Очень серьезная организация - Соболев Сергей

Очень серьезная организация
Сергей Викторович Соболев


Рейндж
К «энергетическому» саммиту Большой Восьмерки готовятся не только энергетики, но и террористы. Одна террористическая организация запланировала провести силовую акцию, которая нанесет значительный ущерб «Газпрому». Узнав об этом, сотрудница газодобывающей фирмы пытается передать офицеру ГРУ Владимиру Мокрушину важную информацию, способную предотвратить теракт, но погибает. Офицера арестовывают менты и предъявляют обвинение в двойном убийстве – этой самой бизнесвумен и ее телохранителя. Теперь его может вытащить из сизо только родная Контора, но ему уже понятно, что за этим убийством стоит очень серьезная организация…





Сергей Соболев

Очень серьезная организация





НЕТОРЖЕСТВЕННОЕ МЕРОПРИЯТИЕ


Помещение конференц-зала оказалось несколько меньших размеров, чем предполагал Мокрушин. Почти треть его площади занимал овальный стол с нишей посeредине, в которой было устроено нечто вроде цветника. Вкруговую расставлены полтора десятка стульев с высокой спинкой; каждое место радиофицировано и снабжено ноутбуком; на столе стояли бутылки с минеральной и фруктовой водой. Часть противоположной от входа стены занимает демонстрационный экран: на нем застыло электронное изображение план-схемы магистральных трубопроводов и иных объектов газотранспортной системы Восточной Европы…

Решительно все, казалось бы, было готово для приема VIP-персон, которым, согласно существующим договоренностям, предстояло принять участие в торжественном пуске самого современного, самого крупного в Европе объекта подобного рода.

Но вместо бизнесменов и чиновников на торжество прибыли другие люди, которых, по правде говоря, никто не приглашал сюда в гости…



В конференц-зале в данную минуту находилось не менее полусотни людей. Большинство из них – сотрудники технического персонала. В центре внимания сейчас были двое: мужчина лет тридцати пяти, одетый в светлый летний костюм, и некий субъект в милицейской форме, чье лицо скрывала черная шлем-маска.

– Так ты, значит, торговаться с нами решил?! – «Мент» взвел «ПМ» и приставил его ко лбу Мокрушина. – А если я тебе сейчас мозги вышибу? Или предпочтешь, чтоб я тебе кишки сначала выпустил?! О-от борзота!..

Мокрушин уперся спиной в экран… дальше отступать было некуда. В прямом и переносном смысле. Если этот нервный товарищ нажмет на спуск, то его, Мокрушина, мозги забрызгают всю Западную Европу, куда – на схеме это выглядело особенно впечатляюще – тянулись с востока мощные магистральные газопроводы…

– Лучше торговаться, чем помирать, – сказал он, ощущая кожей холодное прикосновение металла. – Давай поговорим о конкретных цифрах!

«В зале – пятеро. – Мокрушин судорожно занимался подсчетами и еще пытался придумать хоть какой-то выход из этой смертельной ловушки. – Они все тут контролируют!.. И еще неизвестно, какое количество дружков этого мента сейчас находится в других помещениях…»

– Не в деньгах счастье! – процедил «мент». – А ты из этих, значит?.. Для которых тут торжественный прием устраивают? Ну, ну… Нет, мужик, не все покупается в этой жизни! И я тебе сейчас это докажу!



Стало очень тихо.

Большие настенные часы неумолимо отсчитывали время, нервно, как в тике, подергивая секундной стрелкой. До начала «энергетического» саммита в Санкт-Петербурге оставались уже не часы, а минуты.

Интуитивно, как вспышка, подумалось: этот «мент» и вправду сейчас нажмет на курок!

А ведь как красиво, гламурненько все начиналось…



В случае массовых беспорядков, инспирированных третьей стороной, а также при возникновении угрозы саботажа и диверсий на магистральных трубопроводах руководство Украины вправе поставить вопрос о совместной с силами блока НАТО защите и охране всего комплекса ГТС[1 - ГТС – газотранспортная система.].

    (Из секретного приложения
    к документу «План целей
    на 2006–2008 гг. в рамках
    Плана действий Украина – НАТО»)



Миром управляют совсем не те, кого считают правителями люди, не знающие, что творится за кулисами.

    Бенджамин Дизраэли




Глава 1

НЕПРИСТОЙНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ


Существуют как минимум две инстанции, от которых Мокрушин всегда ожидал каких-нибудь подвохов. Но без которых, увы, существовать пока не научился. Это его собственное начальство, давно и навязчиво желающее увидеть сотрудника, известного в кругу «своих» под прозвищем Рейндж, лежащим в гробу (который медленно и торжественно опускают в свежевырытую яму в тихом уголке спецслужбистского Николо-Архангельского кладбища). А также женщины; правильней сказать, отдельные прекрасные особи – милые, белые и пушистые, но столь же опасные, как пожирающая самцов «черная вдова».

Звонок застиг Рейнджа на выезде с расположенного под Балашихой спецобъекта, где он провел безвылазно трое суток, – начальство отказывалось отпускать его в отпуск, он должен был подвязать концы и разгрести накопившийся еще с весны «служебно-документный поток».

Как и у большинства людей его профессии, у Мокрушина имелись две трубки: одна – с прошитым чип-кодером – для служебного пользования, другая – casual, для повседневщины, для несекретных контактов.

На экранчике «несекретной» мобилы высветилась надпись «ХАЛЯВА». Рейндж усмехнулся: звонили с фирмы, где он вот уже второй год – для прикрытия – числится «консультантом по общим вопросам» (с весьма неслабым, кстати, денежным содержанием).

– Офис компании «Росзарубежгаз», – послышался в ушном динамике приятный женский голос. – Владимира Алексеевича можно к телефону?

– Минутку…

Рейндж, чуть притормозив возле КПП, поприветствовал жестом через приоткрытое боковое окошко знакомого с виду вахтера, затем, миновав поднятый шлагбаум, направил свой «Ниссан» цвета «металлик» в сторону Носовихинского шоссе.

– Да, я слушаю.

– Владимир Алексеевич, вас тут спрашивают по городской линии.

– Кто?

– Женщина. Назвалась Ларисой Аркадьевной. Сказала, что вы нужны ей по срочному делу. Просит соединить или дать номер вашего мобильного.

– Лариса Аркадьевна? – Рейндж, признаться, был удивлен. – А-а… ну да, конечно. Она что, на проводе? Ну так соединяйте!

Он включил в салоне кондишн. На часах четверть восьмого вечера. Под колесами мягкий, как пластилин, асфальт, не успевший остыть после знойного июльского дня. А на проводе – вот уж не ждал – женщина, в изящных ручках которой мужчины, как правило, становятся мягкими и податливыми, как гончарная глина, как разогретый до нужной температуры воск.

– Алло… Влад? – Наверное, именно так звучал бы голос Моники Белуччи, научись она разговаривать по-русски. – Ну наконец-то! Ты сейчас где, дорогой? Ты в Москве?

– М-м… да, неподалеку. Здравствуй, Лариса. Рад тебя слышать. А ты…

– Влад, нам нужно срррочно встретиться! – перебила его собеседница. – Я тебя весь день вызваниваю! Что у тебя со связью?! Ни один твой телефон не отзывается!

– Гм. Я был тут немного занят… в некотором роде.

– Короче, ты сможешь мне уделить пару часов своего драгоценного времени?! У меня к тебе очень… ну очень важное дело!

Мокрушин на секунду задумался. Около полугода назад он на пару с этой крученой красоткой участвовал в одной совместной акции. У руководства тогда возникла идея устроить развод померанчевым лохам[2 - См. «Русские идут», серия «Черная кошка», «Эксмо», 2006 г.] (столкнув кое-кого из этой публики лбами). Что-то тогда получилось, а что-то – не совсем. Рейндж был задействован в спецслужбистском прикрытии. Лично у него о той истории сохранились приятные впечатления. И не в последнюю очередь из-за того, что ему удалось не только выйти сухим из воды, но и дважды затащить в постель – о чем он умолчал в служебном рапорте – эту суперстерву, эту редкостную суку в обманчиво-приветливом женском обличии.

– Где и когда, Лариса?

– Приезжай туда, где мы с тобой виделись в последний раз. Там тебя встретит мой человечек, ты его знаешь. И не теряй времени на глупости вроде покупки цветов и шампанского… Мне нужен только ты, бриллиантовый мой, и более ничего!



Рейндж все же сделал крюк и заехал на городскую квартиру. Действительно, на автоответчике городского телефона обнаружился звуковой мессидж от Ларисы. В темпе принял душ, переоделся, отщипнул от заначенного дома немного наличности. После чего, не столько окрыленный перспективой свидания с пресимпатичной – что есть, то есть – дамой, сколько заинтригованный самим фактом внезапного ее появления в Москве, спустился вниз и забрался в оставленный у подъезда джип.

В десятом часу вечера, когда уже смеркалось и стало прохладно, Мокрушин свернул с Новорижского к Никольской слободе и уже вскоре припарковал «Ниссан» на стоянке возле французской ресторации. Именно здесь, в этом славном местечке, каких-то пару месяцев назад, в первомайские праздники, он виделся в последний раз с Ларисой Венглинской. Она прилетала тогда в Москву на два или три дня из Великобритании, где осела уже довольно давно, обзаведясь через какие-то свои связи вторым – британским – гражданством. А связи у нее, как уже успел ранее убедиться Рейндж, были весьма и весьма обширными – среди «толстых кошельков», проживающих как в стране туманов и вечнозеленых стриженых газонов, так и в той специфической среде, выходцем из которой является сам Мокрушин.

Он выбрался из джипа на свежий воздух. Пахло круассанами, кофе и дорогими сигарами; со стороны летней террасы доносились обрывки знакомой с юности мелодии «Люксембургского сада» и мужские и женские голоса. Справа от стоянки, напоминающей выставочную площадку VIP-тачек новейшего поколения, находился красиво окаймленный по берегам огнями светильников, ухоженный пруд, в котором – с апреля по октябрь – клиент при желании мог лично выудить форель или золотистого карпа; спустя каких-то полчаса улов в приготовленном виде оказывался на столе.

Рейндж выждал несколько секунд – не подойдет ли кто, не окликнет ли его Лариса или специально посланный ею «человечек». Не дождавшись реакции на свое появление – кроме пристального взгляда бдящего у входа в ресторан служащего, – он запер джип и неспешно двинулся по дорожке к водоему. Присел на одну из установленных на берегу лавочек, закурил. В прошлый раз им так и не удалось толком пообщаться. Они провели за столиком не более получаса. Судя по тем нескольким репликам, которыми они успели обменяться, Венглинскую интересовали его, Мокрушина, жизненные планы и перспективы. «Так ты уволился со своей службы, дорогой? – как бы прощупывая почву, спросила она. – Что, совсем ушел, подчистую? А чем занимаешься, если не секрет? Ищешь себя в этой жизни? Знаешь, я с первых минут нашего знакомства заценила твое остроумие… Но от тебя ведь и слова правды никогда не услышишь!..»

Свидание было прервано телефонным звонком – они не успели даже сделать основной заказ. Лариса, извинившись, умчалась на какую-то дико важную и ранее не планировавшуюся, по ее словам, встречу. На следующий день, хотя и уговаривались, тоже не получилось свидеться. Венглинская позвонила уже из аэропорта Внуково-3, откуда чартером вылетала обратно в Лондон… «Володенька, миленький, извини… Да, я нехорошая, злая, «динамистка», но… Но ты мне нравишься, у меня на тебя есть планы. А значит, дорогой, мы с тобой еще увидимся!..»



Услышав шаги за спиной, Мокрушин обернулся. В подошедшем со стороны паркинга мужчине – лет тридцати с небольшим, обладающем крупными габаритами и цепким, профессиональным взглядом «прикрепленного» – он без труда узнал помощника bussines-woman Венглинской, состоящего при ней личным шофером, телохраном, мальчиком на побегушках (а может, и еще кем по совместительству).

– Владимир Алексеич? – произнес плотный рослый мужчина, одетый в темные брюки и белоснежную рубаху с коротким рукавом. – А я вас внутри заведения дожидался…

«Так я тебе и поверил, – усмехнулся про себя Мокрушин. – Наверняка видел, как я подъехал. А не подошел сразу потому, что хотел убедиться, что я нарисовался здесь один, без «группы поддержки».

– Привет, Артем, – сухо сказал он. – Ну? А где сама Лариса Аркадьевна? Веди меня к ней!

– Вы один приехали? – уточнил порученец Венглинской.

– Я что, похож на человека, которому для общения с женщиной нужны помощники? Ну-с? Что дальше?

Мокрушин встал со скамейки; они неторопливо зашагали по дорожке в сторону паркинга.

– Хозяйка ждет вас в… в одном адресе, – сказал Артем, подойдя к припаркованной рядом с мокрушинским «Ниссаном» глянцево-черной «BMW-5Х». – Можете оставить свой транспорт здесь. За джипом присмотрят, не сомневайтесь.

– Ага, счас, – сухо сказал Мокрушин. – У меня нет привычки бросать машину абы где. И вообще… Что это еще за тайны мадридского двора!

– Хозяйка вам сама все объяснит.

– Далеко добираться?

– Поселок Мозжинка… знаете такой? Ну вот, туда и поедем.



Спустя каких-то минут двадцать, миновав Звенигород, пара джипов проследовала через охраняемый проезд на территорию дачного академического поселка. Проехали мимо Дома ученого, свернули в какой-то переулочек и тут же въехали в распахнутые ворота, за которыми находился аккуратный, в «неороманском» стиле, двухэтажный особнячок. Сам участок был обнесен краснокирпичной оградой эдак в два человеческих роста; тщательно выбритый газон, подстриженные туи, маленький, почти игрушечный, гостевой коттедж в противоположном от въездных ворот конце участка; никаких тебе теплиц, грядок и мангалов для жарки шашлыка. По антуражу смахивало скорее не на ближнее Подмосковье, а на какую-нибудь «manor-house»[3 - Усадьба, загородный дом (англ.).] в английском графстве West Sussex.

Человек, открывший ворота, тут же куда-то испарился. Оба джипа встали рядышком на площадке почти у самого входа. В окнах первого этажа со стороны фасада – они были расположены высоко, выше человеческого роста – мерцал голубоватый свет. «Собак здесь не держат, – подумал Мокрушин, – иначе какой-нибудь полкан уже среагировал бы на появление припозднившихся гостей». Он захватил с заднего сиденья букет роз, купленный им, вопреки предупреждению Ларисы, по дороге, запер джип, демонстративно щелкнул брелоком, активировав «охранку», затем поднялся вслед за Артемом на крыльцо. Тот уже достал было из кармана связку ключей, но воспользоваться ими не успел – дверь открыла сама Венглинская.

– Здравствуй, Влад, – сказала она своим приятным, грудным голосом. – Спасибо, что отозвался на мою просьбу. Минутку, дорогой… – Она посмотрела на помощника: – Артем, в твоем распоряжении гостевой домик. Ну все, by…

Лариса заперла дверь и тут же – в коридоре – приникла всем телом к Мокрушину. Ее левая рука, скользнув под расстегнутый летний пиджак светлой расцветки, сначала легла ему на грудь, но, соприкоснувшись с подмышечной кобурой (ради свидания он сменил кобуру с «эксклюзивным» двадцатизарядным «глоком» на более компактную с «ПСМ»), переместилась на мужскую талию. Правая обхватила его гладко выбритый затылок. Венглинская встала на цыпочки; как бы играючись или примериваясь, она сначала коснулась влажными горячими губами его щеки, потом прикусила мочку уха, затем плотно, жадно приникла к его губам, протиснула язычок… И все это без стеснения, искренне, как это бывает среди влюбленных людей…

Наконец их губы разъединились; Рейндж, чуть отстранившись, протянул даме розы.

– Лариса, ты самая необыкновенная женщина из всех, кого я знаю, – сказал он, почти не сфальшивив. – Во всех… во всех своих проявлениях! Будь у меня царство… ну или нефтяная компания на крайняк… я бы не задумываясь бросил их к твоим ногам! Но! Но! «Полковник Кутасов нищ, господа…» Не понимаю, зачем я тебе сдался… Это про таких, как я, говорят – «отставной козы барабанщик»…

– Так я тебе и поверила. – Она взяла гостя за руку и увлекла его за собой. – «Отставной козы барабанщики» не разъезжают на новеньких джипах… Не носят итальянских костюмов из чистейшего льна и шелковых рубах за полтысячи баксов… И я сильно сомневаюсь, чтобы военным пенсионерам, даже отставным полковникам…

– Я так и не выслужил полковничье звание, – смиренно произнес Рейндж. – А как хорошо звучало бы, дорогая… подруга… или даже жена?.. полкового командира!.. В каком-нибудь Забайкальском военном округе… Романтично, не так ли?

– …полагалась личная секретарша в крутом офисе и право постоянного ношения личного оружия, – закончила она. – Да и проживаешь ты, насколько я в курсе, не в забайкальском захолустье. А в Москве, причем не в офицерской общаге….



Читать бесплатно другие книги:

Жизнь Людмилы похожа на самую настоящую сказку – молодой успешный супруг, малышка-дочка и трехэтажный особняк, полный пр...
Любого сюрприза ожидала Яна от своей закадычной подруги, но это уж слишком! Если б она завела в ванной крокодила или при...
Под Новый год Катю Серегину ожидал поистине потрясающий сюрприз: Дед Мороз бросил к ее ногам мешок, в котором оказалось ...
Жизнь в корпорации «Третий глаз» бьет ключом. На этот раз перед «великими магами» стоят действительно непростые задачи. ...
Экотуризм нынче в моде. Отсутствие элементарных удобств и рукомойник под яблоней входят в стоимость тура. А уж если тако...
Что делать, если мечты об успешной карьере и славе рассыпались с окончанием войны и ты вдруг оказалась никому не нужным ...