Воскрешение - Виге Дебби

Воскрешение
Нэнси Холдер

Дебби Виге


Проклятые #5
Темный маг Мерлин изменил прошлое, и мир стоит на грани крушения. Избавить людей от всеобщей гибели может только невинное существо, младенец, отец которого неизвестен. Но он же может и погубить человечество, так сказано в книге пророчеств Мерлина. Оуэн, маленький сын светлой ведьмы Николь, оказывается в центре интересов темного мага, Мерлин подсылает к ребенку девушку-зомби, чтобы выкрасть сына у матери. Сама Николь мучается в раздумьях – не предать ли смерти собственного младенца и тем самым уберечь мир, – ибо все знамения и приметы указывают на то, что речь в пророчестве идет о ее сыне…

Впервые на русском языке мистический сериал «Проклятые», попавший в списки бестселлеров «Нью-Йорк таймс»!





Нэнси Холдер, Дебби Виге

Проклятые. Кн. пятая. Воскрешение


Всем, кто с нетерпением ждал эту книгу. От чистого сердца благодарим преданных поклонников! Благословенны будьте.

    Нэнси Холдер и Дебби Виге




От авторов




Спасибо, Дебби, за дружбу, совместное творчество и неизменную поддержку. Благодарю и тебя, Майкл дель Розарио. Ты – лучший! Эту книгу я посвящаю вам обоим, а также моей дочери Белль. Она – живое доказательство тому, что все мы – олицетворение магии и чудес.

    Н.Х.



Спасибо, Нэнси! О таком прекрасном друге и коллеге, как ты, можно только мечтать. Особая благодарность непревзойденному редактору Майклу дель Розарио за веру в роман. Также хочу поблагодарить людей, которые всю жизнь меня поддерживали: мужа, родителей, сестер и черного котенка Шредингера – он сидел у меня на коленях и «помогал» печатать.

    Д. В.




Пролог


Едешь на ярмарку в Скарборо ты?
Розмарин, петрушка, шалфей…
Может, найдешь средь людской суеты
Ту, что была судьбою моей.

Пусть же сошьет мне рубашку она,
Розмарин, петрушка, шалфей…
Но без иголки да без полотна —
Тогда станет судьбою моей.

Пусть же заменит ей воду песок,
Розмарин, петрушка, шалфей…
В старом ручье, что давно пересох,—
Тогда станет судьбою моей.

А просушить пусть повесит на терн,
Розмарин, петрушка, шалфей…
Тот, что не цвел там с начала времен,—
Тогда станет судьбою моей.

Если же справится ловко со всем,
Розмарин, петрушка, шалфей…
Пусть что угодно попросит взамен —
Она станет судьбою моей.

Проклятые

Едешь на ярмарку в Скарборо ты?
Розмарин, петрушка, шалфей…
Встретится ль тот средь людской суеты,
Кто был прежде судьбою моей?

Пусть же отыщет он луг заливной,
Розмарин, петрушка, шалфей…
Где берег встречается с пенной волной —
Тогда станет судьбою моей.

Пусть, укротив, запряжет ветер в плуг,
Розмарин, петрушка, шалфей…
Засеет одной горошиной луг —
Тогда станет судьбою моей.

Пусть урожай скосит лунным серпом,
Розмарин, петрушка, шалфей…
Вереском сжатое свяжет потом —
Тогда станет судьбою моей.

Ну а когда он все выполнит сам,
Розмарин, петрушка, шалфей…
Как обещала, рубашку отдам —
Он ведь станет судьбою моей.

Если не сможешь – прошу я тогда,
Розмарин, петрушка, шалфей…
Хоть попытайся! Иначе беда —
Ты не станешь судьбою моей.

Ставит условья Любовь без конца
Розмарин, петрушка, шалфей…
Вечно хотят убедиться сердца:
Ты ли станешь судьбою моей?




Часть первая

Мельхиор


На закате времен короли и властители упокоятся в земле, а сокровище перейдет к иным – неспособным постичь его мощь. Слишком поздно поймут они, каким страшным наследием владеют, слишком поздно узнают о наложенном на него проклятии…

    Древнее пророчество кельтов




1. Золото


Бои, победы, круговерть…

Потом с косой явилась смерть.

Но Деверо еще сильны,

И наше царство – царство тьмы



Не пляшут под луной Каор —

Следит за нами злобный взор.

Страшимся – наползает мрак…

Так жжет, не вынести никак!





Фантазм, Пандиона, Жан и Изабо



Средневековье, Франция

Динь-динь-динь…

Древний сокол Фантазм, дух-хранитель рода Деверо, вырвался на вольные просторы, воспарил над зелеными лесами Франции. Колокольчики на его лапках мелодично позвякивали, словно браслеты на щиколотках храмовой танцовщицы. Внезапно учуяв манящий запах сокола Пандионы, духа-хранителя семьи Каор, Фантазм изобразил на свой, птичий, манер нечто вроде плотоядной ухмылки. Сын герцога Лорана скоро возляжет на супружеское ложе с дочерью из рода Каор. Кто знает, может, и ему, Фантазму, удастся овладеть Пандионой. Или же он просто разорвет ее на клочки.

Бум-бум-бум…

Загонщики пытались стряхнуть с деревьев сервов, молотя жердями по ветвям дубов в надежде изгнать упрямые жертвы из жалких укрытий. Более мелкая добыча – косули, кабаны и пернатая дичь – предназначалась для великого пиршества по случаю грядущей свадьбы Жана де Деверо и Изабо де Каор. Да, старинные враги намеревались сочетаться брачными узами – вот результат многолетних интриг, расчетов и убийств.

Как полагали Деверо, сто лет назад Николетта Каор коварно отравила Илая, сына самого могущественного во Франции колдуна, а затем сбросила тело в ров.

Семья Каор, в свою очередь, обвиняла Деверо в том, что Илай заманил их дочь-ведьму на празднества в Скарборо и порубил на куски.

Ни одно из обвинений так и не удалось доказать. Теперь же, сотню лет спустя, история вот-вот повторится… Деверо и Каор породнятся? Как бы не так! Едва один уснет, другой наверняка тут же заколет спящего.

Юный красавец Жан вскинул руку: Фантазму пора возвращаться. Далеко позади охотников скакала в одиночестве Кариенна, любовница Жана – недолго ей осталось пребывать в этом статусе.

Кап-кап-кап, падают слезы; тук-тук-тук, взволнованно стучат сердца… А невидимые силы, собирающиеся в очередной раз стравить два великих клана, лишь тихо посмеиваются.



В замке, расположенном в нескольких лье от замка Деверо, протестующе звенела колокольчиками привязанная к жердочке Пандиона – ей так хотелось поохотиться! Легкий порыв ветра принес запах Фантазма. Ну уж нет! Она скорее выцарапает глаза проклятому соколу колдунов, чем позволит восседать на предстоящей свадьбе.

Закутанная в бесконечные ярды черной, расшитой серебром вуали, королева-ведьма Катрина Каор готовила дочь к бракосочетанию с Жаном де Деверо. Она простирала к Богине омытые жертвенной кровью руки, желая укрепить духом рыдающую от страха и ненависти девушку. Изабо выйдет замуж за Жана, но союз их будет недолог.

Если гордые колдуны Деверо не откроют Каор тайну Черного огня, то все до единого умрут в своих постелях, прежде чем завершится год, – такую клятву принесла Катрина. Изабо слушалась мать беспрекословно: девушку с младых ногтей учили подчиняться не повелителю-супругу, а подарившей жизнь владычице. Отец, разумеется, тоже имелся – Робер, – но в роду Каор всем безгранично заправляли женщины. По их мнению, мужчины – существа презренные и ничтожные – требовались исключительно для продолжения рода, ничего более.




Жеро, без нее



Настоящее

– Холли… – прошептал Жеро Деверо во мраке.

Отныне его удел одиночество. И сны…

«Едешь на ярмарку в Скарборо ты? Если бы повернуть время вспять, возвратиться… Как я мог так поступить?! Все кончено, выбран иной путь…»

А теперь… теперь его жизнь – сплошное сожаление: ни проблеска счастья, одна лишь боль.

«Увидеть бы ее напоследок перед смертью… а если нет, то и правда лучше умереть! Холли Катере, ведьма Каор, ты околдовала меня – и сломила. Рогатым Богом заклинаю, будь ты проклята, люби меня, люби по-прежнему! Молю…»

Тук-тук-тук, стучит сердце, трепещет душа.




Доктор Найджел Темар и Ееката



Сиэтл

Даже не верилось, что началось все с кошки. Речь, разумеется, не об обычном уличном зверьке, а о воскресшем помощнике ведьм. Да, Найджелу неслыханно повезло – он нашел кошку-зомби: шипящее, сердито фыркающее животное застряло под развалинами дома.

Доктор забрал кошку в лабораторию для подробного изучения. В магии он смыслил мало, но в науке ему не было равных. Найджел не сомневался, что благодаря этому зверьку осуществит заветную мечту. Всю жизнь он посвятил исследованиям, а недостающее звено наконец обнаружилось в маленьком кошачьем теле.

Самым удивительным, пожалуй, оказался тот факт, что воскрешенное создание невозможно убить: животное всякий раз оживало, такое же озлобленное и непостижимое. Говорят, кошка сдохла от любопытства, но, удовлетворив его, воскресла. Отчего умерла, в частности, эта, Найджел понятия не имел.



Читать бесплатно другие книги:

Александр Иличевский отзывается о прозе Натальи Рубановой так: «Язык просто феерический, в том смысле, что взрывной, ясн...
Роман «Асти Спуманте» знаменитой православной писательницы Юлии Николаевны Вознесенской – первый в серии «Русские дела» ...
Рассказ из сборника «Ранние дела Пуаро»....
Рассказ из сборника "Ранние дела Пуаро"....
Рассказ из сборника «Ранние дела Пуаро»....
Если тебе немного за двадцать, ты только что вышел на дембель и еще не придумал, чем бы тебе заняться, то почему бы не д...