Сокровища конкистадоров - Низовский Андрей

Сокровища конкистадоров
Андрей Юрьевич Низовский


Антология кладоискательства
Что влекло за горизонт первых поселенцев Нового Света? Бескорыстная жажда географических открытий, познание мира или все-таки меркантильные соображения? «Золото, слава и – но не менее прочего – Бог!» – таков был девиз Колумба. Богатства ацтеков и инков хлынули в Европу… История покорения горсткой испанских конкистадоров огромных территорий Нового Света поражает воображение и читается как детективный роман.





Андрей Низовский

Сокровища конкистадоров



© Низовский А. Ю., 2007

© ООО «Издательский дом «Вече», 2007


* * *




Пролог


«Была полночь 11 октября 1492 года. Еще каких-нибудь два часа – и свершится событие, которому суждено изменить весь ход мировой истории. На кораблях никто полностью не осознавал этого, но буквально все, от адмирала до самого молодого юнги, пребывали в напряженном ожидании. Тому, кто первым увидит землю, обещана награда в десять тысяч мараведи, а теперь уже всем было ясно, что долгое плавание близится к концу… Сутки были на исходе, и в светлой звездной ночи три суденышка, подгоняемые попутным ветром, стремительно скользили вперед…».

Таким в описании американского историка Дж. Бейклесса предстает волнующий миг, предшествовавший открытию Америки. За два месяца до этого, 3 августа 1492 года, три небольших каравеллы – «Санта-Мария», «Пинта» и «Нинья» – вышли в открытое море из порта Палос на атлантическом побережье Испании и взяли курс на запад. На борту – около 100 человек команды, минимум продовольствия и снаряжения. Во главе экспедиции стоял незаурядный человек, одержимый мечтой пересечь с востока на запад Атлантический океан и добраться до сказочно богатой Индии. Его звали Христофор Колумб (испанский вариант имени – Кристобаль Колон), и был он уроженцем Генуи, состоявшим на испанской службе.

День проходил за днем, неделя за неделей, а океанской пустыне, казалось, не будет конца. Запасы продовольствия и пресной воды подходили к концу. Люди устали. Адмирал, часами не сходивший с мостика флагманского корабля, все чаще слышал за своей спиной возгласы недовольства и угрозы со стороны матросов.






Христофор Колумб



В ту последнюю ночь впереди маленькой флотилии шел капитан Мартин Пинсон на «Пинте», а вахтенным на носу судна был матрос Родриго де Триана. Именно он и увидел первым землю, вернее – отблески призрачного лунного света на белых песчаных холмах. «Земля! Земля!» – закричал матрос. Спустя минуту прозвучал гром орудийного выстрела, возвестивший о том, что долгожданная земля за океаном – Индия? – наконец-то обнаружена. На кораблях убрали паруса и стали с нетерпением ждать рассвета.

Утром в пятницу, 12 октября 1492 года, первые лучи солнца осветили загадочно темневшую впереди землю. «Этот остров, – записывает Колумб в своем дневнике, – очень большой и очень ровный, здесь много зеленых деревьев и воды, а посредине расположено большое озеро. Гор же никаких нет».

С кораблей спустили шлюпки. Ступив на берег, адмирал водрузил королевское знамя и объявил открытую землю владением Испании. Все здесь казалось необычным и новым: природа, растения, птицы, животные. И, к радости испанцев, эта земля оказалась обитаемой! Ее населяли веселые и добродушные люди со смуглой, красноватого оттенка кожей. «Все они ходят нагие, в чем мать родила, и женщины тоже, – записывает Колумб, – И люди, которых я видел, были еще молоды, всем им было не более 30 лет, и сложены они были хорошо, и тела и лица у них были очень красивые, а волосы грубые, совсем как конские, и короткие… Черты лица у них правильные, выражение приветливое… Цветом же эти люди не черные, а такие, как жители Канарских островов».

Туземцы называли свой остров Гуанахани. Колумб окрестил вновь открытую землю именем Сан-Сальвадор (Спаситель). И хотя в то знаменательное утро 12 октября 1492 года жизнь огромного Американского континента внешне ничем не была нарушена, появление трех каравелл у берегов острова Гуанахани (из группы Багамских островов) означало, что Америка вступила в новую, полную драматических событий эру.






Колумб ступает на американский берег



Возвращение Колумба в Испанию в марте 1493 года превратилось в подлинный триумф великого мореплавателя. Он был осыпан почестями и многочисленными наградами. И хотя из своего первого плавания Колумб привез лишь горсть жалких побрякушек из низкопробного золота, яркие перья диковинных птиц да нескольких полуголых туземцев, главное было сделано: этот генуэзец нашел на западе, далеко за океаном, новые земли. Испанский двор уже грезил в мечтах будущими сокровищами «Западных Индий», и в предвкушении будущих баснословных прибылей адмиралу был открыт щедрый кредит.

Во втором плавании Колумба через Атлантику участвовало уже 17 кораблей и более чем 1500 человек. Были открыты новые крупные острова – Ямайка и Гаити, населенные многочисленными индейскими племенами. Однако золота, пряностей, драгоценных камней – словом, всего того, к чему стремились участники экспедиций и те, кто их финансировал, – отыскать не удалось. Звезда Колумба стремительно покатилась вниз. Он еще сумел организовать два похода в Западное полушарие, открыл часть Центральной Америки (Никарагуа, Коста-Рика, Панама), где (в основном у панамских индейцев) получил довольно значительное количество золота. Но вожделенных сокровищ он так и не нашел, и королевский двор не простил Колумбу этого «обмана». Великий мореплаватель умер 20 мая 1506 года в полном забвении и нищете. Современники, как это нередко бывало в истории, не сумели по достоинству оценить истинное значение сделанных Колумбом открытий. Да и сам он так и не понял, что обнаружил совершенно новый, дотоле неизвестный европейцам континент, до конца жизни считая открытые им земли Индией. Лишь после экспедиций В. Н. де Бальбоа, Ф. Магеллана и А. Веспуччи стало очевидно, что за просторами Атлантики лежит совершенно новая, неведомая земля. Эту землю позже назвали Америкой – по имени Америго Веспуччи, а не Колумбией, как того требовала справедливость. Вся значимость открытий Колумба была понята и подтверждена лишь в 20–30-е годы XVI века, когда после завоевания богатых царств ацтеков и инков в Европу хлынул широкий поток американского золота и серебра. То, что великий мореплаватель так упорно искал в «Западных Индиях», оказалось не утопией, не бредом безумца, а самой настоящей реальностью…




Золотой мираж Индии





Закованный адмирал


Христофор Колумб был, без сомнения, выдающимся моряком и обладал массой положительных качеств, благодаря которым он навсегда останется в памяти человечества. Однако было бы неверно и антиисторично рассматривать его образ вне тех конкретных условий, в которых жил и совершал свои подвиги этот великий мореплаватель. При всех своих достоинствах Колумб был сыном своего века. И тянула его за горизонт, увы, не бескорыстная жажда познания, а вполне меркантильные соображения. Целью каждого из четырех его плаваний было золото.






Испанцы в Новом Свете



Еще за два года до открытия Америки, в 1490 году, Колумб написал: ««Золото – чудесная вещь. Из золота делаются деньги, а с деньгами, если они есть у кого, можно сделать, что угодно; можно даже извлечь души из чистилища в рай». 17 апреля 1492 года, отправляясь в свой первый рейс к берегам таинственной Индии, он заключил соглашение с королем Фердинандом и королевой Изабеллой, согласно которому Колумбу причиталась десятая часть всех сокровищ, которые будут найдены, куплены, выменены или добыты в ходе этой экспедиции – будь то золото, серебро, драгоценные камни, жемчуг или пряности – в то время как остальные девять частей отходили испанской короне. Ни в этом, ни в других документах, относящихся к подготовке Колумбом его исторического плавания, нет ни слова о географических открытиях, познании мира и прочей ерунде. «Золото, слава и – но не менее прочего – Бог!» – таков был девиз Колумба. Он написал это своей собственной рукой в 1490 году. Очень изящная оговорка: Бог ставится всего-навсего на третье место, но при этом он все же «не менее прочего»! Впрочем, в дневнике, который Колумб вел во время плавания, он уже все реже вспоминает о Боге и делает такую запись: «Я иду далее исключительно ради золота и пряностей». Золото становится для него навязчивой идеей: «Наш Господь в своем милосердии направляет мой путь туда, где я открою золотые россыпи».

Вернувшись в марте 1493 года в Испанию, Колумб уже 24 сентября того же года вновь вышел в море. На этот раз в составе экспедиции насчитывалось 17 кораблей, а на их борту – около 2000 человек, многим из которых предстояло стать первыми испанскими поселенцами в Новом Свете. 22 ноября 1493 года Колумб основал колонию Исабель на северо–западном побережье острова Эспаньола (ныне Гаити), где испанцы впервые нашли золото. Месторождение, однако, оказалось очень бедным, и спустя три года Бартоломе Колумб, брат великого мореплавателя, перенес колонию на южный берег острова, где 4 августа 1496 года был основан город Санто-Доминго – первая столица Нового Света.

Между тем Христофор Колумб упорно разыскивал Индию. 30 апреля 1494 года он достиг Кубы, 5 мая открыл Ямайку. Он исследовал южное побережье Кубы и решил, что это полуостров, возможно, принадлежащий огромному материку (Индии?). Курсируя вдоль берегов новооткрытых островов, Колумб – на основании сведений, почерпнутых из описания путешествия Марко Поло, – усиленно искал Малаккский полуостров, известный под именем «Золотого Херсонеса». Но его надежда не оправдалась. 20 августа Колумб вернулся на Эспаньолу, и, оставив губернатором колонии своего брата Бартоломе, отплыл в Испанию. А 10 апреля 1495 года король Фердинанд и королева Изабелла опубликовали указ, разрешающий любому испанцу совершать путешествие в Индию, селиться там, исследовать и осваивать новые земли и торговать с аборигенами.

30 мая 1498 года Колумб в третий раз отправился к берегам Индии – на этот раз с шестью кораблями. 31 июля он высадился на острове Тринидад, в течение первой половины августа исследовал побережье Венесуэлы, обнаружил устье реки Ориноко и описал открытые им земли как часть неизвестного нового континента, по-видимому, представляющего собой южную часть Китая. 19 августа Колумб прибыл на Эспаньолу. В колонии назревал бунт: многие поселенцы были недовольны, считая, что Колумб ввел их в заблуждение относительно богатств Нового Света. Нескольких особо рьяных бунтовщиков пришлось повесить. Однако колонисты, вернувшиеся в Испанию, и моряки – участники плаваний Колумба – завалили королевский суд жалобами на самоуправные действия адмирала, обвиняя его и его братьев в деспотизме и неумелом руководстве. В октябре 1499 года Колумб был вынужден обратиться к королю с просьбой назначить в колонию специального королевского уполномоченного, чтобы помочь ему в управлении.

Этим уполномоченным стал Франсиско Бобадилья, рыцарь ордена Калатрава; однако данные ему полномочия оказались значительно шире тех, о чем просил Колумб: королевский двор, затрачивая огромные средства на подготовку новых экспедиций, до сих пор не получил от адмирала ничего существенного, кроме донесений о предстоящих находках золотых россыпей, и испытывал к Колумбу все меньшее доверие. В 1499 году Бобадилья был назначен губернатором новых заокеанских владений Испании. Прибыв в Санто-Доминго в августе 1500 года, он немедленно выдвинул против Колумба и его братьев Бартоломе и Диего обвинения в злоупотреблениях. Как пишет испанский историк Консуэло Варела, «даже те, кто любили его [Колумба], должны были признать, что злодеяния имели место». Арестовав адмирала, Бобадилья отправил его в Испанию. Впервые Колумб пересекал океан в цепях…




Первые сокровища, первые жертвы


Между тем в октябре 1500 года – в то время, когда скованный цепями первооткрыватель Америки ждал решения своей участи в тюрьме Санто-Доминго, – из испанского порта Кадис к берегам Америки на двух небольших кораблях отправилась экспедиция, возглавляемая предприимчивым испанским авантюристом Родриго Бастидасом. Каравеллы достигли побережья Венесуэлы и взяли курс на запад. Пройдя мыс Ла Вела, Бастидас обнаружил и исследовал удобную бухту – позже здесь будет построен знаменитый «золотой порт» Картахена. Далее к западу расстилалось довольно неприветливое побережье, которое испанцы назвали Тьерра Фирме (Tierra Firme) – «сухая земля» (северо-западное побережье Колумбии и южная часть Панамского перешейка). Несмотря на кажущуюся неприветливость, «Сухая Земля» оказалась довольно богатой. Повсюду, где высаживались испанцы, они обнаруживали у индейцев жемчуг и золотые безделушки и выменивали драгоценности на всевозможные пустяковины.






Родриго де Бастидас



Идя вдоль побережья Тьерра Фирме, Бастидас достиг Дарьенского залива. При виде его испанцы решили, что это пролив, ведущий к заветной Индии. Однако продолжать плавание было невозможно: оба корабля были до такой степени источены морским червем (teredo navalis), что вот-вот готовы были пойти ко дну. Из-за плохого состояния судов Бастидас решил повернуть к берегам Эспаньолы. С большим трудом, борясь со встречными ветрами, испанцы добрались до острова Контрамаэстре, где были вынуждены встать на ремонт – источенные червями корпуса кораблей заливала вода. Ремонт, предпринятый в походных условиях, не дал заметного результата, и в течение всего рейса члены экипажей обоих судов не впускали из рук помпы и ведра, борясь с прибывающей водой. Они смогли добраться только до бухты Харагуа на юго-западном побережье Эспаньолы. Оба корабля затонули прежде, чем их успели разгрузить. На дно пошли и многие моряки, и скованные цепями рабы-индейцы, захваченные Бастидасом в Колумбии и Панаме. Впрочем, испанцы сумели спасти большую часть золота и жемчуга. Бастидас разделил всех уцелевших на три группы и приказал каждой из них своим путем и на свой страх и риск добираться по суше до Санто-Доминго. Каждой группе досталась своя доля сокровищ – на них в пути предстояло выменивать пищу у местных индейцев…

По прибытии в Санто-Доминго Бастидас был арестован губернатором Эспаньолы Франсиско Бобадильей и обвинен в незаконной торговле с индейцами без лицензии. Хотя Бастидас и располагал грамотой за подписью короля, разрешавшей ему торговать с жителями всех стран, которые он обнаружит в ходе своей экспедиции, на Бобадилью эта бумага впечатления не произвела: он придрался к тому, что об Эспаньоле в этом документе речь не идет. Напрасно Бастидас оправдывался тем, что его люди покупали у индейцев Эспаньолы только пропитание, чтобы не умереть с голода, – все было втуне. Бобадилья видел в удачливом первооткрывателе лишь источник пополнения своего собственного кармана. Сокровища Бастидаса, привезенные из далекой Тьерра Фирме, были конфискованы в пользу губернатора, а сам моряк брошен в тюрьму в ожидании отправки в Испанию.




Четвертое плавание Колумба (11 мая 1502 – 7 ноября 1504 гг.) и гибель первого «золотого флота»


В октябре 1500 года арестованный Христофор Колумб высадился в Кадисе, а спустя два месяца его приняла в Альгамла и его слезами, их величества милостиво обошлись с Колумбом. Он был освобожден, но королева уже никогда не вернула ему прежние полномочия. Адмирал искал справедливости. 3 сентября 1501 года по жалобам Колумба испанская корона наконец сместила губернатора Бобадилью со своего поста.






Золотая испанская монета с изображением короля Фердинанда и королевы Изабеллы



Новый губернатор Эспаньолы Николас Овандо (1460–1518) был выходцем из благородного семейства, опытным солдатом и рыцарем ордена Алькантара. 13 февраля 1502 года он отплыл из Испании во главе армады из тридцати судов. Это был самый большой флот, уходивший когда-либо к берегам Нового Света.



Читать бесплатно другие книги:

Тут вам сердечно передал, не знаю, будет ли пожар!? Как отыскать того, кто любит, кто искреннее ждёт – голубит? Для вас,...
Моя зима, её просторы – белее белого глаза! Моя любовь и радость в горе – такая это глубина. Морозец щиплет шаловливо, и...
Читайте сами – вам решать, пусть сердце даст, что вам сказать. Тут образы, они и строят – мир возвышают, дело молят. Ког...
Надеюсь, что эта методичка поможет вам обрести в себе уверенность, изменит окружающий вас мир и ваше я станет высшим Я, ...
Десять самых сложных лет из жизни страны. Десять бурных лет из общей судьбы троих молодых людей. Одна большая дружба, ко...
Наверно, много здесь всего, но дорогое это всё. Не всем понравится – не всем, но отдохнёте от проблем. Пора узнать свой ...