Я всё ещё не спел… - Маталасов Владимир

Путник усталый, присядь, отдохни,
Богоугодного вспомни отшельника
И добрым словом его помяни.




Весна


Весна, апрель, природа оживает,
Гирлянды белоснежных облаков
На гладь земли живую тень роняют
Средь вешних трав и луговых цветов.

Дрожит в лучах рубиновых светила
Туманом затушёванная даль
Опаловых тонов, неуловимо
С зари снимая тонкую вуаль.

Рассвет подёрнут радужным сияньем,
И россыпь бриллиантовой росы
Лежит на изумрудном одеянье
Бескрайней, оживающей степи.




Вот если бы


Вот если бы найти черту,
что отделяет нас от вечности,
И отодвинуть бы её
как можно дальше от себя,
То совершенствовался б мир
до беспредельной бесконечности
Глубин причинности мирской
в пределах рамок бытия.

И торжество познания,
лишь только разуму присущего,
Рождает всплеск престиссимо,
чтоб мыслью быстротечною
Преобладать над скоростью
течения начал грядущего
Путём послевоздействия
величиной конечною.

Мы движемся недвижимо
в пространства формы облачённые,
На ощупь продвигаемся,
пульс жизни явно чувствуя,
Вторгаясь космофункцией
в пределы неопределённые,
Что зиждется на опыте,
ему во всём сопутствуя.

Мир многогранный многолик,
он в область тайных сфер вторгается,
Где нет нас, в то же время
есть тройное преломление
В объёме линз пространственных:
там время гравиискажается
На временных участках форм,
без видоизменения.

Блуждаем тенью зыбкою
в координатах мы пространственных,
Где место есть великому,
где место есть ничтожному,
То исчезая призраком
средь эфемерных действ убранственных,
То возрождаясь Фениксом
по смыслу непреложному.

По счёту по глобальному —
мы есть-нас нет, и тем всё сказано,
Мы самоустраняемся
сквозь призму неизвестности;
Нас – полное отсутствие там,
где Его перстом указано,
И полное излишество
в присутствии суетности.

За круга квадратурою ни зги не видно:
зреть не велено;
Летим в неё безропотно
с фронтальным ускорением,
Не в состоянье будучи дознаться
сколько ж нам отмерено
В координатах призрачных
скитаться пред забвением.




Я… крою ямбом и хореем


Я шестистопным крою ямбом и хореем,
Затем сопфической строфою и рондо,
Бью пятисложником по разным логаэдам,
Гекзаметром стелюсь – мне всё одно.

И буриме просодией на вольный стих ложится,
Верлибр в секстину с тропом целится стопой,
Вот перевертень с дактилем резвится,
С версифицированным метром и строкой.

Струится монорим и моностих с арузом,
Рефрен с пеоном впендрились в спондей,
И белый стих округлился арбузом,
В четверостишье превратившись поскорей.

И силлабо-тонический партаксис на трохее
Всё метит в сильно-слабые места,
Чтоб влезть на стихотворном на размере
На пьедестал пьеты и кой-куда.

Переакцентуация двустишия вершится,
И слог на рифму прётся, напролом,
Да будет стих! Да пусть в глазах двоится!
И я вершу, чтоб сделать ход конём.




Случайная встреча


Там, на приморском бульваре,
Где кипарисы цветут,
Встретил Серёжка
девушку Варю
В стайке весёлых подруг.

Встретил, и тут же влюбился
В смуглого свежесть лица,
В чёрные брови,




Читать бесплатно другие книги:

Человечество вступило в третье тысячелетие. Что приготовил нам XXI век? С момента возникновения человечество волнуют про...
В центре Москвы Никитский бульвар возник после 1812 года, его история умещается всего в два века, тогда как Большая Ники...
Средневековье, грубые нравы, жестокость, смерть и кровь. Недолговечные союзы, предательство, жажда наживы – игры мужчин....
Благодаря археологии мы можем не только узнать, но и вернуть из небытия такие легендарные народы древности, как киммерий...
Осенью 1689 года потерпела крах политика Софьи Алексеевны Романовой. Почему же мудрое и справедливое правление Россией, ...
Что влекло за горизонт первых поселенцев Нового Света? Бескорыстная жажда географических открытий, познание мира или все...