#Сталкер - Килина Диана

#Сталкер
Диана Килина


Серия #Территория #1, #2, #3 Пресвятая Дева Мария – помощь и защита моя; возношу молитву свою да уповаю на тебя в час мук сердечных; направляю к тебе мольбу свою; прошу благости твоей и прощения за всех нас, за женщин с сердцами разбитыми. Аминь. Сталкер – человек, обладающий знанием территорий или сооружений, по каким-либо причинам являющихся малоизвестными или запретными. А что, если сталкер будет знать ВАШУ запретную территорию? Что, если сталкер появится тогда, когда его меньше всего ждёшь?





#Сталкер

Диана Килина


Год за годом, двадцать четыре на семь,

есть двое – ты и твоя тень.

Но знаешь, в каждой секунде дня —

тень, что идет за тобой

это – я.



Вот ты шагаешь по майской Москве.

Я /большей частью/ невидимый в темноте,

защищаю тебя от демонов и злых людей

Возвращайся домой скорее, моя Лорелей.



Мир закован в призрачный лунный лёд

и по улицам тихо крадется ночь.

Ты, как миссис Офелия Тодд,

ищешь кратчайший путь

И

исчезаешь

прочь.



Мягким светом мерцает синий экран,

в хрупкой кружке дымится горячий чай.

Я – та пыль, что спрятана по углам.

Не смотри на меня

Не замечай.



Я иду за тобой след в след. Охраняю сон.

Я сижу у кровати, закутанной в тишину,

что растает под первый трамвайный звон

под будильника трель, объявляющего войну.



Знаешь, я – это снег и горячий песок

На стене дрожащий причудливый свет.

Я за твоей спиной. И я – у твоих ног.

Я – это ты.

А впрочем,

меня

нет.



Я храню тебя от боли слепой любви,

от мужчин, чьи чувства к тебе пусты.

Закрываю рты, посмевшие говорить

о тебе плохое

Лелею твои цветы.



И пусть мир вокруг неправилен и жесток,пусть тебя порой кусают его шипы

я иду за тобой след в след, не жалея ног.

Так иди вперед

Никогда не сходи с тропы.



Будь бесстрашной, двадцать четыре на семь.И пусть тьма впереди

пусть зубы оскалил зверь.



Знай, что в каждой секунде дня,я стою за твоей спиной,я охраняю тебя

    Виктор Тищенко, он же Джио Россо
    (орфография автора сохранена полностью)


© Диана Килина, 2015

© Анастасия Шулипа, дизайн обложки, 2015



Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru


Благодарю за обложку: Анастасию Шулипа и Дарью Пере.

Моих читателей и друзей, которые рыдали вместе со мной, пока я писала эту историю.

Юля – Привет! Я тебя люблю, ты мой ангел, мое вдохновение, моя половинка. Я рада, что нашла тебя на просторах интернета.




Первая встреча





1


Если вместе терпеть дожди,

Будет легче летать.

Будем вместе терпеть дожди,

Будет легче летать

    Дима Монатик «Тише»

Шелест шин по асфальту ворвался в приоткрытое на ночь окно, и разбудил меня дребезжащей под колёсами галькой. Я откинулась на спину и сладко потянулась, радуясь тонким полоскам солнечных лучей, проникающих по краям опущенных затемняющих руло на окнах.

Мой сонный взгляд уткнулся в календарь, висящий на стене у письменного стола и число пятнадцать, обведённое жирным красным маркером. Потом я стрельнула глазами на громко тикающие часы и радостно подпрыгнула с кровати.

Сегодня четверг пятнадцатого, десять утра, моя посылка должна уже лежать в почтовом ящике.

Не удосужившись одеться, я накинула короткий шёлковый халатик с фиолетовыми тюльпанами и выскочила на площадку, босиком спустившись с пятого этажа. Мой почтовый ящик не закрывается, точнее – я потеряла ключ где—то полгода назад, и теперь просто прикрываю дверцу. Вряд ли об этом кто—то знает, а даже если и знает – с соседями повезло, в чужих письмах не копаются.

Подцепив крючок простенького замка, я открыла дверцу и тихо пропищала от радости. Тонкий конверт из картона лежал там, в ящике, я не ошиблась. Разорвав бумагу, я нетерпеливо достала содержимое и радостно выдохнула.

Ура, ура, ура!

Как же я ждала этот конверт и посылку. Крошечные бусины из лунного камня переливались на ладони. Мне несказанно повезло – ручная работа и обошлось недорого – всего—то тридцать евро или около того. Сегодня наконец—то начну делать новые браслеты.

Довольная, я скинула бусины обратно в конверт, положила его в карман халатика и вприпрыжку побежала обратно, на пятый этаж в свою квартиру. У двери я ещё раз широко улыбнулась и тихо пикнула.

Улыбка тотчас же сползла с моего лица, когда я уставилась на круглую ручку.

– Вот блин, – выдохнула я.

Дверь захлопнулась, а ключи были в квартире.

Я осталась на площадке в одних кружевных трусиках, и тонком халатике с фиолетовыми тюльпанами.




2


Как же я выгляжу? Что я сейчас решу?

Столько слов выбросил,

Тесно…

Колется серый дым,

Колются мысли с ним.

Ты же всё, что было у меня,

Честно.

    Дима Монатик «Тише»

Лишний раз я убедилась, что с соседями мне повезло. Старушка тётя Маша любезно дала мне позвонить в Lukuabi – служба по открыванию замков – и напоила чаем. Мастер обещал прибыть через полчаса, поэтому я куковала на кухне и слушала старые байки из советских времён, изредка оставляя комментарии о том, что помню сама.

– А мужики, – Марфа Васильевна прожевала золотыми зубами помадную конфету и сморщилась, – Какие мужики раньше были. Ухаживали, обхаживали, цветы—мармелад—лимонад. А теперь что?

– Да—да. Мужик нынче обмельчал, – поддакнула я.

– Тебе ли не знать, деточка. Твой вон, – она махнула морщинистой рукой, – Сколько лет вместе, и верная, и дом содержишь, и работаешь, как пчёлка. А всё туда же.

Я неопределённо пожала плечами, не желая развивать эту тему дальше, и отпила глоток бергамотового чая из фарфоровой чашки.

Конечно, Марфа Васильевна права, но… Так бывает. Ну изменил мне муж, нашёл другую. Не смертельно. Конечно, за восемь месяцев к статусу свободной женщины я так и не привыкла – всё—таки с пятнадцати лет вместе были, не разлей вода. И всё же, жизнь продолжается.

Даже, когда ты одинока.

Даже, когда тебе стукнуло тридцать.

Даже, когда у тебя нет детей, а муж сбежал к молодой шлюшке, которая принесла ему приплод.

Даже, когда жизнь рушится, она всё равно продолжается.

Пронзительный звонок в дверь прозвучал так неожиданно, что я чуть не разбила чашку о блюдце. Переглянувшись с соседкой, я подскочила с места:

– Наверное мастер. Сидите, Марфа Васильевна, я сама. Спасибо за чай и за телефон, я ваша должница.

– Ты заходи, хоть изредка. Я старая, одна живу, а с тобой поговорить приятно, – прозвучало в спину.

Я открыла старенькую деревянную дверь, обитую кожей и удивлённо моргнула. Подняла глаза выше и уставилась на щетинистый подбородок. Ещё выше – удалось найти карие глаза, которые с любопытством изучали мою фигуру, которая в общем—то была, как на ладони. В халате—то, едва прикрывающем задницу.

– Мастера вызывали? – просипел низкий, грубый мужской голос.

– Ага, – только и смогла ответить я, – Вон там, – ткнув пальцем на свою входную дверь, я снова запрокинула голову и посмотрела на «мастера».

Ему бы стриптизёром работать, а не отвёрткой в замках ковыряться.

– Понял, – он медленно моргнул, уставившись цепкими глазами в моё лицо и развернулся спиной. Поставив чемоданчик, который держал в руке, на бетонный пол, он присел на корточки и принялся изучать мой замок, – Автоматика?

– Да, – выйдя на площадку ответила я, – Ключи дома остались, а я вот, – он обернулся через плечо и насмешливо посмотрел на меня, – Тут стою.

Мастер фыркнул, оглядев мой наряд внимательным взглядом. Неодобрительно качнул головой, выпрямился. И начал снимать кожаную куртку.

Я моргала, как дура, глядя как бицепсы, плечи, трицепсы и вся эта мужская прелесть, перекатывается под тканью тугой чёрной футболки, и судорожно сглотнула. Он протянул мне свою куртку и вздёрнул брови.

– Накиньте. На площадке прохладно, а тут полчаса возиться придётся.

Почему—то в его словах был скрытый подтекст, который я быстро поняла. Он сказал: «Накиньте», а я чётко услышала: «Прикройся, отвлекаешь». Взяв куртку в руки, я набросила её на плечи и запахнула полы халата посильнее, чтобы не давать простора для воображения.

Неловко—то как…

Мастер снова вернулся к замку, достал инструменты и начал работу. Я прислонилась спиной к стене возле двери соседки, и разглядывала его короткостриженый затылок, с колючими на взгляд тёмными волосками.

– Можете у соседки подождать, – пробормотал он, даже не взглянув в мою сторону.

– Вот ещё, – фыркнула я, – А вдруг вы вор. Сейчас откроете по—быстрому, вынесете полквартиры за полчаса, а потом ищи—свищи вас.

Громкий, заливистый смех раскатился по подъезду и эхом отразился от стен. Я вздрогнула и нахмурилась. Он, потряхивая плечами, продолжал посмеиваться и ковыряться в замке.

– Вы так боитесь, что украдут ваши вещи? – насмешливо спросил он.

– Ну… – промямлила я, не найдя достойного ответа.

– Я думаю, – перебил он задумчиво, – Что у женщины можно взять кое—что более ценное, чем технику или побрякушки.

Его голос стал приглушённым – почти шёпот, и таким томным, что я невольно сжала ноги и потёрла одной ступнёй голую лодыжку. По коже расползлись мурашки, крупные, как бусины, лежащие в кармане халата, от одного—единственного слова «взять».

– Что, например? – прохрипела я.

Он коротко усмехнулся и выпрямился, загородив своим телом почти весь дверной проём. Потом медленно повернул голову, прогулялся тёмными глазами вверх—вниз по мне, и с ленивой ухмылкой изрёк:

– Честь, например.

Я сглотнула, и прикрылась кожаной курткой, потому что в этот момент отчётливо почувствовала, что стою голая. В горле противно пересохло, пришлось сглотнуть ещё раз, и я приоткрыла рот, чтобы ответить, но он снова не дал мне сказать:

– Принимайте работу.

Щёлкнул замок, дверь моей квартиры приоткрылась. Мастер отошёл в сторону, и сделал пригласительный жест рукой. Я впрыгнула внутрь, игнорируя жар мужского тела, и заикаясь, выдавила из себя:

– Ско—ско—сколько я вам должна?

– Вашу честь, – насмешливо произнёс он.

Я уставилась на него и тряхнула головой, надеясь, что мне послышалось:

– Что вы сказали?

– Двадцать евро.

– Минуту, – сдавленно сказала я, направившись в спальню.

Сумочка висела на спинке стула, и я судорожно засунула в неё руку, вытаскивая кошелёк. Выхватив две десятки, я рывком оказалась в прихожей, где, подпирая косяк мощным плечом, стоял мастер.

– Держите, – слишком высоко произнёс мой голос, – Спасибо за оперативность.

– Некоторые вещи нужно делать быстро; некоторые долго и с чувством, смакуя на вкус, – снова скользнув по мне глазами, задумчиво произнёс он, – Всего доброго. Ключи так не оставляйте, – кивнув на связку, лежащую на комоде в прихожей, он развернулся, поднял с пола свой чемоданчик и скрылся вниз по лестнице.

Я стояла, взирая на открытую дверь ещё полчаса, наверное. До тех пор, пока не поняла, что сжимаю жёсткую чёрную кожу, пахнущую терпким ароматом мужских духов пальцами.




3


Как же я выгляжу?

Что на себе держу?

Двинуться не могу

С места.

Снова меня приземлило,

Было так мило, но изменилось.

А я так обратно хочу,

Честно.

    Дима Монатик «Тише»

К вечеру я окончательно ушла в себя, и даже собрала несколько браслетов на упругую резинку. Лунные камни радужно переливались в электрическом свете. К ним я добавила три подвески со снежинками и кристаллами из хрусталя – готовила зимнюю коллекцию к декабрю.

По образованию я – дизайнер интерьеров, но несколько лет назад увлеклась изготовлением браслетов. Пробовала всякие – и плетение бисером, плетение из нитей, но больше всего полюбилось собирать бусины. Не могу сказать, что бизнес позволял держаться на плаву (основным моим доходом были проекты заказчикам), но сезонно можно было неплохо заработать. Обычно к восьмому марта, Рождеству и Новому году. Сейчас на дворе середина сентября – бабье лето, но готовиться надо заранее.

На улице стемнело, и глаза стали уставать, поэтому я отложила браслеты в деревянную коробку, и потянулась на стуле. Шею начало покалывать от долгого сидения в скрюченной позе. Решив на сегодня закончить, я побрела в ванную, чтобы принять душ и готовиться ко сну.

Тёплая вода расслабила окончательно, и я поняла, что засыпаю на ходу. Обмотавшись полотенцем, я вышла из ванной и поморщилась от сквозняка, который прогулялся по голым ногам. Выключив свет, я пошлёпала босыми пятками по полу.

Сделала я всего несколько шагов. Из темноты моей спальни вышла высокая фигура и направилась в мою сторону.

Рот открылся для дикого вопля ужаса, но на него резко опустилась тёплая мужская ладонь, тонко пахнущая табаком, и меня прижали лицом к ближайшей стене. Я попыталась вырваться, но добилась только того, что полотенце упало, обнажив спину и грудь.

– Шшш, – прошипели в ухо, – Я не причиню тебе вреда.

Голос показался смутно знакомым, я заскулила и задёргалась ещё больше. Сильное тело вжимало в штукатурку, я пищала и царапала мужскую ладонь ногтями.

– Тихо, тихо, – пробормотал он, и в следующую секунду я замерла и застыла.

Мужская рука раскрыла влажное полотенце и медленно, осторожно провела по бедру вверх, к рёбрам. Я похолодела от ужаса и широко распахнула глаза, ощущая, как его пальцы перебирают мои кости и подбираются ещё выше, ложась на грудь.

Одной рукой он продолжал зажимать мне рот, а другой медленно трогал мои выпуклости и впуклости, теребил соски и поглаживал их ленивым движением. Я часто и громко дышала, перестав мычать, в ужасе от того, что он делает; и в панике от того, что он сделает дальше.

Полотенце отлетело в сторону, и я осталась полностью обнажённой. По—прежнему прижатой к стене. Твёрдая плоть вдавливалась сквозь ширинку в мой копчик. Свободная рука продолжала нежно гладить моё тело, вызывая прилив адреналина в крови.

Я почувствовала тяжёлое сиплое дыхание на затылке, а потом мою кожу коротко прикусили. Показывая, кто здесь хозяин.

Мамочки, меня же сейчас изнасилуют. Дома, прямо у стены. И…

Похоже, что мне это нравится.

Голова взорвалась от этого осознания. Мне нравится. Я чувствую тепло, мурашки, предвкушение, вожделение. Сейчас меня будут трахать; я даже не знаю кто, я не хочу этого головой, но тело…

– Такая горячая, – прошептали мне в шею.

Длинные пальцы изучали впадинку пупка и скользнули ниже. Большая ладонь накрыла мою промежность, из груди вырвался судорожный вздох. Сейчас он поймёт, и тогда…

– Влажная. Ты хочешь этого, а? – знакомый насмешливый тон, короткий поцелуй в шею, ещё один укус за плечо, на этот раз болезненный.

Пальцы начали кружить над моим клитором, и я сдалась. Застонала. Не хотела, надеялась, что смолчу, но голос сам предал меня.

Забылось кто я, где я, что за мужчина со мной рядом. Рука, зажимающая рот больше не давила тяжестью. Чужая ладонь между ног больше не пугала, даря мучительно сладкие ощущения, которых я не испытывала долгих восемь месяцев. В животе появилась приятная истома, а бёдра сами двинулись навстречу опытным пальцам.

Мой насильник (и насильник ли?) зашипел, резко убрав руку. Визг ширинки, горячий член прижался к моей коже.

– Не шевелись, – сказал он прямо в ухо, вызывая нервную дрожь по всему телу.

С его рукой на лице я кивнула и зажмурилась в ожидании. Секунда, две, три, и вот в меня врывается твёрдый, горячий, просто огромный мужской орган. Я вскрикнула в его руку, и попыталась отстраниться от острых ощущений, но он удержал, схватив меня за талию.

Резкие толчки будто выбивали всю дурь и наваждение из моей ненормальной головы. Он вбивался в меня с такой силой, доставая до самой шейки матки. Быстро, порывисто, так умело, что оргазм накрыл меня всего за какие—то секунды. Ладонь продолжала зажимать мой рот, заглушая крики, и я, как собака, пускала в неё слюни, пока он вколачивался в моё тело.

Да, вот так. Да, сильнее. Я не знаю кто ты, но ты всё делаешь правильно. Ещё, пожалуйста, ещё.

О мои ягодицы тёрлась грубая ткань его джинсов, в носу стоял запах табака от его пальцев, ладонь больно стискивала мой бок – но мне нравилось. Долбаная психопатка, мне нравилось. Как такое возможно?

Низкий утробный рык раздался за спиной, ещё несколько толчков и один болезненный – слишком сильный и глубокий. Мужчина за моей спиной замер, а потом его член мягко выскользнул из меня, и его рука исчезла с талии.



Читать бесплатно другие книги:

Гомо сапиенс – венец творения?! Вы уверены?Новый Адам? Или старые трюки дьявола? Из глубин африканских джунглей выходит ...
Доктор Роман Мальков является автором режимов микро- и макроциркуляции, на основании которых строятся циклические програ...
Герой, капитан дальнего плавания Глеб Никитин, много путешествует, расследует преступления. Действие книг серии происход...
«Ангелы» св. Серафима Звездинского книга об ангельском мире по учению Православной Церкви написан в 1915 году. За основу...
Яробор Живко и Крушец во втором томе книги «Коло Жизни. Средина» пройдут удивительный путь по самой планете Земля, повзр...
Третья книга тетралогии произведения «Коло Жизни. Средина» расскажет о дальнейшем пути и взрослении юного божества, Круш...