается с криком… Может, в этом виновато таинственное озеро со странной непроницаемо-черной водой, которое Злата видела около дома? И однажды во сне она узнает его тайну: если прольется кровь трех дев, на свободе окажется древнее зло. Два таких случая уже произошли. Не хватает последней жертвы…





Роман Янкин

Тайна черного озера





Глава первая

Тревожные сны


В приметы, особенно в плохие, Златка Сотникова не верила принципиально. По той простой причине, что все эти глупости, как она считала, вообще не должны запаривать нормального человека двенадцати лет. Но все же, если бы в тот солнечный августовский вечер, когда Златка в самом радужном настроении возвращалась из бассейна домой, ей случайно перебежала дорогу черная кошка или, например, повстречалась женщина с пустым ведром, можно было хотя бы чуть-чуть насторожиться… Ну, понятное дело, не всерьез, а на всякий случай! Но ведь нет же! Ни коварных кошек, ни подозрительных женщин… Да и вообще никаких дурных знаков, которые могли бы стать предвестниками плохих новостей, Златка не заметила! Однако, едва переступив порог и увидев на мамином лице совсем не свойственную ей виноватую улыбку, она сразу же поняла, что судьба приготовила какой-то сюрприз. И, судя по выражению маминого лица, не особенно приятный! Ощущение охватившей тревоги усилилось еще больше, когда Златка вошла в комнату: папа, устроившийся в своем любимом кресле с газетой в руках, тоже выглядел каким-то непривычно растерянным. Девочка вновь перевела недоуменный взгляд на маму. Та в свою очередь с надеждой посмотрела на папу, ожидая от него поддержки. Папа ободряюще кивнул и тут же быстренько укрылся за газетным разворотом. А мама глубоко вздохнула, словно готовилась нырнуть в прорубь с ледяной водой. Она даже на мгновение сомкнула веки! Наконец, когда девочка уже начала изнывать от тягучего ожидания какой-то определенно безрадостной новости, мама, решившись, начала говорить. И после первых же ее слов Златкино тоскливое предчувствие тотчас лопнуло, как чрезмерно раздутый пузырь из жевательной резинки, и предательски обвисло унылыми лоскутками несбывшейся мечты. Во всяком случае, самой Златке именно так все и представилось, потому что из сбивчивой маминой речи она сразу уяснила, что долгожданный отдых на побережье Адриатического моря отменяется из-за крайне важной служебной поездки родителей за границу, в северный город с длинным труднопроизносимым названием. А Златке предлагалось провести это время в гостях у тети Лины – недавно закончившей университет маминой двоюродной сестры, которой в этом году было предложено поработать директором музея в какой-то невообразимой глухомани!

Это был полный облом! Не в силах произнести ни слова и стараясь не разреветься во весь голос от такого офигительного поворота событий, Златка с размаху плюхнулась в стоящее у самого входа в комнату кресло и мрачно уставилась на маму. Тем временем мамин голос начал постепенно приобретать привычную уверенность, и она принялась расписывать Златке все прелести сказочного уголка, в котором той предстояло бездарно убить остаток летних каникул. При этом она говорила с таким неподдельным энтузиазмом и искренним восторгом, что девочке на какой-то миг даже почудилось, будто мама и сама вот-вот откажется от срочной загранкомандировки и отправится вместе с любимой дочкой в сказочный край нетронутой флоры и непуганой фауны.

– Симпатичное уютненькое местечко, – самозабвенно говорила мама, – чистый воздух, лес, река…

– Кисельные берега, – уныло вставила Златка, прервав вдохновенную мамину речь. – А вокруг – толстый-претолстый слой озона… Мам! Ну, какой еще лес? Какая река? О чем ты говоришь? Вы ведь из-за этой поездки даже покупку щенка договорились на время отложить, а теперь что? Ни щенка, ни Италии!

Мама смутилась и вновь растерянно повернулась к папе. Именно в этот момент тот неосторожно выглянул из-за своей спасительной газеты и теперь был вынужден продолжить начатый мамой нелегкий разговор с не на шутку расстроенным ребенком.

– Злата, пожалуйста, поверь мне, – проникновенно начал папа, – все наши планы остаются в силе, и никуда Италия от нас не денется. Во время рождественских каникул мы туда обязательно отправимся, и уж на этот раз никаких проблем с отпуском у нас с мамой не будет.

– Честно? – недоверчиво спросила Златка, проницательно изучая лица родителей.

– Чтобы я в одночасье облысел, – торжественно произнес папа и тут же провел рукой по волосам, словно и в самом деле опасался за сохранность своей пышной шевелюры, благодаря которой, по семейному преданию, пятнадцать лет назад молодой биохимик раз и навсегда пленил сердце юной студентки факультета иностранных языков.

Не в полной мере удовлетворившись папиной клятвой, Златка пристально посмотрела на маму.

– Чтобы я поправилась на пять килограммов! – жутким шепотом произнесла мама, которая старательно следила за своей фигурой, строго соблюдала самые разные диеты и регулярно посещала спортивный зал.

Столь сокрушительные аргументы просто не позволили Златке усомниться в искренности родителей, и уже на следующий день в сопровождении мамы она оказалась на железнодорожном вокзале.

Пока Златка с откровенно скучающим видом изучала суетливое перемещение пассажиров по перрону, мама направилась к двери вагона, который должен был доставить Златку прямиком в гостеприимные объятия малознакомой родственницы, и остановилась рядом с проводницей. Златка со скучающим видом зевнула, подошла поближе и прислушалась. Говорила в основном мама. Взволнованно жестикулируя, она объясняла рыжекудрой даме в лихо сдвинутой набекрень синей пилотке, что «девочка впервые отправляется в поездку самостоятельно».

Хозяйка вагона внимательно слушала, время от времени поглядывала на Златку и понимающе кивала. Причем делала это она так старательно, что ее фирменный головной убор уже давным-давно должен был бы свалиться ей под ноги. Тем не менее каким-то чудом он продолжал оставаться на месте, и Златку даже посетила мысль о том, что волосы у проводницы могли оказаться совсем не настоящими и пилотка была просто хитроумно приделана к пышному рыжему парику. Правда, уже в следующую секунду собственное предположение показалось девочке таким прикольным, что она, не выдержав, насмешливо фыркнула. Губы ее невольно растянулись в улыбке, и она неожиданно почувствовала, что настроение у нее немного улучшилось.

Проводница незаметно подмигнула Златке и, забрав у мамы билет, в последний раз заверила ее, что обязательно присмотрит за дочкой.

К выполнению данного Златкиной маме обещания она честно приступила вскоре после того, как поезд отошел от вокзала. Когда Златка, сидя в гордом одиночестве в двухместном купе, старательно оттирала со щек узоры боевой раскраски, оставленные яркой губной помадой маминых прощальных поцелуев, дверь плавно отъехала в сторону. Добродушная проводница сочувственно посмотрела на Златку, водрузила на стол поднос, на котором пирожные, бутерброды и стакан горячего янтарного чая соседствовали с целой кипой комиксов в разноцветных обложках, и, ободряюще улыбнувшись, удалилась.

Перекусив, Златка принялась перелистывать глянцевые страницы одного из журналов и внезапно почувствовала, что невероятные приключения рисованных персонажей вызывают у нее чувство острой зависти. Придуманные художником герои любили и ненавидели, блуждали в жутких лабиринтах древних подземелий и сражались с ужасными монстрами, а тут… Златка подавила полный разочарования вздох и прильнула к окну. За стеклом не наблюдалось ничего интересного. Лишь проплывала бесконечная панорама перелесков и деревушек в два-три десятка домов, да и та потихоньку растворялась в незаметно подкравшемся вечернем сумраке, изредка вспыхивающем огоньками маленьких станций, на которых скорый поезд не останавливался. Вскоре совсем стемнело, и Златка включила ночник, разливший вокруг волны мягкого золотистого цвета. Вскоре, предварительно постучав, в купе заглянула проводница. Убедившись, что у девочки все в порядке и пожелав ей спокойной ночи, она удалилась и оставила Златку одну. Вернее, наедине с невеселыми размышлениями о том, что ее может ожидать в провинциальном городке, название которого, напечатанное мелким шрифтом, с большим трудом удалось обнаружить в географическом атласе лишь после долгих и старательных поисков…

Под мерный стук колес незаметно для себя Златка уснула и пробудилась только утром.

Девочка взглянула на часы. Ничего себе, уже почти одиннадцать! В изголовье по-прежнему горел так и не выключенный с вечера ночник, а осторожно просачивающийся через оконное стекло пропитанный дождем бледный свет безуспешно пытался развеять остатки сна, тревожно-непонятного и вместе с тем казавшегося удивительно реальным! Собственно, почти все Златкины сновидения, насколько она помнила, всегда казались ей цветными, и она неизменно удивлялась, если кто-то говорил ей, что редко видит подобные сны. Нет, у нее они действительно были только такими! Некоторые из ее снов отличались тем, что были удивительно похожи на правду, а иные поражали воображение своей невероятностью… Правда, рано или поздно любой из них, даже самый яркий, рассыпался на крошечные осколки пестрой мозаики, и собрать их в единое целое уже ни за что не удавалось!

Этот же сон, похоже, никуда исчезать не собирался…

…Со всех сторон Златку плотно окутывал густой кисель угрюмо-свинцового тумана. Неподалеку смутно угадывались очертания поверхности какого-то водоема. Скорее всего, это был небольшой пруд. Вокруг него, в вязкой пугающей тишине, застывшими молчаливыми стражами высились могучие силуэты исполинских деревьев.

Внезапно серое безмолвие нарушил оглушительный треск. В воздухе, прямо над тем местом, где еще несколько секунд назад виднелся пруд, непонятно откуда возникла сверкающая черная полусфера, похожая на половину разрезанного поперек гигантского черного яйца. Ее стенки напряженно вибрировали, и, казалось, она с трудом справляется с неистовым напором живущей внутри ее клокочущей массы. При этом Златка отчетливо понимала: едва границы разомкнутся – столетиями томившееся в заточении беспощадное и жаждущее стремительной мести зло вырвется на свободу. До полуночи оставались считаные секунды, и медлить было нельзя! Осторожно пошевелив правым плечом, девочка ощутила ключицей успокаивающее давление широкого кожаного ремня. Златка согнула руку в локте. Плавно, будто опасаясь раньше времени насторожить то неведомое, с чем ей сейчас предстоит неминуемо встретиться, она потянулась к левому бедру…

Девочка энергично потрясла головой, стараясь окончательно избавиться от странного ощущения того, что все это происходило с ней наяву. Затем, сунув ноги в свои любимые тапочки с изображением Винни-Пуха, она критически посмотрела на свое отражение в большом зеркале на двери купе, зевнула и отправилась умываться. Впрочем, особо спешить было некуда: судя по расписанию, которое висело на стене у входа в служебное купе, ехать еще предстояло не меньше семи часов…



…Городок, где Златке предстояло скоротать последние дни уходящего лета, встретил ее неприветливым моросящим дождиком и хмурым низким небом, в которое упирался острый шпиль двухэтажного здания вокзала. Скучную картину пустынного перрона оживляли три ярких пятна: оранжевый жилет стоявшего под козырьком у входа железнодорожного рабочего, прикорнувшее на углу желтое такси и красная рубашка длинноволосой девушки в светло-голубых джинсах, которая пряталась от капризной погоды под огромным зонтом.

Махнув на прощание сигнальным флажком, проводница опустила откидную крышку ступеней и закрыла дверь. Состав дрогнул и стал быстро набирать скорость. Вскоре громыхнувшая на рельсовом стыке зеленая вереница вагонов огромной металлической гусеницей скрылась за поворотом.

Златка натянула на голову капюшон и поправила у себя на плече ремешок дорожной сумки, которую мама заботливо набила до отказа всякой всячиной. И тут же откуда-то из глубин памяти вырвалось очень знакомое ощущение… Ощущение уверенности и силы, вызванное приятной тяжестью широкого, проклепанного металлом кожаного ремня. Быстро появившись, призрачное воспоминание так же неуловимо и стремительно исчезло. Но Златке хватило всего лишь нескольких мгновений, чтобы понять: оно пришло из сегодняшнего странного сна. Однако как следует поразмышлять об этом Златке не удалось. Она заметила, что к ней приближается широко улыбающаяся блондинка с черным зонтом, и сообразила, что это и есть мамина двоюродная сестра.

– Ну наконец-то, Златочка! С приездом! – воскликнула девушка, чмокая Златку в щеку. – Ты так на свою маму похожа! Я тебя сразу узнала, как только увидела… Тем более что из поезда все равно больше никто не вышел, – добавила она и заразительно расхохоталась, развеяв все Златкины опасения по поводу предстоящего общения с унылой «музейной мышью» в лице двоюродной тетки.

А ты меня, наверное, плохо помнишь, – заметила мамина кузина, продолжая с интересом разглядывать Златку. – Я ведь гостила у вас, когда еще сама училась в школе, примерно лет десять назад…

Златка произвела в уме несложное арифметическое действие и поняла, что могла общаться со своей юной тетушкой, пребывая в возрасте неполных трех лет от роду.

– Если честно, то я вас совсем не помню, тетя Лина, – несколько сконфуженно призналась Златка.

– Что еще за тетя? – ошеломленно взглянув на девочку, воскликнула та. – Неужели я выгляжу настолько древней, а?

– Извините… – пробормотала Златка, – просто я подумала, что вы…

– И никаких «вы»! – решительно заявила Лина и, завершив таким образом ритуал встречи с племянницей, обняла Златку за плечи и повлекла к автомобилю.

В машине было сухо и тепло. Таксист включил радио, и в салоне зазвучал приятный, но, как показалось Златке, немного печальный голос:

– Я вновь приветствую всех, кто настроился сегодня на нашу волну и присоединился к нам. К сожалению, несмотря на радужные заверения синоптиков, уходящий день, как, впрочем, и несколько предыдущих, не порадовал нас хорошей погодой, но, право, не стоит огорчаться. Ведь мы-то с вами прекрасно знаем, что ненастье для того и существует, чтобы в конце концов обязательно уступить место солнцу. И когда-нибудь мы его обязательно дождемся. А пока я, всегда искренне ваша – ведущая Атака, хочу предложить вам кое-что из обоймы своих любимых песен.

Златка слушала красивую мелодию и глазела в окно. Автомобиль мягко шуршал шинами по мокрому асфальту. На одном из поворотов водитель сбавил скорость и свернул с шоссе на узкую улочку, тесно застроенную старинными домами. Здания, в основном двухэтажные, были украшены забавными башенками, затейливой лепниной и замысловатым орнаментом с гербами. Златка даже поймала себя на мысли, что находится на съемочной площадке, среди декораций какого-то исторического фильма. Иллюзию старины нарушали лишь звуки проезжающих по шоссе машин, вполне современные вывески магазинов да встречающиеся кое-где рекламные щиты и тарелки телевизионных антенн.

Выгрузившись из машины прямо напротив красивых ворот, чугунные прутья которых сплетались в диковинный узор, Лина и Златка направились по пересекающей старый парк асфальтированной дорожке к стоящему чуть поодаль особнячку.

Видно было, что здание совсем недавно отремонтировали. Стены его были покрыты розовой штукатуркой, а колонны у входа покрывала сверкающая белая краска.

Златка шагала рядом с Линой и с любопытством смотрела по сторонам. Уже поравнявшись с массивной дверью темного дерева, девочка краем глаза заметила, что рядом с домом, за стволами могучих дубов, находится какой-то водоем.

Из прохладного полутемного вестибюля наверх уходили ступени белой мраморной лестницы. По ней Златка в сопровождении Лины поднялась на второй этаж. Здесь было значительно светлее: лучи внезапно выглянувшего из-за насупленных туч предзакатного солнца прочертили золотые дорожки на стенах и тщательно натертом паркете.

– Вот это и есть наш музей, – объявила Лина остановившейся Златке, которая недоуменно крутила головой, явно не понимая, чего это ради прямо с вокзала, да к тому же на ночь глядя они заявились в какой-то музей.

– Внизу у нас находятся залы для будущих экспозиций, библиотека и архив, – продолжала Лина, – а на этом этаже – мой кабинет и разные хозяйственные помещения. В конце коридора – кухня, кладовка и ванная, а здесь – что-то вроде жилых комнат…

– Так ты прямо здесь живешь? – восхитилась Златка. – Супер! Спустилась по лестнице – и уже на работе! Вот бы мне так, а то до гимназии почти полчаса каждое утро добираться приходится…

– Ну, ты знаешь, это временно… Вообще-то, я живу в самом городе. Он в другой стороне от вокзала находится, километрах в двадцати отсюда. А эти места у нас принято считать чем-то вроде исторического заповедника. Например, в этом самом доме побывали многие известные личности: композиторы, художники, писатели…

– Классно! – с уважением протянула Златка. – А ты, значит, здесь самая главная?

– Скажешь тоже! – насмешливо фыркнула Лина. – Какая я главная! Временно исполняющая обязанности директора краеведческого комплекса! Хотя звучит красиво, правда?

– Ага! – согласилась Златка. – Только не очень понятно…

– А что тут непонятного? Какой из меня сейчас директор? Я ведь совсем недавно институт кончила. А здесь, скорее всего, будет совсем другой человек командовать, с опытом работы.



Читать бесплатно другие книги:

Каждый человек, сдавая анализ, имеет право знать:...
Как часто у нас портится настроение от того, что мы катастрофически ничего не успеваем, а в попытках хоть что-то успеть ...
В советские годы рядовой Советской Армии Владимир Кубанский прошел обучение в таинственной Школе, получив недоступные об...
В этой книге есть все, от чего воротит высоколобых критиков, но что по сердцу настоящим любителям фантастики. Пришельцы ...
Астробиолог Грег Новак возвращается на Землю спустя много тысячелетий после начала неудачной экспедиции в поисках новой ...
Все замечательно в деревеньке Большие П.: и на зуб есть еще пока что положить, и народ, несмотря ни на что, продолжает п...