Засланный казачок - Соболев Сергей

Засланный казачок
Сергей Викторович Соболев


Детектив Стас Нестеров #2
Не желают власти Литвы пускать к себе молодую журналистку Юлю Поплавскую. Что ж, помогут чеченцы, они обещают нелегально переправить ее через границу. В итоге она оказывается в каком-то подвале, ее похитители требуют у папочки-бизнесмена выкуп за дочурку. Частные детективы Стас Нестеров и Римас Мажонас выходят на след похитителей, но тут в дело вмешивается неожиданный «помощник» и уводит Юлю из подвала. И сыщики, и чеченцы преследуют беглецов. Похоже, что без крутой схватки обойтись не получится…





Сергей Соболев

Засланный казачок


Это произведение – целиком плод авторского воображения. Всякое совпадение с реально существующими людьми и организациями является случайностью. Исключение составляют лишь некоторые приметы времени и общеизвестные исторические факты





ХОДИТ ПТИЧКА ВЕСЕЛО ПО ТРОПИНКЕ БЕДСТВИЙ


Юля отловила таксомотор примерно в квартале от гостиницы, то есть действовала так, как ей было велено.

Намного сподручней, конечно, было бы высвистать карету с шашечками к парадному отеля, сделав заказ по телефону прямо из своего номера. Дело неумолимо шло к полуночи, а это не самое лучшее время для прогулок по малознакомому, в сущности, городу. И реально для нее существуют только два варианта: либо она будет четко следовать инструкциям посредника, с которым по наводке своего московского знакомого законтачила уже здесь, в Кёниге, – этот человек назвался Анатолием, – либо может проваливать на все четыре стороны, распрощавшись с уже выплаченным задатком.

Таксист, которого она голоснула на улице, мигом домчал ее до места. Прожив почти всю свою сознательную жизнь в Москве, Юля привыкла к большим расстояниям (а в последнее время и к долгому стоянию в злополучных пробках). А тут каких-то десять минут тряской езды, и ты уже успел перенестись из «света в тьму», из более или менее освещенного и по-цивилизованному обустроенного центра в почти сплошь погруженный в осеннюю темень окраинный район…

– Еловая аллея, – буркнул немолодой дядька таксист. – Справа переезд, о котором вы говорили. Вас обождать?

Юля отрицательно качнула головой; не глядя на счетчик, сунула водителю триста отечественных рубликов – «многовато, барышня, даете», – после чего, удивляясь собственной смелости, которой, впрочем, ей и раньше было не занимать, выбралась из салона на темную окраинную улочку…



Ждать ей пришлось недолго, считанные секунды: едва за поворотом исчезли кормовые огни таксомотора, как шагах в двадцати от того места, где она стояла, сначала вспыхнул огонек зажигалки, а затем в темноте, приближаясь к ней, заалел кончик сигареты.

– Это вы, Анатолий? – негромко произнесла Юля, всматриваясь в приближающийся к ней человеческий силуэт.

– Да, это я, – понизив голос, сказал мужчина. – Доброй ночи, Юлия. Вы одна приехали?

– Да, конечно.

– Вы кому-нибудь еще рассказывали о своих планах? О том, куда намерены отправиться этой ночью?

Поправив на плече лямки от рюкзачка, в котором хранилось то немногое, что она решила взять с собой, Юля сказала:

– Никому, как мы и договаривались. Здесь, в Кёниге, я ни с кем об этом не говорила.

Спохватившись, она тут же добавила:

– Исключение, конечно, составляет тот человек, благодаря рекомендации которого я с вами познакомилась.

Анатолий проводил свою клиентку к припаркованному поблизости авто марки «Опель Кадетт». Он был одет в темные брюки и коричневатого цвета кожанку, расстегнутую на груди. Фигура сухощавая, наружность обыкновенная, славянская; причем относится к разряду тех людей, чье лицо бывает трудно запомнить с первого раза. Так сказать, «один из толпы». По Юлиным прикидкам, посредник будет постарше ее лет эдак на шесть, то есть Анатолию вероятнее всего где-то под тридцать.

Они уселись в салон, но посредник почему-то не торопился заводить движок своего «Опеля».

– Анатолий, как я понимаю, вы сами доставите меня… в исходную точку?

Чуть приспустив боковое стекло, чтобы дым не задерживался в салоне, посредник прикурил очередную сигарету, затем, выдержав паузу, сказал:

– Да, это так. Но сначала несколько вопросов.

– Задавайте.

– Из двух предложенных вам на выбор маршрутов, речного и сухопутного, вы выбрали… речной. Почему?

«Здесь слишком много личного, того, что касается только меня и моей семьи, – подумала она. – Чтобы сделать экскурс в историю, лет почти эдак на сто, не хватит, пожалуй, и всей ночи. Я хочу кое-что понять… что-то доказать не только себе, но и другим. Тем, кому бабки застили все, и кто предпочитает не ворошить свое прошлое… Если меня родной отец, кажется, напрочь перестал понимать, то таким, как ты, Анатолий, или как там тебя в действительности зовут, и подавно не дано меня раскусить…»

– Мне без разницы, – сказала она, немного при этом слукавив. – А что, этот маршрут более опасный? Мне сказали, что варианты с погоней и стрельбой исключаются напрочь. Это так?

– Фирма гарантирует, – усмехнувшись в темноте салона, сказал посредник. – Канал надежный, можете не сомневаться. Мы находимся, кстати говоря, во вполне цивилизованном уголке планеты…

– Мне известно, где мы сейчас находимся, – сухо заметила Юлия.

– Теперь вот такой важный момент, – пропустив ее реплику мимо ушей, сказал посредник. – Мы вас доставим, куда требуется, можете не сомневаться. Но что дальше?

– Когда меня доставят в известную вам географическую точку, я выплачу остаток оговоренной суммы. Остальное, полагаю, уже мое личное дело.

– Не совсем так, – щелчком отправив окурок наружу, сказал посредник. – Существует риск, что там, на другой стороне, вы можете уже в самом скором времени оказаться в поле зрения соответствующих органов…

«Это случится даже скорее, парень, чем ты можешь сейчас предположить», – подумала Юля.

– Может возникнуть очень неприятная ситуация для вас, Юлия. В том случае, если вас задержат…

– Поняла, можете не продолжать. Я еще раньше пообещала нашему общему знакомому, что буду держать рот на замке. Вам-то о чем беспокоиться? Даже если бы я захотела, то смогла бы сообщить лишь имя посредника и номер сотового телефона для контактов. То и другое, полагаю, используется как одноразовый вариант, в противном случае ваш бизнес давно бы лопнул.

– Если вас все же задержат, вам может грозить уголовная ответственность…

«Вот только не надо меня пугать, братец, – усмехнулась Юля. – Больше двух-трех суток они не рискнут продержать меня взаперти. Побоятся громкого скандала. Я не кролик, а они не удав. Пусть только попробуют разинуть пасть! Я у них такой костью в горле встану, что мало не покажется».

– Сейчас не тридцать третий год прошлого века, – неожиданно сказала она.

– Что? – опешил посредник. – При чем здесь тридцать третий год?

– Вам этого не понять. Еще будут ко мне вопросы?

– Чисто технического характера, – после паузы сказал Анатолий. – Я вижу, у вас с собой рюкзачок… Видеокамера? Сотовый? Диктофон или иное записывающее устройство? Оружие? Наркотики?… Что-нибудь из вышеперечисленного имеется у вас с собой?

– Только мобильный телефон.

– Надеюсь, вы его отключили?

– Да.

– Могу я взглянуть?

– Пожалуйста. – Расстегнув «молнию» на куртке, Юля достала из внутреннего кармана телефон и передала его посреднику. – А мы еще долго будем здесь с вами беседовать?

– Ровно столько, сколько потребуется для дела. Ночь сейчас, во второй половине сентября, достаточно длинная, чтобы все успеть. К тому же, Юлия, в ваших же интересах, чтобы мероприятие прошло гладко, без сучка и задоринки.

Посредник, включив на короткое время свет в салоне, принялся разглядывать телефон своей клиентки. Аппарат оказался из числа самых навороченных – марки «Nokia-3650». Качественный цветной мини-дисплей, встроенная камера, позволяющая снимать короткие видеоролики. Дизайн в стиле ретро. Под коробкой скрываются обширные мозги, мощь которых можно приумножить, установив модуль «Multi Media». Через адаптер можно даже осуществлять беспроводную связь с каким-нибудь компьютерным терминалом. Две штуки баксов как минимум. Еще одно доказательство того, что его клиентка принадлежит к разряду достаточно состоятельных людей (впрочем, Анатолий был извещен об этом заранее).

Убедившись, что трубка выключена, посредник сунул ее в перчаточный ящик.

– Так будет спокойнее, – сказал он. – Аппарат вам вернут обратно… но уже ближе к финишу.

Вставив ключ в замок зажигания, он стал прогревать движок.

– Если нас вдруг остановят гаишники по дороге, ведите себя спокойно. Вы моя подруга… впрочем, говорить вам вряд ли придется. Кстати, деньги у вас с собой?

– Да, я уже, кажется, об этом говорила. Если у вас закончились ко мне вопросы, то я тоже хотела бы кое о чем вас спросить.

– Что именно вас интересует? – включая фары и выбираясь на пригородное шоссе, спросил посредник.

– Анатолий, вы вчера заверили меня, что я буду переправляться не одна. Для меня это важный момент, о чем я говорила еще в Москве нашему общему знакомому. Есть определенные причины и обстоятельства, заставляющие меня пойти на риск. Но всему есть предел. Одна я в этом участвовать не подписываюсь. В составе группы людей – да. В одиночку – решительно нет.

– Не волнуйтесь, Юлия, – покосившись на свою пассажирку, сказал посредник. – Еще двух людей должны подвезти на нашу «точку», так что без компании на маршруте не останетесь. К тому же за вами стоит серьезный человек, которого мы уважаем… Одно это уже служит самой надежной гарантией тому, что ничего дурного здесь с вами случиться не может.



Дорога до точки, местонахождение которой из них двоих было известно лишь посреднику, заняла примерно два часа времени. Анатолий вел машину аккуратно, во всяком случае, стрелка на спидометре ни разу не зашла за отметку 90 км. Ехать быстрее, пожалуй, было бы опасно: местные шоссейные дороги на многих своих участках обсажены вдоль обочин разросшимися деревьями, сплошь дубами и кленами, с нанесенными прямо на стволы полосками специального фосфоресцирующего состава… Не дай бог впилиться в такое почти метрового диаметра дерево на полном ходу…

Довольно долго, почти приклеившись к корме «Опеля», за ними шла какая-то попутная машина. Юля обратила на это странное обстоятельство внимание Анатолия – да тот и сам все прекрасно видел, – но посредник заверил ее, что все идет нормально, все идет «как надо».

В том же убеждал ее голос из динамика магнитолы, настроенной на волну «Русского радио», с преувеличенной бодростью и неизбывным московским акцентом твердящий: «Все будет ха-ра-шо!..»

Чем дальше они удалялись от Кёнига – «Борис просто опухнет, когда вместо меня на утро в пустом номере обнаружит лишь записку», – подумала она, приближаясь таким образом к некоему транзитному пункту в задуманном ею довольно рискованном путешествии, – тем сильнее ее одолевали разного рода сомнения. Не говоря уже о том, что мандраж – пока еще в легкой форме – начался у нее с того момента, когда она отпустила такси в районе Еловой аллеи.

«Спокойно, Юлия Поплавская, без нервов, – в который уже раз она принялась мысленно успокаивать себя. – Ты ведь знала, на что подписываешься… В конце концов, ты можешь даже сейчас, в последний момент, все переиграть и потребовать, чтобы тебя доставили обратно в Кёниг…»



«Опель», свернув с почти пустынного в эту ночную пору шоссе, еще минут пять тащился по тряской грунтовой дороге, на которую ложился слабый отсвет подсиненных автомобильных фар.

Остановились на пятачке, окруженном с трех сторон, в форме подковы, сохранившим покамест свое лиственное одеяние густым кустарником.

– Ну вот, приехали, – сказал посредник, глуша движок «Опеля». – Берите свой рюкзачок, выходите из машины. Учтите, до берега тут рукой подать, так что разговаривать можно лишь шепотом.

Юля, прихватив вещички, вышла из машины, почти беззвучно прикрыв за собой дверцу «Опеля». С погодой они явно угадали: ночное светило сплошь заволокли облака, и лишь в одном месте, если хорошенько присмотреться, можно заметить, как в прогале меж разорванных ветром туч, словно выложенные на темном бархате, посверкивают мелкими алмазными искорками далекие звезды.

Ощутимо повеяло свежестью и прохладой; река была где-то рядом, было даже слышно, как ветер колышет своими длинными пальцами прибрежный камыш. Юля поправила шапочку с эмблемой «Nike», заправив выбившийся локон густых темно-каштановых волос, затем, удерживая рюкзачок за лямку левой рукой, правой закрыла «молнию» на куртке до самого подбородка.

– Давайте руку, – прошелестел над ухом голос Анатолия. – Тут удобная тропка, не бойтесь.

Юлю в этот момент начало заметно «потряхивать». От нервов, конечно, потому что экипирована она была прекрасно, да и не холодно еще пока, грудусов, наверное, восемь выше нуля…

Они сделали едва ли больше двух десятков шагов по этой тропинке, проложенной через прибрежный кустарник: впереди по курсу мигнул фонарик, снабженный, очевидно, светофильтром, – раз и другой.

– Это свои, – прошептал посредник, но руку ее почему-то продолжал цепко держать в своей ладони. – Ну вот и добрались…



Юля к этому моменту уже твердо решила, что переправляться она не будет. Ну и что из того, что эта затея уже стоила ей две тысячи евро (местные, подчеркивая свою «европейскость», не только предпочитают эту валюту «зеленым», но и называют ее, вслед за немцами, «ойро»)? Деньги в данном случае не самое главное… Она ведь так и планировала, что решит все для себя в самый последний момент.

Семьдесят лет тому назад, почти день в день, вот такой же, наверное, глухой ночью, на берегу этой же реки – возможно даже, совсем недалеко от того места, где она сейчас находится, – доставленная сюда скрытно проводником группа из полутора десятков человек, мужчин и женщин, детей и стариков, с узелками и баулами, в которых находился лишь минимум из нажитого ими добра, была переправлена то ли на лодках, то ли на баркасе на другой, правый берег реки.

Некому сейчас рассказать, как все было. Семейные предания почти не сохранили подробностей тех событий. Да и никого, кроме нее, кажется, такие вещи не интересуют…

Когда возле них, смутно угадываемый в темноте, материализовался какой-то человек, Юля тут же ощутила мощный приток адреналина в крови.

«Это, наверное, тот субъект, что сигналил нам в темноте, – подумала она. – Именно он, надо полагать, и выполняет здесь функции «паромщика».

Она хотела поинтересоваться, где те двое, которых собираются за компанию с ней переправить на другую сторону. Но тут же передумала спрашивать, поскольку к ней все это уже не имело никакого отношения.

– Ну что, все нормально? – негромко спросил «паромщик» (Юле почудился легкий акцент в его речи). – Доехали без приключений?

– Да, все нормалек, – сказал посредник.

– Мобилу изъял?

– Здесь ее сотовый, у меня.

Юля хотела сказать этим людям, что она все перерешила. Примерно с полчаса она намеревалась побыть здесь, на берегу… хотела постоять возле вырезанной в камышах бухты, потрогать рукой воду, подумать о своем, сокровенном. А потом Анатолий пусть отвезет ее обратно в Кёниг. Деньги свои они получат в любом случае. Остальное же этих людей абсолютно не должно волновать.

– Послушайте, уважаемые, – начала было она… но договорить так и не успела.

«Паромщик», приблизившийся к ней вплотную, вдруг грубо рванул ее на себя, раскрутил на сто восемьдесят, так, что ее лопатки больно вжались во что-то твердое, угловатое, железное, – похоже, у этого типа была наплечная кобура с пистолетом – и ловко зафиксировал у нее на горле сгиб своего локтя, перекрывая девушке кислород.

Юля еще не успела толком сообразить, что происходит, как ей уже нашлепнули на губы полоску пластыря.

Рядом с ними, словно вырос из-под земли, обнаружился вдруг еще один человеческий силуэт, чье лицо трудно было разглядеть в темноте.

– Ну все, мужики, я свое дело сделал, – сказал посредник. – Ну… и я хотел бы получить оговоренную сумму.

– Прямо сейчас? – спросил «третий». – Ладно, получи.

Раздался негромкий, но какой-то плотный, упругий звук. Анатолий слегка дернулся, как от укуса ядовитой змеи, затем, после секундной задержки, завалился чуть вбок и назад. «Третий», рука которого была удлинена «тэтэхой» с навинченным на дуло глушителем, для порядка выстрелил еще дважды: в голову и в грудь.

– Поройся в карманах, – сказал «паромщик», удерживая жертву в своих медвежьих объятиях. – Найди сотовые, его и женщины! Нашел? Брось подальше в реку! Чтоб не запеленговали! Дальше ты знаешь, что нужно делать.

Юля отчаянно рванулась, но… не тут-то было!

– Ша, девочка, не трепыхайся! – «Паромщик» ловко натянул ей на голову плотный полотняный мешок. – Тебя все равно здесь никто не услышит.




Глава 1

КРУТЫЕ ПАРНИ НЕ ТАНЦУЮТ


В ночном клубе «Ultra-V», что расположен всего в одном квартале от центрального проспекта Гядиминаса, в этот пятничный вечер, по обыкновению, было многолюдно и весело. Надо сказать, что данное заведение пользуется популярностью у обеспеченной молодежи. Прежде всего сюда любят наведываться те молодые люди из числа полуяппи, а также их подружки, которых нынче полно развелось в любом столичном городе, которые пашут в поте лица в различных государственных и коммерческих структурах, наживая уже к своим тридцати гастриты и неврозы из-за большого количества стрессов и бешеного темпа жизни. То есть те, кто может себе позволить расслабиться хотя бы в канун выходных, кто ищет подходящее местечко, где можно качественно разрядиться.

Ну что ж. Жаждущая отдыха и развлечений душа может получить здесь, в «Ultra-V», практически все из того набора, чем обычно славятся подобные учреждения. А порой даже и сверх того, что разрешено писаными и неписаными законами.

Два зала, оформленные в стиле модерн, четыре барные стойки. В большем по размеру из этих двух сообщающихся залов устроена площадка для «перфомансов» (здесь ее называют «подиум»). По пятницам и субботам демонстрируют стрип-шоу, лучшее, пожалуй, в литовской столице. Хотя атмосфера в этом популярном ночном клубе известна своей демократичностью, за порядком следят сразу с полдюжины охранников. Сотрудники хорошо вышколены, как и прочий обслуживающий персонал. Пока веселье не захлестывает за рамки дозволенного, их, пожалуй, и не увидишь (кроме тех двух сотрудников, что осуществляют на входе фейс-контроль). Но если кто-то из посетителей начинает буреть, гнуть пальцы, вести себя как-то неадекватно в результате выпивки или приема внутрь в дополнение к алкоголю еще чего-то «возбуждающего», то крепкие ребятки тут же уверенно обозначают свое присутствие. Эдак аккуратно берут буяна под локотки и тут же выводят – либо выносят – вон из заведения. Случается, что не одного выводят, а на пару с подругой, а то и всю компашку. Но не бросают их, очумевших, на улице, а сажают в один из припаркованных здесь же таксомоторов – «своя» бригада таксистов дежурит рядом на стоянке всю ночь, – чтобы не было потом никаких обид…

Но подобные эксцессы случаются обычно под утро. Времени сейчас только одиннадцать.



Читать бесплатно другие книги:

Я родился в 20-м веке, но сейчас нахожусь в космосе в миллионах парсеков от Земли. И инопланетяне тут совершенно ни при ...
Здравствуй, путник. Решил заглянутьв Лес? Ну удачи, удачи. Сомневаюсь, правда, что ты там выживешь. Почему сомневаюсь? Н...
Жизнь Людмилы похожа на самую настоящую сказку – молодой успешный супруг, малышка-дочка и трехэтажный особняк, полный пр...
Любого сюрприза ожидала Яна от своей закадычной подруги, но это уж слишком! Если б она завела в ванной крокодила или при...
Под Новый год Катю Серегину ожидал поистине потрясающий сюрприз: Дед Мороз бросил к ее ногам мешок, в котором оказалось ...
Жизнь в корпорации «Третий глаз» бьет ключом. На этот раз перед «великими магами» стоят действительно непростые задачи. ...